Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
23.02.2019

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Погода в Казани
-18° / -10°
Ночь / День
.
<< < Февраль 2019 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29    
  • 1914 – В селе Маминское Шадринского уезда Пермской губернии (ныне Свердловской области родилась Магдалина Константиновна Мавровская, народный художник Татарстана, заслуженный работник культуры ТАССР, график, автор нескольких серий работ, посвященных истории Казани.

    Подробнее...

«Летающая лаборатория» Доминика Севрука

В ОКБ-16 4-го Спецотдела НКВД СССР, которое работало в Казани, в начале 1941 года появился Доминик Доминикович Севрук, этапированный с Колымских рудников. Он был направлен для продолжения исправительных работ в группу инженеров, возглавляемую В.П.Глушко.

Доминик Севрук родился 2 июля 1908 г. в Одессе в семье революционера-подпольщика. В 1932 г. окончил Московский электромашиностроительный институт и стал сотрудником электрофизической лаборатории Института авиационного моторостроения (сегодняшний ЦИАМ), где занимался исследованиями рабочих процессов в авиамоторах.

15 июля 1938 г. он был арестован. В Колымском лагере из заключенных инженеров была организована конструкторская группа во главе с Севруком. В конце 1940 г. он был переведен из системы ГУЛАГ в систему Спецотдела и в феврале 1941 г. прибыл в казанскую спецтюрьму, где был направлен в группу по разработке жидкостного реактивного двигателя (ЖРД). Валентин Глушко поручил ему разработку электросхемы управления работой двигателя и системы зажигания. Глушко направили в Казань в 1940 г. Здесь он продолжил работу в качестве главного конструктора КБ при Казанском заводе №16 по разработке вспомогательных самолетных двигателей.

 Когда в начале 1942 г. в ОКБ-16 было организовано КБ-2 по разработке авиационных ЖРД, Глушко был назначен Главным конструктором, а Севрук – его заместителем по экспериментальным работам.

В конце ноября 1942 г. стендовая отработка двигателя близилась к завершению, а самолет для установки РД-1 не был определен. В то же время было очевидно, что без лётных испытаний двигатель не может быть передан в эксплуатацию. Севрук предложил создать «летающую лабораторию» на базе пикирующего бомбардировщика Пе-2, который изготовлялся на соседнем заводе №22. Предложение было поддержано директорами заводов №16 и №22 М.М.Лукиным и В.А.Окуловым.

Разработка конструкции установки двигателя РД-1 на самолет была поручена вновь созданной в составе КБ-2 группе №5, руководимой С.П. Королевым. В середине 1943 г. начались испытания двигателя РД-1 на самолете Пе-2 на земле. В октябре двигатель впервые запустили в воздухе. Инженером-экспериментатором от ОКБ-16 приказом по 4-му Спецотделу НКВД был назначен Севрук.

Лётная отработка двигателя РД-1 показала необходимость совершенствования системы зажигания. Начальник химической лаборатории, заключенный А.А.Мееров предложил жидкость для химического зажигания. Доработанный двигатель, получивший обозначение РД-1ХЗ, полностью удовлетворил всем требованиям ТЗ.

В конце июля 1944 г. по предложению наркома внутренних дел Л.П.Берия и с согласия И.В.Сталина Президиум Верховного Совета СССР принял решение о досрочном освобождении 35 заключенных ОКБ-16, в том числе – руководителей КБ-2. Все освобожденные вошли в состав вновь организованного в системе НКАП ОКБ-РД. Глушко был назначен главным конструктором, Жирицкий, Севрук и с некоторой задержкой в оформлении Королев – его заместителями.

В 1945 г. Севрук и Глушко были награждены орденами Трудового Красного Знамени, а Королев и  Жирицкий – орденами «Знак Почета».

Глушко неоднократно обращался в государственные инстанции с предложением выделить для работ по созданию мощных ЖРД один из малозагруженных авиационных заводов, желательно в московском промышленном районе. Эту идею активно поддерживал Севрук. После выхода постановления Правительства СССР от 13 мая 1946 г. о развитии реактивной техники в стране реализация этого предложения стала реальной. И когда готовилось решение о переводе ОКБ-РД из Казани, Севрук принял активное участие в выборе подмосковного завода для перебазирования. В июне 1946 г. он летал в Химки для инспектирования завода №456.

3 июля был подписан приказ №424 о переводе ОКБ-РД из Казани в Химки. Севрук был утвержден в должности первого заместителя Главного конструктора и возглавил научно-исследовательские работы. В подчинении у него находились отдел по отработке агрегатов автоматики и газовых турбин, отдел гидравлических испытаний узлов и агрегатов, отдел проектирования стендов и лаборатория огневых испытаний. Костяк этих подразделений составляли специалисты, прибывшие из Казани.

Стендовая отработка двигателей не исчерпывала круг обязанностей Севрука. Как полномочный представитель ОКБ-456, он участвовал в работе государственных комиссий по пускам ракет Р-1 и Р-2.

В 1952 г. в жизни Севрука произошел крутой поворот. Он был назначен Главным конструктором ОКБ-3 в составе НИИ-88. В январе 1959-го была проведена реорганизация, в результате которой ОКБ-3 было присоединено к ОКБ-2, и места в объединенном ОКБ для Севрука не было. В этой щекотливой для него обстановке руку помощи ему протянул Глушко.

Глушко всегда стремился работать на опережение грядущих событий. В мае 1959 г. он предложил Севруку вернуться в ОКБ-456 и в ранге заместителя Главного конструктора возглавить разработку ракетных электрических, ионных и плазменных двигателей. Новый альянс Севрука и Глушко был оформлен приказом по ГКОТ, а в план ОКБ-456 на второе полугодие 1959 г. дополнительно была внесена тема: «Выбор оптимальных схем ионных и плазменных ракетных двигателей с солнечными и ядерными источниками питания».

Принципиально новое направление в ракетном двигателестроении привлекло в ОКБ-456 многих работников различных московских предприятий. Среди них были выпускники МАИ, МВТУ, МФТИ, МИФИ и других институтов. 10 декабря 1959 г. вышло постановление правительства «О развитии исследований по космическому пространству». ОКБ-456 определялось как головное предприятие по разработке электрических, ионных и плазменных двигателей с солнечными и ядерными источниками питания. Очень быстро численность подразделения, руководимого Севруком, увеличилась до 150 человек, которые были распределены по шести научно-исследовательским и конструкторским отделам.

В 1962 г. вышло постановление «Об улучшении организации работ по ядерным электрореактивным двигателям», в развитие которого 6 июня 1962 г. на базе академического Института двигателей и отделов, переводимых из ОКБ-456, было создано Особое конструкторское бюро, головное по разработке опытных образцов электроплазменных и ионных двигателей во главе с Главным конструктором академиком Б.С.Стечкиным. Его заместителем назначался Севрук. Его коллектив в количестве 100 человек был переведен в ОКБ Госкомитета по использованию атомной энергии, образованное при реорганизации Института двигателей АН СССР и получившее название ОКБ «Заря». Здесь под руководством Севрука как Главного конструктора и начальника ОКБ была разработана космическая ядерная энергетическая установка Э-30.

В 1965 г. Доминик Доминикович вновь вернулся в НИИ-88, где занимался вопросами надежности ракетно-космических систем. С 1972 по 1988 г. возглавлял кафедру энергетических и энергофизических установок космических аппаратов в Московском авиационном институте.

Его не стало в 1994 г.

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов