Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
22.06.2018

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+17° / +25°
Ночь / День
.
<< < Июнь 2018 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
  • День памяти и скорби в России. Отмечается в день начала Великой Отечественной войны (1941-1945).

    Подробнее...

Казанский след легендарной «катюши»

Гвардейским минометам М-8 и М-13, получившим в войсках ласковое имя «катюша», было суждено сыграть выдающуюся роль в Великой Отечественной войне. Не последнюю роль в их создании сыграла Татарская АССР, где местные и эвакуированные научные учреждения и заводы эффективно работали над созданием реактивной артиллерии.

Без дыма, но с огнем

История появления на Руси первых ракет уходит корнями в пятнадцатый век. Широкое распространение получили пиротехнические ракеты в конце XVII – начале XVIII 18 века. Этот период связан с деятельностью Петра I, при котором были созданы первые фейерверочные лаборатории. В 1680 году в Москве было организовано специальное «ракетное заведение» для производства фейерверочных, осветительных и сигнальных ракет.

В 1717 году на вооружение русской армии была принята однофунтовая осветительная ракетная граната, поднимавшаяся на высоту более 1 километра. В 1810 году военное ведомство России поручило Военно-ученому Комитету при Главном артиллерийском управлении заняться вопросами создания боевых ракет для применения их в боевых операциях.

В 1813 году талантливый русский ученый генерал А.Д. Засядко создал несколько типов боевых ракет калибра от 2-х до 4-х дюймов. Созданные другим видным представителем русской артиллерийской школы генералом К.И. Константиновым 2-, 2,5– и 4-х дюймовые ракеты были приняты на вооружение русской армии, и имели более высокую точность стрельбы, лучшую надежность и выдерживали более длительные сроки хранения. Однако в то время боевые ракеты не смогли выдержать конкуренцию с бурно совершенствовавшейся артиллерией из-за ограничений по дальности полета снарядов и их значительного рассеивания при обстреле.

В результате в январе 1886 года Артиллерийский комитет принял решение о прекращении производства в России боевых ракет.

Однако развитие прогресса в ракетостроении остановить было невозможно, и в годы перед Первой мировой войной в России были сделаны попытки создания ракет для поражения аэропланов и аэростатов противника. Бывший вице-директор Путиловского завода И.В. Воловский в апреле 1912 года представил в Военное министерство России в перспективный проект вращающихся ракет нового типа и проект двух «Метательных аппаратов» для пуска ракет с самолета и автомобиля. Несмотря на ряд положительных результатов, полученных в области реактивного вооружения в начале XX века, этот проект не нашел применения. Причиной было то, что уровень научных знаний в области ракетостроения в этот период по-прежнему оставался невысоким.

Большинство изобретателей ракет на твердом топливе не были знакомы с теоретическими трудами К.Э. Циолковского и других ученых в области ракетостроения. Но главным недостатком всех проектов ракет начала XX века было использование в качестве источника энергии низкокалорийного и неоднородного по структуре топлива – черного дымного пороха.

Новое слово в совершенствовании ракетного оружия было сказано в 1915 году, когда преподаватель Михайловской артиллерийской академии полковник И.П.Граве впервые предложил новое твердое топливо – бездымный пироксилиновый порох, обеспечивающий ракете большую грузоподъемность и дальность полета.

Иван Платонович Граве

Новое живительное дыхание в развитие отечественного ракетостроения пришло в советское время. 1 марта 1921 года при военном ведомстве начала свою работу первая в нашей стране научно-исследовательская и опытно-конструкторская организация по разработке снарядов на бездымном порохе. Ее возглавили инженер Н.И. Тихомиров и его сподвижник и единомышленник В.А. Артемьев. Затем лаборатория переехала в Петроград и стала называться Газодинамической лабораторией (ГДЛ).

Н.И. Тихомиров и В.А. Артемьев приступили к разработке реактивных снарядов для самолётов. 1 марта 1928 года, после множества исследований и экспериментов, был произведен первый успешный пуск, сконструированной ими ракеты с зарядом двигателя из крупношашечного бездымного пороха.

Ракета с зарядом из бездымного пороха

В 1929-1933 годах Б.С. Петропавловский при участии других сотрудников ГДЛ проводили официальные испытания реактивных снарядов различных калибров и назначения с использованием многозарядных и однозарядных авиационных и наземных пусковых станков. Осенью 1937 года в РНИИ (Реактивный научно-исследовательский институт, с 1938 – НИИ-3 был основан в 1933 году, став одним из первых в СССР научно-исследовательских учреждений, разрабатывавших ракетную технику) начали претворять в жизнь идею механизированных ракетных установок. В институте создали отдел под руководством И.И. Гвая. В конструкторскую группу вошли А.П.Павленко, А. С. Попов, В.Н. Галковский. Сейчас именно этих ученых считают «отцами» легендарного ракетного миномета «Катюша».

Трудно точно выяснить, кому именно пришла в голову идея установить реактивную систему на грузовой автомашине. Одновременно решили использовать в качестве направляющих для реактивных снарядов конструкцию типа «Флейта», которую ранее разработали для авиации.

В 1937-1938 годах реактивные снаряды, разработанные в РНИИ под руководством Г.Э. Лангемака, были приняты на вооружение Красной Армии. Реактивные снаряды РС-82 калибра 82 мм устанавливали на истребителях И-5, И-16, И-153. Летом 1939 года РС-82 на И-16 и И-153 успешно применялись в боях с японскими войсками на реке Халхин-Гол.

В 1939-1941 годах сотрудники РНИИ И.И. Гвай, В. Н. Галковский, А.П. Павленко, А.С. Попов и другие под руководством Льва Михайловича Гайдукова создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле.

Созданием этой ракеты был заложен фундамент для разработки реактивных снарядов гвардейских минометов – для знаменитых «катюш». Дальность снарядов уже тогда достигала 5-6 километров, но они имели большие отклонения от цели, и проблема обеспечения удовлетворительной кучности стрельбы оказалась наиболее сложной. Было испробовано множество различных вариантов, однако долгое время испытания не давали положительных результатов.

Миномет на грузовой автомашине

За неделю коллектив авторов подготовил технический проект установки, включавший 24 направляющих типа «Флейта». Их предполагалось расположить в два ряда на металлической раме, установленной поперек продольной оси типовой грузовой машины марки ЗИС-5. Наводку реактивной системы по горизонтали намеревались осуществлять с помощью самого грузовика, а вертикальную – специальным ручным механизмом.

Учитывая предполагаемую мощь нового оружия, советское командование приняло решение: не дожидаясь изготовления промышленностью серийных образцов, создать отдельную экспериментальную батарею из имеющихся в наличии опытных установок, чтобы проверить их качество и эффективность в боевой обстановке. Летом 1938 года в обстановке строгой секретности изготовили два первых опытных образца. В декабре того года новые типы установки прошли войсковые испытания уже на другом полигоне, где их проверяла Государственная войсковая комиссия. Испытания проходили в тридцатипятиградусный мороз. Все системы сработали отлично, и ракеты поразили расчетные цели. Комиссия высоко оценила новый вид оружия, и декабрь 1938 года можно считать месяцем и годом рождения легендарных «катюш».

21 июня 1941 года установка была продемонстрирована руководителям советского правительства и в тот же день, буквально за несколько часов до начала Великой Отечественной войны было принято решение о срочном развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки, получившей официальное название БМ-13 (боевая машина 13).

Впервые о прототипе «катюши» (БМ-13) было упомянуто 3 января 1939 года в письме наркома оборонной промышленности Михаила Кагановича своему брату – заместителю председателя Совнаркома Лазарю Кагановичу:

«В октябре 1938 года автомобильная механизированная ракетная установка для организации внезапного химического нападения на противника в основном прошла заводские испытания отстрелом на Софринском контрольно-испытательном артиллерийском полигоне и в настоящее время проходит полигонные испытания на Центральном военно-химическом полигоне в Причернавской».

В марте 1941 года прошли испытания «катюши» в присутствии руководства Наркомата обороны, а во второй половине дня 21 июня Сталин подписал решение о приёме на вооружение. Оставались часы до начала войны.

Именно установка БМ-13 с реактивным снарядом РС-132 калибра 132 мм на базе грузового автомобиля ЗИС-6 получила название «катюша».

Формирование первых частей полевой реактивной артиллерии началось 28 июня 1941 года. Именно с этого момента, как определяла директива командующего Московского военного округа, отводилось трое суток на формирование первой особой батареи под командованием капитана Флерова. Производство нового оружия разворачивалось сразу на двух предприятиях: воронежском заводе имени Коминтерна и московском заводе «Компрессор», а основным предприятием по выпуску снарядов М-13 стал столичный завод имени Владимира Ильича.

Кстати, по некоторым источникам, 22 июня 1941 года немцы стреляли по Брестской крепости из миномётов «Nebelwerfer» с реактивными снарядами. Немецкая артиллерия применяла дымный порох, изобретенный еще монахом Бертольдом Шварцем». Миномёт «Nebelwerfer носил у советских солдат прозвища «ишак» и «ванюша» и имел сопоставимую с «катюшей» эффективность, но он был значительно менее мобильным и имел в полтора раза меньшую дальность стрельбы.

Первопроходцы – батарея капитана Флёрова

Впервые установки БМ-13 были опробованы в боевых условиях в 10 часов утра 14 июля 1941 года. Батарея капитана Флёрова обстреляла вражеские войска и технику в городе Рудня, поддержав обороняющиеся части Красной Армии. 16 июля они показали высокую эффективность при уничтожении неэвакуированных советских эшелонов на железнодорожном узле города Орша.

Иван Андреевич Флёров

Батарея капитана Ивана Андреевича Флёрова произвела из семи пусковых установок два залпа по железнодорожной станции Орша. Появление «катюши» явилось полной неожиданностью для руководства Абвера и Вермахта. Главное командование сухопутных сил Германии 14 августа оповещало свои войска:

«Русские имеют автоматическую многоствольную огнеметную пушку. Выстрел производится электричеством. Во время выстрела образуется дым. При захвате таких пушек немедленно сообщать».

Памятник «катюши» на месте первого боя

Через две недели появилась директива, озаглавленная «Русское орудие, метающее ракетообразные снаряды». В ней говорилось:

«Войска доносят о применении русскими нового вида оружия, стреляющего реактивными снарядами. Из одной установки в течение 3-5 секунд может быть произведено большое число выстрелов. О каждом появлении этих орудий надлежит донести генералу, командующему химическими войсками при верховном командовании, в тот же день».

Всего за 8 секунд полк из 36 мобильных установок БМ-13 выпускал по противнику 576 снарядов. Особенностью залпового огня являлось то, что одна взрывная волна накладывалась на другую, вступал в силу закон сложения импульсов, что в разы усиливало разрушительный эффект. Осколки сотен мин, разогретых до 800 градусов, уничтожали всё вокруг. В результате территория площадью в 100 гектаров превращалась в выжженное поле, изрешечённое воронками от попадания снарядов. Спастись удавалось лишь тем гитлеровцам, кому в момент залпа посчастливилось оказаться в надёжно укреплённом блиндаже. Фашисты такое времяпрепровождение называли «концертом»: залпы «катюш» сопровождались страшным рёвом.

С весны 1942 года реактивный миномёт устанавливался преимущественно на ввозимые по ленд-лизу английские и американские полноприводные шасси. Наиболее известным среди них стал Studebaker US6. На протяжении Великой Отечественной войны было создано значительное количество вариантов снарядов РС и пусковых установок к ним. Всего советская промышленность за годы войны произвела более 10 000 боевых машин реактивной артиллерии.

В сталинские времена все важные проблемы решались быстро, и уже к 10 июля 1942 года были созданы первые 20 гвардейских минометных дивизионов М-30. Каждый из них имел трехбатарейный состав, батарея насчитывала 32 четырехзарядные одноярусные пусковые установки. Дивизионный залп соответственно составлял 384 снаряда.

В начале января 1943 года главным конструктором группы реактивных установок был назначен инженер Сергей Павлович Королев.

«Катюша» – это не только песня

Нет единой версии, почему установка БМ-13 стала именоваться «катюшей». Существует несколько предположений. Наиболее распространёнными и обоснованными являются две версии, не исключающие друг друга.

Первая версия. Установка имеет имя по названию ставшей популярной перед войной песни Блантера на слова Исаковского «Катюша». Версия убедительная, поскольку батарея капитана Флёрова стреляла по врагу, сделав залп по Базарной площади города Рудня. Стреляли установки с высокой крутой горы – ассоциация с высоким крутым берегом в песне тут же возникла у бойцов. Есть сведения, что это название дал сержант штабной роты 217-го отдельного батальона связи 144-й стрелковой дивизии 20-й армии Андрей Сапронов, впоследствии – военный историк. Красноармеец Каширин, прибыв с ним вместе после обстрела Рудни на батарею, удивлённо воскликнул: «Вот это песенка!». «Катюша», – ответил Андрей Сапронов (из воспоминаний А. Сапронова в газете «Россия» №23 от 21-27 июня 2001 года и в «Парламентской газете» №80 от 5 мая 2005 года).

Через узел связи штабной роты новость о чудо-оружии по имени «катюша» в течение суток стала достоянием всей 20-й армии, а через её командование – и всей страны. 13 июля 2012 года ветерану и «крёстному отцу» «катюши» исполнился 91 год, а 26 февраля 2013 его не стало. На письменном столе он оставил свою последнюю работу – главу о первом залпе «Катюш» для готовящейся к печати многотомной истории Великой Отечественной войны.

Вторая версия. Название может быть связано с индексом «К» на корпусе миномёта – установки выпускались заводом имени Коминтерна. А фронтовики любили давать прозвища оружию. Например, гаубицу М-30 прозвали «Матушкой», пушку-гаубицу МЛ-20 – «Емелькой». Да и БМ-13 поначалу иногда именовали «Раисой Сергеевной», таким образом расшифровывая сокращение РС (реактивный снаряд).

Помимо двух основных, существует также множество других, менее известных версий происхождения прозвища, от весьма реалистичных и до имеющих чисто легендарный характер. В советских войсках существовала легенда, будто название «катюша» произошло от имени девушки-партизанки. Опытная эскадрилья бомбардировщиков СБ (командир Дояр) в боях на Халхин-Голе была вооружена реактивными снарядами РС-132. Эти самолёты иногда называли «катюшами» – так их назвали в ходе гражданской войны в Испании.

Популярность названия оказалась столь большой, что «катюшами» в разговорной речи стали нередко именовать и послевоенные РСЗО на автомобильных шасси, в частности, БМ-14 и БМ-21 «Град». Впоследствии, по аналогии с «Катюшей», ряд аналогичных прозвищ («Андрюша», «Ванюша») был дан советскими бойцами и другим установкам (БМ-31 и др.) реактивной артиллерии, но эти прозвища не получили столь широких распространения и популярности и в целом известны значительно меньше.

Установки были настолько засекречены, что запрещалось даже подавать команды «пли», «огонь», «залп» и тому подобное. Вместо этого звучали команды: «пой» и «играй». Ну а для пехоты залпы реактивных установок были самой приятной музыкой, означавшей, что сегодня немцам достанется по первое число, а потерь среди своих почти не будет.

«Катюша» и Казань

Невероятно, но вполне можно сказать, что система, которую впоследствии назвали «катюшей», родом из Казани. Дело в том, что начавший в 1916 году разработку технологии изготовления ракетного снаряда на бездымном (коллоидном) порохе полковник Иван Платонович Граве (25 ноября 1874, Казань – 3 марта 1960, Москва), профессор Михайловской артиллерийской академии, был уроженцем Казани. Он родился в семье потомственного дворянина, смотрителя Астраханского военного госпиталя, подполковника Платона Ивановича Граве и Юлии Александровны Беловой. Он окончил Михайловское артиллерийское училище, в 1895 году, и Михайловскую артиллерийскую академию, в 1900 году. С 1904 года преподавал в родной Академии. В 1912 году Граве было присвоено звание полковника артиллерии.

В 1916 году им были запатентованы и испытаны изготовленные на Шлиссельбургском пороховом заводе цилиндрические шашки из пироксилиновой массы диаметром 70 мм. на летучем растворителе, полученные им из порошка с желатином. Патент на бездымный порох был подтверждён в 1924 году.

В 1918 году Иван Платонович участвовал в организации Артиллерийской академии РККА, в которой работал до 1943 года начальником учебного отдела и начальником кафедры. Он стал доктором технических наук в 1939 году, профессором в 1927, действительным членом Академии артиллерийских наук с 1947 по 1953 годы, звание генерал-майор инженерно-технической службы ему было присвоено в 1942 году.

Платона Ивановича Граве не минули жернова сталинских репрессий. В первый раз он был арестован в 1919 году, но через четыре месяца освобождён. Последовательно занимавшийся лоббированием развития ракетных технологий, а потому беспокойный для партийной бюрократии, профессор Граве был вновь арестован в 1938 году под предлогом типичных обвинений, участия в «контрреволюционной офицерской монархической организации» и в шпионаже в пользу Германии. Его не расстреляли сразу, и это спасло его жизнь. 23 февраля 1939 года на Кремлёвском приёме в честь Дня Красной армии, Сталин вдруг обратил внимание на то, что из старой гвардии учёных почему-то присутствует только один профессор Дроздов. Вождь спросил: «А где же другие корифеи – Граве, Баркалов, Федоров, Гельвих…».

После того, как Сталин приказал всех выпустить, Ивану Платоновичу вернули документы и объявили, что он свободен. После освобождения из тюрьмы Граве продолжил преподавательскую и научную деятельность. В результате его усилий были созданы условия, чтобы инженеры РНИИ И.И. Гвай, Л.Э. Шварц, Ю.А. Победоносцев, В.А. Артемьев и другие продолжали работы по созданию пусковой установки залпового огня.

В 1942 году за работу «Баллистика полузамкнутого пространства» Иван Платонович Граве получил Сталинскую премию 1-й степени. Этот труд нашего земляка стал настольной книгой для нескольких поколений ракетчиков. В том же году Граве присвоено воинское звание генерал-майора инженерно-технической службы. В войну он был награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны I степени.

В 1952 году Иван Платонович снова арестован – на этот раз под предлогом «разоблачения заговора» в Главном артиллерийском управлении. Освободила его уже смерть Сталина 5 марта 1953 года.

Иван Платонович умер в Москве в возрасте 85 лет.

Связан с Казанью и академик Яков Борисович Зельдович, советский физик и физикохимик. Академик АН СССР (1958; член-корреспондент 1946), доктор физико-математических наук, профессор, трижды Герой Социалистического Труда (1949, 1954, 1956), лауреат Ленинской премии (1956) и четырёх Сталинских премий (1943, 1949, 1951, 1953). В августе 1941 года тогда 27-летний сотрудник Физического института имени П.Н. Лебедева был эвакуирован в Казань.

Здесь он занимался внутренней баллистикой нового оружия и теорией горения пороха в реактивных снарядах. Через несколько месяцев молодой ученый открыл новый тип горения – с нестационарной скоростью. Это был научный прорыв, сыгравший важную роль в создании «катюш».

Один  из  первых испытателей нового сверхсекретного оружия, разработанного советскими конструкторами, – легендарных огненных «катюш» - был кадровый военный, уроженец Альметьевского района Татарской АССР Барый Юсупович Юсупов. 20 сентября 1941 года командир 403-го гаубичного артполка был назначен начальником штаба оперативной группы гвардейских минометных частей в масштабе фронта на Западном направлении. Как некогда И.А. Флерову, создававшему первую экспериментальную батарею «катюш», Б.А. Юсупову надлежало сформировать теперь более крупное соединение – оперативную группу ракетной артиллерии. Задачи, поставленные перед ним командованием, были выполнены. Овладевший новым ракетным оружием, Б.А. Юсупов с успехом применял огневую мощь «катюш» в боевой обстановке, с учетом приобретенного опыта разрабатывал новые тактические приемы по их использованию на фронтах.

Барый Юсупович Юсупов. Фото 1936 года

В январе 1942 году под Старой Руссой при передислокации оперативная группа из пяти дивизионов «катюш» Юсупова столкнулась с немецкими танками. В бою с ними он получил серьезное ранение в голову, но успел подбить гранатой танк. Обнаружившие тело Бария военнослужащие посчитали его мертвым и хотели похоронить в общей могиле с другими погибшими, но один из них узнал полковника Юсупова и помешал погребению. Был вывезен санитарным самолетом в Москву, где врачам удалось спасти ему жизнь и даже сохранить один глаз. В госпитале Юсупову был вручен орден Ленина. После лечения Юсупов возглавил учебную бригаду гвардейских минометов, в 1946 году получил второй орден Ленина. Он был также награжден двумя орденами Ленина.

Есть еще одна казанская страница в истории «катюш». С осени 1941 по весну 1942 года в Казани из деталей и узлов, изготовленных на заводах Татарской АССР, собирались первые реактивные минометы – экспериментальные образцы. В промотделе Казанского авиационного института (так называлась единая структура, созданная во время войны, которая объединила все учебно-производственные производства вуза, литейную мастерскую и др.) изготовлялись различные детали боевой техники, в том числе реактивных минометов – легендарных «катюш».

Эта «катюша» установлена у парка Петрова в Кировском районе

Материал написан по открытым источникам в Интернете

С «катюшами» до Берлина

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов