Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
22.08.2018

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+9° / +20°
Ночь / День
.
<< < Август 2018 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1928 – Открыта первая меховая фабрика в Казани.

    Подробнее...

«Мы штампуем ошибку советской историографии, празднуя 100-летие Татарстана в 1920 году»

«Татарстан готовится к столетнему юбилею республики в 2020 году. Однако республика рождалась не в 1920-м, ее истоки – в революционном 1917-м», – так считает президент общественной организации «Форум татарской молодежи», кандидат исторических наук Айрат Файзрахманов.

С разрешения автора публикуем его статью, размешенную в газете «БИЗНЕС Online». Напоминаем, что в «Казанских историях» можно найти несколько публикаций о воссоздании государственности татар в первые послереволюционные годы.

«Образование Башкирской и Татарской республик: сцена и закулисье»

Забулачная республика – взгляд через 85 лет

Национально-демократические организации в крае в начале XX века

Как объединялись татары России…

В Казани установили памятник Садри Максуди

 

Айрат Файзрахманов

«СЕГОДНЯ МНОГИМИ СОЗДАНИЕ ТАТАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ВОСПРИНИМАЕТСЯ КАК ПОДАРОК СТАРШЕГО БРАТА И БОЛЬШЕВИКОВ»

Первые национальные органы власти, первый опыт самоуправления татары получили в рамках национально-культурной автономии и деятельности Милли Маджлиса в 1917 – 1918 годах, образовавшегося в результате всероссийского съезда мусульман, прошедшего в Москве ровно 100 лет назад.

Республика Татарстан загодя готовится к столетнему юбилею, который официально будет праздноваться в 2020 году. Взялись за торжество по-чиновничьи активно – утверждается перечень мероприятий, создан оргкомитет, готовятся юбилейные издания и т. д. Дело архиважное, особенно когда на высшем уровне ставится вопрос об исторических ошибках создания национальных республик. Чем раньше заявимся, тем лучше. Главное, чтобы не произошло так же, как и с 800-летним юбилеем Казани. Хотя протокольные мероприятия не являются гарантией гражданской вовлеченности.

Вместе с тем нужно подчеркнуть, что Татарстан рождался не в 1920-м, его истоки – в революционном 1917-м. И с этой точки зрения было бы справедливо юбилейные торжества начать уже в нынешнем году. Потому как Татарстан – государство производное от проекта национально-культурной автономии мусульман Внутренней России и Сибири (создана 22 июля 1917-го, ликвидирована в мае 1918-го), штата «Идел-Урал» и Татаро-Башкирской республики. Именно эти государственные «проекты» стали прямым истоком и отправной точкой современной государственности Татарстана, но оказались намеренно забытыми в советское время. Сейчас же мы штампуем ошибку советской историографии, перенося празднование лишь на 1920-й.

I Всероссийский мусульманский съезд, проходивший с 1 по 11 мая 1917 года в Москве

Именно поэтому сегодня многими создание Татарской Республики воспринимается как подарок старшего брата и большевиков. Однако республика берет свое начало не в умах и декретах вождей пролетариата. В революционном 1917-м, до прихода к власти большевиков, татары и другие народы России на своих национальных съездах вполне конкретно, пользуясь правом на самоопределение, заявляли о восстановлении своей утерянной государственности. Более того, делалось это и при самодержавии, хотя активность национальных движений и пресекалась на корню.

По большей части эта государственность мыслилась в рамках предоставления прав широчайшей автономии, в рамках федеративной и демократической России. Большинству национальных лидеров представлялось, что федерация дает для их народов больше возможностей, чем ограничений. В частности, об этом неоднократно заявлялось на всероссийских мусульманских съездах в Москве в мае 1917-го, в Казани – в июле 1917 года, где татары играли роль главных организаторов и идеологов.

В ноябре 2016 года Садри Максуди был установлен памятник в парке Стамбул. Фото Олега Маковского

«ТАТАРСТАНУ ВЕРНУЛИ ИМЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ МАДЖЛИСА, НО НЕ ВЕРНУЛИ В ПУБЛИЧНОЕ ПРОСТРАНСТВО ПАМЯТИ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОБ ИСТОКАХ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ ТАТАРСТАНА»

Возможно, у кого-то есть опасения, что историческая память о штате «Идел-Урале» и Милли Маджлисе может поставить много неудобных вопросов, но не стоит бояться своей истории, иначе память заполнят сказки и мифы других народов. Пока же получается так, что поскольку национально-культурная автономия со своим национальным парламентом (Милли Маджлис) заседала в Уфе, будто она не имеет отношения к Татарстану. Между тем первые национальные органы власти, первый опыт самоуправления татары получили именно в рамках национально-культурной автономии и деятельности Милли Маджлиса в 1917-1918 годах.

В настоящее время нам вернули имя председателя Маджлиса – Садри Максуди (в ноябре 2016 года ему был установлен памятник в сквере «Истамбул» в Казани), но не вернули в публичное пространство памяти представление об истоках государственности Татарстана.

Что касается штата «Идел-Урал» (state – «государство»), то его восприятие также недалеко ушло от советских штампов. Как на проект государственного строительства на него незаслуженно навешан ярлык сепаратизма. В сознании многих он и вовсе ассоциируется с нашумевшим легионом «Идел-Урал».

Сейчас о штате и его лидерах Ильясе Алкине, Галимзяне Шарафе, Исмагиле Атнагулове и других практически не вспоминают на официально уровне. Надо подчеркнуть, что эта идея в начале 1918 года не только не выходила за рамки понятия «субъект Российской Федерации» – штат «Идел-Урал» и вовсе был проектом с советским государственным устройством. Несмотря на это, его конец оказался печальным: большевики не захотели мириться с волеизъявлением снизу, лидеры «Идел-Урала» накануне объявления о создании штата были арестованы (27 февраля 1918 года), а в пику данному проекту центральным комитетом было опубликовано положение о Татаро-Башкирской Республике (ТБССР).

Нужно сказать, что подобное заигрывание большевиков с идеей национальной государственности позволили выбить почву из-под ног национальных лидеров. Даже местные мусульманские «радикалы» – так называемые ваисовские божьи полки, грезившие о Булгаристане, пошли вслед за большевиками.

Но в итоге даже объявление советской Татаро-Башкирской республики в 1918 году по причине бушевавшей в Поволжье Гражданской войны было отложено. В определенной степени помешала и смерть Мулланура Вахитова – председателя центрального мусульманского комиссариата, руками которого «Идел-Урал» был столь бесцеремонно заменен на проект ТБССР. Более чем через год, в конце 1919-го, необходимость создания Татаро-Башкирской республики была подтверждена всероссийским съездом коммунистических организаций народов Востока.

Мирсаид Султан-Галиев

Преемник Вахитова, Мирсаид Султан-Галеев, несмотря на титанические усилия и статус соратника Иосифа Сталина, пролоббировать проект ТБССР не смог. Партия повела свою игру: положение о ТБССР и решение съезда было отменено. Конечно, могло быть и хуже, ведь среди старших «товарищей» татар по партии и вовсе был популярен лозунг «Ни Уфы вам, ни Казани».

В итоге государственность татарского народа возродилась в существенно урезанном виде. Границы ее были проведены таким образом, что территория республики составила 68 тыс. кв. км вместо около 130 тыс. кв. км по проекту Центрального бюро коммунистических организаций народов Востока и около 220 тыс. кв. км. территории запроектированного национального штата «Идел-Урал».

«РАЗРАБОТКА ТАТАРСКОЙ МОЛОДЕЖЬЮ ПОЛНОЦЕННОГО И ПРОРАБОТАННОГО ПРОЕКТА «ИДЕЛ-УРАЛ» СТАЛА НЕОЖИДАННОСТЬЮ ДЛЯ СТАРШЕГО ПОКОЛЕНИЯ ТАТАРСКИХ ПОЛИТИКОВ»

Кстати, человек, картой татарстанских границ которого пользуются и по сей день – Галимзян Шараф, являлся одним из создателей ТАССР, видным политическим деятелем и ученым. С тем-то уровнем технологий, полной разрухой и сегодняшней кадастровой щепетильностью картографические данные остаются актуальными! Не удивляться этому невозможно. В конце 1917 года, в 21-летнем возрасте, он был председателем коллегии по осуществлению проекта Урало-Волжского Штата (КУВШ), в состав которой входили такие зубры татарской политики, как Максуди, Фатих Карими, Ибниямин Ахтямов, Хади Атласи и другие. Именно он в январе 1918 на заседании национального собрания – Милли Меджлиса – делал основной доклад по созданию штата «Идел-Урал».

Надо сказать, что разработка татарской молодежью полноценного и проработанного в нескольких вариантах проекта «Идел-Урал» стала неожиданностью для старшего поколения татарских политиков.

Впоследствии Шараф участвовал в качестве эксперта в разработке проектов Татаро-Башкирской ССР и ТАССР, был экспертом при Наркомнаце, тесно работая с тогдашним наркомом Сталиным. Именно на него была возложена разработка детальных границ республики в 1920 году и согласование их с руководством РСФСР. Шараф возглавлял также процессы подготовки статистических материалов по экономике, национальному и социальному составу населения республики. Несмотря на то, что он открыто сожалел о нереализованном проекте ТБССР и невключении Уфимского и Бирского уездов в состав ТАССР, все важнейшие проекты внутреннего административного деления республики с 1920 по 1933 года разрабатывались им или при ближайшем его участии. Он издал множество трудов по языкознанию, демографии, экономической географии.

В 1937 году репрессирован, провел восемь лет в лагерях, выжил, последние годы преподавал в Апастово. Умер в 1950 году и похоронен на кладбище Ново-Татарской слободы Казани.

Кстати, родные братья Галимзана, Гильметдин и Бурхан Шараф, – учредители крупнейшей дореволюционной татарской типографии. Другие братья, Шихабетдин и Шагаретдин, – видные религиозные деятели. Шихабетдин одним из первых перевел Коран на литературный татарский язык (рукопись в настоящее время числится утерянной), был женат на родной дочери муфтия Ризаетдина Фахретдина – Асьме. Все братья были репрессированы в разные годы.

В 2016 году Галимзяну Шарафу исполнилось 120 лет, но юбилей такого человека оказался подзабыт. Возвращение этого имени общественности – это то, что непременно должно быть в перечне мероприятий по празднованию 100-летия республики. Предание забвению Шарафов, как сделали в этом году относительно Алкиных (Ильясу Алкину в 2015 исполнилось 120 лет), не делает чести для республики, которая пока еще не забыла о своей государственности. К счастью, все шансы для этого есть – дом семьи Шарафовых отреставрирован. Дело остается за малым – рассказать о них татарстанцам.

«В РЕСПУБЛИКЕ ПРАКТИЧЕСКИ НЕТ УЛИЦ И ПАМЯТНЫХ МЕСТ, СВЯЗАННЫХ С ИСТОРИЕЙ СТАНОВЛЕНИЯ ГОСУДАСТВЕННОСТИ ТАТАРСТАНА»

Вообще, ушедшие два года были богаты на юбилеи целой плеяды выдающихся личностей, без которых бы Татарстан не появился на свет. Так случилось, что пока их имена оказались незаслуженно забыты и о них известно только узкому кругу специалистов. В 2016 году 120 лет исполнилось второму советскому премьеру Кашафу Мухтарову, 140 лет – Юсуфу Акчуре, в 2015-м – 130 лет Вахитову, 120 лет – Ильясу Алкину. В 2017 году – юбилей у его отца, известного татарского политика начала ХХ века Саидгарея Алкина. Юбилей также у основателя исламского социализма, татарского большевика №1 Султан-Галеева. Последнему должен был появиться памятник на площади между зданием Государственного Совета и НКЦ «Казань», однако долгие годы там простоял большой камень, а сейчас в пылу большой стройки есть опасения, что и памятного камня не останется.

В республике практически не существует улиц и памятных мест, связанных с историей становления государственности Татарстана. Есть только то, что связано с советской историей. Нет улиц Акчуры, Алкиных, Галимзяна Шарафа, Мухтарова,Атнагулова и других. А Галимзян Ибрагимов, Шамиль Усманов, Гаяз Исхаки для казанца – скорее писатели, нежели политические деятели. Не увековечена память о тех, кто создавал ТАССР, за исключением весьма противоречивой фигуры Саид-Галеева. Музейные фотографии 10 на 12, которые даже не сопровождаются сухим пересказом экскурсовода, не в счет.

Может показаться, что достаточно советских памятных досок, с идеологическим пафосом говорящих о процессе создании ТАССР. Среди подобных проблем забвения для истории создания Татарстана – это исчезнувшая после реставрации дома на улице Астрономической, 17 мемориальной доски Мухтарова – первого руководителя татарстанского здравоохранения, ставшего премьером и победившего голод в республике.

Имя, которое пользовалось авторитетом и популярностью у современников, осталось в анналах исторической науки, но не в исторической памяти Татарстана. Видимо, в тех условиях, когда у республики нет необходимости формировать эту память, она редко соприкасается с исторической наукой. Однако имена и дела, которые сегодня на слуху, быстро могут быть забыты потомками.

Айрат Файзрахманов

Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/344980

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов