Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
18.11.2018

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
-2° / +1°
Ночь / День
.
<< < Ноябрь 2018 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
  • 1955 – Совет министров ТАССР вынес постановление о придании государственного статуса любительскому телецентру. В январе 1956 оборудование Казанского телевизионного центра было смонтировано в помещении радиоклуба ДОСААФ

    Подробнее...

Заслуженный деятель искусств ТАССР Петр Дульский занимает особое место в истории нашего города. Он по праву считается основоположником казанского искусствознания.

Он был первым председателем правления регионального отделения творческого союза художников СССР (1936-1937). В Казань Дульский приехал в 1899 году, чтобы поступить в художественную школу. Умер 8 марта 1956 года, похоронен на Арском кладбище. Его могила находится на первой аллее, с левой стороны.

Юбилей искусствоведа, графика, педагога (преподавал в Казанском институте гражданского строительства) прошел весьма скромно. В Государственном музее изобразительных искусств Татарстана прошла научно-практическая конференция «Из истории художественной жизни Казани», посвященная этой дате, но собственно о Дульском был всего один доклад – О.Улемновой, которая рассказала о его графике. Впрочем, это не умаляет значения этого научного собрания. Хотя бы потому, что оно открыло широкой публике творчество казанского художника А.Г.Лошадкина (1881-1942), которому было посвящено сразу два выступления – И.Нейдеровой и О.Пиульской. В одном из номеров мы вернемся к этим сообщениям. Кроме того, речь шла о казанском периоде творчества И.И.Тютикова (А.Елдашев), Вере и Викторе Хлебниковых (А.Биряльцева), Н.М.Сапожниковой, меценате и художнике (Г.Тулузакова), неизвестных страницах татарской сценографии (Р.Султанова), творческой судьбе художницы В.А.Шолпо (И.Лобашева), творческом наследии А.Ф.Лихачева в собрании ГМИИ РТ (Г.Рамазанова). «Казань в жизни и творческой судьбе А.В.Григорьева» – так называлось сообщение Л.Кувшинской, директора Республиканского музея изобразительных искусств Республики Марий Эл.

Предлагаем вашему вниманию сообщение Галины Алексеевны Рамазановой, сделанное на другой такой конференции – в сентябре 1990 года. Конференция тогда тоже проходила в Музее изобразительных искусств РТ и посвящалась теме «Проблемы советского искусства 1920-30-х годов». Кроме того публикуем фрагмент книги Петра Дульского «Памятники казанской старины».

Закономерен наш пристальный интерес к отделенной от нас десятилетиями культурной жизни 20-30-х годов. Осмысление процессов, происходивших в художественном развитии того времени, сегодня необходимо нам и как восстановление попранной справедливости, и как средство понимания самих себя, понимания логики происходящего в изобразительном искусстве в наши дни. Важно ничего не упустить из поля зрения, из нашего знания об этой непростой эпохе. И хотя за последние десятилетия сделано немало в изучении 20-30-х годов, мы не можем сказать, что знаем все. Не всегда отмечена должным вниманием деятельность тех, кто в те времена закладывал кирпичики в фундамент современной истории искусства.

Не будет преувеличением сказать, что Петр Максимилианович Дульский был средоточием культурной жизни Казани и республики на протяжении нескольких десятилетий. Его деятельность носила разносторонний характер, но что бы он ни делал, все было посвящено служению искусству. Художник, преподаватель, ученый, полиграфист, знаток музейного дела, искусствовед, этнограф, издатель, журналист – столько специальностей было у первого хранителя, а затем заведующего художественным отделом Центрального музея ТАССР, из которого возник наш музей.

Еще в бытность работы преподавателем рисования (сначала в Вятском, затем в Казанском реальном училищах) Дульский начинает исследовательскую деятельность. В 1914 году была напечатана его первая работа – «Памятники казанской старины» (в электронном виде вы можете найти ее в Интернете, на сайте Национальной библиотеки РТ – Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.). Сохранился любопытный отзыв Н.Корнилова, ставшего впоследствии коллегой Дульского в Центральном музее: «Эта работа П.М.Дульского раскрыла мне глаза на окружающую красоту, особенно в памятниках архитектуры. Взволновала мою юношескую душу и сердце. Я оказался в плену искусства и старины на всю жизнь».

В условиях современной узкой специализации даже в гуманитарной области всеядность Дульского вызывает мысль о бесстрашии.

Он занимается проблемами архитектуры – пишет о классицизме и барокко в зодчестве нашего города. Тон, заданный им, по сей день сохранился в путеводителях по Казани и материалах городских экскурсий. Интересно, что о воплощении черт барокко Дульский находит возможность говорить на примере казанских мечетей.

Петр Максимилианович много и постоянно занимается графикой, искусством оформления книги. В изучении татарской национальной культуры Дульский часто становится первопроходцем. Он создает «Материалы по татарскому орнаменту», пишет о наиболее характерных видах художественной деятельности татарского народа («Искусство казанских татар») – деревянном зодчестве, костюме, головных уборах, вышивке, кожаной мозаике, ювелирном искусстве, шамаилях. Дульский закладывает основы изучения творчества местных мастеров, живших в Казани в XIX веке: К.Барду, Л.Крюкова, Э.Турнерелли. Он становится первым биографом Н.И.Фешина – в 1921 роду в Казани издается книга о художнике.

В 1919 году Дульский становится хранителем художественного отдела Центрального музея Татарской республики, и его деятельность получает новый стимул. Он поддерживает (посредством переписки) отношения с очень многими художниками, знакомство с которыми началось еще в Одесской художественной школе, где он учился. Среди его постоянных корреспондентов, например, – И.Э.Грабарь, которому принадлежит идея передачи казанскому музею новгородского Деисуса, украшающего нашу экспозицию древнерусской живописи. Благодаря Петру Максимилиановичу, коллекцию художников XIX – начала XX века пополнили 40 произведений передвижников, членов «Союза русских художников» и «бубнововалетовцев». Скорее всего, именно Дульскому казанский музей обязан пожертвованиями купца Мясникова. Пополнению коллекции способствовала предпринятая в 1923 году экспедиция в Арский кантон, целью которой было собирание материалов к выставке, посвященной культуре и быту татар. Они использовались затем при строительстве павильона Татарской республики на Всесоюзной выставке в 1923 году.

Важнейшей задачей музейной работы Дульский считал устройство временных выставок из фондов, из частных коллекций, отмечая, что они в жизни музея – обязательная и необходимейшая работа. Особенно он подчеркивал их значение для науки. Небольшое по объему издание «Выставки Центрального музея ТССР» включает теоретическое обоснование роли выставок и обзор выставочной работы. Приведенный список поражает не только количеством, но и широтой диапазона: «Старинный портрет», «Современная русская графика», «Русский книжный знак», «Казанские современные мастера». Состоялись выставки ленинградских и московских художников: К.Шиллинговского, Г.Верейского, А.Кравченко, К.Кругликовой, Д.Митрохина, С.Лобанова, В.Замирайло, В.Фаворского, К.Юона. Были устроены выставки местных и связанных с Казанью художников: И.И.Шишкина (рисунки из собраний нашего города), В.Худякова, М.Бочарова, И.Плещинского, В. Вильковисской.

Дульский относился с неослабевающим вниманием к местным художникам. В 1929 году была опубликована его статья «Искусство в Татреспублике за годы революции». Делает честь автору, что данные им оценки лишены той тенденции к идеологизированию культуры, которая во второй половине 20-х годов дает о себе знать. Единственно возможными для Дульского были критерии эстетические. Хотя прошло уже шесть лет, как уехал в Америку НиколайФешин, Петр Максимилианович сохраняет за ним лидерство, называя его первым среди художников Казани и отмечая его огромное влияние на развитие местного искусства. Он отмечаетбольшую художественную культуру Павла Бенькова, не являясь апологетом авангардизма, отдает должное представителям левого крыла.

Многое из сделанного Дульским в 20-30-е годы плодотворно работает на наше время. В первую очередь каталоги, сопровождавшие почти каждую выставку. Дульский нашел возможность с 1920 по 1924 год издавать журнал «Казанский музейный вестник». Было выпущено 17 номеров.

Издательская и музееведческая деятельность Дульского имели ощутимый резонанс в среде специалистов. По инициативе И.Бродского в конце З0-х годов он возглавил издательскую деятельность Академии художеств. В 1939 году Г.Лебедев писал, что очень заинтересован в переходе Дульского в Русский музей. В 1940 году следует предложение возглавить архитектурное издательство в Москве.

Однако Петр Максимилианович Дульский остался в Казани, включив в круг своих занятий еще и составление словаря казанских художников, материалы к которому собирал до последних дней своей жизни, демонстрируя коллегам неутомимую преданность искусству.

Галина РАМАЗАНОВА, главный хранитель ГМИИ РТ

 

Петр Дульский. Памятники казанской старины

Сказочный мир отлетевшего времени

Казань принято называть «Красой Востока». Это величание сложилось в старые годы, когда город жил своей древней, стильной жизнью, когда его художественный облик соответствовал своему громкому титульному именованью «столицы – востока, столицы – Поволжья, но с тех пор изменилось лицо Казани, обезображенное всевозможными наслоениями архитектурного промысла, и единственной радостью и утешением в области красоты зодчества остались те немногие уцелевшие памятники старины, которым мы посвящаем этот очерк. Главным материалом в описании художественной старины нам будет служить зодчество, так как оно есть лучший и верный рефлекс эстетической культуры страны, но, к сожалению, многое в области древней архитектуры Казани уже исчезло, и мы о былой красе этого города можем судить только по тем остаткам старины, которые случайно сохранились и служат как бы напоминанием о былых художественных сокровищах древней столицы поволжья.

До-Петровский период русского искусства в Казани вылился более всего в церковное зодчество, так как в ново-завоеванной стране, первым делом для русского человека было построение храмов, в украшение которых религиозный христианин безусловно воплотил свои духовные полеты.

Последующие эпохи, помимо своей церковной архитектуры, оставили нам памятники гражданского зодчества и более счастливым временем, сохранившим свое художество, может считаться конец XVII-го и начало XIX столетия.

Постараемся же воспроизвести былую Казань на основании уцелевших памятников старины, раскопаем в архивах ряд старинных, полуистлевших гравюр, хранящих тайны прежних веков, и прислушаемся к говору этих графических сказаний, ревниво оберегающих сказочный мир отлетевшего времени. Подойдем поближе к забытой и разрушаемой старине, полюбим патину ее красок, всмотримся в контуры ее гармоничных силуэтов и, заглядевшись на святые взоры древних иконописных изображений, поклонимся вдохновенной душе русских художников, завещавших потомкам богатства своего искусства!

«Казанские истории», №9-10, 2004 год

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов