Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
30.04.2017

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+8° / +20°
Ночь / День
.
<< < Апрель 2017 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1961 – В Казани в сопровождении трех офицеров КГБ появился Василий Сталин. 

    Подробнее...

Биография в контексте эпохи

В просторном кабинете Назиба Жиганова в мемориальном музее-квартире все остается, как было при нем: рояль посредине, шкафы с партитурами, за стеклами – многочисленные фотографии близких ему людей – жены, детей, а также друзей-композиторов: Дмитрия Шостаковича, Тихона Хренникова, Арама Хачатуряна.

В доме номер 14 по улице Малой Красной Назиб Гаязович Жиганов, Герой Социалистического труда, народный артист СССР; лауреат трех Государственных премий Советского Союза, с 1945 по 1988 год руководившего Казанской государственной консерваторией, более трех десятилетий – Союзом композиторов Татарской АССР; секретарь союзов композиторов СССР и РСФСР, жил последние 18 лет.

В этой квартире Назиб Жиганов написал 15 симфоний, в творческом содружестве с Фуатом Мансуровым рождались новые редакции опер «Джалиль» и «Алтынчач». Здесь впервые прозвучали фортепианный цикл «Двенадцать зарисовок» и «Матюшинские эскизы» в исполнении Марата Сиразетдинова, готовился к постановке балетный спектакль «Две легенды».

Теперь в этой квартире, ставшей музеем, бережно хранят память о композиторе.

Мир вещей Назиба Жиганова

Общий вид кабинета Назиба Жиганова. Фото В. Зотова

Мемориальный музей-квартира Назиба Жиганова был создан по инициативе Союза композиторов СССР. Под письмом, адресованным Президенту Республики Татарстан Минтимеру Шаймиеву, стоит подпись председателя Союза Тихона Хренникова.

30 июля 1991 года, в год 80-летия Жиганова, соответствующее постановление принял Кабинет Министров РТ.

Рубин Абдуллин, председатель комиссии по наследию композитора, ректор консерватории и один из учеников Жиганова, в письме к Мансуру Хасанову, в то время первому заместителю Председателя Правительства, утверждал, что невозможно обеспечить изучение архива мастера, издание его сочинений без решения вопроса о статусе мемориальной квартиры.

На то время речь шла о программе-минимум – оставить квартиру за вдовой, поскольку Вахитовский народный суд решением от 31 мая и коллегия Верховного суда ТССР от 28 июня вынесли постановления о ее выселении без предоставления жилой площади. Этот факт мало кому известен. И не хотелось бы об этом вспоминать, но, как говорится, из песни слова не выкинешь.

Хорошо, что после вмешательства Президента Минтимера Шаймиева квартиру удалось-таки оставить Н.Жигановой, которая стала первой заведующей музеем.

За этим роялем он сочинял музыку... 

Официальное его открытие состоялось в 2001 году, когда праздновали 90-летие Назиба Жиганова. На правах филиала мемориальная квартира вошла в состав Государственного объединенного музея Республики Татарстан (ныне Национальный музей).

Квартира номер 11 все эти годы сохраняется в том виде, в каком она была при жизни Назиба Гаязовича. Прихожая, кабинет и гостиная открыты для посетителей. Остальные комнаты используются как служебные.

 На этой тахте композитор отдыхал. К сожалению, когда в музее гости, ее используют по прямому назначению, что категорически запрещено в мемориальных музеях. Но что такое музей-квартира, если в нем не бывает гостей?

Уже несколько лет идут поиски приемлемого варианта увеличения площади музея за счет соседней квартиры, однако этот вопрос не был решен даже в 2011 году, когда торжественно отмечалось 100-летие со дня рождения Назиба Жиганова.

О композиторе здесь рассказывает все, даже планировка квартиры, в которой главное место занимает рабочий кабинет хозяина. У Жигановых была огромная библиотека, которой я, как и другие гости этого гостеприимного дома, не раз пользовалась.

Впрочем, почему – была? Библиотека осталась. Она теперь – часть музея.

Н. Жиганов бережно хранил подарки. Таких национальных костюмов в музее несколько

Как известно, подбор книг порой говорит о доме больше, чем что-либо другое. Однажды я взяла почитать свежий номер «Иностранной литературы» и нашла на одной из страниц… нотный стан.

Назиб Гаязович был очень занят основным своим делом – руководством консерватории, а потому музыку писал в редкие свободные минуты. Многие книги в библиотеке имеют пометки композитора – документальные свидетельства о его вкусах, пристрастиях и антипатиях.

Личные вещи композитора

Главное достоинство музея – его подлинность и достоверность. Мир подлинных вещей, окружавших композитора, удивительным образом передает атмосферу, в которой он жил и работал, создает эффект его присутствия в квартире на Малой Красной. 

На стене  в кабинете Жиганова – картина работы художника Баки Урманче, друга композитора, с видом реки Яик. На этой реке стоит город Уральск, малая родина Жиганова.

В книжных шкафах – большая нотная библиотека, музыковедческая и художественная литература, книги по истории и искусству. Проигрыватель и телевизор того времени, оригинальная настольная лампа, которую он привез из Китая, статуэтки, музыкальные инструменты…  Наверняка подарки.

Однажды, слушая в кабинете музыку Назиба Гаязовича в исполнении Флоры Хасановой и Розы Еникеевой, я могла почувствовать это в полной мере. Звучал его рояль фирмы Seiler, на пюпитре лежали его ноты… Мы сидели на тахте, на которой Жиганов отдыхал, пили чай из чашек домашнего сервиза. У письменного стола, над которым склонились ветви вечнозеленой пальмы, выращенной самим композитором, сидела Нина Ильинична.

 Эти сувениры композитор привез из Китая

Юный музыкант из китайской сказки про желтого аиста

Кстати, музыкальные приношения Жиганову 15 января, в день рождения композитора, и 2 июня, в день внезапной его кончины, Нина Ильинична сделала традиционными. Здесь играют как известные музыканты, которые не забывают квартиру, в которой не раз бывали прежде, так и начинающие таланты – ученики музыкальных школ Казани.

Четвертого января в череде юбилейных мероприятий 2011 года, музыка Жиганова звучала для  юных поклонников из гимназии №93, где стараниями педагога Э.Дугиной был открыт музей композитора.

Огромную ценность представляет уникальный архив музея – документы, фотографии, рукописи, письма, записные книжки, материалы, связанные с постановкой и исполнением его сочинений, автографы Тихона Хренникова, Дмитрия Шостаковича, Арама  Хачатуряна, Родиона Щедрина, Мустая Карима и других выдающихся деятелей культуры, издания партитур и клавиров его произведений, многие из которых стали библиографической редкостью.

Небольшая экспозиция фотографий. Другой экспозиционной площади в музее нет

Нотный архив включает не только беловые рукописи практически всех сочинений Назиба Жиганова, но и их редакции, черновые варианты, эскизы, наброски. Пометки к стихам, написанным в Моабитском застенке Мусой Джалилем (они были впервые изданы в Казани в 1956 году, приоткрывают творческую лабораторию создания оперы-поэмы «Джалиль», а многочисленные записи на полях второго тома сочинений Габдуллы Тукая (Таткнигоиздат, 1955) свидетельствуют о том, что Назиб Гаязович обдумывал план оперы о поэте.

Интересно, что в музейном фонде – не только вещи, принадлежавшие композитору и его семье. В 1999 году профессор Казанской консерватории Ч.Бахтиярова подарила музею два издания, ставшие библиографической редкостью: клавир оперы «Алтынчеч» (1962 г.) и партитуру симфонической поэмы «Кырлай» (1961 г.), в 2000 году фонд пополнился рукописью первых фортепьянных сочинений, созданных Жигановым в 1933 году, во время учебы в Москве (даритель – директор детской музыкальной школы №3 Казани И.Алмазов), клавиром оперы «Джалиль» с автографами Назиба Гаязовича, Хайдара Бигичева и Фуата Мансурова (даритель – пианист М.Сиразетдинов), фотографий родного брата композитора – известного дирижера оперного театра Джалиля Садрижиганова, подаренных его вдовой.

Только в 2000 году в фонды музея поступило 157 новых единиц хранения.

Гостиная в квартире Жигановых

К изучению, научной систематизации и обработке архива Назиба Гаязовича были привлечены научные сотрудники госмузея Гузель Еникеева и Людмила Жигалко, исследователь творчества Жиганова  Зульфира Салехова. В настоящее время музеем заведует Лидия Яковлева, в музее работает внук Назиба Гаязовича Алексей Егоров.

Огромная заслуга сохранения и первичной систематизации архива принадлежит Нине Ильиничне Жигановой, которая по крупицам собирала документальные свидетельства жизни и творчества своего выдающегося мужа. Она сделала главной целью жизни служение его таланту, не предполагая, что выходя замуж за известного татарского композитора, наполняет эту жизнь не только радостью и счастьем, но и горечью потерь и разочарований.

Нина Ильинична болезненно реагировала на факты искажения музыкальной истории Татарстана, откровенной лжи, тиражируемой некоторыми изданиями. Тем решительнее были ее попытки оставить нетронутым мир Жиганова в их доме по улице Большой Красной.

Экспонатами музея стали не только служебные документы, хранящиеся в их домашнем архиве, но и письма Назиба Гаязовича к ней,  личные вещи композитора: ректорский портфель, шарф, рубашки, костюмы и даже домашние тапочки. Теперь, после ухода самой Нины Ильиничны, историческую ценность в этой квартире имеет практически все – чайные чашки, сахарница, вазы (наверняка многие из них когда-то были подарками), многочисленные сувенирные безделицы, привезенные из творческих командировок, и даже протертое кресло в комнате Нины Ильиничны.

Я впервые попала в эту квартиру еще при жизни Назиба Гаязовича. Помню, тогда она поразила меня своими размерами – для ректора консерватории, члена Татарского обкома КПСС, депутата Верховных Советов РСФСР и ТАССР, объединили две квартиры в одном из самых престижных домов Казани. Из окна – прекрасный вид на Казанку.

Возможно, этот пейзаж добавлял композитору вдохновения.

Сравнивая эту квартиру с современными апартаментами чиновника средней руки, думаешь не только о размере жилплощади в разные исторические эпохи. Назиб Гаязович отличался удивительной скромностью. Впрочем, в таком случае точнее говорить не о скромности, а об особом духовном мире, в котором материальное не имело большого значения.

Нина Ильинична прожила без мужа 21 год. Она продолжала быть хранительницей семейного очага как в квартире в доме у Фуксовского садика, так и на даче в Боровом Матюшино (после ее смерти дом семье дочери Муссы Джалиля Чулпан).

Она так ждала столетнего юбилея, надеясь, что в Казани появится улица Жиганова, памятник композитора, что в январе будет мощно звучать его музыка, что будут изданы его сочинения (в Казани последний сборник на бюджетные деньги вышел еще при жизни Назиба Гаязовича).

Раритетные экземпляры нот, сохранившиеся в архиве, дали возможность осуществить издание нескольких сборников фортепианных сочинений композитора (серия «Юному пианисту»,  М.: «Композитор», 1999). Это стало возможным благодаря содействию фонда «Наследие Назиба Жиганова», созданного в 1996 года детьми Назиба Гаязовича.

Материалы архива широко используются в научных исследованиях, при подготовке дипломных работ и диссертаций, докладов и сообщений на научных конференциях, публикаций, теле– и радиопередач, при организации выставок. Значительное место материалы музейного архива занимают в двухтомнике «Назиб Жиганов. Статьи. Воспоминания. Документы» (составители Н. Жиганова и 3. Салехова), изданном в 2005 году консерваторией. В журнале «Казань» (№4 за 1994 г., №5-6 за 1996 г., №1 за 2001 г.) опубликованы воспоминания его учеников и современников, собранные научными сотрудниками музея, впервые напечатаны автобиографические рассказы и воспоминания самого Назиба Гаязовича, письма Назиба Гаязовича к его первое жене – Серафиме Алексеевне, в году изданные отдельной книгой.

Важнейшее направление деятельности музея – просветительское. Его задача – раскрыть многогранность личности Жиганова – композитора, педагога, просветителя, музыкально-общественного, государственного деятеля, рассказать о его жизни и творчестве, о его выдающейся роли в развитии отечественной культуры. Формы этой работы разнообразны: экскурсии, лекции-концерты, встречи-беседы, тематические вечера и т.п. Таких мероприятий особенно много сейчас, в преддверии столетия со дня рождения Назиба Жиганова.

Музей, который дает нам представление о Жиганове в контексте эпохи, в которой он жил и творил,  помогает оставить за ним его место в реальной истории музыкальной культуры нашей республики. Интерес к жизни и творчеству Назиба Жиганова неизменно возрастает в юбилейные годы. Большое внимание музыкальной общественности привлекли первые «Жигановские чтения», которые по инициативе музея-квартиры были проведены совместно с консерваторией в апреле 1999 года. В 2001 году был проведен  первый республиканский фестиваль-конкурс молодых исполнителей музыки Назиба Жиганова.

Столетнему юбилею выдающегося деятеля музыкальной культуры Татарстана Назиба Жиганова тоже придано государственное значение. 13 марта 2010 года соответствующий указ подписал Президент РТ.

Видимо, есть справедливость на небесах, если Назиб Гаязович ушел в мир иной в счастливые минуты, после огромного успеха концертного исполнения новой редакции оперы «Джалиль» на гастролях в Уфе. Воистину, нет пророка в своем Отечестве. Сегодня модно ниспровергать авторитеты, перекраивать историю... Не выплеснуть бы с водой и ребенка. Прав доцент консерватории В. Маклецов, который в специальном номере стенгазеты консерватории, выпущенной 15 января 1989 года, призвал коллег оценивать Жиганова не через личные обиды, а по вершинным вехам его жизни и творчества, по вкладу в развитие татарского музыкального искусства.

Приведу еще две цитаты из этой стенгазеты:

С. Казачков, профессор:

«Велика заслуга Жиганова, поднявшего татарскую музыку из местечкового (порой ярко талантливого) дилетантизма к высотам профессиональной культуры».

А.Луппов, профессор:

«...в истории татарской музыки Жиганов займет, безусловно, самое значительное место как выдающийся оперный композитор, основатель консерватории и организатор всей музыкальной жизни Татарии в пору ее становления... Сейчас подобной личности, хотя бы близкой ему по масштабу дарования, нет ни в старшем, ни в среднем, ни в молодом поколении татарских композиторов».

Написаны эти строки уже после смерти композитора, так что нет никаких оснований не доверять такой высокой оценке.

Окончательную точку в этом разговоре поставит время. Оно поможет представить личность и творчество Н. Жиганова более объемно, во всех сложностях судьбы. Оно напишет портрет композитора во всем многообразии красок. Ведь время не подвластно конъюнктуре – ни той, что незаслуженно возносит, ни той, что так же незаслуженно ниспровергает.

Но уже сегодня можно уверенно сказать, что имя Назиба Жиганова навсегда останется в истории не только татарской, но и всей советской музыки.

Любовь АГЕЕВА

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов