Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
13.12.2018

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Погода в Казани
-4° / -3°
Ночь / День
.
<< < Декабрь 2018 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 2006 – Умерла Амина Кутдусовна Залилова (Сейфуллина), супруга поэта Мусы Джалиля, член Всемирного совета мира (родилась в 1913).

    Подробнее...

Душа Василия Заусайлова живет в Савиново

Предлагаем вашему вниманию исследовательскую работу ученицы школы №132 Ляйлы Замалдиновой о казанском купце Василии Заусайлове.

Когда мне, приходилось выбирать тему для исследовательской работы, то я без раздумья выбрала тему «Заусайлов и Савиново».

Еще год назад было интересно узнать о судьбе этого удивительно чистой души человека. Поэтому название работы «Душа Заусайлова живет в Саиново» определило круг и суть исторического поиска, в который входили: изучение истории Савиново Ново– Савиновского района, очень кстати к 1000-летнему юбилею города и 10-летнему юбилею района, в котором я живу, а также жизненный путь нашего соотечественника, купца, потомственного почетного гражданина Казани, археолога, страстного коллекционера, мецената, савиновского дачника.

Как правило хозяин выбирает дачу или место отдыха там, где ему по душе... Заусайлову по душе было Савиново.

Мне предстояло обобщить, проанализировать уже имеющийся материал, добавить новые факты и, конечно, «донести» все в виде лекций до информативного марафона, который проводится в детско-юношеском краеведческом товариществе «Саин Савинвово», клевретом которого я состою.

Работа в условиях музея «Савиновские сюжеты в предметах» при детской библиотеке №23 безусловно способствует открытию новых способностей, основанных на неиссякаемом краеведческом интересе и окружающей старине. А если еще учесть, что мы, свободные клевреты, от школьных указаний и поучений имеем, что очень важно, под рукой всевозможную литературу, которой активно пользуемся, то, думается мне, что наши работы принесут большую пользу землякам и гостям любимой древней столицы.

 Савиново. Тайна старой часовни

Есть Савиново на карте Казани… Это микрорайон Ново-Савиновского района, в котором я живу. И название его – от Савиново.

Здесь дома, улицы, жители – все пропитано теплом и душевностью. Центр Савинова – церковь «Живоносный источник Божьей Матери», алтарем которой является часовня. Сегодня она, пожалуй, – единственная достопримечательность исторического наследия района.

Сейчас трудно вспомнить, кто и когда решился впервые спуститься в подвальное помещение часовни. Каково же было изумление смельчаков, увидевших там захоронения – три холмика с крестами.

Кто покоится здесь? Старожилы предположили, что похоронен тут «барин Изусаев из Ливадии с родичами».

Краевед и наш руководитель Любовь Евгеньевна Титова обратилась к архивам. Увы, среди казанских купцов такой не значился.

Тогда она стала искать созвучные Изусаеву фамилии и остановилась на Заусайлове. А вскоре поняла, что на верном пути: в одном из номеров «церковных ведомостей» за 1906 год записано: «Каменная часовня-усыпальница построена в 1891 году в селе Савиново за церковной оградой, рядом с колокольней, с правой стороны, казанским купцом В.И.Заусайловым по распоряжению епархиального начальства, выраженному в указе Казанской духовной консистории от 13 июля 1891 г. №5005».

Для кого он ее построил? Похоронен ли там и сам?

Увы, точного ответа на эти вопросы мы не знаем. Старожил Савинова Агафья Андреевна Брызгалова утверждает: «И сам барин там захоронен, бабушка сказывала».

 

«Роща немецкой Швейцарии образует свой угол, от которого весьма извилистое течение р. Казанки, встретив на пути возвышенность Арского поля, изменяет свое направление от южного к западному к северу; вверх по течению р. Казанки расположены: с. Савиново, с находящимися близ его дачами господ Заусайлова и Высоцкого, деревня Троицкое (памятное по находившемуся под нею в 1774 году станом Пугачева) и двое Дербышек Большие и Малые. И Троицкое, и Дербышки обильно заселяются дачниками из Казани».

 

Кто же он такой – В.И. Заусайлов?

После длительных поисков в некрополях и архивах удалось найти два имени: «Василий Якимович Заусайлов (старообрядец) был городским головой Казани в 1824-1826 годах. Вероятно, это был дед Василия Ивановича, имя которого он носил.

«Осип Иванович Заусайлов (9/10 1802года) – прожил 52 года и был похоронен на Часовенном кладбище».

В.И. Заусайлов родился в 1845 году. К сожалению, нам не удалось узнать страницы жизни маленького Василия Заусайлова, и мы думаем продолжить поиск в дальнейшем, но сегодня мы знаем, что его мать, Анастасия Афанасьевна, рано овдовев, вторично вышла замуж за военного интенданта И.А. Печенкина.

Сына, Василия Ивановича Заусайлова, А.А. Печенкина решила пустить по коммерческому пути, хотя он получил великолепное образование, закончив Казанский университет по специальности «химия», пройдя полный курс в лаборатории А.М. Бутлерова и А.М. Зайцева.

Товарищество «Банкирская контора А.А. Печенкина и Ко»

Мать Заусайлова, будучи женщиной деловой и предприимчивой, сумела удачно пустить в оборот оставшийся ее от мужа капитал. Она открыла в городе торговлю керосиновыми лампами, а затем взяла подряд на городское уличное освещение.

В газетах того времени нам удалось найти следующее объявление:

«О торговле шандориновыми лампами: Объявление магазина Печенкиной от 10 октября. О плохом качестве шандориновых ламп, о том, что они продаваться не будут».

Вскоре ей удалось создать товарищество «Банкирская контора А.А. Печенкина и Ко», основателями которой считались трое – она сама, ее сын В.И. Заусайлов, их компаньон В.В. Мартинсон.

Дело пошло столь успешно, что их первоначальный капитал 45 тысяч рублей через три десятка лет вырос почти в геометрической прогрессии, составив около тринадцати миллионов рублей. Именно эта сумма находилась на балансе товарищества, когда в 1887 году было решено открыть главную контору в Санкт-Петербурге, на Невском проспекте. До этого прибыли и убытки делились поровну: одна половина доставалась А.А. Печенкиной с сыном, другая поступала в распоряжение В.В. Мартинсона.

Федя Шаляпин начал служить писарчуком у Заусайлова

В 1887 году на долю Заусайлова выпало руководство конторы в Казани. Заусайлов торговал здесь паломническими книжками для проезда в Иерусалим, владел домом, который известен как гостиница с названием «Большие Сибирские номера».

«Товарищество А.А. Печенкина и Ко» открыло ссудную кассу, которая принесла почти миллион прибыли. В Казани она была открыта на Большой Проломной улице, в доме В.И. Заусайлова, а её филиал – на Рыбнорядской улице, в доме купца П.Д. Степанова.

Поскольку дом Степанова располагался ближе к дому Шаляпиных, можно предположить, что именно здесь начал служить Федя, будущий великий бас.

«В ссудной кассе Ф.И. Шаляпину шел тринадцатый год, когда он закончил училище, получив высший бал – 5 за сочинение и отлично прочитанные на выпускном экзамене «Степь» Кольцова и «Бородино» Лермонтова.

– Ну, ты теперь грамотный! – сказал отец. – Надо работать, ты вот все по театрам шляешься, книжки читаешь, да песни поешь! Это надобно бросить…

Через несколько дней Иван Яковлевич объявил сыну, что пристроил его в ссудную кассу А.А. Печенкиной.

– Сначала без жалованья, а после получишь, что дадут!

Об этом артист вспоминал: «Я сижу за конторкой ссудной кассы, сижу с девяти до четырех. Приносят разные невеселые люди кольца, шубы, ложки, часы, пиджаки, иконы: оценщик оценивает все это в одну сумму, назначает к выдаче другую; происходят споры, кто-то ругается, кто-то плачет, умоляя прибавить, ссылаясь на болезнь матери, смерть сына, а я пишу квитанции, думаю о театре. В ушах звучит милая песенка: «Расскажите вы ей цветы мои, как я люблю её…»

Прослужив два месяца бесплатно, я стал получать жалование по восемь рублей в месяц. Служба была глубоко противна мне, но гордился тем, что зарабатываю и помогаю матери жить. Работал все-таки аккуратно и был на хорошем счету».

Страсть купца-коллекционера

Истинной страстью купца Заусайлова стала весьма далекая от химии и коммерции наука –археология. Самой большой слабостью его были археологические раскопки, он и сам принимал и них участие, но главным образом скупал всякие древние редкости у населения Казанской губернии. Ему удалось составить уникальную коллекцию древних каменных орудий (так он вначале ее называл).

В 1892 году Заусайловым проведены исследования разрушенного при копке траншей бараков могильника (известен под именем Старостекольного и Казанского), от которого исследователь зафиксировал 7 костяков и собрал интересную коллекцию вещей, относящихся к азелинской (позднепьяньяноборской) культуре (III – IV вв. н.э.). Также Василий Иванович исследовал Савиновскую землю, где у него была дача. Известно 6 Савиновских стоянок, давших подъемный материал историкам и исследователям.

Савиновская стоянка IV – V тысяч до н.э расположена на северо-восточной окраине поселка, на краю подлуговой террасы правого берега Казанки, на дюнах близ бывшей Савиновской водяной мельницы, в местности называемой «жилище».

Подъемный материал, собранный на площади 70х10-15метров, происходит из коллекции Заусайлова и В.Ф. Смолина. Он состоит из отщепов, сколов, ножевидных пластин, орудий на пластинах (скребки, проколки, ножи) с преимущественно односторонней обработкой, характерных для заключительной фазы волго-камского мезолита.

Савиновское копье - в Финляндии

Каменное копье, найденное Заусайловом у Савиново, также вошло в коллекцию Василия Ивановича. К сожалению, в связи с обстоятельствами его жизни Савиновское копье находится в Хельсинки.

Любовь Евгеньевна обращалась в Финское посольство в Петербурге с просьбой узнать о судьбе Савиновского копья и, если это возможно, получить его фотографию, но ответа мы не получили.

Уникальная коллекция Заусайлова

Зусайловская уникальная коллекция состояла из 10935 предметов, включая 5282 предмета каменного века, 1292 бронзового, 1417– железного, керамики и стеклянной посуды – 169 и других предметов.

В 1884 году Василий Иванович опубликовал иллюстрированный альбом каменных предметов, собранных за этот период (69 листов, 47 рисунка в натуральную величину). Во введении к альбому Заусайлов рассказывает, как он пополнял свою коллекцию:

«орудия в огромном большинстве случаев отыскивались таким образом, что я объезжал по очереди деревни губернии, и в каждой из деревень, по прибытии собирал сведения, не имеет – ли кто из жителей громовых стрел, так как только под этим названием известна крестьянам древние каменные орудия; оказавшиеся предметы покупал, разумеется, при согласии на то владельцев. Только в очень немногих местностях мне удалось добыть каменные орудия путем производства раскопок».

Заусайлов – музейный попечитель

Страстный коллекционер В.И. Заусайлов был активным членом комиссии по созданию Казанского городского музея, а затем вошел в попечительский совет Лихачевского отдела. Для организации музея им была пожертвована по тем временам не малая сумма – 500 рублей. Не случайно, как пишут «Казанские губернские ведомости», ему была присуждена в 1888 году золотая медаль на научно-промышленной выставке в Екатеринбурге, где 1890 году была выставлена картина В.И.Заусайлова «Дети во Христе». К сожалению, она не сохранилась до наших дней, так как во времена гонений на церковь картины религиозного содержания уничтожались.

В нашем исследовании нам интересна картина «Деревянная церковь села Савиново», якобы нарисованная и подаренная В.И.Заусайловым городскому музею.

Писатель «Господин N» Печенкин – псевдоним Заусайлова?

Известный казанский коллекционер Георгий Фролов любезно подарил нашему руководителю и наставнику сборник конца XIX – начала XX века, в котором имеется подробнейшее описание не только здания древней церкви, но и чудодейственной иконы «Живоносный источник Божьей матери». В конце компетентной статьи стоит подпись некоего Н. Печенкина.

Вполне возможно, что автор статьи – сам Заусайлов, так как он жил в Савиново, проявлял интерес к истории этого края, многое знал. Можно предположить, что Василий Иванович по каким-то причинам не мог подписаться под этой статьей своим именем, взял псевдоним – фамилию матери во втором браке. А инициал Н – это похоже на Господина N, т. е. неизвестного господина. Данную версию предложила моя подруга по краеведению Даша.

Но вполне вероятно и другое: Н. Печенкин – брат В.И.Заусайлова по матери.

Бомонд Заусайлова на даче в Савиново

В. Заусайлов был гласным городской думы, а вскоре стал и почетным гражданином Казани. Круг его знакомых той пор чрезвычайно широк – это известные ученые, профессора Казанского университета, нередко такие же неутомимые коллекционеры-собиратели, это земские деятели и чиновники, актеры, военные, а вскоре и первые российские революционеры-народники и эсеры.

Можно предположить, что они были в гостях у Заусайлова на даче в Савиново. По воспоминаниям старожила Аблясова Алексея Петровича (ныне покойного), его дед был помощником лодочника, который помогал перевозить гостей на дачу через ручей Заусайлова.

Все собирались за столом на веранде, а «Василий Иванович сачком ловил карасей из пруда … и на сковородку».

Заусайлов-меценат жил на Проломной

Купец, почетный потомственный гражданин г. Казани жил в доме, где в советское время располагалось ателье «Руслан». Сегодня этот дом снесен. На 2-м этаже этого дома, когда в нем жил купец, располагался музей коллекционера.

На улице Большой Проломной на средства Заусайлова и средства его сотоварищей была построена ныне действующая Никольская церковь.

Случайностей не бывает, но рядом с ней в доме на улице Баумана родилась и провела свое детство Титова Люба, в Никольской церкви ее крестила бабушка. Впоследствии Любовь Евгеньевна Титова стала мамой не только двух собственных детей, но и нашей второй Мамой.

Часовня Заусайлова подвигла на краеведческие открытия. Ура, нашлась правнучка!!!

В 1994 году, переехав в Ново-Савиновский район Любовь Евгеньевна стала заниматься поисково-исследовательской работой по селу Савиново. Именно с часовни В.И. Заусайлова начались ее краеведческие открытия….

В 1997 году удалось в самом Петербурге разыскать правнучку Василия Ивановича – Ивановскую Наталью Ивановну, к которой Любовь Евгеньевна отправилась в тот же день, как узнала ее адрес.

Изучив и обобщив материалы их дальнейшей переписки, мне удалось узнать, что в конце 1890 годов прадед Натальи Ивановны познакомился с В.П. Геркеным, потомственным дворянином Казанской губернии, отставным поручиком, земским деятелем, близким к эсерам, в то время владельцем поместья в селе Ромодан Спасского уезда, который вскоре женился на его дочери – Антонине Васильевне Заусайловой.

Родословие одно: Заусайловы – Геркены – Баратынские

Мне стало известно, что Геркены – местные дворяне. Родоначальником был выходец из Голландии, моряк, принятый на службу Петром I. Большинство Геркенов служило на русском флоте, а Владимир Павлович был на военной службе, ушел в отставку и жил в Казани, где и женился на дочери Заусайлова.

В 1900-е годы он был председателем Земской управы в Спасском уезде. Владимир Павлович был прогрессивным человеком того времени, был посажен в тюрьму в 1908 году как народозащитник и вольнодумец, а потом выслан. Его брат, Николай Геркен, стал известным профессором медицины, работал в Казанском университете.

В XIX веке за одного из Геркенов вышла замуж дочь поэта Баратынского – Зинаида Евгеньевна об этом есть информация в музее Баратынского в Казани.

Банкротство товарищества

Когда главная петербургская контора стала вести торговлю агрессивно, часто переходя ту грань, которая отличает обычный коммерческий риск от авантюры, в купеческих делах Заусайлова появились первые признаки неблагополучия. Стоило правлению во главе с В.В. Мартинсоном перебраться в столицу, как на Заусайлова и его казанскую контору стали списывать большую часть убытков.

Правление под нажимом Мартинсона одобрило целый ряд сомнительных сделок – аренду золотых приисков, покупку обширных лесных массивов в Нижегородской губернии, а также нескольких магазинов колониальных товаров.

Почувствовав бесконтрольность, Мартинсон фактически занялся спекуляцией. В частности, он перепродал семь картин школы Рафаэля, стал скупать и продавать в втридорога участки в пригороде Вильно. Мало того, в это же время он сумел тайно переправить за границу значительную часть капитала товарищества.

Когда это вскрылось, было уже поздно что-либо предпринимать – в 1904 году началась русско-японская война, вызвавшая вскоре падение курса ценных бумаг. Контора вынуждена была объявить себя банкротом, а вкладчики потеряли почти десять миллионов рублей. Понятно, где были эти деньги, но Мартинсон к тому времени уже скрылся за границей и был не досягаем для российского закона.

Расплачивался за всех Заусайлов

За все пришлось расплачиваться Заусайлову, который сразу из богатого предпринимателя превратился в обычного, среднего достатка обывателя, с доходом, едва позволявшим содержать семью.

А семья между тем выросла, и он стал дедом – в 1903 году родился внук – И.В. Геркен, который впоследствии стал довольно известным на Урале инженером.

По решению суда все имущество В.И. Заусайлова подлежало аресту с последующей продажей на аукционе. А было у него всего не так уж и мало, если его коллекция числилась в описи ликвидационной комиссии под номером 502.

Он пытался спасти коллекцию, видимо, с его подачи была занижена её продажная цена: Заусайлов явно рассчитывал на помощь коллег. Дважды назначался аукцион по продаже коллекции, и никто не захотел покупать её даже за мизерную цену – в 5 тысяч рублей. У него в это время уже не было таких денег, но не нашлось никого, кто бы мог оценить значение этой коллекции и выкупить её для Казанского музея.

Коллекция Заусайлова ушла с молотка

В результате коллекция, не имевшая себе равных, после смерти Заусайлова несколько раз продавалась с молотка. «А в 1909 году с описью собрания В.И.Заусайлова познакомился финский археолог Н.Н.Тальгрен. по его рекомендации коллекцию казанца купил Национальный музей Финляндии, и сегодня её можно увидеть в Хельсинки».

Долг чести

При беседе Любови Евгеньевны с Назиповой Гульчачак Рахимзяновной, зам. директора Национального музея Республики Татарстан, выяснилось, что Василий Иванович был единственным представителей обанкротившейся конторы, во время суда, не имея возможности вернуть деньги, вставшим на колени и просившим прощения у тех, кому не мог вернуть денег.

Неточности в энциклопедиях

При исследовании жизни В.И. Зайсайлова мы пользовались литературными источниками, изучая и анализируя их содержание.

По данным историка Е.В. Липакова, опубликованным в Историко-этнографической энциклопедии, мы нашли информацию о том, что живописное полотно «Деревянная церковь Живоносной Источницы Божьей Матери в селе Савиново», под сенью которой был захоронен сам Заусайлов», – работы В.И.Заусайлова.

По нашим исследованиям церковь называется «Живоносный Источник Божьей Матери», и написана она не В.И. Заусайловым, а казанский пейзажист и портретист Федор Травкин. Это выяснилось при беседе Л.Е. Титовой с Галиной Аркадьевной Могильниковой (ныне покойной). Травкин был довольно известной личностью в Казани, возглавлял одну из первых в городе школ рисования и живописи. Школа размешалась на Большой Проломной улице, в доме Карпова.

К сожалению, мы не знаем, картина написана по заказу (например, В.И.Заусайлова) или по велению собственной души живописца. Из имеющегося документа об этой картине удалось узнать, что картина поступила в городской музей как дар В.И.Заусайлова в 1895 году. Она выставлялась на Казанской научно-промышленной выставке в 1890 году под названием «Вид старинной церкви села Царицыно».

Кстати, в кратком указателе 1900 года описывается, что церковь эта пожертвована императрицей Екатериной II в 1767 году во время пребывания её в Казани на галере «Тверь», на которой она путешествовала от Твери до Казани.

Мы не нашли подтверждения тому, что Василий Иванович захоронен «под сенью церкви», так как последние годы жизни он жил в семье зятя В.П. Геркена и дочери Антонины Васильевны Геркиной – Заусайловой. Старожилы говорят о том, что в подвальном помещении церкви, возможно, похоронены жена и ребенок Заусайлова.

Сам же он, по предположению правнучки, заведующей отделом музея этнографии в Санкт-Петербуге, умер не позже 1908 года. Во всяком случае, когда осенью 1908 года опись коллекции попалась на глаза известному финскому историку А.М. Тальгрену, его уже не было в живых.

Таким образом, мы обнаружили в Татарском энциклопедическом словаре несоответствие даты смерти. Его уход из жизни там датирован 1913 годом.

Заключение

Я думаю, что когда уходят люди в вечность, важно не то, где прах захоронен, а важно, какую человек память оставил о себе. Очень хочу найти место захоронения Василия Ивановича, чтобы прийти туда с нашими новыми клевретами, которые только начинают первые краеведческие шаги, положить цветы на могилу и начать свой рассказ: здесь лежит удивительный Человек – Василий Иванович Заусайлов, добрых помыслов, чести и чистой Души… Душа его живет в Савиново…

 

Список использованной литературы и источниковая база

1. «Под небом городским есть остров старины». «Вечерняя Казань», 5 февраля 1997 г. Автор Резеда Даутова.

2. «Церковные ведомости» за 1906 г. НА РТ №4, ст.13 ц.26 л. 633-65.

3. Воспоминания Поликарпова Н.И. – коренного жителя Савиново

4. Воспоминания Брызгаловой А.А. – коренной жительницы Савиново.

5. «Спутник по Казани» под редакцией профессора Н.П.Загоскина.1895 г. стр.684.

6. «Родные образы из прошлых лет». Авторы: Ивановская Н.И. и Ивановский С.И.

Журнал «Казань» №9, 2002.

7. С.В. Гольцман «Ф. И.Шаляпин в Казани», стр.66, 67, 1986 г.

8. Н.Агафонов, отдел редких книг, 1904 г. «Казанский Некропль». 1 выпуск, 1794-1894гг.

 

Читайте в «Казанских историях»: Дом Василия Заусайлова на улице Большой Проломной

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов