Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
25.05.2018

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+5° / +16°
Ночь / День
.
<< < Май 2018 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
  • 1918 – Начался мятеж Чехословацкого корпуса – воинского соединения из военнопленных Первой мировой войны. Уже 31 мая Казанский губисплолком принял решение объявить губернию на военном положении; губернским военным комиссаром был назначен И.И. Межлаук.

    Подробнее...

История России в личной биографии Бориса Милицына

Очередная публикация нашего постоянного автора Бориса Рафаиловича Милицына подсказала интересную тему. Возможно, в 2018 году мы решили объявить конкурс читательских писем на тему «История России в личной биографии».

Борис Рафаилович решил напомнить о том, что казанские старожилы должны знать – о купце 3-й гильдии Василии Ивановиче Заусайлове (1845-1905), совладельце и фактическом руководителе Товарищества «Банкирская контора А.А. Печенкина и Ко», потомственном почетном гражданина города, а также о доме Заусайлова на Большой Проломной улице.

«Казанские истории» – Душа Василия Заусайлова живет в Савиново

Дело в том, что этот дом связан с историей семьи Милицыных.

Студент Казанского университета, не ставший химиком

Мать Василия Заусайлова, Анастасия Афанасьевна, довольно рано овдовела и, будучи женщиной деловой и предприимчивой, сумела удачно пустить в оборот оставшийся ей от мужа небольшой капитал. В дальнейшем, вторично выйдя замуж за военного интенданта Печенкина, она открыла в городе торговлю керосиновыми лампами, а затем взяла подряд на городское уличное освещение.

Вскоре ей удалось создать товарищество «Банкирская контора А.А. Печенкина и Ко», основателями которой считались трое – она сама, ее сын Василий Заусайлов и компаньон В.В. Мартинсон. Прибыли и убытки внутри товарищества делились поровну: одна половина доставалась Анастасии Афанасьевне с сыном, другая поступала в распоряжение Мартинсона, который работал в городе на Неве.

Дело пошло столь успешно, что их первоначальный капитал в 45 тысяч рублей через три десятка лет вырос почти до 13 миллионов. Именно эта сумма была на балансе товарищества, когда в 1887 году было решено открыть главную контору в Санкт-Петербурге, на Невском проспекте.

Сына Василия она решила пустить по коммерческому пути, хотя он прошел полный курс обучения в Казанском университете. Сначала был вольнослушателем естественного разряда, потом перевелся на юридический факультет. В сентябре 1864 году выбыл из числа студентов. Не исключено, что это было связано с его увлечением революционными идеями: состоял в нелегальном кружке, поддерживал связи с польскими  революционерами.

Он мог бы стать химиком, поскольку в студенческие годы поработал в лаборатории великих химиков А.М. Бутлерова и А.М. Зайцева. Но Василию выпала доля богатого наследника, который должен был не только сохранить, но и приумножить семейное состояние. Он возглавил контору товарищества в Казани, на Большой Проломной улице.

Небезынтересен тот факт, что в ссудной кассе Банкирской конторы А.А. Печенкиной начал свою трудовую деятельность в качестве писарчука Федор Шаляпин. Возможно, это было в доме, в котором была открыта гостиница «Большие сибирские номера».

Заусайлов всегда активно занимался общественной деятельностью. В середине 1880-х годов - председатель Казанских сиротских русского и татарского судов. Член городской управы, заступающий место городского головы. Состоял членом губернского попечительства детских приютов, местного отделения Российского общества Красного Креста, городского по воинской повинности присутствия. Был казначеем окружного управления Общества спасения на водах. С 1872 года избирался гласным городской Думы.

В 1891 году он вошел в состав комиссии по устройству в Казани городского музея, пожертвовал 500 рублей для его организации. После открытия музея в 1895 года был назначен директором «Лихачевского отдела», включен в его попечительский совет. Заусайлову также было поручено закупать различные экспонаты для музея. Например, он купил коллекцию античной терракоты (керамики) из Темрюка. Все эти закупленные им вещи до сих пор в описях Национального музея РТ обозначены как заусайловские.

 

Помимо коммерческой деятельности купец В.И. Заусайлов был известен в кругах интеллигенции как страстный коллекционер-археолог. Он принимал участие в четвертом Всероссийском археологическом съезде, который проходил в Казани в 1877 году. Состоял действительным членом ОАИЭ при Императорском Казанском университете. Самой большой его слабостью были археологические раскопки, он и сам принимал и них участие, но главным образом скупал всякие древние редкости у населения Казанской губернии.

Коллекция Заусайлова состояла из 10935 предметов, включая 5282 предмета каменного, 1292 – бронзового, 1417 – железного веков, керамики и стеклянной посуды и многих других предметов. Это было, бесспорно, одно из богатейших в России собраний орудий каменного века, которое представляло собой полную характеристику этой древней эпохи человеческой культуры. 1884 году Василий Иванович опубликовал иллюстрированный альбом каменных предметов, собранных за этот период (69 листов, 47 рисунка в натуральную величину).

Частный музей, который Заусайлов открыл в своем доме, он сделал доступным для ученых. Экспонировал коллекцию на выставках в Екатеринбурге (1887), где ему была присуждена Золотая медаль, и Казани (1890).  В 1880-х годах он предпринял попытку издания атласа снимков экспонатов своего собрания. Ему очень хотелось сохранить свою коллекцию в Казани в целостности.

В это же время Василий Иванович был гласным городской Думы, а вскоре стал и потомственным почетным гражданином Казани. Круг его знакомых той поры чрезвычайно широк – это известные ученые, профессора Казанского университета, земские деятели и чиновники, актеры, военные, а вскоре и первые российские революционеры – народники и эсеры. В конце 90-х годов он познакомился с В.П. Геркеном, потомственным дворянином Казанской губернии, отставным поручиком, земским деятелем, близким к эсерам, в то время владельцем поместья в селе Рамодан Спасского уезда. Вскоре женился на его дочери – Антонине Васильевне.

Нельзя не сказать несколько слов об этом родстве. Род Геркенов (Геркены. Древо одного дворянского рода) ведет свое начало от голландского шкипера Геркена, завезенного в числе многих Петром I для укрепления молодого русского флота. Ему удалось отличиться в битве при Гангуте 27 июля 1714 года, за что царским указом он был произведен в офицеры и получил российское потомственное дворянство. Федор Федорович Геркен женился на богатой помещице Есиповой, которая была единственной наследницей состоятельного помещика, и Геркен стал владельцем земель села Юматова Свияжского уезда и села Ромадан Спасского уезда.

У них было три сына: Петр (1790 г.р.) и Николай (1792 г.р.) и Алексей (1794 г.р.). Алексей Федорович Геркен стал родоначальником самой знаменитой военно-морской ветви семьи. Все три его сына – Александр, Павел и Федор – были воспитанниками Морского кадетского корпуса. Старший – Александр родился в 1820 году, рано вышел в отставку, жил в своем доме в Казани. Павел родился в 1825 году, в 1844-м был произведен в гардемарины и около 15 лет служил на флоте. В 1857-м вышел в отставку в чине капитан-лейтенанта. Федор родился в 1835 году. Ему понадобилось 30 лет, чтобы стать контр-адмиралом.

Старший сын Павла Алексеевича Геркена – Владимир родился в 1869 году, он выпускник Санкт-Петербургского пехотного училища. Шесть лет служил на Кавказе начальником команды егерей – охотников, боровшихся с абречеством, то есть бандитизмом и разбоем. В середине 90-х оставил военную службу и поселяется в селе Ромадан Спасского уезда. В марте 1905 года стал председателем Спасской уездной земской управы.

Еще до банкротства Василий Иванович Заусайлов передал в собственность своего тестя В.П. Геркена небольшой лесопильный и фанерный заводик под Алатырем, на реке Суре, и это оказалось предусмотрительно. В 1903 году он стал дедом – родился внук И.В. Геркен, впоследствии довольно известный на Урале инженер, всю жизнь отдавший «Уралмашу».

У Василия Ивановича было много занятий, не связанных коммерцией. Этим воспользовался их питерский компаньон. За всё пришлось расплачиваться Заусайлову, который остался среднего достатка обывателем с доходом, едва позволяющим содержать семью. Конечно, Василий Иванович не бедствовал, но ему пришлось отказаться от всех своих привычек и увлечений, продать большой дом на Проломной и переехать в скромное жилье почти на окраине города.

По решению суда все имущество Заусайлова подлежало аресту с последующей продажей на аукционе. А было у него всего не так уж и мало, если его коллекция числилась в описи ликвидационной комиссии под номером 502. Он пытался спасти коллекцию. Видимо, с его подачи была занижена ее продажная цена: Заусайлов явно рассчитывал на помощь коллег.

Ни университет, ни городской музей не располагали необходимой суммой (примерно несколько тысяч рублей) для покупки коллекции. В результате коллекция, не имевшая себе равных, после смерти Заусайлова несколько раз продавалась с молотка. В 1909 году с описью собрания В.И.Заусайлова познакомился финский археолог Н.Н.Тальгрен. по его рекомендации ее купил Национальный музей Финляндии, и сегодня её можно увидеть в Хельсинки.

В 1961 году известный казанский археолог А.Х. Халиков описал и зарисовал свыше 4 тысяч предметов из коллекции В.И. Заусайлова. Эти материалы были использованы при составлении Археологической карты нашей республики.

«Вам в магазин Милицыных в доме Заусайлова» 

Дом Василия Ивановича Заусайлова на Большой Проломной (ныне улица Баумана, 36А), номер 36/12 был построен в 1874 году. В нем располагалась гостиница «Сибирские номера». Следует отметить, что «Сибирские номера» были достаточно известны в городе. Они упоминаются во всех дореволюционных изданиях о Казани. «Номера» были небольшими. Из рекламных объявлений, опубликованных в различных путеводителях, мы узнаем, что в гостинице было 55 номеров стоимостью от 50-70 копеек до 2 руб. в сутки. В них были все удобства: ванны, телефон, для постояльцев – посыльные, а также завтраки, обеды и ужины. История сохранила для нас даже телефонный номер гостиницы: 104.

Одним из преимуществ «Сибирских номеров» было их удобное расположение в центре города, «вблизи почты, телеграфа, биржи, банков и всех присутственных мест». Также в этом здании размещались торговые заведения (магазин 3 торгового дома А.Афанасьева по продаже «выдержанных крымских вин», магазин Гутмана, вино-колониальный магазин и фотография Вяткина.

Первый этаж занимали магазины «Торгового дома Афанасьева Агафона Васильевича с сыновьями». Афанасьева (1849-1921) называли казанским Елисеевым. Происходил Агафон Васильевич из купеческой старообрядческой семьи. Приданое жены было многократно преумножено. Афанасьевым принадлежало до десяти крупных магазинов. Бакалейные, винные и гастрономические товары они закупали за границей.

От брака Агафона с Анастасией (1859-1904) было трое сыновей и три дочери, от второго брака – две дочери. Все дети жили на Новокомиссариатской улице (улица Муштари, 10). После революции и национализации всей собственности (1918) Агафон Васильевич Афанасьев покинул Казань и уехал в Батуми, где скончался в возрасте 72 лет.

Три комнаты на углу дома Заусайлова на первом этаже (по улице Проломной) арендовали Милицыны. Пейсах Абрамович Милицын (сначала Милицин, 1823-1904) приехал в Казань из Белоруссии после службы в царской армии. Он нанялся на работу к купцу А.Ф. Афанасьеву (1860-е годы). Очень шустрый человек стал работать подручным на складе. Жил в доме Афанасьевых в счет оплаты (жилье на улице Успенской, до недавнего времени – улица Кирова, 13, теперь улица Новомосковская, напротив нынешнего ЦУМа. Тогда здесь шумел базар.

В 1871 году у Пейсаха родился сын Абраша. Когда Абраше исполнилось 17 лет, Афанасьев сделал его младшим приказчиком в магазине на Успенской. Абрам Милицын рано женился (в 17 лет) на Лее Израилевне (1868 года рождения). Они родили 11 детей: 9 детей выросли и стали помощниками в деле отца.

Тогда Абрам Милицын арендовал помещение в доме Заусайлова, где была гостиница «Большие сибирские номера». В тот год он получил свидетельство на право торговли и складирования «Торгового дома Абрам Милицын с сыновьями» (копия документа на купечество 3-й гильдии находится в Музее Синагоги – «Торговля обувью и верхней одеждой», 1913 г.). В дальнейшем Милицыны специализировались на торговле мужской обувью.

В 1925 году, после окончания «военного коммунизма» и «новой экономической политики»), пятерых братьев Милицыных арестовали и посадили в Первую тюрьму (улица Красина, теперь Япеева).

Проживали сыновья Милицыных на улице «Кошачка» (Моя «Кошачка»).  Так называли Кошачий переулок, с 1929 года – улица Горького, теперь улица Зои Космодемьянской. Мы жили в доме №23, почти на углу с улицей Федосеевской. Тут и я родился в 1931 году, в комнатушке-коммуналке. В 1917 году семья купила небольшой дом (кирпич, дерево) на 8 комнат в Подлужной слободе.

5 человек Милицыных прошли сибирские просторы. Могилы двоих затерялись на огромных землях алтайского «Сибкрая». После революции Милицыны уже не владели помещением, а были простыми частными торговцами. Многие именитые горожане, боясь красного террора, ушли из родных мест. Милицыны остались. Куда идти с таким семейством и зачем?

На первом этаже дома Заусайлова в 30-х годах открылись магазин «Руслан», ателье мод «Центральное». До наших дней дошло ателье с названием «Руслан». Второй этаж превратился в «коммуналку». Оставалась в здании и гостиница.

Весной 2005 года дом Заусайлова разобрали до основания, и долгое время на этом месте был пустырь.

Позднее на этом месте выстроили по образцу новое современное строение, внешне похожее на заусайловский дом. Здание стало значительно больше в размерах, однако его внешний облик выдержан в единой стиле. Правда, теперь дом не желтый, а зеленоватый.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов