Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
26.04.2017

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
+7° / +10°
Ночь / День
.
<< < Апрель 2017 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1910В Казани открыта больница, построенная на средства купца первой гильдии Я.Ф.Шамова, которая дошла до нас как Шамовская больница. Яков Филиппович не дожил до ее открытия.

    Подробнее...

Трамваи, полные дерьма: к истории очистки города

История удаления казанских нечистот увлекательна и поучительна. Проклятый тоталитарный режим не давал в полный голос высказаться историкам.

Истории появления какой-нибудь большевицкой листовки посвящались чуть ли не целые монографии, тучи специалистов по истории партии кормились вокруг тем вроде «Роль партийной организации Актанышской МТС в обеспечении весеннего сева в пятой пятилетке».

История повседневной жизни людей была на самых задворках науки, в лучшем случае допускались исследования по питанию рабочих. Но, во-первых, питались не только рабочие, а во-вторых, люди не только питаются, но и совершают прямо противоположные питанию действия, как бы это ни было неприятно историкам-марксистам.

Получившие свободу слова исследователи с нескрываемым интересом обратились к проблеме дефекации в её общественном ключе. Поначалу робкие, работы в этой области становились все более обстоятельными, а в последнее время в Москве появился и свой признанный сортиролог.

К столице мы относимся с почтением, но и нас, говоря фигурально, не в сортире нашли.

Перед читателем первая публикация по истории очистки и канализации города. Необходимые пояснения.

Ниже приводится отрывок из служебного документа Казанской городской думы почти 130-летней давности. Обратите внимание на слог доклада ревизионной комиссии, проверявшей состояние различных отраслей городского хозяйства, в том числе и ассенизации города – отчет напоминает местами романтическую историю путешествия. Речь идет о свалке нечистот, располагавшейся на затопленном ныне Волгой месте за железнодорожным вокзалом.

«Место для свалки нечистот»

Несмотря на отдаленность этих мест от пределов улиц города, при поездке по направлению к этим местам уже на дальнем расстоянии зловоние, распространенное в улицах позади Соболевских бань, ясно указывает на цель предпринятого путешествия. Несмотря на то, что Комиссия отважилась на это путешествие в холодный октябрьский день, при отсутствии ветра, тем не менее, проехав Соболевские бани, все члены Комиссии были охвачены отвратительным зловонием, густо нависшим над кварталами этих окраин города, среди которых помещается, между прочим, принадлежащий городу так называемый Михайловский дом, не без причины часто пустующий по недостатку квартирантов. Трудно объяснить себе причину этого вечно царствующего здесь в улицах тлетворного запаха, так как до места свалки нечистот впереди целая верста.

Оттого ли, что мостовые здесь очень дурны и проезжающие бочки с нечистотами вследствие сильного колебания по мостовой расплескиваются, или быть может потому, что тут сосредоточены конторы с вывесками Фурман и Ко, при которых стоит в запасе и на отдыхе весь подвижный состав Казанских ассенизаторов. Допустить же, чтобы нечистоты были сваливаемы здесь где-нибудь близко, нельзя, так как тут же в доме Михайлова живет главный блюститель за правильной доставкой нечистот по назначению.

Спустившись по мощеной дороге на луга, Комиссия направилась в сторону Стекольного завода, мимо которого лежит путь к цели её путешествия. Здесь у стекольного завода имеется сторожевая будка, где живут сторожа, наблюдающие за правильной свалкой нечистот и получающие за это от города 1116 рублей в год. До этого места мостовая представляется удовлетворительною, но далее, начиная с узенького мостика, она в положительно невозможном виде: огромные колеи, ямы и каменные ухабы заставляют забыть путешественника о не совсем приятной конечной цели путешествия.

С неимоверными усилиями Комиссия, наконец, преодолев все препятствия взъехала на мост, с которого должна производиться самая свалка. помост этот стоит одиноко среди обширного луга, перед ним и сбоку пролегает ложбина, переполненная нечистотами, края и берега этой распространяющей страшное зловоние ложбины все облиты густыми экскрементами и среди них там и сям видны 2 или 3 человека, тихо ходящие по ним и что-то в них как бы разыскивающие. Оказалось, что люди эти специально занимаются разыскиванием среди нечистот случайно попадающихся в них различных ценностей и для этой цели нечистоты зачастую не валятся в ложбину, а разливаются по её берегу. Между тем подобная свалка нечистот еще более усиливает распространение зловония.

Мы подробно остановились, описывая эту отрицательную сторону городского хозяйства на тот предмет, чтобы вызвать со стороны Казанской городской думы почин к наилучшему и менее патриархальному способу ассенизации нашего города, которого неудовлетворительное санитарное состояние, несомненно, обусловливается дурным способом очистки нечистот».

(Доклад ревизионной комиссии по отчетам Городской управы за 1885 и 1886 годы Казанской Городской думе и объяснение Городской Управы по этому докладу. Казань, типография Губернского правления, 1887. С.44-47.)

А вот выдержка из «Путеводителя по Казани» врача М. Казанского – в нем нашлось место и для интересующего нас вопроса.

«В 1888 г. городской голова С.В.Дьяченко предложил Думе энергическую меру – сделать обязательное постановление, чтобы удаление нечистот из ретирадов и помойных ям производилось лишь помощию машин и в герметически запираемых бочках, с дезинфекцией их, допуская временно негерметические бочки лишь в слободах. Но Дума, не желая устранить от ассенизационного промысла крестьян и опасаясь монополии нескольких крупных промышленников, не согласилась.

В целях ассенизации города, в начале 1890-х годов устроено было 22 общественных ретирада, к устройству которых особенно побудила холера 1892 года.

В отношении места свалки нечистот Казань по своим топографическим условиям находится в весьма затруднительном положении. Вся прилегающая к городу с северной, западной, западной и юго-западной сторон низина заливается водою. С юго-восточной стороны городские места гористы и в то же время ограничены и скоро примыкают к крестьянским землям. Издавна местом свалки нечистот служила низина, находящаяся за городом, в расстоянии 700 сажен, близ речки Ички, за стекольным заводом, где нечистоты разбрасывались почти по всему Прилуцкому полю. Местность эта в полую воду затопляется, и тогда все нечистоты уносятся в Волгу.В половодье нечистоты сваливались в Волгу с особого помоста.

В 1892 году место свалки нечистот было перенесено несколько южнее, близ Бакалдинской дороги, около Полянинской дамбы, в низине Ямских лугов, которая также всегда заливается в весенний разлив Волги.

Свалка нечистот в полую воду производилась с устроенных на окраине города помостов в особо устроенные баржи, которые отвозили нечистоты на стрежень Волги. но окраина города загрязнялась, а затем в 1894 г. спуск нечистот в воду запрещен был администрацией.

В настоящее время вывозка нечистот производится (с 1893 г.) в луга за Татарской слободой, вправо от Полянинской дамбы, на расстоянии 950 сажен от ближайших помещений. В весеннее время, в половодье, нечистоты вывозятся через Кизическую дамбу в другое место, за Козьей слободой, в 400 саженях от ближайших окраин города.

«В весеннее время, во время разлива рек, Казань, говорил в 1897 г. в университетской противочумной комиссии городской голова С.В.Дьяченко, находится со своими нечистотами в безвыходном положении и все попытки городского управления к нахождению места, сносного для свалки нечистот, дали неблагоприятные результаты. Так, оказались вполне негодными для этой цели: овраги за третьей горой, ведущие к деревне Аметьево (1894г.), как и удаленные места за лугами р.Казанки близ Козьей слободы (1895г.). В обоих случаях было зловонное заражение окружающего населения и несомненное проникновение нечистот и клоачных жидкостей в Аметьевское озеро и р.Казанку».

В докладе своем В.Дьяченко высказал по вопросу о свалке нечистот следующие положения:

1) канализация и поля орошения для Казани на многие годы в будущем не мыслимы в виду недостатка средств у города и домовладельцев, равно в виду топографических условий Казани.

2) Наилучшим местом для свалки нечистот г.Казани представляется местность, называемая Полигоном (находится в 7 верстах от города и занимает 200 десятин пустопорожней земли).

3) В ближайшем будущем городу следует понудить Бельгийское анонимное общество к сооружению трамвая с электрической тягой для постоянной вывозки нечистот города на Полигон (иначе за дальностью расстояния и неудобству для проезда на Полигон пути, чрезмерно удорожится вывозка нечистот и потому не будет производится туда).

4) За невозможностью пока воспользоваться Полигоном, оставить для места свалки ныне существующее место между Волгой и городом, а на время половодья арендовать 1-2 десятины земли у соседних крестьян (у Воскресенских) в незаливаемой местности. В том и другом месте свалку устроить путем засыпаемых канав, как это делалось в холерную эпидемию 1892 года, когда был устроен ряд широких и глубоких канав, соединяющихся друг с другом дренажными трубами таким образом, чтобы жидкость, наполняющая первую канаву, не доходя до 1 арш. до края выливалась через трубу в следующую канаву, из которой жидкость, наполнив канаву и не доходя 1,5 арш. до края её, выливалась через трубу в третью канаву, а из неё в четвёртую, через трубу, опущенную уже на 2 аршина и т.д.

Таким образом образуется род осадочных вместилищ, которые потом обеззараживались и засыпались: по мере засыпки одних вырывались другие такие же канавы. Из последней канавы жидкость выпускалась вполне обесцвеченной и дезодорированной на песчаную поверхность, которой и всасывалась.

Господин городской голова снова настаивает на вывозке нечистот только в герметически закрывающихся бочках, не допуская простых деревенских бочек. Далее С.В.Дьяченко находит необходимым завести свой, городской асенизационный обоз, чем будет упорядочена и удешевлена вывозка нечистот.

Городской обоз уже начал свою деятельность: в 1897 г. вывезено было нечистот из городских общественных зданий и из обывательских домов около 30 000 бочек. Всего вывозится нечистот из Казани на место свалки ежедневно до 2000 бочек, и Казань ежегодно платит за эту вывозку до 85 000 рублей. По отчету медицинского департамента за 1895 г. в Казани 90% домов имеют ретирады и 75% – помойные ямы.

Для спуска дождевых и снеговых вод, а также и нечистот в районе улиц и дворовых участков около Черного озера устроена городом сточная труба, к которой присоединяются ещё и другие канавы. Черноозерская труба между прочим дренирующая засыпанное Черное озеро, проложена к р.Казанке, в которую и выливает свои воды и нечистоты. Устье канавы постоянно расчищается для свободного стока нечистот. На протяжении же черноозерской трубы и соединяющихся с нею канав устроено несколько осадочных колодцев, обезвреживающих сточные воды.

Юнкерское училище и пересыльная тюрьма имеют свои сточные трубы (в Казанку). Банные воды стекают частью по Булаку по открытой канаве или прямо в реку Казанку. В последнее время Булак почему-то стал издавать по временам сильное зловоние и потому вполне понятны заботы городской управы о приведении Булака в благообразное состояние».

Проект вывоза из города нечистот на трамваях совершенно уникален – нигде в мире подобного не задумывалось. Нам поистине есть чем гордиться.

Лев Жаржевский

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов