Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
24.11.2017

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
-1° / -1°
Ночь / День
.
<< < Ноябрь 2017 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
  • 1977 – С 24 по 28 ноября работал IV съезд композиторов Татарской АССР. На первом пленуме правления 1 декабря председателем правления на новый срок избран композитор М. Яруллин, сменивший Н. Жиганова.

    Подробнее...

Ирек Мухамедов: «Во мне слились две культуры – татарская и русская»

Мало кто знает, что ведущий солист Королевского балета Лондона, лучший танцовщик мира, звезда мирового уровня Ирек Мухамедов родом из Казани. 

Все началось в 1965 году в Казани, когда еще совсем маленький мальчишка Ирек Мухамедов, пяти лет отроду, ничего не смыслящий в этой жизни, пришел вместе с мамой в хореографический кружок Дома пионеров Ленинского района. Именно тогда его судьба была предрешена. Его родители всегда хотели, чтобы он занимался хореографией, особенно мама, ведь ей довелось танцевать на сцене Большого театра, но она никак не могла предположить, что сына ждет такое счастье…

По достижении семи лет Ирек пошел в школу №122 с углубленным изучением английского языка, но проучился там немного – всего три года. Да и английский язык ему был не нужен, ведь в хореографическом училище ему пришлось перейти на другой язык: вся балетная терминология – на французском языке.

Школу он вспоминал с удовольствием, да и одноклассники, и учителя никогда не забывали его. Когда Ирек Мухаммедов участвовал в международном конкурсе артистов балета и занял там призовое место, получил телеграмму с поздравлением от одноклассников и от первой учительницы Капитолины Ивановны. Это был очень приятный и неожиданный сюрприз.

Только один человек предугадал тогда его победу – это руководитель хореографического кружка Дома пионеров Вероника Александровна Мартьянова. Она сразу выделила его из всех ребят и сказала родителям, что из мальчика будет толк. Именно это выделение из толпы заставило Ирека относиться к танцам серьезно.

Действительно, если вселить веру в человека, сказать, что он лучший, он и будет к этому стремиться с огромным желанием и силой.

В семейном альбоме Ирека Мухамедова хранится фотография, где он в костюме Кота вместе с другими ребятами из кружка исполняет сцену из балета «Храбрый портняжка». Вероника Александровна не просто учила выполнять учеников различные па, но и вводила их в мир большого балета.

Счастливы ученики, кому попадаются такие преподаватели.

Иреку предстояло выдержать нелегкие экзамены в Московское хореографическое училище, которое он закончил в 1978 году. Здесь его педагогом был Александр Александрович Прокофьев. Кстати, шесть учеников и выпускников училища получили высшие награды IV Международного конкурса, что доказывает высокий уровень подготовки и профессионализм педагогов.

С Марго Перку-Бебизиге, которая была награждена первой премией, Ирека Мухамедова связывает не только альма-матер. Они вместе работали в московском ансамбле «Классический балет», куда Ирек получил распределение после окончания училища. Это распределение было для него большой удачей: если бы Ирек попал в театральную труппу, то ему понадобилось бы больше времени для творческого роста, а в ансамбле – каждый солист.

Ансамбль, в котором работал Ирек, мало чем отличался от театральной труппы. Хотя он и назывался концертным, в его репертуаре были и большие балеты. Коллектив труппы был молодежный, значит, были все равны. Была возможность привыкнуть к сцене, ведь выступали много, да к тому же часто гастролировали.

Ирек Мухамедов танцевал в «Весне священной» И.Стравинского, в «Ромео и Джульетте» С.Прокофьева. Именно тогда, после концертов, когда Ирек чувствовал усталость, он понимал, что не зря работал, не зря отдавал все силы, ведь за эти надолго запомнившиеся минуты можно было отдать все.

Именно поэтому Ирек Мухаммедов рискнул принять предложение своего педагога по ансамблю Наума Мантановича Азарина стать участником международного конкурса. Это была настоящая проверка – и не только по специальности, но и на силу воли, характер. В конкурсе участвовали многие советские и зарубежные танцевальные школы. Конкуренция была сильнейшая.

Иногда говорят, что конкурс похож на экзамен, но в сравнении этом таится ошибка. На экзамене ты не знаешь, о чем тебя спросят, и, вытащив «счастливый билет», можешь проскочить «на ура», не зная половины материала. На конкурсе подобное невозможно. Тебе не зададут ни одного вопроса. Ты сам ответишь на все. И за все. За природные данные и прилежание, за старания педагогов и их компетентность, за понимание классики и современной хореографии, за чувство стиля и формы.

Ирек Мухаммедов ответил блестяще. Он обладатель главного приза IV конкурса артистов балета, а это значит – никто не превзошел его в мастерстве, в таланте, помноженном на огромнейшее трудолюбие. Тридцать три члена жюри единодушно отдали пальму первенства нашему земляку. Его выделили с первого тура, а в третьем, танцуя Дон-Кихота Л.Минкуса, он превзошел все ожидания. В прессе было немало восторженных отзывов, один из ярких был в одной из московских газет председателя жюри Юрия Николаевича Григорьевича. Название заметки о конкурсе «Запомните – новые имена».

Нельзя не привести его мнение о нашем земляке: «Гран-при – приз Большого театра – достался танцовщику мужественному, сильному, актеру героического склада ума, утверждающему торжество жизни, свободного открытого полета. Ирек Мухаммедов по-настоящему раскрылся во время конкурса, проявив не только отменные профессиональные данные, но и поистине мужской характер.

На такого танцовщика и актера, я уверен, будут ставить свои балеты сочинители танцев».

Проработав десять лет в Большом театре, в 1990 году Ирек неожиданно для многих уезжает в Лондон. Основным толчком к принятию такого решения послужило то, что его жена ждала ребенка. Они оба в тот момент понимали, что вся их жизнь – и его, и ее, дома и на сцене (если бы Маша решила продолжить свою сценическую карьеру), будет подчинена только одному – здоровью их детей. Но обеспечить нормальную жизнь детям можно где угодно, только не в России.

Почему Лондон? До этого дважды они были в Лондоне с Большим театром. Город очень понравился именно с точки зрения организации жизни, быта, а главное – творческой атмосферы. К тому же незадолго до отъезда Королевский балет пригласил Ирека танцевать «Баядерку». Так что когда они приехали, разовое приглашение превратилось в постоянную работу.

Переехав в Англию, он не сменил рода занятий. И профессия, и круг друзей остались прежними. По сути дела, из одного Большого театра он перешел в другой большой театр – Королевскую оперу. Кроме того, ему не пришлось здесь начинать все сначала.

Он был приглашен не в кордебалет, а на роль «звезды», ведущего солиста. Все это, конечно, помогло ему без особых осложнений войти в здешнюю жизнь. И сейчас, приезжая на родную землю, он не жалеет о принятом тогда решении – потому что за эти годы ничего не изменилось, может быть, даже хуже стало...

Да и к тому же дети Ирека – британцы, как по рождению, так и по воспитанию. Ирек в своей жизни столько раз срывался с насиженного места, вынужденно менял города и страны, в которых жил, что для детей своих такого будущего не захотел. Пусть они воспринимают английскую культуру как родную. Но в то же время он с женой старается, чтобы они не забывали и о том, что корни их все-таки в России.

Главный критик Ирека Мухамедова и самый надежный советчик в работе – его жена. Она, как никто другой, знает и его возможности, и его критерии в творчестве. И поэтому на данный момент она единственный человек, которому он доверяет в профессиональном плане. Потому что, какими бы жесткими ни были временами ее замечания, он всегда может быть уверен, что они искренни и правдивы. Кроме того, жена в прошлом балерина, десять лет проработала в Большом театре. И это очень важно, чтобы критика исходила от профессионала.

Человек, который пытается критиковать балет, должен быть способен, хотя бы в принципе, выполнить те движения, которые танцовщику приходится делать на сцене. Потому что осуждать со стороны то, чего ты никогда не мог и не сможешь сделать сам, – легче легкого.

Там, где дело касается психологической трактовки образов, – да, мнение какого-нибудь теоретика-искусствоведа может быть очень полезным. Но когда речь заходит о чисто технической стороне танца, тем более классического,  тут разобраться и дать какой-то совет может только профессионал – хореограф или другой танцовщик, которые разбираются в нашей профессии, знают ее не понаслышке, чувствуют всем своим существом. А таких людей очень мало, и именно поэтому для него столь драгоценно мнение его жены – ведь она соединяет в себе все эти качества.

А с другой стороны, если говорить о творчестве, то Ирека Мухамедова категорически не устраивало то, что происходило в Большом театре, вернее, то, что там абсолютно ничего не происходило. Для любого танцовщика, начиная с некоторого уровня, жизненно необходимо постоянное обновление репертуара: новые балеты, вариации, хотя бы новые маленькие номера.

Но обязательно новые! Только таким образом можно выжить в балете и остаться творцом. В противном случае человек либо топчется на одном месте – за счет таланта и природных данных, – постепенно превращаясь в ремесленника, либо начинается профессиональная деградация. Третьего, к сожалению, не дано.

И в жизни наступает момент, когда становится понятно, что если не уйти из Большого театра, то просто пропадешь.

В 1997 году Ирек Мухаммедов прилетел в Казань, это было его первое выступление в родном городе. Он никогда не танцевал в Казани, даже в те времена, когда работал в Большом театре.

Ирек Мухамедов в Казани

Что же потянуло в родные пенаты великого артиста современности? «Дым Отечества»? Ностальгия? Нереализованная мечта станцевать на земле предков? Наверное, и то, и другое, и третье...

Ирек Мухамедов приехал с супругой Марией, семилетней дочкой Александрой-Чулпан и полуторагодовалым сыном Максимом-Расулом. Здесь его ждали родители, брат и многочисленные поклонники.

Звезда балета выступил в трех спектаклях – 15, 17 и 19 октября, исполнив партии Альберта в «Жизели», Солора в «Баядерке», Базиля в «Дон-Кихоте». Партнершами Ирека в эти театральные вечера стали народная артистка РТ, солистка театра имени М.Джалиля Елена Щеглова и заслуженная артистка РФ москвичка Елена Князькова.

Его приезд в Казань – в некотором роде подведение итогов. Даже не творчества, а каких-то своих многолетних размышлений, сомнений, тревог. Он много лет мечтал приехать в Казань до того, как завершится его балетная карьера, и танцевать здесь, но все как-то не получалось. Для него было приятно, что он приехал и танцевал здесь по личному приглашению Президента Татарстана Минтимера Шаймиева.

Ирек Мухамедов и Президент Татарстана Минтимер Шаймиев. Фото М. Козловского 1997 года

«Дорогому земляку, выдающемуся танцору Иреку Мухамедову с восхищением талантом, еще раз продемонстрированным на Родине, на сцене Татарского государственного театра оперы и балета имени Мусы Джалиля, и пожеланиями творческих успехов в создании новых сценических образов» – такую запись Президент Татарстана Минтимер Шаймиев оставил в подаренном всемирно известному артисту альбоме.

Журналист газеты "Труд" в 2003 году, когда Ирек гастролировал с Лондонским Королевским балетом в Большом театре,  спросил его, поддерживает ли он творческие контакты с Казанью.

– Я танцевал там дважды, – ответил он. –  «Дон Кихота», «Жизель» и, по-моему, «Баядерку».

– Вы там, наверное, национальный герой...

– Ну как сказать. Я слишком редко для этого там появляюсь.

– Но, наверное, аудиенции у Минтимера Шаймиева удостоились?

– Да, был на приеме у президента. Предложил ему создать в Казани балетную школу. С тех пор прошло семь лет, но никакого определенного ответа я не дождался».

Ирек Мухаммедов как-то сказал журналистам: «Я благодарен России и глубоко убежден, что мне повезло в том, что я родился татарином, который рос и воспитывался по большей части в русской культуре, в русской среде. То, что во мне слились и объединились два столь различных менталитета, каждому из которых соответствует богатейший пласт многовековых традиций, в конечном итоге, обогатило мою душу, сделало ее более восприимчивой к другим культурам, позволило более тонко воспринимать окружающий меня мир.

И хотя сегодня и я сам, и вся моя семья имеем британские паспорта, это ничего не меняет, я всегда буду с гордостью говорить, что я татарин, всегда буду считать себя гражданином России, и совершенно неважно где, в какой стране я при этом живу».

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов