Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
25.04.2017

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Погода в Казани
+3° / +8°
Ночь / День
.
<< < Апрель 2017 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1847 – Лев Николаевич Толстой подал прошение об исключении его из числа студентов Императорского Казанского университета.

    Подробнее...

Последнее лето перед бурей

Вадим ПУГАЧ продолжает знакомить читателей с развитием общественно-политической ситуации в Казани в преддверии Октябрьской революции 1917 года. Сегодня речь пойдет о событиях лета. Публикация третья

Летом в 1917 году Россию захлестнул небывалый экономический кризис. Политическая нестабильность, колоссальные военные расходы, доходившие до 86%, огромная инфляция (за год рубль обесценился в 7 раз), падение дисциплины в сочетании с эскалацией социальных требований масс – все это способствовало падению предпринимательской активности и снижению жизненного уровня населения.

Казанская большевистская газета «Рабочий» писала в те дни: «Доверие граждан Временному правительству подорвано!»

Лозунг правительства «Война до победного!» уже не воспринимается гражданами с прежним энтузиазмом. Хотя поначалу, внимая красивой патриотической агитации о спасении России, граждане охотно отдавали свои сбережения на третий заем свободы. «Никогда земство не переживало такого тяжелого времени, как сейчас: у него нет денег», – сообщалось в газете «Земская неделя».

– Земские сборы почти совершенно не поступают, касса земская пуста, и чтобы ее пополнить, земству приходится прибегать к чрезвычайным мерам. Нужно сохранить и уберечь то, что создано земством в течение полувекового его существования…

Не к полицейским мерам воздействия обращается земство для взыскания земского сбора, а к сознанию гражданского долга, к долгу свободных граждан свободной страны.

Но затяжной характер войны раздражает население, патриотические чувства слабеют с каждым днем. Спасти Временное правительство в этих сложных условиях могло только быстрое, победное окончание войны и полное уничтожение большевиков. 3 июня на расширенном заседании членов IV Государственной думы П.Н. Милюков заявил, что «все русское общество должно сплотиться в борьбе с опасностью от большевизма».

Но несмотря на усилия Временного правительства стабилизировать положение в стране не удавалось. Усиливались стремления к сепаратизму в национальных окраинах. В этих условиях большевики с их простыми и радикальными лозунгами, разжигавшими классовую ненависть, начинали заметно усиливать свое влияние.

В начале июля произошел крутой перелом в развитии революции. В Петрограде была подавлена в крови демонстрация рабочих и революционных солдат. Июльские дни положили конец двоевластию. Эсеро-меньшевистские Советы превратились в придаток Временного правительства. Стремясь обезглавить революцию, правительство направило свой главный удар на партию большевиков.

В.И. Ленин вынужден был уйти в подполье. В эти же дни разгромили газету «Правда». Крайне осложнилось положение и в Казанской губернии. 13 июля была арестована группа активных деятелей Спасского уезда во главе с большевиком Г.С. Гордеевым. 9 августа закрыли газету «Рабочий».

Казанская общегородская конференция большевиков, состоявшаяся 17 июля, определяя задачи организации, отмечала, что на смену реакционному Временному правительству должна прийти власть пролетариата, опирающегося на поддержку революционного крестьянства.

Такая позиция прибавила большевикам сторонников: если в конце марта в Казани было всего 70 членов партии, то начале июля – уже 700. В революционно-демократическое движение все шире вовлекались татары. 24 июля в Казани состоялось общее собрание членов общества солдаток-мусульманок.

3-7 июня состоялся съезд крестьян-татар, на котором был принят ряд революционных решений. Обе организации находились под сильным влиянием Мусульманского социалистического комитета (МСК). С 15 июня МСК начал издавать свой печатный орган – «Кзыл байрак». Газета разоблачала буржуазных националистов, пропагандировала большевистские лозунги. А в Петрограде Временное правительство перешло в наступление.

Под давлением кадетов 12 июля была вновь введена смертная казнь на фронте. 18 июля пост главнокомандующего вместо «либерального» А.А. Брусилова занял решительно настроенный Л.Г. Корнилов. Сочтя, что «контрреволюция победила», Ленин, переосмыслив тактику, призвал отказаться от мирного лозунга «Вся власть Советам!»

С 26 июля по 3 августа в Петрограде, фактически нелегально, проходил исторический VI съезд РСДРП (б). Он подтвердил, с определенными коррективами, ленинский курс на переход в перспективе к социалистической революции и вооруженному восстанию. Проходивший почти одновременно с большевистским IX съезд партии кадетов призвал к жестким мерам в борьбе с революционной стихией, всемерному укреплению государственной власти и устранению политического влияния Советов.

В то время, как правый и левый фланги все более поляризовались, «центр» – меньшевики и эсеры – раздирался внутренними противоречиями. Мартов уже с июля выступал за создание однородного социалистического правительства. У эсеров быстро росло радикальное левое крыло, лидерами которого были Б.Д. Калеков и М.А. Спиридонова, и их мнения порой совпадали с позицией большевиков.

Попытка консолидировать силы социалистов и либеральной буржуазии, с тем чтобы остановить сползание к хаосу, а в конечном счете – к гражданской войне, была предпринята 12-15 августа на Государственном совещании в Москве. Большевики в нем не участвовали. Несмотря на наметившееся под влиянием острой обстановки сближение позиций, устранить разногласия между меньшевиками и эсерами, выступавшими за сохранение Советов и за реформы, и либералами, буржуазией, склонявшимся к открытой диктатуре, введению смертной казни в тылу, ликвидации Советов и войне до победного конца, не удалось.

Проявившийся на совещании сдвиг политических сил вправо подтолкнул Керенского и Корнилова к подготовке диктатуры. Но личные амбиции сломали этот тандем. 26 августа, когда войска были готовы к броску на Петроград, Керенский испугался и объявил Корнилова изменщиком. Кадеты не рискнули открыто поддержать генерала. Против него дружно выступили социалистические партии, Советы и широкие массы.

В эти тяжелые июльско-августовские дни усилила свою деятельность татарская буржуазия. Это нашло свое выражение в работе и решениях трех съездов, состоявшихся в Казани в июле 1917 года, – II Всероссийского мусульманского съезда, I Всероссийского мусульманского военного съезда и Всероссийского съезда мусульманского духовенства. Более подробно мы писали об этом в предыдущем номере.

Но никакие силы уже не могли повернуть колесо истории. Рабочее движение не только не ослабло, но еще более усилилось. В Казани мощные забастовки провели рабочие заводов Алафузовых, Утямышева и других предприятий. Как отмечают историки, революционное движение рабочих в городе отличалось большой организованностью. 10 августа под предводительством революционно настроенного солдата Н.Л. Андронова состоялся воинский митинг на Арском поле. Его участники постановили периодически устраивать гарнизонные митинги, переизбирать “недеятельных” членов Совета, потребовали прекращения империалистической войны.

12 августа на большом митинге с речью выступил вожак солдатских масс, прапорщик Н.Е. Ершов. 18 августа общее собрание депутатов Казанского гарнизона, состоявшееся под председательством Ершова, заслушало доклад о работе солдатской секции Совета. Отметив, что большинство членов секции потеряло связь с воинскими частями и их поддержку, собрание предложило переизбрать солдатских представителей в Совете. В ходе перевыборов многие меньшевики и эсеры лишились своих депутатских мандатов.

Казанская общегородская конференция РСДРП (б), состоявшаяся 17 июля, в своей революции указала, что очередной задачей революционных социал-демократов становится борьба за диктатуру пролетариата и беднейшего крестьянства в лице Советов. 11 августа состоялось собрание членов Казанского союза трудовой молодежи, который был переименован в Союз социалистической молодежи.

22 и 23 сентября в Казани работала первая конференция губернской организации партии большевиков, избравшая Казанский комитет РСДРП (б). В решении говорилось о необходимости организации власти “без всякой коалиции с контрреволюционными, буржуазными элементами”. Конференция высказалась за передачу всех земель в распоряжение земельных комитетов и учреждение рабочего контроля над производством.

При губернском комитете был создан военный отдел под руководством Н.Ершова. Основной его задачей была подготовка населения к решительному наступлению против власти капиталистов и помещиков. В этот период еще более тесной становится связь большевиков Казани с Центральным комитетом партии. Городская организация по желанию казанской стороны даже была включена в состав Московской областной организации.

Для того, чтобы воспрепятствовать развитию пролетарской революции, сторонники Временного правительства встали на путь экономического саботажа, закрывали фабрики и заводы, стремились сорвать снабжение продовольствием. Так, 28 и 29 сентября в Казани не продавался хлеб. В этих условиях депутаты-большевики сумели добиться действенного контроля над производством, распределением и потреблением предметов первой необходимости и продовольствия.

14 августа в Казани произошла трагедия. Пожар начался на складе артиллерийских снарядов возле полотна железной дороги, рядом с железнодорожным мостом через реку Казанку и переездом из Игумновой слободы на пороховой завод. Неожиданной бомбардировке подверглись слободы Заречья: Игумново, Адмиралтейская, Пороховая и Ягодная, но в панике был весь город. Сотни семей остались без крова. Взрывной волной были выбиты стекла даже в домах Верхнего Услона.

Был полностью уничтожен химический завод купца Ушкова в Игумново.

Неизвестно, чем могло бы все закончиться, если бы не решительные действия начальника завода, генерал-лейтенанта Всеволода Лукницкого (возглавил завод в 1885 г.). Он бросился на опустевшее предприятие и отрыл дренчерную систему, служившую для принудительного затопления цехов и складов с боеприпасами. Лукницкого хоронили как героя и спасителя города.

Уже через несколько дней завод начал выдавать продукцию, которую так ждали на фронтах первой мировой войны. Пожары полыхали три дня. Это событие во многом обострило общественно-политическую ситуацию в крае.

В целом летние месяцы 1917 года совершили окончательный перелом в ходе революции и стали кульминационным моментом грядущих грандиозных осенних событий.

Казанские газеты – о пожаре на Пороховом заводе

Массы людей, охваченные ужасом, бежали, давя друг друга…

  «Земская неделя»:

«Горы ящиков со снарядами хранились частью в крытых платформах, частью прямо на земле под открытым небом и частью в вагонах. Между прочим, как передают, много вагонов были нагружены с целью отправки их с вечерним поездом.

Когда начался пожар, то с Порохового завода немедленно выехали пожарные и дано было знать в город. Предупреждалось, что грозит опасность не только заводу, но и слободам, прилегающим к заводу и даже городу. На станцию железной дороги было сообщено о том, чтобы дачный поезд в 3 часа 25 минут дня не отправляли ввиду чего собравшимся на станцию пассажирам было объявлено, что поезд не пойдет».

Первый взрыв снарядов произошел ровно в 2 часа 35 минут дня.

  Газета «Казанское слово» 

«В городе в некоторых домах на Воскресенской улице раскрылись окна и двери. Одновременно по Воскресенской промчались пожарные. На каланчах, кроме обычно вывешиваемых шаров, были вывешены фланги, – означающие, что городу грозит опасность. Публика первоначально не знала в чем дело и относилась к слышавшимся взрывам сравнительно спокойно. Магазины в это время были закрыты на обеденный перерыв и публики на улицах было немного...» 

К трем часам дня сила взрыва стала усиливаться, что начало вселять тревогу. Появились испуганные беглецы из Адмиралтейской слободы, рассказывающие о взрывах пороховых погребов, предположениях взрывов более крупных погребов, отчего не устоит город. Публика поддалась панике и побежала по улицам по направлению к Академической, Суконной и Арскому полю.

  Первый оглушительный взрыв, положивший начало полной панике произошел в 3 часа дня. Сначала ввысь поднялся огромный клуб огня и дыма, затем в вышине появились отдельные вспышки от разрыва взлетевших снарядов и вдруг с ужасной силой грянул взрыв, что-то ухнуло, ударило, как бы оборвалось и затем защелкало... Земля дрогнула, вокзальная площадь ярко осветилась...

Со звоном и треском полетели из окон домов и вокзала стекла и рамы... Среди прохожих послышались полные ужаса крики... Многие упали на землю. Женщины бились в истерике... Затем массы людей, охваченные ужасом, побежали давя друг друга...

Спустя несколько минут раздался второй, такой же по силе взрыв, после которого уже весь город был охвачен паникой. Давя друг друга люди бежали из города. Вскакивали в пролетки извозчиков, умоляя увести из города. Многие совали в руки извозчиков деньги, не разбирая сколько, некоторые отдавали все деньги, какие только находились в кошельке. Были случаи, что отдавали сотни. А взрывы продолжались...

На Воскресенской и Б. Проломной улицах творилось что-то невероятное. Тысячи обезумевших людей мчались по тротуарам и дороге. Стоял какой-то рев. Кричали мужчины и истерически рыдали женщины. Многие владельцы магазинов только, что открывшие их, оставляли магазины незапертыми и бросались бежать вместе с толпой. Панику наводили в особенности солдаты и многие из офицеров. Публика считала их более компетентными, поэтому видя их отчаянное бегство, еще больше поддавалась чувству животного страха, предполагая, что раз и военные бегут, то значит, опасность действительно грозит, и что она действительно велика.

И вот, давя друг друга, люди бежали из города, падали, получали ушибы и увечья. Многие получали ранения от падавших осколков стекол из окон. К четырем часам город стал пустым, но взамен частной публики стали появляться патрули и воинские части, спешившие для охраны казенных зданий. Позднее была организована охрана и частных зданий и имуществ, так как оказалось, что много квартир, как в центре города, так и на окраине, были оставлены без всякого надзора и этим воспользовались воры. К вечеру уголовная милиция повела облаву преступников и задержала их десятками.

Бегство из города продолжалось до вечера. Большинство устремилось на Арское поле по Сибирскому тракту до с. Кощаково, но еще больше по проселочным дорогам за Новую Стройку, Ометьево, Калугину гору. Некоторые убегали за 30-40 и 50 верст. Были случаи, что люди убегали до Лаишева.

Последний сильный взрыв произошел около 7 часов вечера, а затем взрывы были уже слабые, хотя продолжались почти беспрерывно до 4 часов утра 15 августа. 

Газета «Земская неделя»:

«Беглецы расположились за Арским полем, прямо под открытым небом, и в деревнях. Более «храбрые»  остались на ночлег в оврагах сада « Русская Швейцария»  и на Новиковой даче. В домах ночевали не многие. Те, которые почему либо не остались в городе, проводили ночь на 15 августа в садах: Лядском, Державинском, Николаевском и Чернозерском. Масса публики убегала за Плетени и уезжала на пароходе и лодках по Кабану в дер. Борисково и с. Воскресенское».

  14 августа в 2 часа 27 минут в канцелярии брандмайора было получено сообщение, что на железнодорожном полустанке «Пороховая»  начался пожар: загорелись дрова. Виду этого тотчас же на место пожара отправились пожарные обозы первых двух городских частей с автомобилями и пожарными машинами, кроме того, туда же были направлены пожарные обозы ближайшей 6-й части и Устьинского резерва. Но когда ехавшие из города пожарные были еще на Адмиралтейской дамбе, с места пожара начали раздаваться взрывы, постепенно все усиливавшиеся и становившиеся все более частыми. Это уже рвались от огня снаряды, в огромном количестве лежавшие на полустанке « Пороховая»  в ожидании погрузки в вагоны.

Осколки этих снарядов уже доносились в Адмиралтейскую слободу и падали на пути следования пожарных обозов. Тем не менее пожарные через Адмиралтейскую слободу, въехали на деревянный мост через Казанку и в Игумнову слободу, где уже находился Устьинский резерв. Но здесь их встретил страшной силы взрыв со стороны Пороховой и целый град снарядов, осколков, кирпичей. Несколько телег с бочками были опрокинуты, ближайшие из пожарных ранены, одна паровая машина повреждена. В то же время упавшими в завод Ушковых в Игумновой слободе снарядами он был на глазах у пожарных зажжен. Кроме того, показалось пламя и в Адмиралтейской слободе, в той ее части, которая ближе к Казанке.

Взрывы продолжались, снаряды при этих взрывах неслись навстречу пожарным уже не только со стороны полустанка « Пороховая» , но и со стороны самого Порохового завода. Становилось ясно, что пожар распространился с полустанка на завод и что туда пожарным пробраться будет нельзя. Уцелевшие пожарные занялись отстаиванием завода Ушковых и недопущением распространения огня их Адмиралтейской слободы в город. От взрывов пострадало около 20 пожарных, большинство легко ранены. Брандмейстер Васильев, исполняющий обязанности брандмайора, получил ожоги при одном взрыве.

  Газета «Земская неделя»:

«Всю ночь с 14 на 15 и день 15-го августа в местные госпитали на автомобилях привозились раненые, подбиравшиеся на Устье в Адмиралтейской слободе, Ягодной и других. Медицинская помощь жертвам пожарища и взрывов была организована городскою госпитальной организацией и местными отделами Красного Креста. С этой целью был сформирован особый санитарный отряд, разъезжающий для подачи медицинской помощи пострадавшим от пожара и для уборки раненых. Отрядом руководил доктор П.К. Цынк. Всего раненых было подобрано за 14 и 15 августа около 60 человек, некоторый из них были помещены на квартирах у своих родственников. Было задержано на улицах в разное время и в разных местах 4 сошедших с ума и бредивших по поводу переживаемого Казанью бедствия.

В числе жертв пожара находится и начальник завода генерал Лукницкий. Во время одного из взрывов ему оторвало руку, и он вскоре умер от потери крови».

 «Казанские истории», № 17-18  2002 года

Смотрите другие публикации:

Февраль 1917-го: революция или переворот?

В обстановке двоевластия: война до победного конца

«Теперь у власти нет никого, кто угнетал трудовой народ…»

 

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов