Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
27.04.2017

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Погода в Казани
+9° / +16°
Ночь / День
.
<< < Апрель 2017 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1898 –   В казанском парке Черное озеро появилось электрическое освещение.

    Подробнее...

Говорят, на таких, как он, земля держится...

18 сентября 2015 года исполняется 90 лет со дня рождения народного писателя РТ, лауреата Государственной премии Габдуллы Тукая и премии Гаяза Исхаки, Почётного академика АН РТ, видного государственного и общественного деятеля Гарифа АХУНОВА (1925-2000).

В преддверии юбилея редакция попросила рассказать об отце известную поэтессу Наилю Ахунову. Она прислала несколько материалов, которые мы представляем вашему вниманию.

С ним всегда было интересно. Отец был жизнелюбивым, весёлым, добрым. Искренним человеком. Человеком слова. И – дела: трудолюбие Гарифа Ахунова вошло в поговорку среди коллег-литераторов. И эти же качества ценил в других. Всё это видно из короткого блиц-интервью с ним, которое было мною взято у него в полушутку, в полусерьёз, незадолго до его кончины...

ГАРИФ АХУНОВ:

«Наибольшее счастье – добиться признания своих книг, своего труда народом»

ЗНАКИ ЗОДИАКА: Дева, Вол.

КРЕДО: «Во всём дойти до самой сути» и добиваться совершенства.

ГЛАВНЫЙ УСПЕХ В ЖИЗНИ: семья.

ЛЮБИМОЕ ЗАНЯТИЕ: писать книги и рисовать.

ЛЮБИМЫЙ ВИД ОТДЫХА: работа в саду с женой Шаидой.

ЛЮБИМЫЙ ПОЭТ: Габдулла Тукай.

ЛЮБИМЫЙ ПИСАТЕЛЬ: Михаил Шолохов.

ЛЮБИМЫЙ ПЕВЕЦ: Ильгам Шакиров.

ЛЮБИМЫЙ АКТЁР: Шаукат Биктимиров.

ЛЮБИМЫЕ ИМЕНА: моих близких.

ЛЮБИМЫЙ ЦВЕТ: белый.

ЛЮБИМЫЙ ЦВЕТОК: ромашка – из полевых, герань – из домашних, роза – из садовых.

ЛЮБИМОЕ БЛЮДО: картошка в любом виде.

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ВЫЗЫВАЕТ НАИБОЛЬШЕЕ ВОСХИЩЕНИЕ: Расул Гамзатов

НАИБОЛЕЕ ОГОРЧИТЕЛЬНАЯ ЧЕРТА В ЛЮДЯХ: потребительское отношение к жизни, завистливость.

ЧЕРТА, НАИБОЛЕЕ ЦЕННАЯ В ДРУЗЬЯХ: искренность.

НАИБОЛЬШЕЕ СЧАСТЬЕ: добиться признания своих книг, своего труда народом.

ЧТО ВНУШАЕТ НАИБОЛЬШИЙ СТРАХ: я уже ничего не боюсь, даже смерти.

 

Кто мог подумать, что мы попадём в водоворот «бермудского треугольника» между социализмом с «человеческим лицом» и «диким» капитализмом? В «чёрную дыру» во времени и пространстве – без названия? И что не всем дано выплыть... А наши родители верили в светлое будущее, и им – идеалистам-романтикам, уже прошедшим, казалось, самые тяжёлые довоенные, военные и послевоенные времена: голод, войну, репрессии, разруху, нужду – пришлось потом труднее всего... Но они не озлобились и не ушли в себя...

Многие тепло вспоминают моего отца с его доброй, неповторимой улыбкой, 18 сентября 2015 года ему исполнилось бы 90 лет...

* * *

Наш диалог длился почти полвека и оборвался на полуслове.

« Жизнь прошла как не было, не поговорили...». Теперь придётся договаривать стихами, воспоминаниями, посвящениями. Когда уходит земля из-под ног – цепляешься за любую соломинку. И эта спасительная соломинка – стихи. Она их любила, знала множество наизусть, изредка читала свои, была не только талантливым поэтом, но и прозаиком, и переводчиком. С пониманием и сочувствием относилась к моим попыткам творческого самовыражения, была их первым читателем и критиком.

Любила наш сад возле Васильево, где летом многочисленные хвори словно покидали её, наслаждалась многоцветьем посаженных ею цветов, закатным небом, дымком самовара, пеньем птиц на рассвете: всё это, возможно, напоминало ей родные Агрызские края, детство в деревне Уразаево, юность, когда она работала сельской учительницей в суровые годы войны; делала вкуснейшее желе из красной и чёрной смородины, варенье из крыжовника, калиновую пастилу...

Всю долгую зиму мама ждала прихода летних дней, а в 2009 году не дождалась: морозная февральская ночь забрала её с собой в полнолуние.

Гариф Ахунов с женой - Шагиной

Она похоронена на тихом татарском кладбище в Арске рядом с папой, на его родине, где бережно чтят память земляка. Парк и одна из арских улиц названы его именем, учреждена премия для молодых дарований Арского района, которая вручается в день его рождения -18 сентября, в 2010 году ему исполнилось бы 85 лет; в музеях и школах есть мемориальные экспозиции, где на многих фотографиях рядом с ним мама...

Отец посвятил ей немало прозаических и стихотворных строк, где называл её «моя счастливая звезда». Родители счастливо прожили вместе полвека и сейчас покоятся рядом, в окружении рябин, которые они так любили.

***

P.S. Это предисловие к моей книге стихов «Ветер с Казанки», она стала лауреатом Республиканского конкурса «Лучшая книга – 2011», который проводит Министерство культуры РТ, Национальная библиотека РТ и ОАО «ТАТМЕДИА».

16 августа 2011 года я получила сигнальные экземпляры своей книги стихов «Ветер с Казанки», посвящённой родителям. Она вышла в Татарском книжном издательстве, в неё вошло и это эссе с их фотографией, моей любимой, снятой в 1963 году в Альметьевске...

2011 год

ПИСЬМО ИЗ АРСКА

«Спасибо, вам, дорогая Наиля, столько нового узнаю от вас. Сейчас буду гуглить, искать все названные вами фамилии, читать стихи и восторгаться людскими талантами. Недавно была в арской библиотеке,и тут на выставке на глаза попалась ваша книга «Ветер с Казанки». Я очень обрадовалась, такое шикарное издание, приятно взять в руки, с вашим замечательным автографом: «Я люблю Арск». Я тут же попросила выдать мне все ваши книги, какие есть, но к сожалению, других книг не оказалось.Пришла домой и сразу начала читать, это было нечто. Стихи прекрасные и очень близки мне по духу, про природу, про любовь, про Арск, про своих родителей. Особенно меня потрясли ваши стихи, посвященные матери.

Наиля Ахунова бережно хранит память об отце и не дает забывать его читателям

Моей мамы нет уже 10 лет, ушла она от нас в 67 лет, добрейший души человек была, ангел. Жизнь была у ней непростая. И лежат наши мамы – ваша и моя – на одном кладбище. Так что каждую вашу строчку о матери пропустила через свое сердце. Стихи искренние, трогательные.

Первый раз читала стихи и вникала в смысл, а затем по новой стала читать, обращая внимание на форму, стихи у вас разные по форме и жанру, и верлибр, и хокку. Я, может быть, впервые серьезно вчитывалась в хокку и осознавала прелесть застывших образов. Спасибо вам за доставленное удовольствие.

С уважением, Резеда Сафина (Арск) 25.07.2013

  МОЛИТВА

Воскресный майский день. Пригревает солнце. Весьма ощутимо, хотя утром прошёл дождь. Мы едем в Арск. Становится уже жарковато. На татарском кладбище в Арске сухо, хотя по пути – по оврагам и обочинам – там и сям попадаются небольшие островки нерастаявшего снега. Идём по знакомой тропинке мимо могил...

Вот и пришли. Ставим корзины с цветами возле памятников на родительских могилах. Долго молчим. Прилетает пара белых бабочек-капустниц. Покружившись над нами, они улетают, потом снова прилетают...

Пока я прибираюсь, солнце начинает основательно припекать. Прошу мужа сходить за Сарвар апа. Мы с ней дружим, она помнит моих папу и маму. У неё загорелое лицо и голубые, несмотря на преклонный возраст, глаза. 13 января 2013 года ей уже будет 80 лет...

Белоснежный платок, повязанный по-татарски, подчёркивает свежий загар. «Приехали?»,– спрашивает она и обнимает меня. Сарвар апа не слышит после дорожной аварии, но мы почти всегда понимаем друг друга. На плече у неё грабли. Но я уже успела прибраться. И она читает «дога» – молитву. А затем приглашает в гости к себе, её дом недалеко от кладбища, напротив мечети.

На дорожку нам дочери хозяйки, Гульфия и Ильсия, заворачивают кучтэнэч – горячие, с пылу-жару эчпочмаки и беккены...

 ЛИСТАЯ СЕМЕЙНЫЙ АЛЬБОМ

Иногда начинаешь перелистывать жизнь как фотоальбом: мелькают лица, события, города – некоторые уже не помнишь, а некоторые врезались в память навсегда...

... Альметьевск, я на черно-белом фото, годовалая, щекастая и ушастая, на руках красивой, смеющейся мамы...

...Вот мне отец привозит из Москвы много-много конфет в красивых фантиках: «Мишка на Севере», «Красная шапочка», «Белочка»... Я радуюсь и обнимаю папу. Мне лет шесть. Мы с ним высыпаем конфеты в матерчатый оранжевый абажур и выносим во двор. Детвора налетает стайкой, вскоре идём домой налегке...

... А вот мы с любимой Юзликай эби возвращаемся из магазина. Мне года три-четыре. В авоське у неё разные продукты, в том числе и моё любимое шоколадное масло, она угощает меня им прямо на улице. Я вся перепачкалась, но счастлива. Я чувствую, что бабушка любит меня больше всех. Мы смеёмся-заливаемся...

...Вот я катаюсь на катке для малышей в нашем дворе, а брат на катке для взрослых играет в хоккей...

...А вот в парке за домом малышня играет в войну. Там намело огромные сугробы и мы роем глубокие пещеры и ходы, настоящие катакомбы...

... А это мы на демонстрации с родителями, мне нравится кричать «Ура!». и махать ярким флажком, потом к нам приходят гости, вкусно пахнет мамиными пирогами, а бэлиш у нее просто объеденье...

... Я на новогодней ёлке со своим первым классом в Доме техники нефтяников, мама мне сшила чудесный костюм снежинки и в косички вплела пышные банты...

... А это мы уже переехали в Казань. Я, кажется, единственная с толстой косой ниже пояса, среди моих одноклассниц с короткими стрижками...

... О, выпускной вечер в художественной школе: отец пришел вместе со мной, он счастлив, у него сияют глаза: у меня аттестат с одними пятерками по всем предметам. Папа, деревенский мальчуган, с малолетства мечтал выучиться на художника и всю жизнь любил рисовать в свободную минуту...

...Вот первый жених просит у моей мамы благословения, а она отвечает, что я ещё слишком молода...

...А вот будущий муж просит моей руки у папы, а он мудро отвечает, что выбор за мной. И улыбается... Кстати, мои родители потом ни разу об этом не пожалели...

КЛАД: 50 лет роману Г. Ахунова

Недавно в Татарстане отметили 70-летие с начала разработок нефтяных месторождений. И вот ещё одно значительное событие, которое тоже связано с нефтедобычей – легендарному роману «Клад» народного писателя РТ Гарифа Ахунова (1925-2000) о нефтедобытчиках и их нелегких порой судьбах – исполнилось 50 лет.

Книга имела успех, переиздавалась и переводилась на разные языки. По этому произведению был снят одноименный фильм на Свердловской киностудии в 1977 году, в котором задействованы известные актеры советского кино Александр Филиппенко (в главной роли татарина-нефтяника) и Марианна Вертинская, а также Роман Громадский и Шаукат Биктимиров.

Музыку к фильму и песни на стихи Сибгата Хакима и Марата Тазетдинова написала композитор Софья Губайдуллина, которую знают во всём мире.

Кстати, А. Филиппенко приезжал на открытие улицы Гарифа Ахунова в Казани в 2008 году...

Кроме этого, в 1973 году за роман «Клад» и повесть «Ядро ореха» Гариф Ахунов был награжден Государственной премией РТ имени Г.Тукая – так что еще один юбилей... В 2013 году исполнилось также 50 лет Альметьевскому отделению Союза писателей, председателем которого тогда стал Гариф Ахунов. А пятым юбилеем стало 60-летие города нефтяников Альметьевска. И всё это прямо или косвенно связано с нефтяной промышленностью Татарстана. И сейчас нефть – главное богатство Татарстана.

Знаменитый роман « Клад» – о добыче «чёрного золота», как называли его в газетах, а «золото значит – клад», – говорит один из героев романа, но главный-то клад – люди, далее заключает писатель устами своего героя.

И это не пустые слова: вся жизнь Гарифа Ахунова подчинялась главному принципу – отношения к людям, окружающим его как к настоящему сокровищу. «Главная роскошь для него всегда была в роскоши человеческого общения», – говорят о нем известные люди, знавшие писателя и его родные, свято хранящие память о нем.

В Казани это событие отметили в музее Г.Тукая, что тоже не случайно, ведь 40 лет назад Гариф Ахунов стал лауреатом Тукаевской, самой почетной у нас в республике премии. Символично, что на встречу пришли ученики с учителями новой школы №35 с аэрокосмическим уклоном, которая открылась в этом году на улице Гарифа Ахунова в Приволжском районе – в микрорайоне «Солнечный город». Встречу снимало ТНВ для передачи «Татарлар».

Вечер вела дочь писателя – заслуженный работник культуры, лауреат премии имени Горького, руководитель литобъединения « Белая ворона» Наиля Ахунова; помогала ей в этом Альбина Абсалямова – внучка писателя Абдурахмана Абсалямова.

На вечере выступали люди, хорошо знавшие и помнившие Гарифа Ахунова, те, с кем непосредственно общался Гариф Ахунов или их дети, знающие о Гарифе Ахунове по воспоминаниям своих родителей. Это и дочь писателя Туфана Минуллина – Альфия, и журналист из Альметьевска Рустам Тухватуллин – сын писателя Рафаила Тухватуллина, и поэт Наиль Касимов, который считает Гарифа Ахунова своим духовным учителем, а также наставником в плане творчества, и родственник писателя Марсель Шакуров, и заведующая библиотекой школы №35 Эльмира Минеева.

О человеческих, душевных качествах писателя говорит и тот факт, что свой гонорар за роман «Клад» Гариф Ахунов отдал своим сельским родственникам-погорельцам для строительства нового дома...

И спустя 50 лет проблемы, поднятые в книге, сам роман – актуальны, как никогда, ведь прежде всего нужно беречь главный «клад» – человека и человечное отношение к друг другу, и тогда будет и нефть, и газ, и другие богатства в республике, в стране, в мире.

2013

Елена Черняева

 Золотое слово, серебряный кушак

У него был заразительный смех, ясный взгляд и открытая улыбка человека, которому нечего скрывать и который больше всего хотел бы, чтобы вы улыбнулись вместе с ним.

Мало в чём так ярко проявляется личность, как в чувстве юмора, – и, может быть, в бытовом более, нежели в собственно литературном. А пошутить Гариф Ахунов любил – неважно, проводил ли он в этот момент серьёзное собрание, играл в бильярд или сидел за праздничным столом. Он был весёлый человек, которого частенько поручаемые ему обязанности тамады не то что не обременяли – он выступал в этой роли с видимым удовольствием и, вероятно, именно поэтому у него всё так хорошо, практически профессионально, и получалось.

У всякого тамады есть любимые шутки. Помимо непременных «Позвольте мне опоясать ваше золотое слово серебряным кушаком» и т.п., это часто были короткие истории про друзей, и прежде всего про Расула Гамзатова – личности во многих отношениях легендарной и по числу рассказываемых апокрифов сравнимой с известными остроумцами Михаилом Светловым и Фаиной Раневской. Скажем, о том, что ответил Расул некоей пожилой даме, обидевшейся на сравнение женщин с то приплывающими, то уплывающими от мужчин рыбками…

Друзей своих он любил нежно. «Если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, будущее выстрелит в тебя из пушки», – процитировал я ему как-то гамзатовского Абуталиба – и сразу почувствовал, что любое доброе упоминание о его товарищах, их книгах и мыслях ему в радость.

Что касается легенд и быличек, рассказываемых давно уже о самом Гарифе Ахунове, то их тоже немало. Приведу только один: будучи в Казани, Сергей Михалков в разговоре между делом заметил, что московские улицы чище казанских. «Так ведь в Москве, – незамедлительно отреагировал Гариф абый, – дворниками татары работают…»

Иногда трудно понять, почему память сохраняет те, а не иные характерные подробности речи близкого человека.

«Спасибо за помощь слаборазвитым странам», – говорил обыкновенно Гариф Ахунзянович, когда ему помогали в каких-то мелочах – исправить пишущую машинку или принести от колодца воды на даче, и сейчас эта немудрящая шутка тоже кажется значительной – и потому, что человека с нами уже нет, и потому, что ты более отчётливо, чем раньше, понимаешь её не просто как «дежурную» остроту, но и как проявление чувства собственного достоинства. Которое не позволяет похвале или благодарности быть чрезмерными – даже в устах человека, ни на благодарность, ни на похвалу другим никогда не скупившегося.

Имелись у него и излюбленные литературные примеры, что называется, «из писательской кухни». Вот один из них, на тему «Как делается юмор». Герой рассказа едет в поезде и укладывается спать. «Можно написать, – говорит Ахунов, – так: «Мне было холодно, и я укрывался газетой», – и ничего смешного в этой фразе не будет. А можно: «Мне было холодно, хотя я укрывался газетой», и одно это маленькое словечко совершенно меняет окраску предложения».

В 1969 году в Казани побывал знаменитый итальянский сказочник Джанни Родари. Ему многое понравилось у нас, и в частности – то, что он услышал от Гарифа Ахунова: «Джан» (в том числе в имени «Джанни») означает «душа». Так вот, чтобы сказать такую приятную и глубокую вещь душевному человеку Джанни Родари, нужно было самому быть очень живым и душевным человеком.

 Не случайно многие из авторов этой книги независимо друг от друга и даже независимо от характера их реальных взаимоотношений с Гарифом Ахуновым говорят о нём: «Мне его сегодня очень не хватает…».

О каждом ли из нас, когда мы уйдём, скажут то же?

Борис Вайнер

Читайте в "Казанских историях":

Гариф Ахунов: «Мой герой – человек из народа»

«Ветер с Казанки»: встреча поэтессы Наили Ахуновой с московскими читателями

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов