Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
28.05.2017

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Погода в Казани
+1° / +8°
Ночь / День
.
<< < Май 2017 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1988 – В Набережных Челнах родился 500-тысячный житель.

    Подробнее...

Храм памяти ВСЕХ убиенных

Наш читатель Николай Наумович Наумкин нашел в Интернете фрагмент старинной летописи, который заставил его по-новому взглянуть на историю знаменитого храма на Казанке.

Это сооружение хорошо знакомо всем жителям города. Проезжая по Кировской дамбе, невозможно не заметить памятник, возвышающийся над водой недалеко от берега реки Казанки. Правда, о времени его постройки и предназначении уже мало кто помнит.

Существует устойчивая версия о том, что он построен по приказу самого царя Ивана Грозного в память о русских воинах, погибших во время покорения Казанского ханства в 1552 году. Памятник негативно воспринимается татарским населением города, поскольку он считается символом победы русских при взятии Казани.

Однако появился он намного позднее и был построен по велению совсем другого русского царя. И лежат в том подземном склепе кости как русских, так и татарских воинов.

 Битва не на жизнь, а на смерть

Вернувшись к событиям тех далеких лет, попробуем проследить подлинную историю появления этого памятника. Для этого необходимо, обратившись к летописным источникам, посмотреть, что же происходило вокруг Казани летом и осенью 1552 года. Вот что говорит об этих событиях казанский летописец:

Выдержка из летописи рассказывающая об этом событии.

«Казанцы же нисколько не смирились, но больше кровопролития желая, выходят из города и из лесов постоянно встречный бой устраивая. Но многие победы дал бог христианскому воинству у города, и в лесах многие Казанцы убиты были, также и живых много взято было».

Самый большой татарский отряд, о котором упоминает летописец, в десять тысяч конных воинов, снабжавшийся продовольствием и оружием из Арской крепости, каждый день выходил из-за оврага на Арское поле и нападал на стоявшее у стен Казани русское войско. Судьба этого отряда оказалась очень трагичной.

Русские воеводы спрятали в лесу за оврагом несколько полков стрельцов, вооруженных пищалями, и когда татары после очередного нападения на войско у Казани попытались уйти обратно в лес, их с двух сторон зажали в овраге и всех перебили.

Часть татарских воинов пыталась прорваться вдоль оврага к реке Казанке, чтобы переплыть на другой ее берег, но сделать это у них не получилось. В овраге на краю Арского поля осталось лежать десять тысяч татарских воинов.

Еще сложнее было воевать с русскими воинами небольшим татарским отрядам, укрывшимся за щитами из жердей и укреплениями из бревен, ведь на каждую выпущенную ими стрелу в ответ летели десятки, если не сотни стрел и пуль.

Можно сказать, что татарские воины сознательно шли на самопожертвование, ведь они отлично понимали, что вероятнее всего будут убиты в бою, не нанеся противнику какого либо значительного урона.

Основная масса воинов с обеих сторон, видимо, гибла в рукопашных схватках, когда татарские воины начинали отступать, а русские воины выходили из-за укрытий для преследования противника.

Поле боя, на котором оставались лежать убитые и раненые с обеих сторон, всегда оставалось в руках русского воинства. Своих раненых и убитых русские уносили в свой военный лагерь, где раненым оказывалась возможная помощь. Убитых временно хоронили тут же, около защитных сооружений.

К погибшим татарам относились совсем по-другому: забрав в качестве трофеев все более или менее ценное, мертвые тела просто сбрасывали в ближайший к полю боя овраг или яму. Чуя большое количество доступной пищи, из окрестных лесов по ночам, видимо, приходили дикие звери, а днем слетались большие стаи ворон и других птиц.

Большое количество погибших оказалось в оврагах вокруг города и сразу после штурма Татарской крепости. Летописец об этом событии говорит так.

2 октября, во втором часу дня, были зажжены оба заряда, заложенные с двух сторон под стены Казанской крепости, и ближе к вечеру штурм полностью завершился. Узнав о победе, Московский царь решил посетить завоеванную крепость и отдал приказ быстро очистить две ее главных улицы от мертвых тел. По словам летописца, делалось все в большой спешке, ведь убитых было очень много, и лежали они везде, как снопы сена, так что даже пройти по улице было невозможно.

Через два дня после взятия Казани войсками царя Ивана Васильевича, то есть 4 октября 1552 года, он приказал игумену Иоакиму с почестями похоронить погибших воинов в общей могиле на берегу реки Казанки. Учитывая количество защищавших Казанскую крепость татар, которых было примерно тридцать тысяч, русских воинов 2 октября должно было погибнуть еще больше, ведь известно, что идущая на приступ укреплений сторона всегда несет больше потерь, чем обороняющаяся.

По данным профессора Казанского университета К.Ф. Фукса, при взятии Казани погибли и были похоронены в братской могиле на реке Казанке, рядом с рядовыми воинами, 4 воеводы и 198 боярских детей.

Вокруг братской могилы царь повелел высадить саженцы вязов, обозначив ими границы захоронения, а на горе основать монастырь во имя Успения Пресвятой Богородицы, монахам которого предписал вечно молиться за убитых воинов. Монастырь был построен в одной версте от кремля, на берегу Казанки. Это место было известно тем, что там во время Казанского похода располагалась ставка и походная церковь царя Ивана Васильевича.

Поскольку монастырь был построен на низком берегу Казанки, то вскоре он начал подмываться водой во время весенних разливов реки. По просьбе настоятеля монастыря игумена Иоакима царь разрешил в 1560 году перенести его на новое место, на одну версту ниже по течению реки, на гору, называемую Змеиной или Зилантовой.

После того как Русское войско сняло осаду и ушло от стен Казани, вокруг города осталось множество временных, наспех устроенных захоронений, в которых лежали убитые русские воины, погибшие летом и осенью 1552 года. Во всех низинах, ямах и оврагах лежало множество брошенных защитников Казани.

Памяти павших

Казань, как уже упоминалось, была завоевана 2 октября. Спустя небольшое время наступила зима, покрыв все поле, где происходили стычки между русскими и татарами, снегом. Когда весной снег растаял, казанские татары, даже если и имели желание похоронить своих погибших родственников, не могли этого сделать, ведь опознать среди попорченных зверями и уже разложившихся трупов своих близких было просто невозможно.

Со временем на множество забытых человеческих костей во всех оврагах вокруг города уже никто не обращал внимания.

Постепенно Казань стала расширяться, уже не умещаясь в прежних своих границах. Окрестности города – ханские луга, примыкающие к реке Волга, Арское поле – стали застраиваться особняками богатых купцов и дворян. Мешавшие расширяющемуся городу останки воинов стали постепенно переносить либо в братскую могилу на реке Казанке, либо на вновь образованные городские кладбища: на Арском поле, у Зилантова и Кизического монастырей.

Такое положение сохранялось до 1812 года, когда Россия выиграла войну, победив Наполеона. Так совпало, что на волне победной эйфории местные церковные власти, наконец, обратили внимание на то, что вокруг города, в оврагах и низинах, уже сотни лет лежат не захороненные человеческих костей. Поэтому было принято решение собрать все человеческие останки в одном месте и установить над ними памятный знак с надписью – всем воинам, павшим в войне 1552 года.

С выбором места для установки такого памятника проблем, видимо, не возникло, ведь на реке Казанке около Зилантовой горы уже с давних времен имелось большое воинское захоронение, где в братской могиле лежали русские воины, погибшие в той войне.

Непосредственно на месте захоронения воинов, называемом в то время Русским кладбищем, еще в XVI веке была поставлена часовня. Саму же могилу горожане называли убогим домом, божедомкой или просто вязком, ведь вокруг нее во множестве росли старые вязы.

Впервые задумался о постройке мемориала архимандрит Зилантова монастыря Амвросий (Сретенский), решив на свои средства поставить памятник в виде столба у братской могилы воинов. Для этого он 12 июня 1811 года обратился к Казанскому архиепископу Павлу и к городской Думе с просьбой оказать ему в этом деле возможное содействие. Поскольку земля к тому времени уже отошла от монастыря в городскую собственность, то 2 сентября 1811 года Дума дала свое согласие на установку памятника, но при одном условии – что он займет не более двух квадратных саженей, и монастырь не станет создавать препятствий для судоходства на реке, запрещая, например, торговым судам приставать к этому берегу.

Когда архимандрит Амвросий сумел собрать 1500 рублей (всего по его расчетам требовалось 5000 рублей), проект памятника был отправлен на утверждение императору. Александру I проект не понравился, и он поручил переделать его столичному архитектору Николаю Федоровичу Алферову.

12 февраля 1812 года царь утвердил обновленный план, а уже 29 июня 1813 года памятник был торжественно заложен в присутствии членов Правительствующего сената и Опекунского совета, из-за войны временно эвакуированных в Казань.

Сам царь выделил на постройку памятника 5000 рублей, императрица Елизавета Алексеевна – 2000, мать императора Мария Федоровна – 1000. Внесли свои вклады и великие князья с княгинями. Всего от царской семьи в фонд постройки памятника поступило 10000 рублей. В 1820 году Александр I передал на строительство еще 5000 рублей.

По всенародной подписке стали поступать пожертвования и из других источников – от частных лиц, купеческих обществ, дворянских собраний, духовенства и губернаторов почти всех губерний Российской империи. Всего к концу строительства было собрано 106 399 рублей (по другим сведениям 100 135 рублей).

Пока собирались деньги, необходимые для строительства, по распоряжению местных властей со всех окраин города к месту, где уже начались работы, стали свозить собранные из оврагов и низин вокруг Казани человеческие кости.

Утвержденный проект предполагал постройку всего комплекса в три этапа. Сперва предполагалось построить большой заглубленный в землю круглый склеп, внутри которого должны были лежать перенесенные туда из братской могилы останки русских воинов.

На втором этапе планировалось засыпать снаружи погребальную камеру землей с захоронением в ней собранных вокруг города человеческих костей до образования своего рода холма, скрывающего склеп. И в конце работ установить на его вершине, над склепом, сам памятник в виде четырехгранной усеченной пирамиды.

Хотя везде говорится об усеченной пирамиде, но можно предположить, что авторы проекта представляли его себе в виде царского шатра, стоящего на высоком холме, или походной церкви самого Ивана Васильевича, в которой он ежедневно молился, когда Казань еще находилась в осаде.

На первом этапе строительства, когда стены склепа и перекрытие были уже готовы, оказалось, что русских костей значительно больше, чем может поместиться внутрь могилы. Поэтому на этом этапе, пока работы по засыпке холма еще не начались, проект немного изменили. Вокруг склепа было построено дополнительное помещение в виде охватывающего его кольцом подземного хода с нишами, в которых предполагалось также разместить человеческие останки.

Видимо, для этих же целей соорудили участок склепа в виде подземного хода, отходивший в сторону крепости и имевший символическое значение. Затем все эти не запланированные ранее помещения соединили проходом с основной погребальной камерой.

Непосредственным воплотителем проекта Алферова считается казанский архитектор Александр Кириллович Шмидт, окончивший Академию художеств в 1806 году. С 21 октября 1818 года строительство памятника шло уже под его непосредственным руководством. Именно Шмидт решил заменить предложенную в проекте кирпичную облицовку фасада храма на облицовку из белого опочного камня.

Возведение памятника было закончено в 1821 году, а внутреннее обустройство храма закончили к лету 1823 года. Памятник был освящен 30 августа (12 сентября) 1823 года архиепископом Казанским и Симбирским Амвросием. Это сопровождалось крестным ходом, военным парадом, а также ружейной и пушечной пальбой.

В 1830 году Казанское купеческое собрание взяло памятник на свое содержание, собрав для этого до 5000 рублей. С этого времени учреждается должность смотрителя памятника, жившего в построенном рядом с ним деревянном доме.

Смотрители всегда назначались из отставных офицеров, имевших ранения, боевые награды и другие поощрения. Городская Дума по предложению Купеческого собрания стала назначать попечителя памятника. Это был, как правило, состоятельный купец, взявший на себя добровольно основные расходы по содержанию постройки. Так, первыми попечителями были назначены купец первой гильдии Л.Ф.Крупеников и купец П.И. Котелов.

Поскольку самому Зилантову монастырю стало трудно заботиться о масштабном сооружении, мемориальный комплекс передали в ведение военного ведомства. В 1834 году вокруг памятника соорудили железную ограду, закрепленную на каменных столбах. В 1837 году стены памятника покрыли листовым железом и окрасили в черный цвет, колонны и портики – в белый, а сам крест позолотили.

Вокруг памятника, в ограде, находились старинные каменные ядра и чугунные пушки –свидетели давних событий 1552 года. Около памятника, под навесом, висели колокола, один большой и несколько меньших по размеру.

В результате городской реформы 1870 года памятник перешел в ведение Казанской городской управы, и о нем теперь заботились уже не купцы, а городские органы самоуправления. Но должности попечителя и смотрителя памятника сохранились и просуществовали до 1917 года.

В сентябре 1918 года службы в храме памятнике прекратились, а сам он в дальнейшем подвергся разграблению и полному разорению. Известен, например, такой факт, что в советское время кости павших воинов мальчишки мешками сдавали в утиль, а похищенные из храма иконы один из местных жителей использовал в качестве досок при ремонте дворовых построек.

В 1947 году памятник павшим воинам был включен в список памятников архитектуры РСФСР, подлежащих строгой государственной охране.

В 1956 году, после заполнения Куйбышевского водохранилища, русло реки Казанки было изменено, и храм-памятник оказался полностью окруженным водой.

В 2004 году остров, на котором стоит памятник, был соединен мостиком и насыпью с Кировской дамбой, и стал доступен для посещений.

В марте 2005 года храм был передан в ведение Русской православной церкви. Начались работы по восстановлению здания, ремонту и реставрации внешней и внутренней отделки.

По словам назначенного смотрителя храма, при первых попытках разобрать завалы в подземной усыпальнице было найдено много костей воинов, вымытых водами водохранилища из-под кургана, на котором стоит памятник. От мусора были очищены лестницы, ведущие в склеп. Впоследствии внутри гробницы был устроен бетонный саркофаг, в котором разместили все найденные кости.

21 июля 2005 года, во время празднования 450-летия Казанской епархии, памятник на реке Казанке посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

23 января 2006 года управляющий Казанской епархии, архиепископ Анастасий издал распоряжение № 1 об открытии в склепе под храмом на реке Казанке усыпальницы в честь преподобного Илии Муромца – по образцу усыпальницы в Киево-Печерской лавре, где хранятся мощи былинного богатыря.

В 2011 году памятник был передан Свято-Введенскому (Кизическому) мужского монастырю города Казани. Настоятелем храма памятника был назначен игумен Мефодий (Зайцев).

В заключении хотелось бы сказать, что здесь захоронены не только русские воины, погибшие при взятии Казани, но и татары, мужественно защищавшие свою родину от врага. Поэтому это место могло бы стать общим для поклонения своим далеким предкам и для русских, и для татар.

Вопрос этот, как мне кажется, могли бы решить представители двух основных религиозных конфессий города Казани, собравшись вместе и обсудив между собой, как правильнее использовать это сооружение совместно для блага Русского и Татарского народов.

Николай Наумкин

На снимках из Интернета храм на Казанке в разные годы своей истории

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Комментарии  

 
#1 Вячеслав 17.03.2014
Памятник - один из главных архитектурных символов Казани. От исторической правды не уйти - был штурм города, было множество погибших с обеих сторон.
Но так создано нынешнее мироустройство. Из череды войн и завоеваний образовались государства, в которых бывшие враги живут вместе. И надо не расковыривать старые болячки, а создавать среду для взаимопонимания и взаимоуважения. В этом плане идея рассматривать памятник, как объединяющий всех погибших, весьма продуктивна
 
 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов