Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
22.07.2017

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+16° / +21°
Ночь / День
.
<< < Июль 2017 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1917 – На объединенном заседании делегатов трех съездов мусульман в Казани провозглашена Декларация о культурно-национальной автономии тюрко-татар Внутренней России и Сибири.

    Подробнее...

В обстановке двоевластия: война до победного конца

После свержения самодержавия в Казанской губернии, как и во всей России, установилась двоевластие. Продолжаем рассказывать, каким был в Казани 1917 год. Сегодня речь пойдет об апрельских событиях.

В апреле 1917 года казанские газеты «Волжское слово», «Камско-Волжская речь», «Казанская рабочая газета», «Земская неделя», получившие свободу слова, стали более объективно освещать создавшуюся ситуацию в городе.

А положение в Казани, как и во всей стране, было напряженным. Экономическая ситуация ухудшалась с каждым днем, постепенно выходя из-под контроля. Страну захлестнула инфляция. Причиной всему  была первая мировая война, которая несла населению неисчислимые бедствия. Несмотря на то, что от войны страдали все слои общества, в стране господствовали патриотические чувства - немецкий агрессор должен быть разбит!

Клич Временного правительства: «Война до победного конца!» - нашел отклик в сердцах большинства населения. Необходимо отметить, что в создавшейся ситуации двоевластия доминирующее положение все-таки отводилось Временному правительству, поскольку в своей Декларации от 3 (16) марта оно заявило о преемственности власти и непрерывности права на эту власть, вследствие чего все основные постановления, указы и решения, влиявшие на судьбу всей страны и, в частности Казанской губернии, принимал Временной комитет Государственной думы.

Временное правительство сделало ставку на войну до победного конца. Но для этого нужно было провести широкомасштабную политику реформ в разных сферах деятельности. Казна была пуста, поэтому был необходим заем у населения. 27 марта вышло постановление правительства о пятипроцентном займе свободы. Это был уже третий займ Российского государства. 5 апреля состоялось заседание комитета по выпуску займа свободы. Кроме членов комитета и чинов ведомства, на заседании присутствовал представитель комитета Государственной думы. На заседании в числе прочих обсуждались вопросы об установлении специальных рейсов по железным дорогам, где бы читались популярные лекции о займе и принималась бы подписка, а также вопрос о переводе воззвания Временного правительства и проспектов займа на языки всех, даже малочисленных народностей Российского государства.

В этот же день Временное правительство обратилось к населению. Газета «Вестник Временного правительства» 5 (18) апреля опубликовала воззвание Временного правительства:

«К вам, граждане великой свободной России, к тем из вас, кому дорого будущее нашей Родины, обращаем мы наш горячий призыв. Сильный враг глубоко вторгся в наши пределы, грозит сломить нас и вернуть страну к старому, ныне мертвому строю. Только напряжение всех наших сил может дать нам желанную победу. Нужна затрата многих миллиардов, чтобы спасти страну и завершить строение свободной России на началах равенства и правды. Не жертвы требует от нас Родина, а исполнения долга. Одолжим деньги государству, поместив их в новый заем и спасем этим от гибели нашу свободу и достояние».

Обращение подписали министр-председатель князь Львов, министр финансов М.Терещенко, обер-прокурор Святого Синода В.Львов, министр иностранных дел П.Милюков, министр земледелия А.Шингарев, министр путей сообщения Н.Некрасов, министр торговли и промышленности А.Коновалов, военный и морской министр А.Гучков, министр народного просвещения А.Мануилов, министр юстиции А.Керенский, управляющий делами Временного правительства В.Набоков.

6 апреля открылась подписка на заем. Воззвание правительства нашло отклик в сердцах граждан. Организацией сбора средств занимались все крупные банки России (около 60). Заем был  сроком на 55 лет в купюрах 50, 100, 500, 1000, 5000, 10000 и 25000 рублей. В Казани приемом средств занимался Казанский купеческий банк. 13-14 апреля в Казанском отделении Государственного банка подписалось на заем свободы 16 человек на общую сумму 26 тысяч 650 рублей. Гражданин С.А.Земляников в этом же отделении банка подписался сразу на 1 млн. рублей. Надо отметить, что третий заем был самым крупным.

С начала подписки нового займа уже в середине апреля было реализовано облигаций на 450 млн. рублей. Деньги приходили даже из-за рубежа. Министерством иностранных дел 7(20) апреля было получено известие из Стокгольма о том, что директор шведского банка «Nya Banre» в результате беседы о современном положении дел в России с представителем шведских социал-демократов Братингом, возвратившимся из России, подписался за свой счет на 2 млн. рублей на русский заем.

Казанская газета «Земская неделя» писала:

«Тяжелое положение продовольственного дела и необходимость скорейшим образом обеспечить армию и население хлебом заставляет Временное правительство прибегнуть к самым неотложным мерам в области продовольствия. Отныне весь излишек запаса хлеба должен поступать государству. Эта трудная задача возлагается на вновь учреждаемые местные органы в помощь государственной власти. Принимая хлеб в распоряжение государства по новым твердым ценам для равномерного и справедливого распределения продовольствия, Правительство вместе с тем считает своей ближайшей обязанностью теперь же приступить к установлению твердых цен на предметы первой необходимости».

Казанская газета «Камско-волжская речь» опубликовала цены в копейках за пуд: рожь – 265, пшеница – 340, овес – 280, ячмень – 235, гречиха – 330, просо – 280, горох – 325. 30 апреля комиссар Временного правительства Молоствов телеграфировал в Министерство внутренних дел России о том, что крестьяне Лаишевского, Спасского и Свияжского уездов самовольно захватывают земельные участки семенные запасы.

Из телеграммы министра земледелия А.И. Шингарева от 14 апреля 1917 года:

«...Считаю своим долгом заявить, что самостоятельное разрешение земельного вопроса недопустимо без общегосударственного закона. Самоуправство поведет к государственной беде и подвергнет опасности дело свободы, вызвав распри. Решение земельного вопроса по закону - дело Учредительного собрания. В настоящее время на местах будут образованы примирительные земледельческие камеры для добровольного соглашения между землевладельцами и земледельцами приволостных продовольственных комитетах...»

14 апреля газета «Вестник Временного правительства» опубликовала постановление Временного правительства об использовании посевной площади.   Временное правительство прилагало усилия для нормализации обстановки в стране, но, во-первых, оно изначально было поставлено в неблагоприятное положение. Являясь правопреемником нищей царской России, оно вынуждено было решать комплекс нерешенных проблем, тем самым взяв на себя ответственность за предшественника. Во-вторых, сама деятельность Временного правительства носила инертный характер. Из воспоминаний В.Д. Набокова:

«...Заседания Временного правительства неизменно начинались с большим опозданием. Министры приходили на заседания всегда до последней степени утомленные. Работа каждого из них, конечно, превышала нормальные человеческие возможности. В заседаниях рассматривались часто очень специальные вопросы, чуждые большинству, и министры полудремали, чуть-чуть прислушиваясь к докладу. Оживленные и страстные речи начинались только на закрытых заседаниях, а также на заседаниях «контактной комиссии» Исполнительного комитета Совета рабочих и солдатских депутатов».

Кроме того, власть Временного правительства была ограничена. Несмотря на то, что Советы рабочих и солдатских депутатов не были готовы к управлению страной, они контролировали деятельность правительства, тем самым расшатывая структуру всего государства.

Временное правительство вынуждено было пойти на сотрудничество  с Советами и позволить революционно настроенным солдатам Петроградского гарнизона оставаться в городе. Таким образом, в руках Советов оказалась грозная сила. Политическая позиция солдат имела большое значение для развития революции. Вот почему по всей стране и, в частности, в Казани развернулась острая борьба за солдатские массы.

Казань в рассматриваемый нами период относилась к числу крупнейших центров концентрации армейских частей.  На содержание солдат выделялось месячное жалование в размере 50 копеек на человека. Что такое 50 копеек, можно себе представить, если сравнить жалованье солдата с оплатой казанского провокатора, работающего на охранное отделение. Например, Т. Мамлиев(?) получал за свои сведения 70 рублей в месяц, а Н.Я. Плодухин - 100 рублей.

15 апреля депутатами 94-го пехотного полка на заседании Совета рабочих и солдатских депутатов был поставлен вопрос о разрешении отпускать солдат на частные работы в свободное от воинских занятий время, что вызвало серьезные разногласия. Обсуждение закончилось внесением двух проектов резолюции. В результате голосования была принята резолюция  о безусловном запрете. Из-за бедственного положения в рядах Казанского гарнизона нарастало недовольство солдат.

Понимая, какую грозную силу представляли  военные подразделения, различные политические партии – меньшевики и кадеты, эсеры и большевики –  стремились заручиться их поддержкой. Как и по всей стране, в Советах Казани в то время большинство голосов принадлежало меньшевикам и эсерам. Меньшевики и правые эсеры, располагая большинством голосов в Казанском Совете, протаскивали решения, направленные на поддержку Временного правительства. Но уже к концу апреля в составе Совета было 35 большевиков.

В Казани оформилась группа левых эсеров: А.А. Колегаев, К. Шнуровский, В.Я. Жилинский, И.А. Майоров, В.П. Брауде, Закржевская. В своей газете «Социалист-революционер» по ряду вопросов они поддерживали большевиков. А большевики призывали: «Никакой поддержки Временному правительству». В самом факте создания Временного правительства они видели открытое существование центра заговора буржуазии против революции и против рабочего класса.

В конце марта (по старому стилю) у казанских  большевиков появилась своя газета –  «Рабочий». Под влиянием большевиков в Казани возникли рабочие организации - фабрично-заводские комитеты, профсоюзы. На пороховом заводе большую пропагандийскую работу проводили И.Волков, С.Я.Шубин, И.А.Дерунов, Е.Е.Рудов, Н.Гайсин. 25 апреля завком предприятия принял решение установить тесную связь с Центральным комитетом РСДРП. С каждым днем завком оказывал все большее влияние на жизнь предприятия. Под его давлением начальник завода генерал Лукницкий был вынужден принять предложение о том, чтобы рабочие принимались и увольнялись только с согласия заводского комитета. Завком заставил администрацию выделить 3 тысячи рублей на создание рабочей библиотеки.

Кадетская «Камско-волжская речь» писала в эти дни: «Завод управляется не генералом Лукницким, а большевиком Гонченко».

Цитата из газеты «Рабочий»  от 2 апреля 1917 года:

«Профессиональный союз, отвечающий классовым интересам пролетариата, должен находиться в тесном единстве с его идейной политической руководительницей - социал-демократической партией, ибо политическая и экономическая борьба рабочего класса тесно связаны друг с другом».

Большевики Казани уделяли большое внимание интернациональному вопросу. В своей повседневной деятельности они строго учитывали национальный состав населения, применяли специфические формы работы. Так, 7 апреля Плетеневский райком партии выпустил на русском и татарском языках листовку о восьмичасовом рабочем дне, который был введен явочным порядком с начала апреля на заводах и фабриках Казани, а на особенно тяжелых и вредных отраслях производства - шестичасовой рабочий день.

В тот же день в Алафузовском театре были организованы два митинга: один для татар, другой - для русских. Газета «Рабочий» напечатала на своих страницах текст резолюции по национальному вопросу, принятый на VII Апрельской Всероссийской конференции РСДРП. Были переведены на татарский язык, изданы и распространены программа и устав партии большевиков. Известна теория В.И. Ленина - война ускорит революцию.

Проблема отношения к войне и спровоцировала первый в послефевральской России политический кризис. 18 апреля министр иностранных дел П.Н. Милюков направил союзным державам ноту, в которой подтверждались обязательства страны вести войну до победного конца. 20 апреля, когда эта информация попала в газеты, в Петрограде состоялась антивоенная демонстрация солдат и митинг у Мариинского дворца - резиденции Временного правительства. 21 апреля на улицы столицы вышли свыше 100 тысяч рабочих. Демонстрации состоялись также и в Москве, других городах страны. Демонстранты требовали: «Долой Милюкова!» «Да здравствует мир без аннексий и контрибуций!» ЦК кадетов призвал к выступлениям в поддержку правительства, а большевики, напротив, ратовали за массовые манифестации протеста, причем часть из них призывала к свержению Временного правительства. Командующий Петроградским военным округом генерал Л.Г. Корнилов отдал приказ войскам готовиться для разгрома антиправительственных выступлений.

В этой взрывоопасной обстановке меньшевистско-эсеровские лидеры Петросовета смогли уговорить солдат прекратить митинги, а затем предотвратить применение силы со стороны правительства. Они добились официальных разъяснений, что под «решающей победой» в ноте подразумевалось лишь достижение «прочного мира». Фактически, это дезавуировало ноту Милюкова. Апрельский кризис вскрыл слабость социально-политической базы Временного правительства и привел к формированию нового социального его состава.

Из воспоминаний П.Н. Милюкова:

«...До апрельского кризиса Совет рабочих и солдатских депутатов хотя бы номинально признавал над собой власть правительства. Его «контроль» над правительством был фактическим, но не основанным на праве; на «ответственность» правительства перед собой Совет не претендовал». 

Казанская газета «Рабочий» на своих страницах выступила с резкой критикой политики Временного правительства, с призывом к его свержению. Но не все казанские газеты разделяли эту точку зрения. «Камско-волжская речь», «Казанское слово», «Земская неделя» пытались защитить Временное правительство. Но  его авторитет уже был подорван, правительство скомпрометировало себя, показало свое бессилие и полную неспособность руководить государством.

"Казанские истории", №9-10 2002 года

Смотрите другие публикации:

Февраль 1917-го: революция или переворот?

Последнее лето перед бурей

«Теперь у власти нет никого, кто угнетал трудовой народ…»

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов