Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Finversia-TV
Яндекс.Погода

Хронограф

<< < Май 2019 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1918 – Начался мятеж Чехословацкого корпуса – воинского соединения из военнопленных Первой мировой войны. Уже 31 мая Казанский губисплолком принял решение объявить губернию на военном положении; губернским военным комиссаром был назначен И.И. Межлаук.

    Подробнее...

Шаляпинский фестиваль – в 25 раз

6 февраля 2007 года в 25 раз открылся Международный оперный фестиваль имени Ф.Шаляпина. В его программу входят 7 спектаклей и 2 гала-концерта, традиционно завершающие музыкальный праздник.

Юбилейный фестиваль имеет целый ряд особенностей. Впервые в программу фестиваля входят 3 премьеры текущего сезона. Это специально подготовленный к фестивалю «Трубадур» Дж.Верди, опера «Дон Жуан» В.Моцарта. 11 февраля зрители увидели татарскую оперу «Любовь поэта» Р.Ахияровой. Для выступления в Казани приглашены более 50 исполнителей из России, США, Италии, Германии, Австрии, Словении, Украины, Чехии, Казахстана. Среди них мега-звезды, выступающие на казанской сцене впервые – Ольга Бородина, Ильдар Абдразаков, исполнители из США Адина Аарон, Калуди Калудов, Деррик Лоуренс и другие.

Впервые в истории фестиваля гала-концерт, который прошел 17 февраля, будет показан в прямом эфире на ГТРК «Культура».

Об истории Шаляпинского фестиваля рассказывает журналист Любовь АГЕЕВА, которая в 1981-1991 годах была его неизменным летописцем.

В начале февраля 1993 года газета «Казанские ведомости» сообщила, что 11 числа в Казани начнется сезон паломничества в оперу. Потом это словосочетание на несколько дней станет рубрикой. Она не была преувеличением, а реально отражала интерес к Шаляпинскому фестивалю, в тот год двенадцатому.

В том же самом номере была опубликована статья известного казанского музыковеда Георгия Кантора, который в преддверии десятого, юбилейного фестиваля рассказал, как все начиналось, и подвел итоги этого музыкального праздника. У истоков фестиваля стояло несколько человек, уже долгие годы думающие над тем, как заманить в театр зрителей.

Мне приходилось бывать на оперных спектаклях, которые собирали не более пяти рядов, и на премьерах с зияющими пустотами в партере. И это при том, что Казань и в те годы слыла городом музыкальным. Она помнила, что здесь родился великой Федер Шаляпин.

В феврале 1973 года в оперном театре состоялся большой вечер-концерт, посвященный 100-летию великого земляка, в Доме актера выступала его дочь – Ирина Федоровна, которая подарила Музею Горького, в котором уже тогда была «комната Шаляпина», несколько ценных экспонатов.

Возможно, именно тогда появилась безумная идея организовать фестиваль имени Шаляпина. Безумная по двум причинам: во-первых, к имени величины мирового значения хотел прикоснуться самый что ни на есть провинциальный театр, во-вторых, к тому времени зародилось и умерло уже несколько фестивалей.

Тем не менее, в 1981 году была создана инициативная группа, в которую вошли главный режиссер театра имени Джалиля Ниаз Даутов, главный дирижер Василий Куценко, заведующий театральным музеем Ф.Саллави, заведующая литературной частью Рамзия Такташ и доцент Казанской консерватории Георгий Кантор.

Подшивка «Вечерней Казани», редакция которой с большим интересом следила за развитием событий, сохранила дух первого фестиваля, бросившего вызов и квелой казанской публике, и собратьям по искусству в других городах. И, как это ни странно, фестиваль сразу приняли всерьез.

В фестивальной афише значились «Борис Годунов» (с этой оперы фестиваль начинался), «Князь Игорь», «Севильский цирюльник», «Евгений Онегин», «Фауст», «Русалка». Для участия в фестивале дали согласие приехать 20 артистов из многих городов страны, в том числе два народных артиста СССР – Артур Эйзен и Булат Минжилкиев.

Приехал, правда, один, но Мельник в премьерной «Русалке» Анатолия Правилова, народного артиста России из Горького, так очаровал зрителей, что никто о замене не пожалел. А гость из Фрунзе выступал в Казани позднее, и не один раз.

Среди других исполнителей в феврале 1992 году были Г.Пасько из Минска, в прошлом солист театра имени Джалиля, заслуженный артист ТАССР, заслуженные артисты РСФСР О.Соловьева, Г.Яковлева, О.Кленов, и Н.Моисеенко, Г.Латипов из Риги, заслуженный артист Латвийской ССР, заслуженный артист Бурятской АССР Б.Петюк.

Всех не назовешь. Но нельзя не вспомнить двух лауреаток Всесоюзного конкурса вокалистов имени Глинки. Нагима Галеева из Минска с удовольствием приехала на свою историческую родину – в Казани жили ее бабушка и дедушка.

Гастрольный график Любови Казарновской, солистки Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, которая пела Татьяну в опере «Евгений Онегин», в те годы не был столь насыщен, как сейчас, и она без особых колебаний приняла приглашение выступить в Казани.

Интересно, что на первом фестивале был и гость из-за рубежа – Роберт Сыч из Чехословакии пел Онегина.

Фестиваль с первого раза был заявлен как большой музыкальный праздник, включающий в себя не только оперные спектакли. В театре была развернута выставка с уникальными материалами о жизни Шаляпина, А.Эйзен дал сольный концерт, несколько участников выступили прямо в цехе компрессорного завода (о подобных событиях с приходом экономических реформ пришлось забыть).

В день рождения прославленного земляка, 13 февраля, в театре прошли Шаляпинские чтения, на которых сообщения сделали Н.Даутов, Ф.Саллави, Г.Кантор, а также научный сотрудник Музея Горького Л.Померанцева. Говорили о творческом наследии Федора Шаляпина, о путях дальнейшего развития оперного искусства.

Схема фестиваля остается в основном такой же. Позднее добавился конкурс басов. На его организацию решились не сразу. В отличие от фестиваля, он, к сожалению, ежегодным не стал.

Заголовки фестивальных репортажей в «Вечерней Казани» говорят о том, что фестиваль сразу был замечен казанской публикой: «Город живет музыкой» – 10 февраля, «Каждый день – аншлаг» – через два дня. Инженер А.Стальнова в интервью призналась, что пришла в театр из-за А.Эйзена, а потом едва купила билет на «Севильский цирюльник». Наша собеседница выразила то, что могли сказать в те дни большинство зрителей.

Кого-то, как А.Стальнову привлекла знакомая фамилия в афише. До этого она в оперном театре не была ни разу, посмотрев «Князя Игоря», решила сходить еще, поскольку не меньше гастролеров ей понравились казанские певцы.

Многие пришли из чистого любопытства. И театр оправдал их ожидания.

«В Казани есть огромные преимущества – хорошая оперная группа с уже сложившимися культурными традициями. Поэтому следует надеяться, что со временем Шаляпинский фестиваль завоюет широкую известность и любовь исполнителей, конечно, при условии его регулярного проведения», – цитата из первого интервью Артура Эйзена, который приезжал в Казань и в 1993 году.

«Казанцы могут гордиться, что блестящая идея организовать Шаляпинский фестиваль принадлежат им. Но фестиваль должен быть не просто музыкальным праздником. Надо умело использовать его для воспитания у молодого поколения уважения к прошлому своего народа, к его культуре», – это слова Анатолия Правилова.

А солист театра имени Джалиля Юрий Борисенко отметил прежде всего пользу фестиваля для творческого совершенствования казанской труппы. Организаторы фестиваля ставили перед ним две главные задачи. Первая – прибавить число зрителей. Поэтому ставка была сразу сделана на привлечение известных мастеров оперной сцены.

В разные годы в Казани выступали известные басы А.Ведерников, К.Базарсадаев, А.Морозов, Н.Охотников, В.Гринченко. В фестивальных спектаклях принимали участие такие звезды, как Т.Синявская, И.Богачева, М.Биешу, Л.Сметанников, Ю.Марусин, Ю.Мазурок.

Не помню, чтобы за первое десятилетие, когда я имела возможность смотреть все спектакли фестивальной афиши, кто-то из гастролеров серьезно разочаровал казанских меломанов, хотя порой в афише стояли совершенно не знакомые фамилии. Как было, например, когда на казанской сцене впервые появился Николай Путилин, солист театра из Сыктывкара.

Лишь однажды случился казус с певцом, если память не изменяет, из Тбилиси, который давал такого петуха!..

Но этот эпизод остался в памяти как досадное недоразумение. Как было распознать кота в мешке, ведь у заезжего гастролера была отличная творческая анкета?

Большой чиновник из Министерства культуры РСФСР, подводя в нашей газете итоги второго фестиваля, пообещал, что теперь с поиском участников проблем не будет – Москва поможет. Однако, насколько мне известно, этим и тогда, и сегодня занимается лишь руководство театра имени Джалиля, прежде всего его директор Рауфаль Сабиров.

Опера всегда была искусством элитарным. В этом смысле интерес к фестивалю, который ежегодно демонстрируют тысячи казанцев, заслуживает серьезного изучения специалистов. К тому же Шаляпинский фестиваль, как и предполагали его организаторы, помог увеличить число зрителей не только на фестивальных спектаклях.

В нашем городе появился клуб любителей оперы. Была с успехом решена и вторая задача, которую ставили перед собой организаторы фестиваля.

То, что в казанской труппе есть прекрасные солисты, гости из других городов, в том числе Москвы и Ленинграда, заметили сразу. В фестивальных спектаклях главные партии, как правило, исполняли гастролеры, что порой вызывало недовольство наших солистов. Кому не хочется «искупаться» в лучах славы, ведь иногда овации после спектаклей продолжались минут по пять?

Как отмечали постоянные зрители, приезжим знаменитостям нисколько не уступали Ю.Борисенко, З.Сунгатуллина, Р.Ганеева, Э.Трескин, Р.Мифтахова, Г.Ластовка, Ю.Галявинский и другие.

Помню, на один из фестивалей в Казань приезжал директор оперного театра из Германии. Он искренне позавидовал руководству нашего театра: «Если бы мне таких солистов, я бы покорил всю Европу». Казанцы предпочли покорять Европу без помощи немецкого импресарио.

Теперь зарубежные гастроли для театра имени Джалиля – обычное дело. «Наши» артисты неизменно отмечали, что фестиваль помогал им совершенствоваться в профессиональном плане, поскольку давал представление о разных вокальных школах, ставил определенную планку мастерства, ниже которой потом не хотелось опускаться и в обычных спектаклях.

Февральские спектакли в целом подняли исполнительский уровень казанской оперной труппы. Уже в 1983 году в «Вечерней Казани» отмечалось, что театральный оркестр был не просто аккомпаниатором, как случалось раньше, а равноправным партнером солистов.

Дирижер из Австрии Владимир Кираджиев, принимавший участие в фестивале 1993 года, говорил, что для него большая неожиданность – встретить в российской провинции таких музыкантов и такой оркестр.

Неузнаваемо преобразился хор, вызывавший ранее вполне справедливые нарекания.

Театр стал иначе относиться к постановке новых спектаклей: больше внимания стали уделять декорациям, костюмам.

С приходом на пост главного режиссера Владимира Раку театр стал интересной экспериментальной площадкой. Оперы теперь исполняются на языке оригинала.

Все, с кем пришлось в 1982 году разговаривать, предлагали сделать фестиваль традиционным. И, к большому удовольствию меломанов, это случилось. В 2007 году Шаляпинский проводится уже в двадцатый пятый раз.

Как и в другие годы, аншлаг на всех спектаклях, на афишах – много известных имен. Фестиваль по праву называется международным. Билеты теперь раскупаются практически за один день, хотя зрители порой еще точно не знают, кто приедет на этот раз.

В истории музыкального искусства – это, пожалуй, феномен. Тем более примечательный, что фестиваль благополучно пережил сложный период адаптации к рыночным отношениям, когда закрывались не только фестивали, но даже театры. Причина этого лежит на поверхности: фестиваль стал внутренней потребностью и театра, и его зрителей. Ходить на его спектакли престижно.

За 20 лет знающими меломанами стали даже те, кто покупал билет, как говорится, за компанию. В первые годы такие зрители выявляли себя неуместными аплодисментами в неположенных местах и массовым бегством из театра после первого акта. Опера – такое искусство, что смотреть спектакль просто так, для престижу, – занятие хуже пытки. Так что пришлось либо забыть про февральский ажиотаж на площади Свободы, либо научиться отличать оперу от оперетты.

Конечно, основная часть зрителей – это истинные любители музыки, которых не пугают ни цены на билеты, ни отсутствие именитых певцов, заявленных в программке (увы, без замен бывает редко, что, впрочем, естественно). Но любое, даже самое крепкое здание не устоит, если у него нет надежного фундамента.

То же самое можно сказать о Шаляпинском фестивале. Кирпичики в этот фундамент закладывали многие. Отметим, что начиналось все тогда, когда в театр еще ходили большие руководители. Если первый фестиваль открывал заместитель министра Р.Харисов, то второй – уже сам министр, И.Алеев, а на заключительном концерте в зале находились заведующий отделом культуры Татарского обкома КПСС М.Мусин, первый секретарь горкома М.Рамеев и заместитель Председателя Совета министров М.Хасанов.

Даже если они ходили в театр по должности, их присутствие в зрительном зале делало фестиваль событием значимым. Всем гостям первого фестиваля вручили почетные грамоты Министерства культуры. Тогда это была заметная награда.

Благодаря поддержке республиканских и городских властей Шаляпинский фестиваль стал праздником не только театра, но и всего города. Меломанам повезло, что 20 лет назад была в Казани газета, которая пестовала фестиваль, как младенца. «Вечерняя Казань» рассказывала о каждом спектакле.

Если в первый год мы публиковали короткие репортерские заметки (обязательно в номер, чего бы это ни стоило), то в 1993-м уговорили быть ежедневным рецензентом нашего постоянного автора – доцента Казанской консерватории Семена Гурария. Сотрудники нашего отдела Аня Миллер, Татьяна Лескова, спортивный комментатор Евгений Макаров, знаток музыки и меломан, брали блиц-интервью у певцов и музыкантов, публиковали статьи и рецензии, всячески пропагандируя оперное искусство, достаточно сложное для восприятия.

Георгий Кантор одно время вел специальную рубрику «Уроки музыки».

Помню, немало кабинетов высоких начальников пришлось посетить, чтобы помочь театру решить вопрос с транспортом. После того, как к концу спектаклей на площадь Свободы стали подаваться автобусы, казанцы стали ходить в театр чаще. И не только в феврале.

Конечно, Шаляпинский фестиваль – прежде всего заслуга самого театра. В первые годы артисты в Казань ехали с опаской. Решающим аргументом для многих, как они сами признавались журналистам, было имя Нияза Даутова, хорошо известное в музыкальном мире. Достаточно было одной поездки, чтобы стать активным пропагандистом Шаляпинского фестиваля. Земля, как известно, слухами полнится, а слухи были самые благожелательные.

Гастролеров покоряла отличная организация всего пребывания в Казани, уважительное отношение к гостям. Остальное доделывал зрительный зал – удивительную атмосферу фестивальных спектаклей отмечали все.

Надо отметить, что в 1981 году театр начал как бы новый отсчет своей жизни – в кабинет директора пришел Рауфаль Мухаметзянов. Имея за плечами только музыкальную школу, он оказался человеком, тонко чувствующим особенности театрального механизма. Многое из того, что он делал в самом начале своей директорской карьеры, на современном языке определяется словом «менеджмент». И все это очень пригодилось потом, когда театр остался без патерналистской длани государства.

Новые веяния в организации театрального дела, и прежде всего перевод артистов на контрактную основу, не всем нравились. В дискуссии о путях развития татарской оперы, которая за эти годы проходила в прессе не один раз, подспудно ощущались истинные претензии к молодому руководителю.

В ответ на очередные обвинения известный драматург, большой любитель оперного искусства Шариф Хусаинов писал в 1993 году в «Казанских ведомостях»: в том, что национальные спектакли идут при полупустых залах, директор театра не виноват. Напомним, что в то время партийные и иные органы еще занимались организацией культпоходов и деньги на банковском счету театра не всегда зависели от числа зрителей.

Шаляпинский фестиваль помог театру осознать, что работа со зрителем требует не меньшего мастерства, чем оперный спектакль. Это хорошо понимает административная группа во главе с заместителем директора Юрием Ларионовым.

В театре сегодня нет главного режиссера, как было принято раньше. Шеф оперы Гузель Хайбуллина спектаклей не ставит, но у нее много других, не менее важных в творческом деле функций. Все это и помогает поддерживать устойчивый интерес к театру вообще и к Шаляпинскому фестивалю в частности.

При всей его престижности достаточно одного– двух серьезных срывов, чтобы потерять авторитет, завоеванный двумя десятилетиями. Театр не отказался от фестиваля даже во время капитального ремонта здания. Передышка, даже временная, ему была бы не на пользу.

Любовь АГЕЕВА, в 1979-1991 годах заведующая отделом культуры

редакции газеты «Вечерняя Казань»

Публикация в газете «Республика Татарстан», 2007 год

 

  Издательский дом Маковского