Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
21.04.2018

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
+4° / +5°
Ночь / День
.
<< < Апрель 2018 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
  • 1898 –  Газета «Волжский вестник» сообщила о награждении бронзовой медалью Н.И. Лобачевского попечителя учебного округа В.А. Попова, городского голову С.В. Дьяченко и профессора Н.П. Загоскина.

    Подробнее...

«Дорогая наша мама»

Сусанна Ивановна Пашкеева живет в Казани. Она уже давно на пенсии. В последнее время, как признается, много читает исторической и мемуарной литературы, что позволяет по-новому осмыслить историю страны. Сама по мере сил способствует сохранению в памяти людей событий, участником которых была. Например, она была очевидцем парада Победы в Москве  в июне 1945 года; вместе с другими работниками ЦНИИгеолнеруда, где работала старшим научным сотрудником, составляла юбилейный сборник о трехсотлетней истории геологической службы России «Стихия» (2000), есть ее стихи и в поэтической книге коллег-геологов, которая выйдет в нынешнем году.

Особое место в  воспоминаниях Сусанны Ивановны занимает судьба ее матери – Ирины Родионовны Красновской.

Она тоже писала стихи, была лично знакома с А.Блоком, В.Брюсовым, К.Бальмонтом, З.Гиппиус и другими известными поэтами. Ирине прочили большое будущее, но революция 1917 года распорядилась ее  жизнью по-другому.

Сусанна Ивановна предложила редакции рассказ совсем о других событиях в жизни ее матери. Они приехали в Татарию в 1941 году и жили в деревне Тимбаево Буденновского (ныне Буинского) района.

 

Во время Великой Отечественной войны в Татарскую АССР было эвакуировано 104 детских дома. К нам привезли детей из Орши, Углича, Вышнего Волочка, блокадного Ленинграда, Орловской области и других мест. Для многих наша республика стала не только местом эвакуации, но и второй родиной.

Эта страница военной истории нашей республики известна мало. Но память о том времени жива, и у тех, кто в трудное время соприкоснулся с обездоленным детством, и особенно у тех, кто нашел в Татарии не только хлеб и кров, но и тепло и ласку.

В 1986 году при факультете иностранных языков Казанского педагогического института была организована студенческая экспедиция «Дети войны», которой руководила Валентина Андреевна Бондаренко, кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры ТАССР. Более 160 студентов по крохам собирали материалы о суровой жизни воспитанников детских домов и их дальнейшей судьбе после войны.

Наиболее полно удалось познакомиться с историей  детского дома №2, эвакуированного из Вышнего Волочка, который находился  в деревне Тимбаево с 1 сентября 1941 года. Во-первых, благодаря книге «Тимбаевский детской дом» (Таткнигоиздат, 1947), которую написала его директор И.Красновская – мама Сусанны Ивановны Пашкеевой, во-вторых, благодаря многочисленным письмам в ее адрес бывших воспитанников. Вторая книга о детдоме появилась в 1988 году, ее авторы – В.Бондаренко и С.Пашкеева.

Сегодня далекая история – не только годы войны, но и встреча воспитанников детских домов в Казани через много-много лет, организованная по итогам экспедиции «Дети войны» в честь 45-летия Великой Победы.

В письмах, полученных студентами от воспитанников детских домов, не только воспоминания о трудных годах, связанных со многими лишениями – голодом, тяжелым изнурительным трудом, но и слова благодарности тем, кто приютил их на буинской земле. Например, сорок детей спасла от дистрофии медсестра Елабужского детского дома А.Спиридонова.

Но прежде всего бывшие детдомовцы вспоминали своих педагогов: учителей и директоров эвакуированных учебных заведений: И.Красновскую (Тимбаевский), Г.Москалева ((Кураловский), А.Филиппову (Елабужский), А.Гайнутдинову (Такталачукский), О.Горзину (Тавельский) и многих других.

Судьба многих воспитанников оказалась связана с Казанским суворовским училищем, открытым в 1944 году. Детдомовцы стали первыми суворовцами.

Хорошо помню эвакуацию. 700 детей – воспитанников детских домов области – посадили в поезд и отправили из Вышнего Волочка в Калинин. Эшелон дважды бомбили. Затем с железнодорожного вокзала ребят привезли в речной порт, где тоже была бомбежка. Невозможно передать словами, сколько страха и ужаса мы натерпелись. К счастью, все остались живы.

Наконец, пароход остановился у Тетюшской пристани, и нас повезли в Тимбаево. Для детского дома выделили два здания школы и клуб. Пока готовили помещения, детей разобрали по домам жители деревни – русские, татары, чуваши. Накормили, дали одежду.

Еды, конечно, не хватало. Варили пропущенную через мясорубку картофельную кожуру с селедкой. Детей поили витаминным отваром хвои, чтобы хоть как-то возместить недостаток полноценной пищи. Для ослабленных купили три козы. Детишки бегали к колхозникам – погреться (у нас было холодно) и как следует поесть. Люди делились с ними последним куском хлеба. С сельскими ребятами жили дружно. Вместе работали на колхозных полях, пасли лошадей в ночном.

… Наступила весна. Колхоз «Победа» выделил для детдома участок земли. С огородом жить стало полегче. Детдомовцев привлекали и на колхозную работу, ведь все трудоспособные мужчины в деревне были на фронте. На военных заводах работало более ста воспитанников детдома. Некоторые воевали. Бывший детдомовец А.Николаев стал Героем Советского Союза. В июле 1945 года 16 работников учреждения были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Мама стала директором детского дома весной 1942 года. Когда прежний директор – Александр Алексеевич Александров – ушел на фронт. Он работал в детдоме с 1935 года. Бывший рабочий вагоностроительного завода был брошен партией на борьбу с беспризорностью. Мама преподавала русский язык и литературу, была завучем. А еще – руководителем методобъединения восьми детских домов Калининской области. Ведь детдом №2 был лучшим. Ее «временная» командировка из Ленинграда в Вышний Волочок, в которую ее направили в марте 1935 года, обернулась всей трудовой жизнью. Она работала директором до 1951 года, в 1952-м детдом расформировали.

Как писала в газете «Советская Татария» в 1988 году В.Бондаренко, «эта хрупкая интеллигентная женщина взвалила на свои плечи бремя заботы о сотнях ребятишек, стала для них самым близким человеком».

Несмотря на трудности, воспитатели умели наладить нормальный учебно-воспитательный процесс. В детдоме работали 12 кружков, в том числе русского языка, который, при всей занятости, вела сама мама. В нашей библиотеке была 1221 книга. Как в условиях войны можно было собрать такое богатство, представить трудно.

Многие мамины воспитанники вспоминали, что, засыпая и просыпаясь, они всегда видели Ирину Родионовну. Собственные ее дети в детстве, увы, лишены были этой радости… В письмах бывшие детдомовцы называли Ирину Родионовну «дорогая наша мама». Она и в самом деле была им мамой. Заботилась не только в детдоме, где они могли оставаться только до 14 лет, но и потом, когда уезжали в ФЗУ или на промышленные предприятия. У мамы было 36 внуков, которые считали ее родной бабушкой.

Маму и в Татарии заметили. Ее назначили руководителем методического объединения и общественным инспектором Минпроса ТАССР по патронажу и опеке детей-сирот. По делам детдома она часто выезжала в Казань, Буинск – на лошадях, в любую погоду. Ездила по деревням с проверками. Искала родственников детдомовских ребятишек – фронтовиков и репрессированных. И находила.

В 1947 году, в честь 30-летия Тимбаевского детского дома, Ирине Родионовне Красновской было присвоено звание заслуженного учителя школы Татарской АССР, она имела нагрудный знак «Отличник народного просвещения».

Мама много думала и писала о судьбе беспризорных мальчишек и девчонок. Война резко увеличила их число. Обобщила свой педагогический опыт в детдоме; предлагала создавать такие заведения при крупных промышленных предприятиях. Кстати, такой опыт на одном из казанских заводов в годы войны был. Его не мешало бы изучить и сегодня – в стране снова много беспризорных детей.

Мама не стала известным поэтом. Я храню 3 томика ее неопубликованного литературного наследия – более 500 стихотворений. Ей суждено было прожить жизнь учительницей. Она стала ей еще до революции – работала в Новгородской школе. Экстерном окончила филологическое отделение пединститута.

До самой своей кончины (она умерла в 1986 году на 91 году жизни) мама переписывалась со своими воспитанниками. У нее было много фотографий – целый альбом! Бывшие детдомовцы часто приходили к нам со своими детьми и внуками. Последние гости были в день ее 90-летия – 30 сентября 1985 года. Мама вышла на пенсию, будучи инвалидом II группы – перегрузки не прошли даром. Бессребреница, она приехала ко мне в Казань, не имея даже того, что давала воспитанникам детдома, отправляя их в самостоятельную жизнь. Чтобы купить необходимое для городской жизни, ей пришлось продать роскошный каракулевый воротник с бостонового пальто, подаренного отделом детских домов Министерства просвещения ТАССР на юбилей детдома.

В письмах часто высказывалась мысль о встрече. Хотела увидеть всех своих воспитанников и мама. Но встреча все время откладывалась. И когда состоялась, мамы уже не было в живых. А потому бывшие детдомовцы сходили на ее могилу. Возложили венок и живые цветы. Каждый вспомнил что-то личное, связанное с ней…

В Казань приехали гости со всех уголков нашей страны, а Клаус Вильде – из Берлина. Его родители: немка Маргарита Вильде и турок Рашад Фоад Баронер, были коммунистами, оба попали в лагеря: мать – в советский, отец – в турецкий. Мальчик в 1937 году был отдан в детский дом «Солнечный» Коминтерна, в Подмосковье, откуда попал в Тимбаевский детский дом. Здесь его считали испанцем – Клаусом Мартенсом. Долго искали его студенты – но нашли! Благодаря тому, что он не терял связи с мамой. По приезде в Казань Клаус сразу пришел в дом своей любимой учительницы.

Еще в детдоме была японка – ее звали Ида Карузина. Она родилась в 1930 году в Москве. Родителей не помнила, знала только, что они   попросили в СССР политического убежища.

Встреча «детей войны» состоялась в мае 1988 года. Приехало человек 40. Основные события проходили в пединституте, потом было знакомство с Казанью. Воспитанники нашего детдома съездили в Буинск и деревню Тимбаево, где их ждали бывшие односельчане, жители окрестных деревень, учащиеся Буинской школы-интерната для сирот. Оказалось, что директор интерната З.Рахматуллин вместе с родителями в 1941 году встречал эвакуированных детей. Ему было тогда 12 лет. Бывших детдомовцев старожилы обнимали, как родных. Мы были рады повидать В.Кузнецову, которая была воспитателем, и бывшую нашу прачку М.Лапшину. Колхоз организовал для гостей праздничный ужин, их угостили национальными татарскими блюдами.

В те дни всем пришлось поволноваться. Ведь встреча получилась и радостной, и грустной. Приехать смогли далеко не все. Кого-то уже нет в живых, кто-то болен. Но всех вспомнили добрым словом. На встрече дали слово и мне. Кстати, я считаю себя участницей экспедиции «Дети войны», значение которой трудно переоценить.

Особенно приятно было видеть, что рядом с бывшими детдомовцами всегда было много сельских ребятишек, для которых эта встреча наверняка тоже стала незабываемой. Возможно, они не так хорошо знали историю своего села, а, увидев гостей, впервые задумались о том, как жили тут в годы войны.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов