Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
16.12.2018

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
-6° / -7°
Ночь / День
.
<< < Декабрь 2018 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1902 – Родился поэт-песенник Ахмед Ерикей (Ахмед Фазылович Ерикеев). В годы Великой Отечественной войны служил в редакции фронтовой газеты. В 1945-1950 – председатель правления Союза писателей ТАССР.

    Подробнее...

14 февраля 2014 года в Государственном Совете Республики Татарстан прошел «круглый стол», посвященный 20-летию двустороннего договора между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Татарстан.

В нем приняла участие журналист Любовь Агеева, в 1994 году главный редактор газеты «Казанские ведомости», ныне главный редактор «Казанских историй».

Поскольку большинство СМИ дало официальное информационное сообщение об этом событии, думаю, не стоит повторять факты и детали. Это будет скорее не отчет, а заметки по поводу, жанр, который мне всегда был интересен. А тут я не просто журналист, а полноправный участник разговора.

Журналистов, которые писали о переговорах, о роли договора много. Видимо, организаторы пригласили меня за «круглый стол» как соавтора книги «Республика Татарстан: новейшая история», которую мы издали вместе с Председателем Государственного Совета РТ Фаридом Мухаметшиным.

Газета «БИЗНЕС Online» опубликовала не только оперативный отчет, но и многие выступления. Важно, что на сайте этого СМИ размещены медиафайлы. Порой журналисты, интерпретируя выступления на таких важных заседаниях, довольно далеко отходят от их сути, а потому ценность прямого цитирования очень высока.

Меня сильно удивил тот факт, что руководство медиахолдинга «Эфир» не сочло эту новость важной и не нашло места для сюжета не только в программе «Город», но и на телеканале «Эфир-24». Это тем более странно, что руководитель медиахолдинга – депутат Государственного Совета РТ.

Темы «более важных» сюжетов в программе 14 февраля можно воспринять только с недоумением. Но это тема другого разговора.

В данной ситуации для меня это красноречивое свидетельство того, что 20-летний юбилей двустороннего договора, который когда-то спас от потрясений не только Россию в целом и Татарстан в частности, но и каждого конкретного жителя нашей республики, не для всех важное событие. Для современного зрителя сюжет о дне презервативов, возможно, интереснее. А для коллег с «Эфира» эта новость, как сегодня говорят, – не в тренде. И вообще вчерашний день сегодня мало кого интересует.

Но в данном случае есть хорошая возможность думать именно о дне сегодняшнем и даже о будущем.

Плохо тому, кого история ничему не учит

Трудно не согласиться с оценкой коллег из газеты «БИЗНЕС Online»: тема федерализма сейчас «настолько непопулярна и маргинальна, что сам публичный (пусть и негромкий) разговор на эту тему выглядит как подвиг». Авторы публикации сопроводили это утверждение словом «видимо».

Что ж церемониться, когда это так. Когда есть уголовная ответственность за проявления сепаратизма, а где кончается федерализм и начинается сепаратизм, никто не знает.

Разве что с «зальчиком» вышел перебор. На заседание нас пригласили вовсе не в «зальчик», а в зал, где проходят официальные приемы, а он довольно вместительный.

Мне как раз понравилось, что организаторы ушли от формата массового мероприятия, пригласив на «круглый стол» только прямых участников событий двадцатилетней давности. И вовсе не затем, чтобы они вспомнили интересные подробности, хотя слушать их было очень интересно. И о том, что в июне 1990 года сказал Председатель Верховного Совет России Борис Ельцин, отвечая на вопрос, что бы он сделал, если был бы татарином. О том, как в декабре 1990 года Михаил Горбачев на IV съезде народных депутатов СССР не пускал на трибуну Минтимера Шаймиева, защищавшего право автономных республик подписать Федеративный договор наравне с Российской Федерацией. О том, какую волну обвинений руководителей Татарстана в сепаратизме и национализме вызвал референдум в РТ 21 марта 1992 года и как тяжело пришлось в Москве Фариду Мухаметшину, когда его вызвали «на ковер» в Верховный Совет России. О том, почему в 1993 году представители Татарстана покинули Конституционное совещание и какие последствия это имело для России.

Сегодня это уже факты истории. Но в 90-е годы, когда большая страна самоопределялась в новых условиях, это были реалии жизни, которые касались буквально каждого в нашей республике.

Одно дело – когда, по воспоминаниях заместителя Председателя Государственного Совета РТ Александра Гусева, из Москвы «давили» на руководство республики, на правоохранительные органы, совсем другое – когда в Казань приходили железнодорожные составы с надписью «Свободному Татарстану – свободные вагоны». Значит, на каких-то предприятиях не было работы и, соответственно, зарплаты.

В заседании 14 февраля участвовали депутаты Государственного Совета РТ и Государственной Думы РФ, члены Правительства того времени, известные ученые, политологи, юристы, все, кто в той или иной степени участвовал в разработке текстов договора (их было несколько), в непростом переговорном процессе, который начался в августе 1991 года, а запрограммирован был 30 августа 1990 года, когда Верховный Совет Татарской АССР принял Декларацию о государственном суверенитете.

«20 лет – время достаточное. Может быть, по историческим меркам 20 лет – немного, но вполне достаточно для современной России, чтобы оценить роль и значение того договора, который был подписан 20 лет назад, – сказал, открывая заседание Председатель Государственного Совета Фарид Мухаметшин, в 1994 году – Председатель Верховного Совета РТ. – Думаю, его значение с каждым десятилетием еще будет расти.

Полагаю, что сделан очень серьезный политический шаг для сохранения федеративного устройства нашего государства. При этом проявлена политическая воля не только со стороны властей РТ, но и смелость и политическая воля первого Президента России Бориса Ельцина».

По мнению Фарида Мухаметшина, руководство России этим шагом перед лицом мирового сообщества наглядно продемонстрировало свою приверженность правовым методам строительства новой федерации. Сам же Договор о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти РФ и РТ стал не только важным звеном в выстраивании «здания» российского федерализма, но и общенациональной идеей, объединившей народ Татарстана на основе доверия и взаимопонимания.

С основным докладом выступил председатель Комитета Госсовета по экономике, инвестициям и предпринимательству Марат Галеев. Можно было предположить, что он, как профессиональный экономист, посмотрит на Договор (когда-то это слово писали именно так, с большой буквы) с точки зрения экономики, но Марат Галеев обратил внимание на вопросы политического характера.

Свое мнение также высказали депутат Госдумы РФ от Татарстана Василий Лихачев, академик АН РТ Индус Тагиров, вице-президент Академии наук РТ, директор Института истории имени Ш. Марджани, Рафаэль Хакимов, профессор юридического факультета Казанского федерального университета Борис Железнов, председатель Комитета Госсовета по законности и правопорядку Шакир Ягудин, заместитель Председателя Госсовета Александр Гусев. Все они не раз публично давали оценку и договору, и переговорам, и их участникам. Некоторые не то, что статьи, книги написали. Но 14 февраля у каждого нашлось нечто эксклюзивное.

Вспоминая былое

В качестве подведения итогов прозвучало выступление первого Президента Татарстана Минтимера Шаймиева, ныне Государственного Советника РТ. Но он говорил не о переговорах и не о роли договора между Россией и Татарстаном. Напомнил подробности более ранней истории – когда решалась судьба Советского Союза. Вспомнил Бориса Ельцина, с кем еще во время его визита в Казань в июне 1990 года решил «договариваться»; работу над проектом Союзного договора, который готовился к подписанию 19 августа 1991 года; путчистов, которые, желая сохранить страну, ее разрушили; бурлящий IV съезд народных депутатов СССР, принимающий историческое решение о создании Совета Федерации.

 

Минтимер Шаймиев:

И когда мы вышли, даже без разрешения, по сути дела, пошли на трибуну, – ну, это моя миссия была, – озвучить поправки к 127 статье Конституции СССР. Предложили мы изменения к пункту 8, что при создаваемом Совете Федерации СССР руководители автономных республик не только России, но и других союзных республик, должны стать полноправными членами нового Совета Федерации, для участия при разработке союзного договора.

Съезд бурлил, Михаил Сергеевич меня не пускал на трибуну, я прорвался, ну, там время такое, и потом говорит: «Что тебе, Шаймиев, нужно?». Вы знаете, в то время он еще представлял партию. Говорит: «Ну, давай».

Съезд осознал до конца или нет, я до сих пор не уверен… Я озвучил наши поправки, и съезд проголосовал. Таким образом, руководители всех автономных республик стали полноправными членами Совета Федерации СССР. И благодаря этому мы оказались непосредственными участниками Союзного договора.

 Минтимер Шаймиев напомнил собравшимся, что Татарстан воздействовал на происходящие в России процессы не только свои примером, но и благодаря твердой и последовательной позиции руководства республики, Верховного Совета, подкрепленной волей многонационального народа на мартовском референдуме 1992 года. Можно привести два примера прорыва на правовом поле. Так, в 11-й статье, часть 3, новой Конституции Российской Федерации, принятой на референдуме 1993 года, где речь идет о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, наряду с Конституцией и Федеративным договором были указаны ИНЫЕ договора. Эту поправку внесли после того, как Минтимер Шаймиев и Фарид Мухаметшин демонстративно покинули Конституционное совещание, а Василий Лихачев с единомышленниками «дожала» общественное мнение участников большого собрания.

В Федеративном договоре, который подписали все субъекты Российской Федерации, кроме Татарстана и Чечни, понятия о взаимном делегировании полномочий нет – ни в названии, ни в содержании. Эта норма была согласована в ходе переговоров, подчеркнул Минтимер Шаймиев.

После подписания договора мы вошли в единое правовое поле с Россией. Это был единственный цивилизованный – без выкручивания рук – вариант снятия противоречий между Конституциями РТ и РФ. Второй договор от 2007 года, оформленный федеральным законом, стал важным шагом уже со стороны Владимира Путина, понимающего устремления региона, ищущего собственные пути развития.

Строительство демократического государства в России может идти только на основе выстраивания федеративных отношений, и этот путь намного сложнее. И то, что самые сложные годы мы прошли с меньшими издержками, – это благодаря его принятию, завершил свое выступление Минтимер Шаймиев.

Кстати, его фамилия в выступлениях звучала чаще всего. Не раз говорили и о роли личности в истории. Называли Василия Лихачева, Фарида Мухаметшина, Мухаммата Сабирова, чья подпись стоит под историческим договором и под экономическими соглашениями, которые гарантировали его реализацию.

Можно было бы оценить роль каждого, кто присутствовал в этот день в парламенте. Поскольку при всей важности роли отдельных личностей, это была гигантская коллективная работы. Могу это сказать как человек, который изучал подробности переговорного процесса.

На «круглом столе» с симпатией и уважением вспоминали и «переговорщиков» со стороны Российской Федерации – не только Бориса Ельцина, но и Геннадия Бурбулиса, Сергея Шахрая. Звучала и фамилия действующего российского Президента, который подписал новый договор с Татарстаном, точнее – федеральный закон от 26 июня 2007 года «О разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан».

Договор, который был подписан 15 февраля 1994 года, назывался по-другому: «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской федерации и органами государственной власти Республики Татарстан».

Как говорится, почувствуйте разницу.

Оценки Бориса Железнова оказались несколько неожиданными. По его мнению, Татарстан мог бы опротестовать в Конституционном суде РФ «смерть» двустороннего договора, но все смирились с тем, что однажды он «тихо, без траурного объявления, скончался». Как доктор юридических наук, он прав: двусторонние договоры в одностороннем порядке не расторгаются. И судебные тяжбы регионов с федеральным центром в международной правовой практике не новость, например, в Канаде.

Но если учесть сопутствующие обстоятельства…

Стоит отметить, что и Борису Ельцину, и Владимиру Путину было непросто пойти на особый диалог с Татарстаном. В первом случае против выступали не только в Кремле, федеральном Правительстве, в отраслевых министерствах, но и руководители субъектов федерации, которых вполне устраивала роль «несуверенных». Во втором случае вдруг (а, может, и не вдруг) возразила Государственная Дума, которая не приняла первый вариант законопроекта, внесенного, кстати сказать, Президентом.

Мнение о том, что особый статус Татарстана сегодня не более чем фикция довольно распространено и в Казани, и в Москве. Однако с правовой точки зрения он сегодня даже более значим, чем в 1994 году. Поскольку тогда воспринимался как личная договоренность между конкретными персонами. Собственно так и было: пришел новый Президент – и отношения Татарстана с федеральным центром изменились.

Сегодня статус республики определен федеральным договором, в котором закреплены в качестве политического фундамента и Декларация, и Договор 1994 года, и итоги референдума 1992 года, и две конституции – Российской Федерации и Республики Татарстан. А, закон, как известно, волей одного человека или одной политической силы не отменить.

Правда, сегодня у Татарстана уже нет никаких экономических преференций. Но руководство республики нашло другие пути, чтобы пополнить республиканский бюджет за счет федеральных средств.

 Из Договора «О разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан»

«Органы государственной власти Российской Федерации и органы государственной власти Республики Татарстан,

действуя в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Конституцией Республики Татарстан, федеральными законами и законами Республики Татарстан;

учитывая опыт применения Договора Российской Федерации и Республики Татарстан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан» от 15 февраля 1994 г., заключенного на основе референдума Республики Татарстан, проведенного 21 марта 1992 г., и в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Конституцией Республики Татарстан;

исходя из исторических, культурных, экономических, экологических и иных особенностей Республики Татарстан,

договорились о нижеследующем:

Статья 1

Разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан осуществляется Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Татарстан и настоящим Договором.

 

Статья 2

1. В соответствии с Конституцией Российской Федерации и Конституцией Республики Татарстан Республика Татарстан (государство) – субъект Российской Федерации – обладает всей полнотой государственной власти вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

2. Учитывая, что использование и охрана земли, недр, водных, лесных и других природных ресурсов на территории Республики Татарстан составляют основу жизни и деятельности ее многонационального народа, Правительство Российской Федерации и Кабинет Министров Республики Татарстан заключают соглашения, предусматривающие совместное решение вопросов, связанных с экономическими, экологическими (в результате длительного использования нефтяных месторождений с учетом горногеологических условий добычи углеводородов), культурными и иными особенностями Республики Татарстан. Правительство Российской Федерации и Государственный Совет Республики Татарстан по затронутым в данном пункте проблемам вносят соответствующие законопроекты в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.

3. Республика Татарстан в пределах своих полномочий осуществляет международные и внешнеэкономические связи с субъектами и административно-территориальными образованиями иностранных государств, участвует в деятельности специально созданных для этих целей органов международных организаций, а также заключает соглашения об осуществлении международных, внешнеэкономических связей и осуществляет такие связи с органами государственной власти иностранных государств по согласованию с Министерством иностранных дел Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

4. Республика Татарстан по согласованию с Правительством Российской Федерации оказывает государственную поддержку и содействие соотечественникам в сохранении самобытности, развитии национальной культуры и языка.

5. Государственными языками в Республике Татарстан являются русский и татарский языки, статус и порядок использования которых определяются Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Татарстан, федеральным законом и законом Республики Татарстан.

Для кандидатур на замещение должности высшего должностного лица Республики Татарстан, вносимых в порядке, предусмотренном федеральным законом, устанавливается дополнительное требование, предусматривающее владение государственными языками Республики Татарстан. Владение государственными языками Республики Татарстан устанавливается в заявительном порядке.

 Ну, а то, что другие регионы сначала с легкостью отказались от договоров начала 90-х годов, а потом не последовали примеру Татарстана, – это уже тема другого разговора.

Не буду приводить цитаты с политическими оценками двустороннего договора. Желающие могут посмотреть выступления на сайте газеты «БИЗНЕС Online», прочитать фрагменты второго дома книги «Республика Татарстан: новейшая история» в газете «Казанские истории» (Договор между Москвой и Казанью: Когда договариваются, нельзя не искать компромисса. Часть 1; Договор между Москвой и Казанью: Когда договариваются, нельзя не искать компромисса. Часть 2). Можно порекомендовать сборник докладов «Договор Российской Федерации: пять лет развития» на международной научно-практической конференции, состоявшейся в феврале 1999 года.

Разговор об опыте конкретной республики постоянно велся на общем фоне всей России и даже на мировом контексте. Знаю, как много желающих поиронизировать над желанием подчеркнуть особую роль Татарстана и татар, но в ситуации, когда федерализация России, начатая, можно сказать, под крутым давлением Татарстана, предотвратила распад Российской Федерации, не будет большим преувеличением говорить об исторической роли тех, кто причастен к российско-татарстанским переговорам. Как со стороны нашей республики, так и со стороны федерального центра. По словам Индуса Тагирова, «одна республика смогла поставить Россию на федеративные рельсы».

Надо было не просто найти модель новых внутригосударственных отношений (тогда говорили – межгосударственных), но и сломать стереотипы мышления политиков и политологов, юристов и экономистов. Ученые с большими степенями пишут и сегодня, что они не могут вместить в свою голову, как это государство в государстве может быть в принципе. Между тем суть федерализма как раз в том, что элементы государственности имеют субъекты любой федерации. И образовывались они исторически по-разному: либо объединялись, либо, наоборот, разъединялись, чтобы спасти государственность, сказал в своем выступлении Марат Галеев.

 «Казнить эту диссертацию путем сожжения»

В выступлении основного докладчика прозвучала одна интересная историческая аналогия.

Широко известный в XIX веке историк Костомаров написал докторскую диссертацию, в которой предложил преобразовать Россию на федеративных началах. Негодование Академии наук было весьма велико. Настолько это было не воспринято, что решение академии наук было: казнить эту диссертацию путем сожжения. Костомаров потом написал вторую диссертацию, по этнографии, стал успешным историком.

По мнению Марата Галеева, это хорошая иллюстрация сути российского общества. Изменилось ли оно сегодня? Конечно, нет. Идеи децентрализации до сих пор не популярны. Были времена, когда за них репрессировали. Вспомним судьбу Мирсаида Султан-Галиева.

Марат Галиев подчеркнул, что на переговорах, которые длились более трех лет, наша страна опиралась на международное право в первую очередь, что было, конечно, непривычно для федеральной страны. «В этой запертой стране, где о деятельности ООН, по сути, народ ничего не знал, международные правовые документы, как правило, упоминались, но внутреннее содержание было известно только в одном городе – в столице».

Рафаэль Хакимов акцентировал внимание на его одном стереотипе, который сломала наша республика при поддержке федерального центра, а точнее – Бориса Ельцина и Виктора Черномырдина. Это был «совершенно новый прорыв» – республика начала устанавливать самостоятельные внешние связи, и в будущем ее опыт во многом был учтен в федеральном законодательстве.

У нас есть основания говорить о конституционно-договорной традиции, которую надо развивать, сказал Шакир Ягудин. Ведь возможность заключения таких договоров предусмотрена Конституцией, а ее не так-то просто изменить. Договор не дань моде, а всерьез и надолго.

А как развивать эту самую традицию, если само положение государственного суверенитета субъектов Российской Федерации находится вне правового поля? Если слово «федерализм» сегодня практически исчезло не только из политического, но и из научного пространства?

Марат Галеев посетовал, что нет новых научных исследований проблем федерализма, но сам же дал ответ на вопрос «почему?»: «Приняты законы по экстремизму, по сепаратизму как форме экстремизма. И любое действие, направленное в развитие федеративных отношений, часто трактуется как сепаратизм».

Чему же тогда удивляться, когда и научные исследования, и позиция СМИ чаще всего конъюнктурны?

Тот факт, что главный федеральный инспектор по Республике Татарстан Приволжского федерального округа Ренат Тимерзянов был на «круглом столе» в роли безмолвного гостя, а юбилей не почтил даже Сергей Шахрай, часто приезжавший в Казань, о многом говорит.

«Модель Татарстана» опять актуальна?

Но участники заседание акцентировали внимание не столько на историческом опыте заключения двустороннего договора и даже не на благотворных последствиях, которые этот факт имел. Они подчеркивали чрезвычайно актуальное значение этого опыта. Тот же Марат Галеев говорил, например, о необходимости исследовать соотношение понятий «сепаратизм» и «федерализм».

Об огромном потенциале политических решений, принятых по «модели Татарстана», речь шла практически во всех выступлениях. Конфликты, раздираемые Россию в начале 90-х годов, наблюдаются сегодня во многих странах. Василий Лихачев вспомнил, что видел на столе генерального секретаря Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе текст нашего договора. В то время международная общественность пыталась найти оптимальную модель по определению статуса Косово. Как депутат, работающий в Комитете по международным делам Государственной Думы РФ, он не только по сообщениям СМИ знает о «достаточно сложных и противоречивых» процессах, которые создают регионы Северной Италии, Каталонии, Шотландии, Ирландии, Закавказья, Балкан.

Сейчас, по разным оценкам, насчитывается порядка 28 федеративных государств. Казалось бы, немного, но в них проживает более 40 процентов населения Земного шара, отметил Марат Галеев. Так что проблемы федерализации актуальны как никогда. И снова на повестке дня поиск компромиссов и двусторонний учет интересов.

«Цветные революции» – это не модель, не политический и юридический, в том числе международно-правовой, оптимум при решении вопросов, связанных с реализацией права народов на самоопределение, сказал Василий Лихачев. Он же подчеркнул еще один аспект «модели Татарстана»:

«Я думаю, что через некоторое время и в России заговорят об этом более активно. Делаю этот вывод по своим наблюдениям, потому что политика ручного управления, которую сегодня проводят Президент Российской Федерации и его команда, она себя уже исчерпала. Исчерпала с точки зрения физических возможностей Владимира Владимировича и с точки зрения его определенного разочарования в том, что приходится заниматься в большей степени проблемами не развития России, а обеспечения вопросов безопасности – территориальной, географической, продовольственной, юридической, технологической и так далее.

И я думаю, что нам, участникам того процесса, еще, может быть, придется встречаться не один раз, чтобы рекомендовать российской федеральной власти, как и в каком направлении двигаться».

Его вывод звучал оптимистично: наступил период политико-правового ренессанса «татарстанской модели» развития России. Он видит востребованность этого опыта в процессе реализации идеи Евразийского экономического союза. 1 января будущего года три президента – В. Путин, Н. Назарбаев и А. Лукашенко – должны подписать фундаментальные документы – и процесс пойдет.

Если применять опыт Европейского союза, то, по мнению Василия Лихачева, Татарстан вполне может претендовать на размещение в Казани Комитета регионов Евразийского союза. «У нас есть опыт, у нас есть ресурсы, у нас есть подготовленные кадры. Самое важное, что есть опыт, который нам позволяет двигаться вперед, – сказал экс-глава делегации Татарстана на российско-татарстанских переговорах.

Марат Галеев говорил об этом же, но с экономической точки зрения. Татарстан перечисляет в федеральный бюджет порядка 600 миллиардов рублей нефтяных доходов, 8 процентов остается в республике. Это при наличии статьи в российской Конституции о том, что недра – это предмет совместного ведения, при наличии Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, принятого в 1966 году и ратифицированного Российской Федерацией, – о том, что земля и недра используются тем народом, который проживает на этой территории.

Как мы знаем, по экономическим договоренностям 1994 года пропорции эти были другими. В экономическом смысле сегодня Татарстан мало чем отличается от других субъектов Российской Федерации. Правда, он не дотационный. Как вчера, так и сегодня упорно ищет свой путь развития, используя внутренние резервы и внешние возможности. И снова, на зависть другим, успешен.

Однако, как отметил Марат Галеев, «динамика российской экономики в последние годы потихоньку замедлилась настолько, что все больше речей о поиске новых моделей развития, новых стимулов развития». Он напомнил, что подлинная федерализация предполагает не наличие 10 субъектов-доноров и 70 с лишним иждивенцев, она предполагает переход на стимулирующие инструменты, чтобы креатив субъектов шел на саморазвитие, а не на то, чтобы получить как можно больше средств из федерального бюджета.

При такой системе, когда 70 с лишним процентов доходов перераспределяется по новой, всегда возникает огромное количество промежуточных структур, наступает бюрократизация, о которой так много говорится и пишется. Добавим сюда еще и мздоимство, взяточничество.

В таком случае, сказал Марат Галеев, усилия на колесо экономики направляются не поступательно, а вбок. Угол может быть разным. Иногда превращается в тупой, если на это колесо садятся чистые «пилильщики».

По мнению депутата, реальная федерализация даст новый импульс для развития страны.

Об этом же говорил Борис Железнов – в России возобладала властная, в чем-то даже имперская вертикаль, ущемляющая права субъектов федерации. По его мнению, избыточная централизация не идет стране на пользу. Не пора ли вернуться к опыту Татарстана, к выстраиванию отношений в федерации по принципу субсидиарности? Именно так живет большинство федераций, опыт которых Татарстан с упорством отличника изучал.

Конечно, не Татарстан определяет движение «колеса экономики». К тому же времена глав регионов-политиков прошли. Но и в этой ситуации что-то можно сделать, например, организовать постоянно действующий научный семинар, продолжая изучать проблемы федерализма и искать пути согласования интересов.

Борис Железнов напомнил слова 3-го президента США Томаса Джеферсона: федерализм – это форма территориальной демократии».

Вряд ли кто из тех, кто пришел в парламент 14 февраля, не согласится с этим суждением.

Любовь Агеева

Фото с сайта Государственного Совета и газеты «БИЗНЕС Online»

 

К 20-ЛЕТИЮ ДОГОВОРА

Официальный пресс-релиз для СМИ

Договор 1994 года стал итогом длительной и серьезной совместной работы руководства Российской Федерации и Республики Татарстан.

При определении исторического значения этого документа необходимо рассматривать его в широком историческом и политическом контексте.

Подготовка договора осуществлялась в сложнейших условиях.

Во-первых, заметное влияние оказывали тяжелые политические последствия распада Советского Союза. Существовала реальная опасность дезинтеграции самой России. Даже в собственно внутренних регионах России разрабатывались проекты с далеко идущими последствиями для единства страны (Уральская республика и др.).

Во-вторых, на начало 90-х годов пришелся пик социально-экономического кризиса, связанного с разложением советской системы хозяйства и резким падением уровня жизни подавляющего большинства граждан.

В-третьих, усилилось влияние радикальных течений и организаций, которые выступали против любой власти, будь то федеральная или региональная.

В этих условиях потребовалось большое политическое мужество, подлинно новаторский подход в решении правовых проблем, что и было продемонстрировано 15 февраля 1994 года при подписании Договора о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан.

Это была обоюдная победа руководства России и Татарстана, победа здравого смысла и прагматизма, которая предопределила дальнейший исторический процесс.

Договор способствовал эффективному решению целого комплекса важнейших вопросов. Он закрепил особый статус Татарстана в составе федерации, способствовал развитию федеративных отношений, став важным дополнением Федеративного договора 1993 года. Неслучайно, что после подписания договора 1994 года близкие по содержанию документы подписали и многие другие субъекты федерации.

Был дан старт ускоренной интеграции республики в политическое и правовое пространство России. При этом фактор и пример Татарстана стал играть в российской политике того времени важную роль. Договор на протяжении всех 90-х годов был реальной альтернативой чеченскому сценарию разрешения проблем во взаимоотношениях федерального центра и регионов. Активное участие крупного региона с консолидированной властью в федеральном внутриполитическом процессе оказало заметное стабилизирующее влияние на общественно-политическое развитие страны.

Вместе с тем, договор оказал благотворное влияние и на политическую ситуацию в Татарстане, так как во многом был снят главный вопрос 90-х -формат будущих отношений с Россией. Договор одобрило крепнущее большинство гражданского общества, а радикальные движения вступили в период своего закономерного кризиса.

Естественно, что данный документ был бы невозможен без активной роли двух государственных деятелей, скрепивших его своими подписями – Бориса Ельцина и Минтимера Шаймиева. В то непростое время они приняли на себя особую ответственность и сделали выбор, который оказался полностью оправдан историей. Огромная роль в развитии договорных отношений принадлежит В.В.Путину, оказавшему на новом историческом этапе решающее влияние на придание второму договору в 2007 году статуса Закона РФ. Что явилось подтверждением курса России на правовое, федеративное, демократическое развитие.

Естественно, что после 1994 года было еще немало сложных сюжетов в развитии России и Татарстана. Очевидно одно, что без первого Договора не было бы ни Договора второго, ни многих других достижений, которыми по праву гордятся татарстанцы.

Сегодня в динамичном развитии Татарстана отражается огромный потенциал большой России. В то же время, республика – надежная опора федерального центра в укреплении могущества страны.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов