Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
22.08.2018

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Погода в Казани
+9° / +20°
Ночь / День
.
<< < Август 2018 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1928 – Открыта первая меховая фабрика в Казани.

    Подробнее...

Отец глядел на мир добрыми глазами

Мой отец никогда не рассказывал мне о войне. Никогда. Наверное, потому, что это – очень страшно. А может, потому, что я для него всегда была маленькой – я самая младшая в семье. Но я знаю об этом от старших сестёр и брата.

До войны они жили в Москве – его родители, брат, сестра и он, мой будущий отец. Дружная семья, юность, увлечение спортом, служба на Черноморском флоте, учёба в институте физкультуры – всё разом оборвалось.

Сначала забрали его отца, которого больше никто не увидел, а потом и его самого – молодого парня. Пять долгих холодных лет прошли на севере. Когда он вернулся, началась война. Ещё пять долгих лет… Какие из них оказались труднее?

Недавний краснофлотец, отец и воевал на море. Оборонительные бои под Севастополем, потом под Сталинградом, где ему пришлось тонуть и всё же суметь дождаться помощи, продержавшись на воде трое суток, освобождение советского Заполярья...

Было ли тяжело? Было ли страшно? Об этом могут рассказать теперь только его боевые награды.

Мирное небо, семья, сын и пятеро дочерей – может быть, мы стали для отца самой главной наградой – такой радостной, но такой непростой? Не знаю.

Дети вырастали и уходили – каждый своей дорогой. А отец – он продолжал работать, ждать редких приездов, а при встрече светился от счастья, отшучивался и говорил, что проживёт сто лет. Никому и в голову не приходило, что он уже старый.

Отец и в самом деле был очень бодрым, крепким. И только потом из его дневников я узнала, как сильно болело у него сердце, сердце человека, так много повидавшего и пережившего. Человека, прошедшего не один круг ада, но не сломавшегося, не ожесточившегося, а продолжавшего жить, глядя на мир добрыми радостными глазами.

Когда я родилась, отцу было сорок восемь лет. А когда выросла, его уже не стало.

В трудную минуту я всегда вспоминала отца – он выдержал, и я должна выдержать. В радостную минуту я вспоминала отца – сейчас он сказал бы мне «молодец» и порадовался вместе со мной. В минуты сомнений я вспоминала отца – как бы он посмотрел на мой поступок? Вспоминала, хотя вернее было бы сказать, что я его и не забывала.

Именно 9-го мая, в этот яркий праздничный день, Великий день, когда на радостную улыбку набегают горькие слёзы, особенно остро понимаешь – в каком долгу ты навсегда остался перед родителями. Я так много хотела сделать для своего отца, а не сделала и малого.

Могла лишний раз позвонить и сказать несколько добрых слов – не позвонила.

Могла просто подойти и молча обнять – не подошла.

Могла посидеть рядом и поиграть в шахматы – не поиграла.

Прости… Прости… Прости…

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов