Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
26.07.2017

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Погода в Казани
+18° / +24°
Ночь / День
.
<< < Июль 2017 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1948 – Открыто первое в ТАССР промышленное нефтяное месторождение, названное Ромашкинским. Это случилось у деревни Тимяшево Ново-Письмянского района.

    Подробнее...

От Гостиного двора до Национального музея

Вряд ли есть в Казани человек, который бы не знал этот дом на улице Кремлевской (до революции – Спасская, Воскресенская, с 1960 года – улица Ленина, с 1996 года – улица Кремлевская). Когда-то это был Гостиный двор. Сегодня здесь находится Национальный музей Республики Татарстана.

Большинству знакомы обновленные парадные двери с площади Первого Мая – вход в Национальный музей Республики Татарстан. Многие выпускники Казанского государственного университета разных поколений помнят занятия в “бегемоте” – так на их языке называлось здание, где до 1987 года находились аудитории КГУ. Сотрудники около трех десятков всевозможных учреждений и организаций смотрели на дом № 2 по улице Ленина более прозаично – многие годы тут находились их служебные кабинеты.

И лишь историки и краеведы видели огромное здание рядом с Кремлем в единстве – как памятник истории и архитектуры. В их представлении это старинный Гостиный двор эпохи классицизма, проще говоря, главные казанские торговые ряды.

Кстати сказать, современным людям легче понять, что такое Гостиный двор. Приученные за годы Советской власти к восприятию торговли в виде огромных или больших магазинов, хозяином которых было государство, мы лишь в два последних десятилетия вернулись к первозданному значению слову «лавка» – небольшой частный магазинчик (тут уместно даже двойное уменьшение). Правда, современные торговцы предпочитают более звучные имена – салон, универсам, бутик, шоп, галерея. Но все едино – магазин. А что такое современный гостиный двор легко представить, пройдя по этажам ЦУМа или «Детского мира», где масса хозяев, арендующих квадратные метры согласно своим доходам – у кого-то отдельное помещение, а кто-то довольствуется открытым прилавком.

В настоящем Гостином дворе у каждого хозяина – свой магазин. Не каждый мог открыть здесь свою лавку или арендовать амбар для хранения товара.

Как свидетельствуют авторы сборника «История Казани», подготовленного к печати Институтом языка, литературы и истории им. Г.Ибрагимова (Таткнигоиздат, 1988), впервые в Казани Гостиный двор появился в XVII веке. Первое упоминание о Гостином дворе, тогда деревянном, встречается еще в писцовых книгах XVI века. Город тогда считался крупным военно-административным центром. Расширение и развитие ремесел и торговли привело к тому, что Казань стала играть важную роль в формировании российского внутреннего рынка. Благодаря выгодному географическому положению Казани в следующем веке стала развиваться и торговля на внешних рынках Российской империи.

Подтверждение этому утверждению мы нашли в книге «Казань. Времен связующая нить», изданной в 2000 году (Казань, изд-во «Титул»), в статье, которая так и называется – «Гостиный двор». Перед статьей – цитата из «Книги Казанского торгу…», датированной 1566 годом: «Против же города за таможенною избою по стороне Спасские улицы двор гостин, а от городовые каменные стены до гостина двора, площадь порозжего места 52 сажени».

Во времена Казанского ханства, утверждается в этой книге, на территории Гостиного двора или недалеко от него стояла колония-поселение торговцев и ремесленников, выходцев из далекой Бухары. Поселение было обнесено деревянным частоколом, а с 1500 года, после набега ногайских мурз на Казань, по велению казанского хана Абдыл-Летифа по двум сторонам поселения появились насыпные валы со рвами. Через 30 лет колонию бухарцев, как и все посадские поселения, обнесли острожными стенами, которые хан Сафа-Гирей выстроил в преддверии ожидаемой войны с Москвой. Позже, с уходом русских войск и завершением строительства оборонительных укреплений вокруг Казани, валы бухарского посада были срыта, а рвы за ненадобностью зарыты.

Большим разрушениям подвергся бухарский посад во время осады Казани войсками Ивана Грозного летом-осенью 1552 года. После взятия города власти вернули на прежнее место два базара – нижний, Так як, прямо под кремлем (воды Казанки в ту пору плескались довольно далеко от кремлевских стен), и верхний, бывший бухарский.

Недалеко от новых каменных стен кремля, прямо напротив Спасской башни, появились 82 казенных амбара и 5 изб для заезжих гостей – так звались в то время крупные купцы. Все это было обнесено деревянным забором с тремя воротами и официально названо Гостиным двором.

Амбары сдавались купцам в аренду, за это в пользу города взималась пошлина – более 3 рублей в неделю. Как указывается в книге «Казань…», в то время на эти деньги можно было купить 3 лошади или 6 коров.

«Добро» на аренду торговой лавки давал городовой таможенник (была такая должность в Казани) Матвей Тараканов.

От Гостиного двора лучами расходились по ближним улицам и переулкам более 200 торговых рядов с лавками. Пять лавок, как указывается в этой книге, принадлежало татарским купцам, которые торговали в основном привозным товаром – персидскими тканями и шелком. В конце XVI века в Гостином дворе насчитывалось 635 торговых точек.

Сведения эти взяты из материалов археологических раскопок, и у нас нет оснований им не доверять. Но все-таки это еще не был Гостиный двор в известном нам смысле.

Каменное строительство началось здесь на исходе XVII века. В 1695 году близ новых главных ворот Гостиного двора была освящена церковь во имя Алексея Божия Человека. К 1739 году уже все постройки были из камня. Предшественник сегодняшнего здания появился на картах города во второй половине XVIII веке: в 1770 году архитектор В. И. Кафтырев построил новое здание на месте старого, которое не сохранилось.

Вот как писал о Гостином дворе один из первых исследователей Казани – Петр Рычков в 1767 году: «Гостиный двор каменный, на котором в верху таможня каменная ж; внутри однаго двора ряды: Суконной, 2 Мелочной, 3 Сибирской железной. К сему ж гостиному двору приделаны деревянные ряды».

В Гостином дворе размещались также каземат, гарнизонная канцелярия, а над ней – трактир.

Рынок возле Гостиного двора. Дореволюционное фото

Это было центральное место городской торговли. Путешественник, посетивший Казань в 70-х годах XVIII века, писал, что Гостиный двор, в котором было 776 лавок, выстроен весьма прочно. В конце века Казань насчитывала 676 русских и 595 татарских купцов. В конце 50-х годов ХIХ века казанское купечество составляло около трех процентов всего городского населения. Наиболее состоятельные из них входили в «гостиную сотню», они-то и имели самые лучшие лавки в Гостином дворе.

Во время взятия Казани Емельяном Пугачевым в 1774 году, а потом – во время пожара 1797 года Гостиный двор серьезно пострадал. Пожар уничтожил здание практически полностью. В 1798 году Павел I издал указ о восстановлении Гостиного двора и даровал Казани беспроцентную ссуду на 10 лет из губернских доходов в размере 200 тысяч рублей – для сооружения нового Гостиного двора. В 1800 году, 25 июня, началось возведение третьего по счету сооружения Гостиного двора. Автором проекта стал архитектор Ф. Е. Емельянов.

Новый Гостиный двор был открыт в 1815 году. Это было двухэтажное строение в виде эллипсоидного кольца, построенное из кирпича (большая редкость по тем временам). Оно занимало по периметру весь квартал по соседству с кремлем и одним из фасадов выходило на нижнюю часть города (ныне ул.Профсоюзная). Колоннада ионического ордера, завершенная фронтоном, выделяла главный вход в здание с улицы Воскресенской, гармонируя с классическими фасадами близлежащих домов.

Кстати, часть улицы Кремлевской – от Спасской башни до Пассажа –сохранила свой первозданный облик, и мы можем судить, каким красивым был наш город в XIX веке. Правда, такая красота была лишь в его центральной части, в других районах преобладали деревянные дома.

Появление Гостиного двора в Казани не было случайным. Казань издавна славилась широким развитием торговли. Когда в 1817 году по Каме и в 1820 году по Волге пошли буксирные и пассажирские суда, дела у местных купцов и торговцев пошли еще лучше. Побывавший в Казани в 1801 году драматург Александр Коцебу писал: «Гостиный двор величиной и множеством товаров не уступает московскому и петербургскому».

В истории этого здания будет еще один пожар – в 1842 году. Гостиный двор вновь пострадал. Здание лишилось величественных колонн, придававших ему сходство с университетом, исчезли галереи, были утрачены рустовка стен и пилястры. Гостиный двор открылся после капитального ремонта, по сути – реконструкции, лишь в 1847 году (архитекторы Ф.Крамп и И.Бессонов).

Следующей реконструкции здание подверглось в конце XIX века. В начале 90-х годов в помещениях бывшего гостинодворческого трактира расположился городской ломбард. В 1894 году северо-восточный угол двора был отдан под помещение городского научно-промышленного музея. Здание с учетом нужд музея перестраивал архитектор И.Колмаков. Были увеличены окна, над центральным входом появился красивый шатер в стиле эклектика.

Городской музей открылся в этом здании 5 апреля 1895 года. Своим рождением он обязан инициативе профессоров Казанского университета, которые еще в 1879 году на общем собрании членов Общества археологии, истории и этнографии поставили вопрос о необходимости открытия общедоступного музея.

Существовало два проекта создания музея.

Проект Василия Флоринского

«Проект публичного историко-этнографического музея при Обществе археологии, истории и этнографии», разработанный профессором Флоринским, был опубликован в первом томе «Известий ОАИЭ» за 1878 год. Это был проект музея научного общества, в его тексте ни разу не встречается словосочетание «городской музей». Тем не менее, составленный Флоринским документ содержал идею именно городского музея, и все историки музея связывают начало деятельности по созданию городского музея с этим документом. Впервые на эту связь обратил внимание Н.П.Загоскин.

Профессор медицины Василий Маркович Флоринский был знаком не понаслышке с музеями России и Западной Европы. До приезда в Казань он много путешествовал, посетил многие музеи, у него сложилось довольно полное представление об их назначении и конкретных задачах. Не случайно он выдвинул в своем «Проекте» прогрессивные и, пожалуй, не устаревшие до нашего времени требования к музеям.

В.М.Флоринский не сомневался в огромном значении музеев, он утверждал, что «сохранение для истории следов человеческой жизни есть потребность и обязанность каждой образованной нации». Василий Маркович ставил в один ряд науку и музеи в смысле их значимости для поиска и увековечения следов этой жизни.

Автор считал, что «исторический музей необходимо созидать заблаговременно», входящие в него предметы не должны носить случайного, отрывочного характера, они призваны изображать полную и стройную картину быта данного времени. Ученый подчеркивал, что надо собирать не только предметы старины, но и современные вещи.

Много места отведено в документе проблемам систематизации и научной обработки музейных предметов, в нем предложен пример каталогизации музейного собрания, основанный на лучших образцах того времени, в первую очередь музеев Германии, считавшихся тогда самыми передовыми.

Автор выражал надежду, что, «быть может, со временем, Казанское городское общество, земство или правительство подадут нам руку помощи».

Документ обсуждался 11 ноября 1879 года на заседании ОАИЭ и был одобрен. Началась работа по созданию музея, однако «Проект» Флоринского не был претворен в жизнь. Музей не стал общедоступным. В отчете за 1882 год о музее было сказано так: «Располагаясь в одной небольшой и низкой комнате вместе с библиотекой и архивом, – он представляет собой склад различных археологических и этнографических предметов, скученных в витринах, шкафах и ящиках, не только не доступен в таком виде для публики, но даже и для научных занятий членов Общества».

 

Проект Александра Орлова

Директор Казанского реального училища Александр Петрович Орлов в ученых кругах был известен как сейсмолог, а также как педагог, написавший ряд учебников для средних учебных заведений. Он был членом Общества естествоиспытателей при Казанском университете и активным деятелем Русского технического общества.

Нетрудно объяснить, почему новый проект музея вышел из-под пера члена Казанского отделения этого общества. Во второй половине 1880-х годов оно заметно активизировало свою деятельность. Общество стремилось внести свой вклад в развитие Волжско-Камского края: добивалось создания рисовальной школы в Казани, организовывало публичные лекции, содействовало развитию ремесленного образования в регионе. Общество принимало непосредственное участие в организации и проведении Казанской ремесленной и сельскохозяйственной выставки 1886 года. В дни ее работы, когда в город съехалось большое количество промышленников, ремесленников, кустарей, торговцев, то есть заинтересованных в музее людей, Общество организовало публичное заседание с чтением и обсуждением доклада Орлова об устройстве в Казани музея. Немаловажный факт: заседание проходило в здании городской Думы.

«Проект» Орлова был составлен спустя семь лет после «Проекта» Флоринского. За прошедшие годы в регионе возникли новые фабрики и заводы. Экономическое развитие настоятельно требовало создания такого учреждения, которое давало бы возможность знакомиться с достижениями промышленности, сельского хозяйства, а также способствовать дальнейшему прогрессу производства, пропаганде передовых материалов, технологий, высококачественной продукции. Если в конце 1870-х годов Общество археологии, истории и этнографии видело в музее прежде всего «образовательное» значение, то автор нового проекта делал упор на значение музея для «прогрессирования местной промышленности».

Вместе с тем его автор обращал внимание и на просветительскую роль музея, его значение для развития общества, указывая, что «музей – это одно из могущественных средств для оживления местной промышленности и развития художественного вкуса, как в публике, так и между производителями, мастерами и рабочими».

Спустя семь лет в газете демократического направления «Волжский вестник», издававшейся в Казани, но распространявшейся во всем Поволжско-Уральском регионе, писалось: «Насколько можно судить по значительному количеству ремесленников, явившихся слушать доклад А.П.Орлова, данный вопрос возбуждает живой интерес и среди казанских промышленников».

Корреспондент подчеркивал, что идея Орлова о создании в Казани музея была встречена с восторгом. П.П.Андреев, секретарь Русского технического общества, приехавший из Петербурга на выставку, внес предложение организовать в Казани музей «по примеру одного, имеющегося в Лондоне, и полезного тем, что там виден процесс производства всякой вещи».

В движении идеи к воплощению в реальность сыграли важную роль несколько событий того времени. Прежде всего, две научно-промышленные выставки. Губернская работала в 1890 году, она стала крупным событием в истории Казани. Для нее специально были построены павильоны, и, как отмечали местные газеты, выставка превосходила все предшествующие экспозиции по размерам, количеству разделов и по числу посетителей. Затем в 1896 году была Нижегородская выставка, в которое активное участие приняли казанские промышленники и купцы. Фонды музея после этой ярмарки значительно увеличились.

Городской голова Сергей Дьяченко

Инициатива городского головы С.В.Дьяченко положила начало сбору денежных средств, которые должны были пойти на обустройство музея. Затем последовал щедрый дар (500 тысяч рублей) О.С. Александровой-Гейнс, которая была хорошо известна своей благотворительностью.

Ольга Александрова-Гейнс

Ольга Александровна предложила открыть музей в здании Александровского пассажа (ныне ул. Кремлевская), которое выкупила у своего брата. Однако Пассаж оказался неприспособленным для размещения коллекций, и музей, с согласия благотворительницы, был открыт на той же Воскресенской улице, но чуть ближе к кремлю.

В 1891 году казанцы узнали, что их земляк, вице-адмирал российского флота и известный деятель культуры Иван Лихачев пожелал передать в дар городу большое коллекционное собрание своего покойного брата – Андрея Лихачева, который умер в 1890 году. Андрей Федорович был известен как крупный коллекционер и исследователь в области археологии и восточной нумизматики. Коллекции Лихачева и послужили основой первого казанского музея.

Портрет Андрея Лихачева

В день открытия городского научно-промышленного музея 5 апреля 1895 года посетителям была представлена первая музейная экспозиция. Какой она была? Конечно, не чета современной, но это история – и она интересна.

Из двадцати лавок Гостиного двора, которые отдали музею, шестнадцать заняла экспозиция, которая состояла из двух частей. Нам трудно сегодня представить, что видели посетители, приходившие в Казанский городской музей в конце XIX века. Существует, например, такая оценка экспозиционных залов: «Значительная часть их была занята так называвшимся «лихачевским отделом», представлявшим собой настоящий сумбур – сбор отдельных вещей, порою редких и редчайших, могущих привлекать своей необычностью, стариной, редкостностью. На одной площади, в непосредственном соседстве уживались два теленка, сросшиеся головами, и страусовые яйца, портреты царей в золоченых рамах и картины знаменитых русских художников». С этой характеристикой, данной в 1955 году, трудно спорить. Но такова была воля адмирала Лихачева, брата Андрея Федоровича. Передавая городу богатейшие коллекции брата, которые тот собирал всю жизнь, он поставил обязательным условием существование цельной «Лихачевской» экспозиции. Вторую часть экспозиции составляли экспонаты казанской выставки 1890 года.

                                            Один из Лихачевских залов городского научно-промышленного музея

Трудно предположить, по какой схеме была создана экспозиция. Пожалуй, схемы этой попросту не существовало, так как экспонаты довольно часто «переезжали», особенно в первые годы. В 1912 году был создан особый зал императора Александра II, но и это еще не создавало системности. В экспозиции 1913 года, кроме экспонатов «Лихачевского отдела», были представлены портреты царей и мемориальные предметы царской фамилии, археологические находки, старопечатные книги и рукописи, предметы русского быта, художественные произведения русских и иностранных авторов, экспонаты, рассказывающие о культуре Китая, Японии, Индии, Египта – вещественные следы тесной связи музея с профессорами Казанского университета. Особый колорит придавали экспозиции огромные напольные китайские вазы, статуи, коллекции старинного оружия, которые любой посетитель мог потрогать руками, несмотря на запрещающие предупреждения надзирательниц.

Улица Воскресенская. Музей - справа. Перед музеем памятник Александру II

Современникам Казанский музей казался большим и просторным. М.Г.Худяков отмечал, что «в ряду провинциальных музеев Казанский занимает одно из первых мест по числу зал и количеству света». Но стремление выставить все поступающие предметы привело к тому, что некоторые залы были загроможденными витринами и крупногабаритными экспонатами.

 Музей в советское время

В советское время музей много раз менял свое название: с 7 декабря 1918 года – губернский музей, с 19 апреля 1921 гола – Центральный музей ТАССР, с 25 октября 1944 года – Государственный музей ТАССР, с декабря 1981 года – Государственный объединенный музей Татарии, с 23 марта 2001 года – Национальный музей Республики Татарстан. С годами росли фонды музея и открывались новые экспозиции. Уже в 30-х годах простое собирательство документов и предметов быта превратилось в организованную деятельность.

В первые дни после победы Октябрьской революции в корне поменялось отношение к работе музеев. Музей перестал быть хранилищем «диковинных» вещей, он стал восприниматься прежде всего как идеологическое учреждение. Друг за другом следовали декреты: о национализации крупных музейных собраний, о ликвидации церковного имущества, о запрете на вывоз за границу предметов искусства и старины. 1 апреля 1917 года прошла первая музейная декада советского периода истории. В листовке, выпущенной к ней, объявлялось, что «Центральный музей ТАССР приступает к стопроцентной ломке старого музея, бывшего собранием «редкостей», и к строительству нового советского музея».

В основу нового плана легли следующие принципиальные положения: экспозиция должна быть увязана с задачами социалистического строительства и культурной революции. В планах было создать краеведческий музей (производительные силы и природа края); экспозицию «Татарская республика в настоящем и ее будущее»; художественную галерею, нумизматический музей и другие, проводить выставки, связанные со злободневными темами.

Улица Кремлевская. Советское время. Музей - справа. Здание надстроено на два этажа

По материалам выставки смотра рабочей изобретательности было решено создать отдел соцстроительства. В течение одного месяца (1 декабря – 1 января 1932 г.) при посильной помощи бригад рабочих комбината «Спартак» была создана новая экспозиция. Рабочие дали совет работникам музея – показывать не только продукцию заводов, но и процессы производства, новые условия труда, изменение быта рабочих в условиях советской власти. Экспозиция, созданная без необходимой научной обработки материала, не отвечала общемузейным требованиям. В целом к середине 1930-х годов музей попал в трудное положение: старые экспозиции были разрушены, а новые не созданы.

Во второй половине 1930-х годов в связи с реализацией программы ликвидации безграмотности населения основной задачей музеев стало создание экспозиций, способных помочь в преподавании истории и ее популяризации. В Центральном музее ТАССР к этому времени действовал археологический отдел, разделы капиталистической формации, революции 1905 года и выставка, посвященная социалистическому строительству.

В 30-е годы по проекту архитекторов Григорьева и Сперанского над корпусами Гостиного двора были надстроены два этажа, исказившие градостроительный силуэт и масштабность комплекса. А в 1959 году на месте обвалившейся юго-восточной части Гостиного двора по проекту архитектора А.Бикчентаева был построен пятиэтажный жилой дом «советской архитектуры периода украшательства», как характеризуется он в каталоге-справочнике памятников истории и культуры Татарстана.

В мае 1936 года состоялось большое совещание в Москве, на котором была принята единая структура краеведческих музеев страны: отдел природы края, исторический отдел (с древнейших времен до 1917 года) отдел соцстроительства (с 1917 года). Введение этой структуры в значительной степени способствовало выработке историко-хронологического принципа экспозиций.

С первых лет своего существования музея его научные сотрудники вносят ощутимый вклад в исследования по археологии, этнографии, природы, истории, культуре многонационального края между Волгой и Уралом. За это время опубликованы сотни монографий, тысячи статей. С благодарностью и почтением относятся специалисты и краеведы к журналу «Казанский музейный вестник», издававшемуся в 20-е годы прошлого столетия. Очень важным шагом стало возобновление с 1995 года, после 90-летнего перерыва, издания музейного «Ежегодника». В нем хронологически, с анализом основных итогов работы по каждому направлению воссоздается многогранная картина деятельности Национального музея РТ. При подготовке журнала составители стараются сохранить дух классической музейной школы конца XIX века, бережно сохраняя и приумножая славные традиции прошлого.

Издательская деятельность сегодня – одно из важных направлений музейного объединения. Это и каталоги, и буклеты, и календари. В Национальном музее появился свой редакционно-издательский отдел.

Научное направление деятельности в музее имеет свою специфику. Здесь, к радости музейщиков, не требуют высокой экономической результативности, научно-технических достижений, финансовых успехов. Музейная наука, несмотря на всю ее материализованность (изучаются предметы быта, здания и сооружения, произведения искусства, книги, рукописи, монеты), имеет духовную ценность и значение. Не было бы счастья – несчастье помогло. За долгие годы работы без постоянной музейной экспозиции в головном здании научные сотрудники музея могли себе позволить серьезные изыскания различного профиля и оказались весьма подготовленными к началу подготовки 1000-летия Казани.

На протяжении 107 лет жизни музея огромную роль в его деятельности играли ученые. Традиции были заложены блестящими профессорами Казанского университета, которые не только поддерживали тесные связи с Казанским научно-промышленным музеем, но и руководили в разное время его отделами, а также пополняли фонды своими коллекциями. В музее помнят имена В.М.Флоринского, Н.П.Загоскина, Н.А.Осокина, А.А.Штукенберга, Н.Ф.Высоцкого, П.И.Кротова, Н.Ф.Катанова, Б.Ф.Адлера, П.М. Дульского, Н.Ф.Калинина, Е.Г.Бушканца и многих других. Среди ученых, которые активно сотрудничают с музеем в настоящее время, в первую очередь называют старейшего члена Ученого совета, заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора исторических наук Г.Н.Вульфсона. Многие годы своими консультациями и советами оказывают существенную помощь музею профессора И.Р.Тагиров, Б.Ф.Султанбеков, Р.К.Валеев, Н.П.Торсуев и многие другие ученые.

С 1940-х годов при Национальном музее работал Ученый совет, в который в настоящее время входит более 90 ученых, руководителей научных и научно-просветительских учреждений, представителей музеев города и республики. Ученый совет состоит из семи секций, которые отражают направления исследований в различных областях науки и культуры и структуры Национального музея. Секции совета действуют также при музеях-филиалах казанской зоны. Их состав определяется профилем филиалов.

Работу над новой экспозицией музея прервала война.

 Музей в годы войны

Война принесла неисчислимые бедствия: на захваченных территориях разрушались памятники архитектуры, грабились музеи, осквернялись духовные ценности. Работники культурно-просветительных учреждений прифронтовой полосы прилагали героические усилия к эвакуации музейных ценностей, которые вывозились на восток страны – в Казань, Новосибирск, Свердловск, Кустанай и другие города.

В годы войны изменился характер деятельности музеев – перед ними встала задача принять самое активное участие в массовой политико-воспитательной работе. Обращение к героическому прошлому родины должно было способствовать сплочению народа. Все это надо было делать небольшими силами.

В годы войны изменился характер деятельности Центрального музея ТАССР.

3 июля 1941 года решением Совнаркома ТАССР и Татарского обкома ВКП(б) штат Центрального музея Татарской АССР значительно сократился, ушли на фронт директор Г.Вахламов, заведующий фондами М.Софронов и другие. Уже в июле 41-го в музее осталось 11 сотрудников из 64.

4-5 июля за 8 часов были свернуты экспозиции с площади 5 тыс.кв.м. Часть помещений была отдана под школу, здание которой занял госпиталь, в другой части расположилось Казанское художественное училище. С июля 1941-го основную часть здания заняло эвакуированное в Казань Управление Аэрофлота СССР. Музейщики потеснились, приняв под своей крышей эвакуированные сокровища из других городов. В Казань были вывезены архивные и музейные ценности из Москвы и Ленинграда. Так, из города на Неве поступили рукописные фонды Пушкинского дома Академии наук СССР – подлинные рукописи Державина, Ломоносова, Пушкина, Лермонтова, Есенина, Маяковского… Центральному музею был передан весь фонд Антирелигиозного музея. Десятки ящиков с тысячами листов, тетрадей и папок были размещены на территории художественной галереи музея, и ответственность за них легла на тогдашнего директора В. Дьяконова.

Сложившаяся обстановка накладывала на работников особую ответственность за сохранность музейных коллекций, так как сотни керосинок и буржуек могли спровоцировать пожар. Музейные работники не остановили свою работу ни на один день. Уже 23 июня 1941 года была открыта выставка «Советский Союз победит!». Она напоминала казанцам о героическом прошлом страны, о подвигах русских солдат в войнах с Пруссией, о героике периода Гражданской войны. В дальнейшем на выставке систематически вывешивались сводки о положении на фронте, а в 12 часов ежедневно проводились военно-политические обзоры.

Потом было много самых разных выставок – числом около тридцати – в самых неожиданных местах: в агитпункте Казанского вокзала, в двух вагонах-клубах, которые курсировали от Москвы до Свердловска. В 1942 году в Казани была создана первая в стране большая выставка, посвященная Великой Отечественной войне. В Казань с фронта были отправлены две платформы с трофейным немецким оружием, много материалов о зверствах фашистов поступило от партизан. К середине 1943 года на выставке было представлено около трех тысяч экспонатов.

Трудности военных лет определили скромность оформления экспозиций – выставка работала в помещении театра юного зрителя и на обширной территории его внутреннего двора. Но она отвечала главной задаче момента – вызывала гнев и ненависть к врагу.

Самолет По-2, который в годы войны изготовляли в Казани, в экспозиции Государственного музея ТАССР. 70-е годы

Основная работа музея была направлена на военно-оборонительную пропаганду, организацию выставок-передвижек. Выставки устраивались в госпиталях, агитпунктах, воинских частях. Всего за годы войны было организованно около тридцати передвижных выставок.

Материалы составили впоследствии богатейший фонд Великой Отечественной войны – около шести тысяч вещей, документов и фотографий.

Большим событием стало 50-летие музея (1944 г.). Конечно, тогда было не до праздников, но было принято решение отметить это событие большими выступлениями в печати и на радио, а также проведением научно-практической конференции.

После окончания войны двадцать три сотрудника музея получили медали «За доблестный труд».

 Цель – Государственный музей

Война закончилась – и появилась проблема восстановления постоянных экспозиций. Новая экспозиция соцстроительства была открыта в сентябре 1947 года. Она рассказывала о Великой Октябрьской революции и гражданской войне; об образовании Татарской АССР и смерти В.И.Ленина; о коллективизации и индустриализации; о принятии новой Конституции.

В 1949-1950 годах была создана новая экспозиция – «Край в XIX веке». От довоенных она отличалась тем, что большое внимание было уделено отражению местных событий (один из разделов назывался «Внутренняя политика царизма и ее отражение в Казанской губернии»).

На основе большой собирательской работы (в те годы предпринималось большое количество экспедиций) Госмузей приступил к выполнению важнейшей задачи, вставшей перед музейщиками в начале 1950-х годов – показать историю современности. Первая попытка создать такую экспозицию относится к 1949 году, когда в музее появился раздел «Наш край сегодня».

В 1980 году группа специалистов Комбината живописно-оформительского искусства Ленинградского отделения Художественного фонда РСФСР Л. Кожемякин (автор проекта), В. Дерябина (художник) и А. Тугарин (архитектор) приступила к составлению комплексного проекта генерального решения территории республиканского музейного комплекса, составной честью которого стал план реконструкции Гостиного двора.

Фрагмент экспозиции Государственного музея ТАССР

С поставленными задачами проектанты справились хорошо. А задачи были сложнейшими: ведь под реконструкцию подпадали 53 дома, причем 31 из них являлись архитектурными и историческими памятниками. Нельзя было перестраивать лишь одни эти здания – требовалось новое градостроительное решение всей центральной части Казани, то есть территории в 20 гектаров. Понадобилось серьезное изучение краеведческой литературы, старых проектов и планов. Наиболее решительные поклонники старины настаивали на том, чтобы придать Гостиному двору тот вид, который он имел в XIX веке, то есть убрать два верхних этажа, надстроенных в 30-е годы нашего столетия.

В 1985 году руководитель авторской группы Л.Кожемякин и генеральный директор Государственного объединенного музея ТАССР Л.Валеева доложили общественности о готовности комплексного проекта членам Градостроительного совета Казани, правления Татарской организации Союза архитекторов РСФСР и городской комиссии содействия охране памятников истории и культуры.

 Государственный объединенный…

Главный музей республики перестал быть единственным еще в 20-е годы, когда были открыты краеведческие музеи в Тетюшах, Чистополе, Свияжске. Музей назывался тогда Казанским губернским и не мог не оказывать научно-методическую помощь в строительстве новых экспозиций. Организаторская и координирующая роль «большого» музея имела решающее воздействие и при создании мемориальных музеев В.И.Ленина: в Казани – в 1937 году и Кокушкино – в 1938 году. Музей изобразительных искусств ТАССР, открытый в 1958 году, вообще возник на базе картинной галереи Госмузея. На опыт и знания музееведов главного музея республики опирались создатели музеев-заповедников – Булгарского, Билярского, Елабужского. К началу 80-х годов XX столетия Государственный музей ТАССР накопил богатый и разнообразный опыт экспозиционной, выставочной и культурно-образовательной деятельности.

Комплексный по своему профилю – исторический, литературный, естественнонаучный – Государственный музей не имел себе равных в показе национальных ценностей татарского и русского народов, других народов Поволжья, Приуралья, рассказывал о природе и истории не только Татарстана, но и России, других стран мира. Научные сотрудники республиканского музея умели не только вести научно-исследовательскую и просветительскую работу, пополнять фонды, издавать каталоги, путеводители, буклеты, проводить конференции и интересные выставки, но и помогать коллегам из других учреждений культуры, энтузиастам общественных музеев, умело объединяя их на едином высоком профессиональном уровне. Эта сторона их деятельности была настолько очевидной, что правительство Татарии 20 лет назад решилось на централизацию музейной сети республики. Так был создан Государственный объединенный музей Татарской АССР.

Привели к этому и другие причины. В 70-е годы прошлого века в СССР проводилась политика укрупнения: объединялись предприятия и научные институты, колхозы и совхозы. Это явление не миновало и культуру. Централизация библиотечной сети, создание первых крупных музейных объединений состоялись именно в те годы. Первым появилось Владимиро-Суздальское объединение.

Государственный музей ТАССР к тому времени был центром музейной науки и практики республики. Здесь были сосредоточены богатейшие коллекции, имелись профессиональные кадры и богатый опыт методической работы. Его специалисты и взяли на свои плечи важную работу по совершенствованию музейного дела.

В определенной мере централизации способствовало и развитие внутреннего туризма. Сеть туристско-экскурсионных маршрутов распространилась тогда на всю страну, охватывая не только крупные города, но и райцентры, села, вовлекая в свою орбиту музеи всех рангов и уровней. Нужны были крупные музейные учреждения комплексного характера, которые могли бы удовлетворить самые разные интересы. Они могли бы, сотрудничая с турфирмами, системно организовывать прием огромного потока посетителей, содержать в достойном виде экспозиционные площади. Всем памятны длинные очереди желающих попасть в музей на площади 1 Мая, вереницы экскурсионных автобусов на улицах столицы Татарии. Туристы приезжали со всей страны, поездами, автобусами, пароходами. Много было иностранных групп, особенно немецких.

Идея централизации вынашивалась ведущими специалистами музея с 1978 года. Л.Валеева, стоявшая во главе коллектива, понимала, что поступательного движения можно было достичь только через управление всей музейной сетью из одного места, через создание единого организма с единой системой планирования и отчетности, учета и хранения коллекций, при централизованном финансировании. Только при этих условиях можно было разработать единую систему полноценных многопрофильных музейных экспозиций с благоустройством прилегающих территорий, обеспечить научное комплектование фондов, реставрацию предметов и сохранность коллекций.

Хотя создание объединения было шагом необходимым и закономерным, рождение его происходило в непростых условиях. Потребовалось много сил на преодоление психологических барьеров. У идеи было немало противников и критиков. Шла борьба мнений, точку в которой поставило постановление Совета министров Татарской АССР от 11 декабря 1982 года «О создании государственного объединенного музея ТАССР». Министерству культуры республики было поручено провести централизацию государственных краеведческих музеев республики, создать объединенный музей с общим штатом, бюджетными ассигнованиями, музейным фондом и централизованным комплектованием. Реорганизация осуществлялась в пределах ассигнований, предусмотренных республиканским бюджетом на содержание и развитие музейной сети.

Таким образом, отсчет объединения начался с 1 января 1982 года. В объединенный музей вошли 13 учреждений, в том числе 8, которые уже де факто работали вместе: кроме Госмузея, музей Ш.Камала, планетарий, музей истории и строительства КамАЗа и города Набережные Челны, музей истории города Нижнекамска и строительства комбината «Нижнекамскнефтехим», мемориальный музей белорусского поэта Я.Купалы, музей истории г. Зеленодольска, музей Г. Тукая в селе Кырлай, а также 5 краеведческих музеев, которым еще предстояло научиться работать в едином коллективе: Чистопольского, Тетюшского, Куйбышевского (ныне Спасского), Бугульминского, музей Я.Гашека. В 1983 году в состав объединения вошел Музей А.М.Горького с двумя филиалами. К 1987 году объединение насчитывало уже 25 музеев. Оно действительно превратилось в центр музейного дела республики, подтвердив на практике правильность сделанного выбора.

К этому времени Государственный объединенный музей ТАССР оказался в центре внимания музейной общественности России. Свыше 20-ти публичных выступлений его специалистов с всесоюзной и российской трибуны только за 1981-1987 годы – хорошее свидетельство того, что опыт Татарстана привлек внимание музейщиков всей страны и был активно востребован.

Укреплению объединения, закреплению кадров способствовало и то обстоятельство, что, став головным, Госмузей получил статус учреждения первой категории по оплате труда, как и музеи, вошедшие в объединение на правах отделов. Это значит, у всех сотрудников повысилась заработная плата. Позднее удалось поднять оплату труда и в музеях, входивших в объединение на правах филиалов.

Головной музей щедро делился своим опытом работы, умело направляя развитие региональных музеев на уровень мировых стандартов в области музейного строительства. Л.Федотова, директор музея народного творчества и этнографии города Зеленодольска, вспоминает первую профессиональную консультацию специалистов из Казани. Когда комиссия Госмузея в 1978 году знакомилась с очередным своим филиалом, вердикт был суров: это не музей, а фотовыставка. Это и понятно: большинство музеев на местах создавали энтузиасты, не имевшие ни теоретической, ни практической подготовки. Под руководством научно-методического совета и лично Люции Валеевой дилетантская экспозиция, посвященная истории города, в которой в основном были копии документов и фотографии, намертво приклеенные к стендам, трансформировалась в полноценный музей.

На примере этого музея хорошо видно, чем конкретно полезно музейное объединение. Во-первых, головной музей многим помогает в строительстве экспозиций, выделяя ценные экспонаты из своих фондовых коллекций. Как в постоянное владение, так и на время работы конкретных выставок. Благодаря этому, жителям Зеленодольска не надо было ездить в Казань, чтобы посмотреть выставки древнерусской вышивки, обряда чаепития и многих других. Если такая выставка была событием для такого города, как Зеленодольск, расположенного не так далеко от Казани, что говорить о показе фондовых коллекций где-нибудь в райцентре!

Ценность объединения стала особенно очевидна после пожара, когда головной музей полностью свернул экспозиционную деятельность и богатейшие фондовые коллекции на многие годы оказались закрытыми для посетителей. Наличие региональных музеев помогало не только сохранить многопрофильность музейного объединения, но и создать новые экспозиционные направления. Тот же музей в Зеленодольске, вошедший в объединение в 1982 году, со временем стал республиканским центром изучения и пропаганды народных ремесел. На базе музея были созданы студии для обучения мозаике по коже, кружевоплетению на коклюшках, вышивке бисером, лозоплетению, изготовлению картин из соломки, машинной вышивке, вязанию крючком и спицами. В конечном итоге это способствовало тому, что народные ремесла, которым грозило вымирание, вновь стали популярными. Музей регулярно проводит выставки современных мастеров. В субботу здесь работает клуб «Хозяюшка». Для небольшого города это направление музейной деятельности переоценить трудно. Ведь музей – это не просто выставки, это место для общения людей по интересам, образовательный и досуговый центр, ориентированный на людей разных возрастов.

Руководители региональных музеев высоко отзываются о методической помощи из Казани. Это и стажировки в головном музее, и индивидуальные консультации, и семинарские занятия, дающие как теоретические знания, так и практические навыки. Как оформить экспозицию, как учитывать и сохранять ценные экспонаты, как провести экскурсию? Вопросов в повседневной жизни возникает много. Если раньше семинары проводились в основном в Казани, то в последнее время опыт появился и в региональных филиалах. Гостей со всей республики уже принимали в Менделеевске, Бугульме, Заинске. Все это немало способствует повышению квалификации музейщиков, совершенствованию экспозиционной деятельности, помогает найти новые формы организационно-массовой, культурно-образовательной работы. Двадцать лет совместной работы способствовали творческому и административному росту руководителей филиалов, повышению квалификации научных сотрудников с помощью головного музея.

Сотрудники местных музеев получили возможность заняться научными исследованиями, и на последнем заседании Совета музеев за отсутствие такой работы руководителя музея М.Магдеева из Арского района подвергли критике.

По мнению доктора исторических наук, профессора Казанского государственного университета Г.Вульфсона, объединение музеев с точки зрения координации работы, обмена опытом и совершенствования профессионализма было делом положительным. Конечно, управлять таким громоздким объединением непросто, из-за чего порой случаются сбои, однако в целом позитива больше, чем негатива. Именно этим объясняется тот факт, что музейное объединение сохранилось и в современных экономических условиях.

 До и после пожара

Планов было – громадье. Но в декабре 1987 года в бывшем Гостином дворе, где вместе с музеем обитало много самых разных учреждений, произошел пожар. И хотя музейные экспонаты не пострадали, город на долгие годы остался без полноценной экспозиции.

Пожар сделал практически невозможной выставочную деятельность, внес коррективы во все музейные планы. Однако реально музей не закрывался ни на один день: были выставки, заседания клубов, всевозможные встречи и т.д. Но единой экспозиции, представляющей историю и культуру нашего края, в Казани с тех пор не было.

Пожар надолго закрыл двери главного музея республики

После пожара на страницах газет возникла дискуссия о том, каким быть музею. Все чаще звучали предложения вернуть зданию первозданный вид, убрать два этажа. К нему прислушались, и реконструкция, начавшаяся в преддверии 1000-летия Казани, велась уже с учетом изменения музейных площадей. Музей в двухэтажном варианте выиграл, поскольку в этой части здания находились в основном арендаторы, которых после пожара отселили.

Пожар «подтолкнул» музейных работников к проектированию принципиально новой экспозиции. Разрабатывая ее научную концепцию, разработчики понимали слово «национальный» в названии музея не в смысле национального характера, то есть принадлежащего к определенному народу, а национальный в смысле его всенародного статуса. Они исходили из того, что экспозиция музея должна быть центральной для всех других музеев республики. Здесь посетитель должен получить общую информацию, вынести общее впечатление о природе, истории, культуре, современном состоянии республики, которую будут существенно дополнять экспозиции других музеев, как существующих, так и тех, которые еще появятся, в частности, в Кремле.

Достоинство предшествующих поколений музейных сотрудников, ученых Казанского университета в том, что они собирали все имеющее хоть малейшую культурную ценность со всех концов света, помогая достичь тем самым достоверности представлений о всех временах жизни человека. Это в немалой степени обеспечило авторитет Казани как городу, соединяющему достижения Запада и Востока, городу, находящему общий язык для разных культур. Нельзя забывать о том, что музей имеет уникальные памятники, характеризующие культуру многих народов. История нашего края – это история их совместной жизни на протяжении веков. Несмотря на все сложности во взаимоотношениях народов и государств, Татарстан – этот дом для всех. И в фондах музея достаточно вещественных доказательств, чтобы показать все это полно и наглядно.

 

Реконструкция получилась многоэтапной. Сначала был возвращен прежний вид парадной части музея, которые выходят на улицу Кремлевскую и площадь Первого Мая, и здесь была открыта первая стационарная экспозиция. Музей потихоньку осваивал другие части здания. Ему было выделено дополнительное здание.

О том, что происходило в музее в последние 10 лет, мы не раз рассказывали в нашей газете.

Так выглядит сегодня Национальный музей РТ

 Перестройка и музей

Перестройка, начавшаяся в СССР в 80-е годы, коснулась и музейного дела. Появились разные формы собственности – и как следствие изменилась система финансирования музеев. С 1 января 1989 года приказом Министерства культуры РТ право расходования средств было децентрализовано и передано в исполнительные органы районов и городов. Дирекция объединенного музея лишилась финансовых рычагов управления периферийными музеями, что имело как положительные, так и отрицательные стороны. С одной стороны, за положение дел стали отвечать не только руководители Национального музея и их филиалов, но и главы местных администраций, с другой – у них и без музеев забот много.

Положение о музейном объединении пришло в противоречие с существующей реальностью. И потому многие музейные объединения России распались. Однако в нашей республике тяготение филиалов к головному музею было таким сильным, что объединение не только не распалось, но и с каждым годом пополнялось новыми филиалами. В 1988-1891 годах добавилось 10, в 1992-м – 26, в 1993-м – 13, в 1994-м – 3 филиала. В последние годы в объединение вошли музеи Ф.Карими в Альметьевском районе, «Алифба» в Арском районе, комната Ф.Хусни в Тюлячинском районе, музей П.Хузангая в Алькеевском районе, краеведческие музеи в Верхнем Услоне и Сарманове. Сегодня большое музейное объединение во главе с Национальным музеем РТ включает в себя 82 государственных музея. Это рекордная цифра для России. В Татарстане 43 краеведческих музея, 1 – естественнонаучного, 3 – этнографического профилей, 35 мемориальных музеев деятелей литературы и искусства.

Как видим, самое крупное – краеведческое направление, тесно связанное с историей сел, районных центров и городов республики. За ним следует группа литературных, искусствоведческих, этнографических и мемориальных музеев: 27 посвящены татарским писателям, композиторам, художникам и просветителям, 6 рассказывают о деятелях русской культуры – литераторах Боратынском, Горьком, Пастернаке, художнике К. Васильеве. Интересно, что в Татарстане есть музей чеха Я.Гашека, белоруса Я.Купала, чувашина И. Яковлева.

Главное во взаимоотношениях музеев, входящих в объединение, – отнюдь не административные рычаги. Консультации, методическая помощь, совместное обсуждение возникающих проблем, совершенствование профессиональных подходов к музейному делу, повышение квалификации кадров – решению этих и других задач способствует Совет музеев, который собирается на свои заседания 2-3 раза в год. В период между заседаниями работают постоянно действующие семинары.

Знаменитая карета Екатерины II была отреставрирована

В последние годы музеи стали активнее сотрудничать с руководителями местных администраций, с отделами и управлениями культуры, префектурами, с Советами народных депутатов городов, районов, директорами предприятий и школ. За последние три года состоялись взаимно полезные выезды музейщиков из Казани в более чем тридцать районов республики. В результате совместной работы появились новые краеведческие экспозиции в Зеленодольском, Кайбицком, Лаишевском, Мамадышском, Пестречинском районах, музеи Г. Исхаки в деревне Кутлушкино Чистопольского района, новая экспозиция в музее Янки Купала в Печищах. Значительно укрепилась материально-техническая база музеев казанской зоны: А.М. Горького, С. Сайдашева, Г. Тукая, Ш. Камала, Е.А. Боратынского, активно сотрудничающих с районными администрациями Вахитовского, Советского и Приволжского районов, с префектурами «Казанский Посад» и «Старо-Татарская Слобода».

Державинский уголок в постоянной экспозиции

Музеи вынуждены искать спонсоров, зарабатывать собственными силами. В 2001 году музейщики пополнили свою казну на 2 миллиона 911 тысяч рублей. Самостоятельно приходится решать много практических вопросов. Традиционными стали дни дарений, которые позволяют пополнять музейные фонды за счет добровольных пожертвований. Заслуги музейщиков нашли признание – в марте 2001 года Государственному объединенному музею присвоен статус национального. Более 10 лет его коллектив добивался этого статуса, который означает качественный скачок в развитии музейного объединения.

Экономическая ситуация в России и Татарстане все еще далека от улучшения, а культура, как и раньше, финансируется по остаточному принципу. Самая распространенная среди музейщиков республики шутка – «Как жаль, что наш музей – не баскетбольная команда».

В современных условиях остро стоит вопрос об обеспечении безопасности музеев и сохранности музейных коллекций. Имевшие место кражи в музее С.Хакима и Муслюмовском краеведческом музее свидетельствуют о том, что администрации районов не уделяют должного внимания решению этого вопроса. Более того, игнорируются распоряжения Министерства культуры и прямое поручение Премьер-министра РТ по этому поводу. Многие районные музеи не имеют фондохранилищ, необходимого современного оборудования. Речь, в частности, шла о Муслюмовском, Агрызском, Актанышском, Лаишевском, Мамадьппском, Рыбнослободском, Сабинском, Сармановском, Аксубаевском районах. Сохранение музейного фонда – это не только установка современной охранно-пожарной сигнализации, но и обеспечение музеев новым экспозиционным и фондовым оборудованием, реставрация музейных предметов, подбор кадров, которым можно доверить охрану исторических сокровищ. Руководители территориальных органов культуры, безусловно, должны быть сведущи в таких специфических вопросах.

К сожалению, большинство сельских и даже городских музеев не могут похвалиться хорошим уровнем сервисного обслуживания посетителей, порой нет самого элементарного. Нет лекционных залов, комнат для кружковой работы, отсюда мало клубов по интересам. Негде организовать сменные выставки, работать с местными художниками, фотографами, с детьми и подростками.

"Золотая кладовая" Национального музея Республики Татарстан

В течение многих лет Национальный музей РТ выполняет роль методического центра для музеев республики. Надо отметить, что в первые годы существования объединения взаимоотношения между филиалами и головным музеем носили кураторский характер. К настоящему времени филиалы не только территориально обособлены, но и находятся на самостоятельном бюджете. В условиях отсутствия единого финансирования музеи Татарстана нашли эффективные формы сотрудничества, что позволяет им не только выживать в труднейших финансовых и морально-этических условиях, но и играть роль подлинных культурных центров.

Любовь Климова

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов