Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
22.08.2017

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+20° / +26°
Ночь / День
.
<< < Август 2017 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
  • 1937 – Образована Татарская государственная филармония. Ее создание ознаменовало собой новую эпоху в развитии национальной музыкальной культуры.

    Подробнее...

Что позволено Юпитеру?

В связи с 25-летним юбилеем газеты «Казанские ведомости» в нашей газете опубликовано несколько материалов, появившихся на страницах этой газеты. Сегодня подборка дополняется публикацией, которая обострила до крайности взаимоотношения редакции с городской администрацией, а впоследствии – и с депутатами, авторами сенсационного материала, опубликованного в газете.

Впрочем сам материал в ту пору вряд ли был сенсацией.  Во-первых, высокие должностные лица никогда в очередях на квартиру не стояли и, в отличие от Камиля Исхакова, не стремились свои поступки оформить, как полагается, документально. И депутаты прошли по этим следам.

Во-вторых, критикой высших должностных лиц в то время никого было не удивить. Она была не только средством анализа существующих проблем, но и средством сведения счетов и шантажа.

Публикация в «Казанских ведомостях» резко выделялась на этом фоне. Главу городской администрации критиковали в городской официальной газете!!!

Хотя в технологии ее подготовки ничего необычного не было. Все в строгом соответствии с учредительным договором.

  

В редакцию поступил материал, подготовленный депутатами горсовета. Материал – горячий. По его содержанию любой читатель поймет, что, по существу, ставится на карту судьба газеты.

С одной стороны, опубликования требуют депутаты горсовета, имеющие такое право согласно учредительному договору и статье 28 закона Республики Татарстан «О статусе народных депутатов местных Советов Республики Татарстан». С другой стороны, затрагиваются интересы очень высокого руководителя, располагающего очень широкими возможностями, в том числе и возможностью существенно осложнить жизнь газеты.

Нелегкие наши раздумья закончились выбором в пользу закона.

Август 1991 года. Страну путчит. Местные власти где-то выступают в поддержку ГКЧП, где-то – резко против, а где-то растерянно мнутся, не зная, на чью сторону встать. Народ митингует. В Казани братаются ДПР в лице лидера ее казанской организации Р. Ахметова и партия национальной независимости «Иттифак» с Ф. Байрамовой во главе; ОМОН разгоняет демонстрацию студенческой молодежи, а главный герой нашего рассказа заявляет корреспонденту «Ведомостей» Д. Михайлину, что ГКЧП действует на основании закона.

На фоне всех этих событий осталась незамеченной еще одна акция казанского ОМОНа, с блеском проведенная 21 августа, в день, когда стало ясно, что путч провалился. Люлька автоподъемника доставила к одному из балконов дома №65 по улице Большой Красной офицера и сержанта в касках и бронежилетах, вооруженных автоматом и гвоздодером. Хозяин квартиры, занявший последнюю линию обороны на собственном балконе, капитулировал без боя.

Мог ли покойный секретарь обкома партии Дергунов предположить, что придет время, и комсомольский вожак, трепетавший при одном его виде, выкинет из квартиры его внука – Е. Торопова, давно там жившего и, конечно же, прописанного? Закон ведь – что дышло: раз требуется квартира для «Большого Человека», то возникает иск Вахитовской районной администрации о выселении. Вахитовский же райнарсуд послушно принимает нужное решение о выселении Е. Торопова без предоставления другого жилья.

Что из этого, что Прокуратура Российской Федерации опротестовала это решение и приостановила его исполнение? Да ничего, у нас свои порядки. Председатель Верховного суда Г. Баранов на заявление Е. Торопова накладывает резолюцию:

«В связи с Декларацией о госсуверенитете и изменением Конституции ТССР оснований для приостановления решения суда нет».

Так вот и вышло, что в декабре 1991 года «Большой Человек» получает ордер на искомую квартиру в доме №65 по улице Большой Красной. В избирательной кампании 1990 года кандидат в депутаты многих Советов с немалой пользой для себя бравировал тем обстоятельством, что он с женой и двумя дочерьми проживает в двухкомнатной «хрущевке». Когда цели избирательной кампании были достигнуты, настало время решать жилищный вопрос. Выбор, к несчастью дергуновского внука, пал на его квартиру.

Пока неспешно шли судебно-прокурорские разборки, семья росла, и в апреле 1991 года в двухкомнатной «хрущевке» появился еще один жилец – зять основного квартиросъемщика. Конечно, стало тесно, и надо было дело торопить. Тут в августе грянул путч.

Роковой «прокол» в интервью с Д. Михайлиным мог стоить «Большому Человеку» не только карьеры, но и свободы. Откладывать стало нельзя ни на минуту, и вот 21 августа ОМОН штурмует квартиру в центре Казани.

Ну ладно, освободить квартиру – освободили. Но въезжать в 67-метровые апартаменты втроем как-то неловко, старую-то квартиру нужно оставить дочери с зятем. Пришлось подключить к проблеме тещу.

***

Сания Садыковна Зарипова проживала в доме 140 по улице Агрономической в двухкомнатной квартире. В сентябре 1991 года к ней переезжает дочь с мужем и сыном. Квартирка для прописки такого количества жильцов, конечно, маловата, ну да для «Большого Человека» – это мелкий вопрос. Третьего октября Зарипова выписывается из своей квартиры, а уже 4-го оказывается прописанной на улице Космонавтов, в квартире другой своей дочери – жены «Большого Человека».

Ну вот, теперь все оказались в сборе, а в двадцативосьмиметровой квартире сгрудилось аж шестеро жильцов. Промучившись такой тесноте до конца февраля1992 года (видимо, требовалось время для ремонта новой квартиры и окончательного прояснения политической ситуации, ведь Российская прокуратура еще некоторое время после путча копалась в Казани), семья, наконец, смогла разместиться по-человечески.

***

И все бы ничего, да, видно, теща все-таки – тело инородное. Поэтому, оказав помощь зятю, Зарипова 9 сентября 1992 года выписывается с Большой Красной, а 11 сентября прописывается в своей старой квартире в Приволжском районе, где, как мы помним, трое ее родственников уже живут целый год. Бабушка, таким образом, опять оказывается нуждающейся в улучшении жилищных условий, а посему 13 сентября она просит главу администрации Приволжского района В. Маркелова поставить ее в очередь на получение жилья, что тот уже 8 октября и делает, поставив нуждающуюся бабушку на учет на общих основаниях.

Для поселения измученной бесконечными мыканиями с квартиры на квартиру бабушке требуется жилплощадь. Раз требуется, значит надо искать.

***

В доме №8 по улице Н. Ершова в однокомнатной квартире №36 жила пожилая женщина с племянницей. Обе имели постоянную прописку и жили одной семьей. В 1991 году старушка скончалась, а в марте 1993 года по иску администрации Вахитовского района районный суд принял решение о выселении оставшейся в одиночестве племянницы без предоставления другого жилья.

Скажите, читатель, это ничего вам не напоминает?

Да, да, вы не ошиблись. Точно так же, как и в истории с дергуновским внуком, суд послушно выполнил задание Советской власти. При этом суд не счел даже нужным выслушать свидетелей со стороны выселяемой и ограничился лишь показаниями свидетелей, зависимых от администрации и практически не знавших ни покойницы, ни ее племянницы.

Решение районного суда было обжаловано в Верховном суде республики, который вынес определение о его отмене с направлением дела для нового рассмотрения в том же суде, но в другом составе.

Не тут-то было. Уже знакомый нам Г. Баранов по ходатайству районной администрации опротестовал определение Верховного суда и передал дело на рассмотрение того же (Верховного) суда, но в другом составе.

Последовательность главного судьи Татарстана вполне объяснима. Ему ведь тоже надо жить, да и награда не заставила себя долго ждать – совсем недавно Г. Баранов переехал из хорошей квартиры в очень хорошую в очередном престижном доме.

Во второй попытке осечки не было – «другой состав» оказался понятливым, а квартира – свободной для заселения.

Однако поселить одинокую женщину в квартиру общей площадью 43,46 квадратных метра опять – неловко. Вспомним, что похожая проблема возникла и у «Большого Человека» где-то в середине нашего рассказа. Поэтому в ордере вместе с Санией Садыковной оказывается и еще одна ее дочь, покинувшая в квартире на улице Меховщиков мужа и сына ради матери.

Таким вот манером очередник «на общих основаниях», не простояв в очереди и десяти месяцев, получает неплохую квартиру вместе с дочерью, в улучшении жилищных условий вовсе не нуждающейся.

Председатель Вахитовского райсовета и глава районной администрации С. Мухарлямов, не боясь нарушить закон о статусе народных депутатов, отказывается давать депутатам горсовета информацию и документы, фиксирующие все эти жилищные ходы. И то сказать, чего ему бояться. Ведь во всех описанных эпизодах закон уже нарушался не единожды. А за всей этой историей стоит фигура «Большого Человека»– председателя Казанского городского Совета, главы администрации Казани, депутата Верховного Совета.

Камилю Шамильевичу Исхакову прочат большое политическое будущее. Ну что же, с такими способностями он далеко пойдет. Ну а пока, пока говорят, что где-то в Казани мэр строит себе коттедж…

***

Кто же спорит с тем, что каждый гражданин вправе улучшать свои жилищные условия, в особенности если в соответствии с действующим законодательством он признан нуждающимся. Более того, мэр столицы Татарстана – субъекта международного права – естественно должен иметь приличное жилье, куда не стыдно было бы пригласить, скажем, мэра немецкого города-побратима.

Да только делать-то все надо по закону, не переступая через людей и не ломая их судьбы.

Может быть, депутатам горсовета есть смысл подумать о создании официальной резиденции для мэра, занимаемой хозяином во время его полномочий.

Есть у всей этой рассказанной нами истории еще одна очень опасная грань. Десятки людей, работающих в городской и районных администрациях, были вовлечены в исполнение технических процедур во время всех описанных переездов, прописок-выписок и принудительных выселений. Идя на нарушение закона по команде сверху, люди неизбежно развращаются и далее уже начинают нарушать закон в своих собственных интересах.

Чего же стоит постановление главы Казанской городской администрации №1096 от 1 ноября 1993 года «О мерах по усилению контроля за исполнением жилищного законодательства и упорядочению прописки в городе Казани». В постановлении Камиль Шамильевич констатирует наличие фактов грубого нарушения требований действующего законодательства в отношение порядка прописки и обмена жилой площади и высказывает претензии к работникам паспортно-визовых служб.

Да как же они могут не нарушать закон, если в отдельных случаях их к этому вынуждает начальство?

Мы располагаем документами, подтверждающими все нами уже рассказанное, а также фактами незаконного получения жилья начальниками помельче, о которых речь еще впереди. Пока же все имеющиеся материалы мы передаем в прокуратуру и надеемся, что закон в Татарстане все-таки существует, хотя действия председателя Верховного суда Г. Баранова внушают сильные сомнения в этом.

В заключении нам остается только поздравить К.Ш. Исхакова с третьей годовщиной путча и успешного решения жилищного вопроса его семьи.

Ф.ГАФАРОВ, Д.ГАЛЯУТДИНОВ,

депутаты Казанского горсовета

«Казанские истории», 19 августа 1994 года

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов