Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
28.05.2017

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+1° / +8°
Ночь / День
.
<< < Май 2017 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1988 – В Набережных Челнах родился 500-тысячный житель.

    Подробнее...

Память о них – в их книгах

Имена казанских краеведов Н.К.Баженова и  С.М.Шпилевского широкому кругу современных читателей мало известны, хотя многие современные авторы ссылаются на их работы, пользуются их сведениями.

Поскольку у автора нашей постоянной рубрики Рената БИКБУЛАТОВА не было редких изданий этих авторов, он пользовался фондами двух библиотек: Национальной и Научной имени Лобачевского (КГУ). Биографические данные сверены с Татарским энциклопедическим словарем.

Материал в рубрике "Диалог путеводителей" вышел в декабре 2006 года.

 Николай Кириллович БАЖЕНОВ (1804-1848), врач по специальности,  родился в Тульской губернии, окончил Тульскую гимназию и медицинский факультет Московского университета. Работал врачом в разных городах России. В Казани жил с 1825 года, имел здесь врачебную практику, в 1844 году получил назначение на должность штаб-лекаря Казанского порохового завода.

В Казани Баженов увлекся краеведением. Он автор двух исторических очерков: «Плавание к Зилантовому монастырю» и «Описание Казанского девичьего монастыря». В 1847 г. тиражом 400 экземпляров вышел его большой труд – «История города Казани».

Первые три главы книги рассказывают о Камско-Волжской Булгарии, вторая часть изобилует фактами из истории Казани, которые он почерпнул из «Истории Государства Российского» Н.М.Карамзина и книги «Краткая история г.Казани» М.С.Рыбушкина.

В третьей части книги есть короткие сведения о зданиях кремля, улице Проломной (ныне ул. Баумана) – «многолюдной и шумной, где в каменных зданиях помещались гостиницы, трактиры, постоялые дворы, лавки и мастерские».

Улицу Воскресенскую (ныне Кремлевская) он называет самой красивой: «Здесь гостиный двор, магазины». Далее сообщает: в городе 160 улиц  и 16 площадей; число жителей и временно проживающих – 65 тысяч человек.

Автор описывает не только достопримечательности, но и места отдыха казанцев: Черноозерские аллеи, Казанскую Швейцарию (ныне парк М.Горького). Мы узнаем у него о расширении территории Казани за счет сел Архангельское, Плетени; слобод Мокрой, Ямской и Татарской, которые ранее не входили в черту города.

После большого пожара 1842 г. в  Казани насчитывалось 600 каменных и более 4 тысяч деревянных зданий. Только что были  построены Дворянское собрание, здание театра на Театральной площади и духовная академия на Арском поле. Любопытны данные о количестве разных лавок и магазинов в городе: «из всех 1080 лавок хлебных было 120, бумажных –  63, москательных – 56, фруктовых –  40, кожевенных –  31».

Николай Кириллович Баженов приводит статистических данных больше, чем Рыбушкин, и  они у него точнее. Еще примеры: в городе 40 церквей и 4 монастыря, а также 7 каменных и 3 деревянных мечети, в Казанском гарнизоне 340 офицеров при 6 тысячах солдат.

Описывая пороховой завод, рассказывает, что на его территории 40 пороховых фабрик, школа кантонистов, мастерские, госпиталь, казармы и другие постройки. Очень коротко рассказывает о состоянии литературы, музыки, живописи, театра того времени.

В 1848 г. в городе вспыхнула эпидемия холеры. Помогая людям избежать смерти, он сам заразился и 25 июня 1848 г. скончался. Книга о Казани стала его посмертным памятником.

 Сергей Михайлович  ШПИЛЕВСКИЙ (1833-1907) – по образованию юрист, доктор государственного права.  С 1860 года работал в Казанском университете, с 1870 года – профессор. Один из учредителей и руководителей Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. Издавал газеты «Справочный листок г.Казани» (1867), «Волжско-Камское слово» (1882). В 1873 году Шпилевский выпустил небольшую книгу – «Указатель исторических достопримечательностей г.Казани». Приведем любопытные сведения из нее.

«Название Казани происходит от татарского слова «казан», что значит котел. Такое название Казани некоторые объясняют ее положением в углублении, в виде котла, котловины».

Не без сожаления автор отмечает, что  «от древнего, татарского периода мы не имеем вещественных памятников, сохранились только предания, которые идут из старины глубокой». Таковы, например, предания о змеях, которых много было на том месте, где люди захотели построить Казань. Особенно страшен был один – крылатый, который жил на горе в пещере и выходил оттуда для утоления жажды к озеру, которое называлось «змеиным» и «поганым».  Гора эта называется Зилантовой – от татарского слова «дишлан» (змея). Построенный на этой горе монастырь называется Зилантов.

Этим преданием объясняется и герб Казани и губернии – на белом поле черный змей, увенчанный золотою короною с красными крыльями.

Шпилевский пишет:

«У татар вообще много преданий о различных местностях Казани. Так, например, об озере Кабан, которое получило название от диких свиней (кабанов), водившихся во множестве в лесах около озера. Татары рассказывают, что на дне его сидит змея-волшебница, которая не хотела пережить падения Казани, поклялась мстить русским, бросилась в Кабан и поныне тянет на дно купающихся. Много преданий – о «Сумбекиной» башне, которая находится в крепости. «Татары приписывают постройку этой башни своей царице Сумбеке, которая играла очень важную роль в последние годы Казанского царства».

Сергей Михайлович приводит русские предания о разбойниках:

«Недалеко от Казани, по Оренбургской дороге, между горными возвышенностями, находится ущелье, называемое Дунькиным. Народное предание сохранило имя разбойницы Авдотьи, которая была атаманом шайки и отличалась особенною свирепостью и неумолимостью, так что ни одна голова, не склонявшаяся к ногам ее с мольбою о жизни, не поднималась от земли,  с такой же свирепостью она преследовала и провинившихся перед нею из своей шайки; воля ее была непреложным законом. Эта разбойница была казнена на позорной площади».

Любопытны его пояснения названия улицы Проломной (ныне ул. Баумана):

«Одна из улиц, проходящих ныне вдоль города, называется Проломною, напоминая своим названием пролом во время взятия Казани. Где ныне на этой улице стоит церковь Богоявления, стояли одни из ворот татарского города; после взятия Казани эти ворота назывались также Проломными, поэтому впоследствии, когда самих ворот уже не существовало, церковь Богоявления называлась «У Проломных ворот».

В главе «Кафедральный Благовещенский собор» также приведены интересные факты:

«Основание ему положено в день торжественного въезда Иоанна в Казань 4 октября, 6 октября этот храм уже был освещен в присутствии царя; через 10 лет, в 1562 г. он перестроен в каменный и освещен первым архиепископом Казанским св. Гурием».

А вот что Шпилевский пишет о Памятнике в честь убиенных при взятии Казани:

«почти через 300 лет после взятия Казани, в 1823 г. был построен памятник над общею могилою убитых под Казанью. Этот памятник представляет пирамиду, высотою около 10 саж., в основании – квадратный на 10 саж. с четырех сторон устроены фронтоны на колонах. Внутри памятника устроена церковь во имя Нерукотворенного Образа, т.к. здесь во время осады Казани стояло царское знамя с таким же изображением. Внизу памятника квадратный подземный со сводами ход, внутри которого каменною стеною отделена могила убитых, в которой хранится открыто множество костей».

Интересны для нас сведения о первой и  второй казанских гимназиях:

«через 3 года после основания старейшего русского университета – Московского, в 1758 г. под управлением этого университета и на его средства, была основана гимназия в Казани, с двумя отделениями – для дворян разночинцев, с целью приготовления к службе военной и частию учебной… Во время пребывания императора Павла I в Казани им было пожертвовано гимназии Потемкинскую библиотеку, хранившуюся в Новороссийске и заключавшую в себе многие драгоценности…

…В 1835 г. была основана вторая Казанская гимназия, преобразованная из Главного народного училища…

…В 1836 г. по высочайшему повелению Николая I расширено преподавание в первой гимназии восточных языков, предписано преподавать языки: арабский, турецкий персидский, китайский, армянский, монгольский и татарский. С этого времени в числе казенных воспитанников появляются татары».

Рассказывает автор он и женском учебном заведении:

«Старейшим сравнительно представляется Казанский Родионовский институт для благородных девиц (ныне здание Суворовского училища, ул. Толстого, 14), который был устроен в 1841 г. на капитал, пожертвованный Казанскою помещицею Родионовой. Институт основан на том месте, где прежде была роща кн. Болховского… Первый выпуск воспитанниц был в 1846 г.»

Шпилевский рассказывает о зарождении первых театральных постановок в Казани:

«Начало драматических представлений в Казани стоит в связи с историей древнейших Казанских учебных заведений. Первые драматические представления в Казани начались с 1728 г., когда в архиерейской школе в свободное от учения время студенты, по силе духовного регламента, занимались на мусикийских инструментах и приготовляли комедийные акции для повседневного целебрования оных казанской публике». Открытая в Казани гимназия начала конкурировать в драматических представлениях с семинарий. В 1760 г. директор гимназии Веревкин устроил представление комедии Мольера «Школа мужей». 

…Во время пребывания в Казани императора Павла I, казанский помещик Есипов спросил высочайшее соизволение на открытие в Казани публичного театра.  Есипов образовал театр из своих крепостных, которые обучались у придворных петербургских актеров, снабдил театр блестящим гардеробом. Аксаков в своих казанских воспоминаниях писал, что «Казань имела замечательный театр тогда, когда губернских театров, и то весьма плохих, в целой России было очень мало».

В главе «Окрестности Казани» интересен его рассказ об Арском поле:

«В летописях борьбы Москвы с Казанью много раз упоминается Арское поле, как место главных битв русских с татарами… Многие отмечают, что в 1506 году на Арском поле была знаменитая Казанская ярмарка, предшественница нынешней Нижегородской, куда привозили разные товары из далеких стран Востока… Арское поле до завоевания Казани и долго после этого входило в пределы нынешнего города, но в последнее время оно все более и более оттесняется новыми постройками. Еще несколько лет тому назад стояли при въезде в город с Арского поля Сибирские ворота около Варваринской церкви… и за ними простирается целая слобода, за которою уже далее начинается открытая Сибирская дорога».

Согласитесь, небезынтересно окунуться во времена не столь отдаленные с помощью Сергея Михайловича Шпилевского.

«Казанские истории», №9, 2006 год

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов