Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
16.12.2017

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
-5° / -4°
Ночь / День
.
<< < Декабрь 2017 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
  • 1954 – Умер Салих Замалетдинович Сайдашев, композитор, народный артист Татарской АССР, один из основоположников татарской профессиональной музыки.

    Подробнее...

Город «бесспорно первый в России после Москвы»

В 2005 году ООО «ДОМО «Глобус» издало один из ценных казанских раритетов – «иллюстрированный указатель достопримечательностей и справочная книгу» Николая Петровича Загоскина, профессора Казанского университета, «Спутник по Казани» 1895 года.

Воспроизведение старинного путеводители по Казани завершает серия старинных фотоснимков нашего города из коллекции краеведа– филокартиста Абдуллы Дубина.

Предлагаем вашему вниманию Предисловие к книге 2005 года профессора Казанского государственного университета Микрасыма Усманова, статью об этом путеводителе известного казанского краеведа Рената Бикбулатова и несколько фотографий, иллюстрирующих путеводитель профессора Загоскина.

КАЗАНЬ. 110 ЛЕТ ТОМУ НАЗАД

Уверен: каждый любознательный человек, открыв эту книгу, будет долго листать ее страницы. Хотя перед ним, на первый взгляд, обыкновенный путеводитель. Однако на самом деле он не очень обычный...

Обложка книги "Спутник по Казани" 2005 года издания

По Казани, как по любому крупному и древнему городу, опубликовано более десяти путеводителей, издан целый ряд научных исследований. Толстых и тонких. Добротных и небрежных, даже примитивных по содержанию. Нередко чересчур «улучшенных» (точнее – выхолощенных) по различным соображениям.

Да, немало было издано до сих пор путеводителей по Казани, но среди них этот пухленький томик «карманного» формата под названием «Спутник по Казани» занимает, по-моему, особое место. Интересен он не только тем, что имеет солидный возраст (опубликован в 1895 году); и не только внушительным объемом, хотя в нем, вместе с приложениями, почти 800 страниц!..

Примечателен прежде всего, на мой взгляд, своим богатым содержанием. И уважительным отношением составителя к объекту изложения – к многовековой «биографии» и нынешнему состоянию города с таинственным до сих пор названием: Каzan. Под настоящим в данном случае имеется в виду не конец прошедшего жестокого XX столетия, а город, каким он был более ста лет тому назад. Поэтому вряд ли не заинтересует каждого любознательного читателя, живущего в начале загадочного XXI века, такой вопрос: какой была Казань в конце XIX столетия?

Составитель «Спутника...» – а им является известный профессор Казанского университета Николай Павлович Загоскин (20.VII.1851 – 6.II.1912) – к своей основной цели идет издалека. Десятки страниц книги он посвящает «начальной истории Казани», которая «опутана целою пеленою мифов, легенд и преданий». В этих частях он довольно подробно излагает содержание татарских преданий. На последующих десятках страниц описываются, преимущественно по данным русских источников и пособий, события XII – первой половины XVI вв. Довольно подробно излагаются трагические события 1552 года. Далее события XVII, XVIII столетий за ними следуют...

Так читатель постепенно приобщается к «настоящему» Казани конца XIX века – предгрозового периода в политической, духовной жизни Российской империи. Однако и здесь почти на каждой странице читатель встретится со справочными сведениями исторического характера, то есть с интересными экскурсами в прошлое Казани. Видимо, поэтому книга получилась не просто сухим путеводителем, фиксирующим состояние города в «застывшем» виде, а стала своего рода увлекательнейшим гидом, помогающим своим «слушателям» (читателям) совершать путешествия не только в пространстве, но и во времени, осмыслить «настоящее» города в движении, развитии.

Во всем этом и заключается, на мой взгляд, успех автора-составителя. Он, излагая материал, успешно воспользовался методом научного историзма – методом освещения фактов, событий и явлений в их развитии, во взаимосвязи. В этом Загоскину большую помощь оказала, видимо, его специальность. Как историк русского права, он владел методом исторического анализа и, как знаток юриспруденции, сумел усмотреть глубинные связи между вещами и явлениями. Хотя обо всем этом излагается довольно просто, популярно, местами, я бы сказал, изящно.

Вместе с тем необходимо учитывать и то обстоятельство, что «Спутник...» был создан на уровне исторических и научных знаний конца XIX столетия; составитель также был сыном своей среды, своей эпохи. Поэтому некоторые его мысли, рассуждения могут быть вполне устаревшими для нас. Но путеводитель создан для современников автора. Следовательно, перед нами не «вечный» справочник, «пригодный» для всех времен, а памятник своей эпохи, свидетельствующий об интеллектуальном, культурном уровне людей – и составителя и читателей – той эпохи.

Что касается спорных и ошибочных моментов «Спутника» (например, попытка этимологии названия города, спорные рассуждения о начале ханства, однобокая оценка религиозной и культурной политики царизма, характеристика отдельных личностей и т.д.), то они не являются изобретением самого Загоскина – в них он больше компилятор, чем исследователь.

Такие спорные или ошибочные интерпретации, созданные задолго до нашего автора, к сожалению, поддерживались, порой даже специально раздувались и в позднейшие времена. Поэтому, оставляя полемику с такими положениями на другое время, свои заметки об этом интересном путеводителе-памятнике я хотел бы закончить следующим кратким пожеланием:

– Приятного чтения и спокойного размышления, мой любознательный современник!

Миркасым УСМАНОВ,

профессор Казанского государственного университета.

В конце XIX века с развитием экскурсионного дела в России к путеводителям стали предъявлять новые требования – ставилась задача приблизить их содержание к экскурсионной практике. «Спутник по Казани» – иллюстрированный указатель достопримечательностей под редакцией профессора Казанского университета Николая Павловича Загоскина, изданный в 1895 году в типографии университета, полностью соответствовал этим требованиям.

Это путеводитель с наиболее глубоким и полным освещением исторического и краеведческого материала из всех дореволюционных изданий, написанный живо, на уровне знаний того времени.

По мнению Николая Загоскина, Казани только к исходу XIV века суждено было самостоятельно выступить на арену истории. Он связывает это событие с возникновением самостоятельного Казанского ханства, основателем которого был, по его данным, Улу-Махмет (Улуг-Мухаммад или Улу-Магмет – Р.Б.), сын Тохтамыша (1437-1445). Загоскин пишет:

«Воцарение в 1445 году в Казани хана Махмуда – первый вполне достоверный факт, которым открывается живая летопись самостоятельного Казанского ханства, сменяющая собою легендарный период истории города Казани и его края. С 1445 года история раскрывает перед нами длинный ряд ханов (их было тринадцать – Р.Б.) вновь возникшего мусульманского царства, с которым, в течение 107 лет доводилось считаться Московскому государству».

Едигер (или Ядыгар), происхождением астраханский царевич, является последним царем татарской Казани. В его непродолжительное царствование пала мятежная Казань, вынужденная наконец покориться русской державе».

Автор очень подробно и обстоятельно описывает захват 2 октября 1552 года города войсками Ивана IV:

«Печальный вид представляла собою Казань после того, как окончилась сеча,... Повсюду виднелись следы огня и разрушения... Крепость и все ведущие к ней ворота были завалены грудами мертвых тел. Трупы разбросаны были и по посаду, и по берегам Казанки...».

После страшной резни местных жителей в Казани почти не осталось. Не случайно Ивана IV прозвали Грозным. А среди татар его и по сей день именуют Явыз Иван, то есть Злодей Иван. В главе о памятниках татарской Казани автор пишет:

«Лица, незнакомые с Казанью, впервые в нее приезжающие, прежде всего, интересуются, обыкновенно вопросом: какие сохранились до наших дней памятники татарской эпохи города?».

И отвечает:

«До нас, как это ни странно, не сохранилось никаких памятников Казанского ханства».

Действительно, от Казанского ханства не осталось ни наземных построек, ни достоверных описаний или изображений. Казанские архивы и библиотеки погибли в огне войн и многочисленных пожаров, постройки татарской столицы исчезли с лица земли в огне завоевательных походов Ивана Грозного. Но Загоскин отмечает, что «несомненно, общие очертания бывшей татарской крепости и современного нам кремля должны более или менее совпадать между собою, что обуславливается самою формою холма, послужившего им основою».

Путеводитель рассказывает, что в 1555 году по указанию царя повелевалось «построение в Казани каменного кремля вместо деревянного. Для сооружения новых кремлевских стен и башен были выписаны из Пскова искусные в этом деле местные мастера, в числе 200 человек – «каменщиков, стенщиков и ломцов», которые с весны 1556 года и приступили к работам под руководством мастера Посника Яковлева и мастера каменного дела Ивашки Ширяя... Иван Ширяй с товарищами выложили лишь 300 сажен сплошной каменной стены (на стороне, которая прилегала к нынешней Кремлевской улице и Кремлевскому спуску – Р.Б), по остальной окружности кремля возведены были в 1565-1566 годах новые дубовые стены... Впоследствии остатки деревянной стены постепенно заменялись стенами каменными».

С особой гордостью Загоскин пишет о пребывании в Казани высочайших особ. В частности, он указывает, что император Петр I прибыл в наш город 27 мая 1722 года и пробыл здесь до 8 июня. Императрица Екатерина II, приезжавшая в Казань в 1767 году, писала: «Сей город бесспорно первый в России после Москвы, во всем видно, что Казань столица большого царства».

В память о пребывании в Казани Екатерины II казанцы сохранили галеру «Тверь», на которой она прибыла по Волге. Жаль только, что это историческое судно в 1956 году сгорело от детской шалости с огнем. Радостно было узнать, что кораблестроители Санкт-Петербурга пообещали вновь воссоздать галеру к 1000-летию города. Загоскин рассказал и о приезде в Казань сына Екатерины II – императора Павла I, который прожил у нас целую неделю (май 1798). Знатоки истории города знают, что по его повелению была отпущена для постройки нового Гостиного двора беспроцентная ссуда (это здание стоит до сих пор, в нем размещается Национальный музей РТ). Он отдал под помещение первой мужской гимназии обширный губернаторский дом (восточная часть нынешнего главного университетского корпуса).

Многие страницы путеводителя рассказывают о пребывании в Казани императоров Александра I, Николая I, Александра II и Александра III, секретаря гольштинского посольства Адама Олеария, естествоиспытателя Александра Гумбольта. 

Памятник Императора Александра II на Ивановской площади. Фото из старинной книги

Восторженно пишет Загоскин о посещении Казани великим русским поэтом Александром Сергеевичем Пушкиным, который был в нашем городе в сентябре 1833 года – собирал материал по истории Пугачевского бунта. Не забыл автор путеводителя и о посещении Казани в конце 1858 года знаменитым французским романистом Александром Дюма. «Дюма в Казани был нарасхват». Он сделался «положительно «модою» казанской общественности».

Как писал сам романист: «Я не знаю более приятного путешествия по России. Особенно знаменита в этом отношении Казань».

Описывая монастыри Казани, автор совершенно справедливо обрушился на епископа Луку Канашевича, назначенного в Казань в 1738 году, который распорядился сломать в епархии все вновь возведенные татарами мечети и запретил строить новые (тогда было снесено 418 мечетей из 536), что вызвало неудовольствие мусульманского населения.

Правительство было вынуждено в 1755 году перевести Конашевича в другую епархию. В главе «Интеллектуальная жизнь в Казани» автор самым подробным образом пишет об открытии и начале функционирования Императорского университета. Особо он отмечает заслуги ректора, всемирно известного геометра Николая Ивановича Лобачевского, который руководил университетом в течение девятнадцати лет – с 1827 по 1846. У Загоскина – по 1845 года. Это при нем были построены здания астрономического театра, библиотеки, физического кабинета и химических лабораторий, типографии, ботанического сада. «Можно смело сказать, что в стенах этих учреждений все дышит памятью Н.И.Лобачевского».

Эту обширную главу автор заканчивает рассказами об основанном в 1874 году ветеринарном институте, о мужских гимназиях: первой (1755), второй (1835), третьей (1876), об открытом в 1875 году реальном училище. Не забывает автор и о женских учебных заведениях: о Родионовском институте благородных девиц (1841), Мариинской гимназии (1859), Ксенинской гимназии (1876). Гордостью казанцев является открытый в 1895 году городской музей, основу которого, как пишет автор, дал особый его раздел – Андрея Федоровича Лихачева, который состоял из 14594 предметов – памятников археологии и этнографии, истории и быта. Не забыл автор рассказать и о многочисленных книжных магазинах, существовавших в то время в Казани: братьев Башмаковых, А.А.Дубровина, С.А.Дубровина, К.П.Алексеева и других.

Казанский театр того времени. Из коллекции Абдуллы Дубина

Интересен и познавателен рассказ об истории театральных представлениях в Казани. Все начиналось в славяно-латинской академии при Федоровском монастыре в 1728 году; следующим этапом было «возникновение театральных представлений во вновь основанной в Казани гимназии» (1760), которые продолжались почти два десятка лет. Постоянный театр возникает в 1791 году по инициативе губернатора С.М.Баратаева в одном из частных домов на ул.Воскресенской (ныне Кремлевская). Следующая серьезная попытка принадлежит помещику П.П.Есипову (1803), который был известным театралом, имевшим в своей деревне крепостной театр. Этот путеводитель был самым точным и пунктуальным в освещении любого события казанской жизни. В том числе и при описании общественных бедствий: пожаров, эпидемических болезней, которые уносили десятки жизней, голода, хлебных недородов и продовольственных кризисов. Рассказывая подробно о больших пожарах в Казани, он перечисляет их по годам. Вот как Загоскин пишет о пожаре 1815 года: «выгорело 70 кварталов, 1500 домов и 19 церквей. На лучшей улице города, Воскресенской (ныне Кремлевская – Р.Б.) остались не тронутыми огнем всего 10 домов и, в числе их, университет. При этом бедствии казанская историческая наука потерпела невознаградимую утрату: сгорел архив местного губернского правления, заключавший в себе драгоценные для истории города и края памятники, начиная с эпохи покорения Казани».

Улица Большая Проломная, вид на гостиницу "Казань". Из коллекции Абдуллы Дубина

В главе «Общие сведения о городе Казани» узнаем, что население города в 1890 году составляло 133359 человек (для любопытствующих: по данным Татарской энциклопедии в 1999 г.– 1094,4 тыс.человек). В Казани 1893 года было 176 улиц и переулков, 25 площадей (опять же для любопытствующих: в декабре 2001 года проспектов, улиц и переулков в городе насчитывалось 1639). Автор перечисляет существовавшие в то время площади и общественные сады.

Если вы не знаете, что такое – Шипова гора, читайте Загоскина: при губернаторе Шипове был устроен туннель между Банным садиком и Черноозерским садом. Уже при Загоскине туннель был закрыт. Любопытно и другое пояснение: у Дальнего Кабана (автор ошибается – это Средний Кабан) – прибрежный выселок (поселение) Бутырки и деревня Горки (одно из дачных мест. Теперь понятно, почему в Приволжском районе сохранились названия «Старые Горки» (ныне район улиц Горной, Молодецкой и Урожайной), а на берегу Среднего Кабана – улица Бутырская и переулок Бутырский.

Вспоминается выражение «ночевать под шарами». Из путеводителя Загоскина можно узнать, как оно появилось. Недалеко от вокзала стоит двухэтажное здание, давно требующее реставрации, со смотровой каланчей (ул.Московская, 36). Здесь располагались полицейская и пожарная части. На каланче, которую громко именовали дозорной башней, вывешивали разноцветные шары. Каждый цвет соответствовал той или иной погоде и температуре воздуха.

Выражение «ночевал под шарами» было тогда понятно всем казанцам и означало: ночевал в полицейском участке. Одним из заключенных этой полицейской части, ночевавшим «под шарами», был известный московский публицист и бытописатель Владимир Гиляровский.

Рад сообщить, что уникальный путеводитель Н.Загоскина репринтно переиздан, как ранее было сделано с бесценными книгами К.Ф.Фукса и М.Г.Худякова.

«Казанские истории», №5–6, 2005 год

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов