Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Октябрь 2019 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
  • 1943 – Смертью храбрых пал командир стрелкового взвода, лейтенант Фарид Яруллин, известный татарский композитор, которому не суждено было увидеть на сцене свой балет «Шурале», написанный незадолго до Великой Отечественной войны

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Каменные висячие сады Казани»

25 июля 2009 года исполняется 20 лет со дня открытия кафедрального собора святых первоверховных апостолов Петра и Павла, возвращенного в 1989 году верующим.

Петропавловский собор, безусловно, является одной из жемчужин Казанского края, а также ценнейшим архитектурным памятником.

Вот как описывает его Андрей Рощектаев в своем исследовании о храмах и монастырях Казани:

«Самый красивый собор Казани... и не только Казани. Фактически главный в епархии с самого момента своего возрождения в 1989 году, хотя формально кафедральным до сих пор считается Никольский.

Не залюбоваться этим уникальным храмом невозможно. По многоцветию убранства он напоминает Покровский собор в Москве, по богатству лепнины – лучшие произведения барокко в России.

По количеству цветов, листьев и плодов в этой лепнине (виноград, яблоки, сливы, персики, груши...) он заслужил прозвище «Каменных висячих садов Казани». По высоте (52 м) собор намного превосходит не только любой другой храм Казанской епархии, но и практически всего Поволжья. А то, что при такой высоте он еще и стоит на главной городской горе, сделало его одной из архитектурных доминант Казани, видимой с Волги за много километров.

Можно еще долго называть то, в чем этот собор «самый-самый». Но лучше даже не перечислять, а просто хотя бы раз его увидеть».

Фото Евгения Канаева. 2005 год

Стоит заметить, что в центре Казани сохранился уникальный комплекс конца XVII – начала XVIII веков. В целостный уникальный историко-архитектурный ансамбль памятников федерального и республиканского значения входят Петропавловский собор с колокольней, дом причта, дом Михляева, церковь Космы и Дамиана. Дом Михляева (Дряблова) – единственный сохранившийся памятник гражданской архитектуры конца XVII века – находится во дворе швейной фабрики №4 (ул. М.Джалиля, 19).

«Петропавловский собор в Казани интересен в немалой степени росписью внешней поверхности своих стен, на которых уместилось множество св. икон, – вторил ему известный казанский краевед Лев Жаржевский для inkazan.ru. – Сейчас от всего былого богатства осталось немного, при ремонтах и «реставрациях» (из которых подлинно научной была лишь одна и та 120 лет назад) количество икон неуклонно уменьшалось. И можно часами терзать интернетовские поисковики, но так и не узнать, сколько и каких икон было на этом великолепном здании».

Он обращает наше внимание на то, что иконы в этом храме – не только внутри, но и снаружи.

Лев Моисеевич приводил сокращенную выдержку из книги настоятеля собора протоиерея Петра Малова «Летопись Петропавловского собора города Казани», в которой есть информация и об иконах, и о месте их размещения на стенах.

С разрешения автора повторяем этот документ.

 Петропавловский собор в Казани после его реставрации в 1889 -1890 годах

 Ограда

Фундамент каменный из кирпича, в нижней части своей облицован белым опоковым камнем, а в верхней части идут углубления в форме равносторонних четырехугольных окошечек, окрашенных в зеленую краску, обрамленных красками в три линии: желтую, красную и желтую, и имеющих в средине круг с желтыми по красному полю радиусами, а над сими окошечками из-под карниза спускаются кронштейны из белого камня, наподобие серег, с зубцами внизу их. Столбы и решетка на этом фундаменте железные.

Решетка довольно высокая (2 арш. 8 с четвертью вершка в высоту), красивая с мелким узором. Столбы есть та же, только узкого полотна, решетка, возвышающаяся несколько над оградною решеткою или, правильнее, четырехсторонняя рама, объединенная по внутренним сторонам своим, боковым и нижним, узорчатой, наподобие решетки, каймой и заканчивающаяся вверху еще более узорчатым полукружием с тремя на нем равноконечными крестиками. На эти рамы обратной стороной своей опираются святые иконы, поставленные на фундаменте ограды, ликом на юг, и написанные на отдельных цинковых листах в рост человека. 8 икон по числу рам для них в решетках ограды. На вратах 9-я икона Благовещения, написанная на цинковых листах.

 Стены

Стены желтые. По карнизу в восьмиграннике проведены параллельные линии: грубо-желтая, голубая, красная, светло-желтая, темно-желтая и зеленая. По карнизу и под карнизом четырехсторонника проведены линии красная, грубо-желтая, голубая, зеленая, светло-желтая, красная, опять зеленая, бледно-желтая, красная, голубая. Большие зубцы под карнизом окрашены в поперечном направлении белой, зеленой, красной, бледно-красной, голубой, красной, красно-желтой, зеленой краской. На меньших зубцах краски: зеленая, красная, желтая. Пилястры покрашены масляной краской грубо-желтой. Четырехсторонние колонны по две враз на углах зеленой масляной краской. На подножиях их краска грубо-желтая, зеленая, синяя и на двух поперечных линиях – коричневая.

Крыша

Ряд четырехугольников окрашен кубовой краской, а другой ряд зеленой и так по всей крыше. Такая раскраска произведена с дозволения Московского археологического общества. На крыше четырехсторонника железные висячие подзоры в форме мелкорешетчатой каймы. По углам фигуры ангелов на железных листах, в правой руке держащих крест, в левой – хартию (3 арш. в высоту и 1 арш. и 6 вершков в ширину). Поверх крыши третьего яруса на восьмистороннике при каждой грани его поставлено по пуку искусственных из железа цветов в форме астр, каждый пук вставлен в железную, в форме срезанного сверху шара, баночку, разрезанную вертикально на четыре частию.

В каждой грани этого восьмистороннего фонаря, составляющего третий ярус, этаж же четвертый, поверх крыши при краях ее и именно в середине и в направлении широты ее поставлено по одному, сквозного узора из железа, украшению в форме перевившихся между собою широковетвистых трав и перевившихся так, что образуют из себя узорчатый шестиконечный крест, а под ним узорчатую гору.

 Главки

Первая сверху главка собора покрыта гладким железом в форме четырехсторонних наискось положенных черепиц. Первая главка и шейка под ней покрыта краской кубовой, подзор под главкой и узор на шейке вызолочен.

 

Порядок размещения св. икон

В восьмигранной шейке под второй сверху маковкой:

Восток: арх. Михаил

Юго-восток: арх.Гавриил

Юг: арх.Рафаил

Юго-запад: арх. Уриил

Запад: арх.Салафиил

Северо-запад: арх. Иегудиил

Север: арх.Иеремиил

Северо-восток: арх. Варахиил

(как они изображаются см. «Богослужение православной церкви», СПб., 1866, стр. 254, 255)

В восьмигранном фонаре – третьем ярусе храма:

А. Вверху над окнами и под верхним на стене карнизом:

Восток: апп. Тимофей, Пармен, Прохор, Никанор

Юго-восток: апп. Сила, Онисифор, Флегонт, Климент

Юг: апп. Петр, Павел, Матфей, Иуда Яковлев

Юго-запад: Иаков Зеведеев, Фаддей, Андрей, Фома

Запад: Анания, Иаков брат Господень, Варфоломей, Филипп

Северо-запад: Иосия (Иустин), Симон Кананит, Клеопа, Варнава

Север: Матфей, Марк, Иоанн, Лука

Северо-восток: Иаков Алферов, Тимон, Симон сродник Господень, архидиакон Стефан

Б. В восьмиграннике под окнами. Под каждым окном три иконы.

Восток: в середине Преображение Господне, справа беседа Господа с самарянкой, слева бегство Иосифа в Египет с Божией Матерью и Предвечным Младенцем

Юго-восток: в середине Воскресение Христово, справа Святое Семейство, слева исцеление Павлом и Иоанном хромого от рождения

Юг: в середине Богоявление, справа Иисус Христос в пустыне, слева проповедь Иоанна Крестителя к народу

Юго-запад: в середине Благовещение, справа прибытие ап.Павла в Рим, слева явление Христа Марии Магдалине

Запад: в середине Успение Божией Матери, справа ап.Павел сбрасывает с руки в огонь ехидну, слева пророк Моисей видит неопалимую купину

Северо-запад: в середине Сретение Господне, справа избиение Иродом младенцев в Вифлееме, слева явление Бога Аврааму у Дуба Мамврийского

Север: в середине введение во храм Божией Матери, справа хождение Иисуса Христа по водам, слева свв. Владимир и Ольга

Северо-восток: в середине Рождение Богородицы, справа видение Иаковом лествицы, слева проповедь Петра к народу иудейскому после сошествия Св. Духа на апостолов

В. Сверх сего окно с восточной стороны на восьмиграннике заложено кирпичом с сохранением, однако, по четырем сторонам его украшений и на месте его поставлена икона на железном листе высотой 3 и ¾ арш. и шириной 2 аршина без вершка. На иконе Божия Матерь с Младенцем, сидящем на престоле в облаке и окруженным св. чудотворцами Николаем, Гурием, Варсонофием, Германом. Господь Иисус Христос изображен правой рукой благословляющим, а в левой руке держащим свиток и державу за верхнюю часть ее.

На четырехстороннике – втором ярусе храма:

А. На востоке над алтарем в середине Рождество Христово ( 2 арш. 3 верш. В высоту, 1 арш. 7 верш. В ширину).

Вправо 5 икон:

1.Волхвы перед Иродом

2.Коронование Божией Матери

3. Свидание Божией Матери с Елизаветой

4. Иисус Христос призывает Петра и Андрея следовать за Ним

5. Св. Жены-Мироносицы

Влево 5 икон:

1.Сошествие Св.Духа

2.Явление в саду Ангела св.прав.Анне – матери Пресв.Девы Марии

3. Обращение Савла на пути в Дамаск

4. Явление Ангела во сне Иосифу

5.Беседа Иисуса Христа с Никодимом.

Б. На юге между окнами первый ряд икон: в середине Знамение Божией Матери, вправо поклонение волхвов, влево явление Ангела пастырям.

Под сими иконами второй ряд икон между окнами. В середине св.ап.Иаков брат Господень, вправо Василий Великий, влево Иоанн Златоуст

В.На север. Первый ряд икон между окнами: вверху в середине взятие Божией матери на небо, вправо праведные Иоаким и Анна и Захария, влево Воздвижение Креста Господня.

Под сими иконами второй ряд икон между окнами: в середине Ев.Марк, направо св.Григорий Богослов, налево св.Григорий Двоеслов.

Г.На западной стороне четырехсторонника икон не представлено

Иконы на восьмигранной шейке все, в восьмигранном фонаре все, а внизу не все, а только двунадесятых праздников и икона Рождества Христова над алтарем в четырехграннике исполнены живописцем Ив.Никиф. Хрусталевым, мещаном СПб. Губернии г.Царского Села, учащимся в 3 классе Академии Художеств.

Прочие иконы живописца Серг.Алексеев. Киселева, мещанина Московской губернии Дмитровского уезда Сергиева Посада, учащегося в 4 классе Московского училища живописи, ваяния и зодчества.

Размеры икон:

А. Иконы Св.Ангелов на восьмигранной шейке под маковкой:

2 арш. 11 ¾ верш. на 15 ½ верш.

Петропавловский собор стоит того, чтобы потратить время на изучение его истории, что я и сделала.

Мы обязаны Ивану Афанасьевичу Михляеву

В «Казанских историях» этот храм представлен в восприятии доктора архитектуры Нияза Халита (статья Собор Петра и Павла – загадка для исследователей архитектуры).

К сожалению, имена строителей храма остались неизвестны. Многие искусствоведы указывают на сходство декора с орнаментальным украшением храмов, строившихся в первой половине 18 века на Украине. Возможно, храм действительно строили малороссы, но Петропавловский собор не является простой механической копией какого-то стиля, многое в его облике уникально, и является плодом внестилевых пристрастий.

О существовании небольшой деревянной Петропавловской церкви на этом месте было известно еще с 1565 года. Одним из ее прихожан был предприниматель Иван Афанасьевич Михляев (или Микляев), дом которого сохранился до сих пор во дворе собора.

Историко-архитектурная и культурная ценность комплекса установлены давно, однако состояние некоторых строений вызывает серьезные опасения в связи с угрозой их разрушения. В неудовлетворительном состоянии, в отличие от собора, находится дом купца, который подарил нам такое чудо и где, по утверждению некоторых историков, побывал сам Петр I, направлявшийся в Персидский поход. Первое посещение состоялось в 1695 году во время Азовского похода, второе – в 1708 году, когда в Казани было открыто адмиралтейство. В третий раз он прибыл в мае 1722 года.

Суждения историков об этом событии разные. Алла Гарзавина, например, утверждает, что он находился в Казани всего несколько дней. Есть исследователи, которые утверждают, что в нашем городе российский император отпраздновал свое 50-летие. Их точку зрения озвучил в журнале «Казань» краевед Ренат Бикбулатов.

Читайте:

Петр I в Казани

Петр I и Казань

Сколько же дней Петр I пробыл в Казани?

Но все сходятся в том, что император имел встречу с казанским купцом у Михляевым. Возможно, даже пожелал остановиться в его доме. О том, что Петр Великий отдал в управление Михляеву (или Микляеву) государственную суконную мануфактуру, известно доподлинно.

В память о пребывании царя в Казани Михляев, видимо, человек, небедный, решил выстроить на месте небольшой церкви великолепный собор.

По счастливой случайности дом Михляева, возле которого начали строить храм, оказался идеальным местом для именно такой высотной постройки, которая продолжила и развила монументальный ансамбль Воскресенского холма (по гребню которого проходит сейчас улица Ленина, ныне Кремлевская). И Петропавловская церковь удачно завершила цепочку изящных башен-колоколен, украсившую эту часть города.

Не всякий памятник возникает сразу как законченное архитектурное произведение. Напротив, в большинстве случаев лишь многолетние, а порой и многовековые перестройки постепенно совершенствуют его облик (или, наоборот, безвозвратно искажают его). В своем же законченном виде памятник предстает как плод совместной деятельности многих людей, каждый из которых заложил в него крупицу своего труда.

По тем временам храм строился совсем недолго. Закладка храма состоялась в 1723 году. Уже в 1726 году он был освящен.

Долгое время в Казани бытовала легенда, согласно которой в закладке собора принимал участие сам император Петр I, однако документально это не подтверждается.

Как свидетельствует Андрей Рощектаев, у местных мастеров не хватило опыта. Да и не удивительно.

Конструкция храма уникальна. К тому времени, да и позже, в России было возведено множество барочных храмов в форме восьмерик на четверике. Но ни в одном из них – по всей стране! – купольный свод не поднимался над полом бесстолпного зала на 38 метров: это на 3 метра выше, чем центральный неф собора Парижской Богоматери. Такая высота при такой малой площади! По сути, возводился пустой перевернутый кратер размеров небывалых для всей России. До этого лишь несколько шатровых храмов страны могли похвастаться подобной или даже чуть большей высотой, но шатровая архитектура – это совсем другая конструкция.

У Андрея Рощектаева мы находим подтверждение истории, которая сегодня порой рассказывается как анекдот. Когда стройка уже, казалось бы, завершилась, обрушился свод храма. К счастью, произошло это ночью и поэтому, по воле Божьей, никто не пострадал. Когда царь узнал об этом, то распорядился прислать новых мастеров из Москвы. Есть даже предание, что мастера были присланы из Италии, но документальных подтверждений этому не найдено.

Ситуацию поясняет специалист – доктор архитектуры Нияз Халит: за образец взяли обычный, повсеместно распространенный посадский храм, множество каковых строилось в XVII и начале XVIII веков как в Казани, так и в ее окрестностях. Взяли и, видимо, не подумали о том, что с увеличением высоты здания неизбежно потребуется внести изменения в пропорции и композицию здания, применить иные строительные конструкции.

При выкладке верхнего свода все сооружение рухнуло: сказалось отсутствие опыта местных зодчих, не сталкивавшихся ранее с такой необычной задачей.

Завершила строительство в 1726 году срочно прибывшая из Москвы бригада опытных мастеров. Они же, видимо, и нарядили храм в пышные барочные «одежды», столь характерные для московской архитектуры того времени.

К 1726 году строительство удалось завершить, и казанский митрополит Сильвестр освятил великолепный собор.

Собор Петра и Павла иногда сравнивают с церковью в Филях и Строгановской церковью в Нижнем Новгороде – типичными произведениями «русского барокко». Однако, как утверждают знатоки истории архитекторы, в отличие от новаторской архитекторы этих зданий, казанский храм сходен с ними лишь конструкциями и внешним декоративным убранством, композиция же его консервативна.

Иное дело – шестиярусная 49-метровая колокольня, построенная в том же 1726 году. Если она и появилась одновременно с собором, едва ли строили колокольню те же мастера. По утверждениям специалистов, весь органичный строй ее архитектуры говорит об ином профессиональном подходе ее создателя, иной школе зодчества. Судя по всему, руководитель этого периода строительства (возможно, это был именно тот архитектор, что приехал из Москвы достраивать храм после его обрушения), поставил себе целью исправить впечатление от неудачных пропорций уже возведенного здания противопоставлением ему стройной башни – прием, издавна применявшийся, например, на востоке при строительстве мечетей.

Сочетание устремленной вверх декорированной колокольни с пышно убранной тяжеловесной церковью создало замечательный ансамбль, над которым поработал, видимо, архитектор европейской выучки. Его целью было не только завуалировать огрехи композиции завершенной церкви, но и придать всему комплексу более современный барочный вид. И с этой задачей он справился блестяще, на века украсив Казань великолепным храмом.

Чаще колокольня, даже если и не смыкается с храмом, то все равно стоит ближе к его западной части, а не к алтарю. Здесь – ровно наоборот.

Колокольня украшена лишь ненамного менее пышно, чем сам собор. Изящество ее, подчеркнутое тоненькой, вытянутой в небо сине-золотой главкой, придает как бы дополнительную легкость и воздушность самому храму. Форма ее ярусов такова, что при приближении они как бы «вдеваются друг в друга», и тогда башня «складывается» и превращается в нарядный расписной терем с множеством фигурных кровель. Такова ее тайна.

В 1888 – 1890 гг. в предпоследнем ярусе были установлены действующие и поныне часы, работы Петра Ионовича Климова. В наше время благовест 8 колоколов «Петропавловки» мощным гулом покрывает весь центр города, а в тихую погоду хорошо слышен даже за Казанкой, в новых районах. По красоте звонов эта колокольня сейчас не имеет себе равных в нашем крае. Недавно на нее был водружен 3-тонный колокол современного ярославского литья – взамен точно такого же, уничтоженного в советские времена.

Андрей Рощектаев

 Стройная башня колокольни, по казанской традиции стоявшая на некотором расстоянии от церкви, была использована Михляевым как величественное надгробие для себя: в ее подвале находится склеп с саркофагом купца, разграбленный позднее, в наше время, местными вандалами.

Рисунок француза Эдварда Турнерелли, в 1726 году работавшего в Императорском Казанском университете

Главный фасад церкви первоначально находился не там, откуда мы сейчас подходим к ней, а как раз с противоположной стороны, где сквозь сохранившуюся и поныне арку купец с семьей проходил мимо колокольни к парадной лестнице в храм. Именно так изображен Петропавловский собор на литографии художника Эдуарда Турнерелли, изданной в Лондоне в первой половине прошлого века.

Иконостас, главное украшение храма – как райский сад

Главный летний храм, разместившийся на втором этаже, был освящен во имя святых Первоверховных апостолов Петра и Павла, теплый храм на первом этаже – в честь Сретения Господня. Два небольших придельных храма на первом и втором этажах освятили в честь чудотворных икон Божией Матери: верхний – «Живоносного Источника», нижний – «Неопалимой Купины».

В 1850 году архитектурный облик собора дополнила изящная ограда, построенная по проекту известного архитектора Михаила Петровича Коринфского.

Далее дадим слово Андрею Рощектаеву. В пересказе можно утерять некоторые важные детали.

С юга на галерею ведет «изломанная» коленом лестница, с севера, со стороны бывшего главного входа – более удобная, прямая. Разрушенная пожаром 1815 года, она была восстановлена в 1888 – 1890 гг., но к тому времени северный подход к собору был уже застроен, и значение главной она, в любом случае, потеряла. Сейчас северная лестница необходима лишь для крестных ходов. Поистине незабываемое зрелище, когда на Пасху река людей, как будто преодолевая закон природы, мощно течет по ней вверх, в мерцании сотен свечей.

С самой галереи открывается замечательный вид на центр Казани, лежащей внизу, как на ладони, и даже на Волгу и заволжские дали. Здесь красиво в любое время года. И в любое время года «цветет» стена, каждую деталь убранства которой особенно удобно разглядывать именно с галереи. Помимо богатейшей лиственно-фруктовой лепнины, о которой уже говорилось, и «виноградных» полуколонн с зелеными коринфскими капителями, похожими на букеты, стена по линии галереи украшена еще и большими – аршинными, – изразцами. Это единственные уцелевшие старинные изразцы во всей архитектуре Казани и окрестностей. Их мало, но по красоте они ничуть не уступают знаменитым московским и ярославским XVII – начала XVIII веков. Гамма их та же, традиционная: сине-бело-желто-зеленая, а прихотливый растительный орнамент переходит с плитки на плитку, как, например, у знаменитой Богоявленской церкви Ярославля конца XVII века (только там из плиточек составлен целый пояс, а здесь – отдельные квадраты, обрамленные рамкой).

Западные двери ведут с галереи в трапезную храма с небесно-синими сводами. Эти своды еще более пышно украшены многоцветной лепниной, чем наружная часть собора. Кажется, будто это небо расцвело небывалыми садами. Вообще Петропавловский собор еще красивее внутри, чем снаружи – в отличие, например от столь же многоцветного узорного Покровского собора в Москве... который внутри не производит такого впечатления.

Три арки ведут из синей трапезной в розово-золотистый основной объем храма – в тот самый 38-метровый кратер. Это очень символично: цвета светлеют при приближении к востоку, к алтарю. Словно постепенно в небе начинается рассвет. Из упомянутых арок, центральная – самая широкая, а две боковых – несимметричного размера, хотя видно это не сразу. Правый проход – уже левого. Малая, еле заметная несимметричность характерна для большинства старинных храмов: часто архитекторы из смирения боялись создавать абсолютную гармонию и совершенство, которые, конечно же, невозможны на Земле. Страшились повторить печальный опыт «Вавилонской башни».

За арками золотится, как райский сад, главное украшение храма: иконостас. Он уникален – 25-метровый 7-ярусный, современный самому собору. Если считать малые иконы, расположенные над самым полом, да еще фигуры Христа и четырех Евангелистов на самом верху, то даже – 9-ярусный. Нечто подобное имеется еще в нескольких церквях России, но именно лишь отдаленно подобное. В целом по сочетанию огромных размеров с необычайным богатством резьбы иконостас не имеет себе равных в России. Есть такие же по числу ярусов, но гораздо меньшие по размерам (например, в Троицкой Останкинской церкви в Москве), есть и более крупные по размерам, но меньшие по ярусности и куда менее прихотливые по резьбе (в соборах Московского Кремля), есть почти такие же шедевры резьбы, зато совершенно несопоставимые по величине (например, в Строгановской Рождественской церкви Нижнего Новгорода).

Впрочем, когда видишь этот иконостас – особенно в розово-золотистых полотнах от заката, пробивающихся через широкие окна, – пропадает желание его с чем-либо сравнивать. Кажется, что видишь нерукотворное чудо.

Между тем, чудо все-таки – именно рукотворное. Даже сохранилось имя мастера-резчика, что бывает исключительно редко. Удивительное произведение деревянной резьбы, покрытое сусальным золотом, сотворил мастер Гусев. Позже, когда оно несколько обветшало, его с максимальной точностью отреставрировал подрядчик М.А. Тюфилин (в 1864-1865 гг.). А ветхие старинные иконы тогда же чуть «подновил» Н.А. Мензитов.

Вообще собор довольно часто и очень грамотно реставрировался снаружи и внутри лучшими специалистами XIX века. И именно этим объясняется его уникальная сохранность, вплоть до малейших деталей изначального убранства.

Литография французского художника Андре Дюрана. 1840 год

Собором восхищались все гости Казани. Здесь бывали все Российские императоры и императрицы, начиная с Екатерины II, государственные общественные деятели, писатели, в том числе, А.С.Пушкин.

Описание собора содержится в сочинениях Александра Гумбольдта и Александра Дюма. В казанский период своей жизни в соборе за богослужением нередко пел Федор Иванович Шаляпин.

 Биллиардная в святом месте

Неоднократно собор подвергался частичному разрушению. Он был поврежден во время сильных пожаров 1742, 1749, 1774 (при Пугачеве), 1815, 1842 годов. Особенно сильно собор пострадал в 1815 году, когда из-за сильных разрушений приход вынужден был на девять лет переместиться в расположенную неподалеку Гостиннодворскую церковь.

В 1824-1825 годах была произведена реконструкция храма, осуществленная за счет средств соборного старосты, казанского купца Саввы Степановича Зайцева, деда выдающегося ученого-химика Александра Михайловича Зайцева. Внешнюю роспись – многочисленные наружные иконы – обновил известнейший казанский художник того времени Василий Турин. Он же обновил и некоторые иконы внутри собора.

К 1880-м годам Петропавловский собор сильно обветшал, стал разрушаться фундамент, а колокольня начала даже крениться. Потеряли первоначальный облик многие детали декора. Староста Петр Васильевич Унженин и настоятель собора, протоиерей Петр Малов, организовали в 1888-1890 годах масштабную реконструкцию храма.

Проект составил и руководил работами молодой архитектор Михаил Нилович Литвинов (он же был архитектором храма Христа-Спасителя в Москве).

Первоначальный облик собора был восстановлен. В ходе реконструкции были разобраны и вновь выстроены придельные храмы, паперти, лестницы, под колокольню подведен новый фундамент, восстановлена уникальная лепнина фасадов. В это же время на колокольне были установлены часы известного мастера Петра Ионовича Климова. Эти работы стали одним из первых в России примеров высокопрофессиональной реставрации памятников архитектуры. Благодаря этой реконструкции собор сохранился до наших дней практически в первозданном виде.

От следующего пожара (1824 г.) собор пострадал меньше, но и после него потребовалась реставрация. Ее провели на средства следующего старосты – тоже состоятельного купца В.Н. Унженина. Кстати, с 1841 года, почти целое столетие, старостами собора избирались представители этой знаменитой купеческой семьи.

Как свидетельствует Андрей Рощектаев, храму везло на богатых церковных старост. Самая капитальная и самая профессиональная реставрация была проведена в 1888 – 1890 годах. К этому времени собор обветшал – в основном из-за большой нагрузки на старый фундамент. Стали разрушаться и были закрыты оба северных придела, появился крен у колокольни.

Для спасения уникального храма понадобились лучшие реставраторы. Общее руководство реконструкцией осуществлял архитектор М.Н. Литвинов, а за основу были взяты подробнейшие чертежи 1815 года, составленные А.К. Шмидтом, одним из лучших зодчих начала XIX века (Как пишет, Андрей Рощектаев, Казань обязана ему возведением Храма-памятника над братской могилой павших в 1552 году).

Именно благодаря реставрации Литвинова, собор окончательно приобрел знакомый нам вид. Были подведены крепкие фундаменты под сам храм и колокольню, разобраны и сооружены заново два аварийных северных придела. Главное, что было выполнено с почти ювелирной точностью – это восстановление обветшалой лепнины петровской эпохи. Многие сотни квадратных метров лепных поверхностей были реконструированы замечательно даже с точки зрения строгих искусствоведческих критериев нашего времени.

Что интересно, за почти 300 лет существования собора, цвет свой они меняли не раз, первоначально же были просто белыми (из бутового камня) на фоне некрашеной краснокирпичной стены – как у Строгановской Рождественской церкви Нижнего Новгорода.

В советское время собор продолжал действовать до 1939 года. Правда, еще до этого, в 1930 году были сняты и разбиты колокола и конфискованы ценности богатейшей церковной ризницы. Служивший здесь в 1917-1930 годах священник Андрей Иванович Боголюбов был осужден за «антисоветскую деятельность».

После закрытия собор официально считался памятником архитектуры, охраняемым государством. В здании разместился партархив, а с 1945 года – реставрационные мастерские Госмузея ТАССР. Так главный храм на втором этаже оказался закрыт для доступа «простых смертных».

С 1950 года на первом же этаже работал планетарий: невысокие округлые своды Сретенского храма как раз оказались подходящими для размещения «звездного неба» (ныне они заново расписаны, и в «небе» появился апокалиптический образ: юноша Агнец в окружении четырех животных – символов Евангелистов).

Трапезная была разделена грубыми перегородками на несколько комнат, а для основного объема храма «реставраторы» не нашли другого применения, кроме как превратить его... в биллиардную.

«Собор всегда формально находился под охраной государства как памятник архитектуры. Но словно по злой иронии, реставраторы, квартировавшие в нем, не только не думали реставрировать его, а довели до аварийного состояния. Сырость и холод погубили немало старинных икон и хрупких деталей иконостаса», – пишет Андрей Рощектаев.

Как человек, знающий историю музея и казанских архивов, могу свидетельствовать, что и музейщики, и архивисты не раз просили принять меры для утепления помещений бывшего храма. Они не могли не знать, какие последствия могут наступить при сырости. Однако их просьбы услышаны не были.

Новейшая история собора

Как мы прочитали на сайте Казанской епархии, усилиями правящего архиерея Казанской епархии архиепископа Анастасия и активистов прихода в 1989 году Петропавловский собор был возвращен Русской православной церкви.

Ничего не имею против этой формулировки, но, как очевидец тех событий, могу свидетельствовать, что без поддержки влиятельной в то время газеты «Вечерняя Казань» ничего бы у них не получилось. Во-первых, опыта возвращения храмов верующим еще не было, и власть долго не могла решиться на это. Во-вторых, в храме было смонтировано дорогое оборудование для планетария, и никак не находилось место, куда бы его перевезти. Кстати, оборудование все-таки пришлось убрать, и планетария в Казани с тех пор нет.

И все-таки положительное решение было принято. Помогло то, что в этой общественной кампании сплотились все – верующие и неверующие, русские и татары. Соблюдая центризм в политических решениях, здесь тоже угодили всем: православным вернули Петропавловский собор, мусульманам – Азимовскую мечеть.

13 июля 1989 года верующим были переданы ключи от собора, а уже 25 июля владыка Анастасий освятил престол и совершил первое богослужение. С тех пор жизнь Казанской епархии невозможно представить без Петропавловского собора. Полностью отреставрированный в первые же годы после передачи, он стал хранилищем многих величайших святынь нашего края.

Сначала был открыт верхний храм, потом – нижний. Несмотря на множество испытаний, через которые пришлось пройти собору, сохранился величественный семиярусный иконостас XVIII века, богато украшенный в традициях русского барокко Иконостас был изготовлен в 1723-1726 годах. Он был возвращен на место.

В 1997 году Казань посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий П. Утром 1 сентября при большом стечении прихожан и участии высокого гостя в Петропавловском соборе прошла Божественная литургия. Поскольку приезд Патриарха в Татарстан последовал сразу же за праздником Успения Божией Матери, Патриарх подарил собору евхаристические сосуды. На память о Петропавловском соборе Предстоятелю Русской православной церкви была вручена икона Святого Алексея – его небесного покровителя, а также картина с его изображением. Посетил Предстоятель Русской православной церкви и в 2005 году, когда приезжал в Казань во второй раз.

К 1000-летию Казани Петропавловский собор преобразился. 20 августа 2005 года объект принимала Государственная комиссия. Был производен ремонт фасадной части собора. Догипсованы утраты, покрашена кровля, отремонтирована стропильная система и отреставрирована штукатурка.

Интересно, что в отделке собора еще была жива штукатурка, изготовленная из яиц, творога и других подручных средств. Специалисты подобрали специальные составы из высококачественных современных материалов. Восстановлена цветовая гамма собора. Правда, если раньше она была голубой, то сейчас ближе к зеленому.

Кузнецы потрудились над восстановлением главного креста. Отреставрированы металлические надзоры. Главным украшением стали около 80 икон, которые размещены вдоль стен Петропавловского собора. Художники их восстановили. По углам собора установлены фигуры ангелов в полтора человеческого роста.

Ныне Петропавловский собор является кафедральным. Он является одним из центров духовной жизни Казанского края. Здесь регулярно совершаются архиерейские богослужения и проходят епархиальные торжества.

Богослужения совершаются ежедневно: 8.00 – литургия; 17.00 – вечерняя служба. В пятницу в 17.00 служится Параклисис Божией Матери.

Верующие вынуждены мириться с тем, что собор посещает очень много туристов.

 В стенах Петропавловского собора хранятся чтимые святыни Казанской епархии.

Среди главных святынь – чудотворная Седмиозерная икона Божией Матери, переданная в собор из церкви Ярославских чудотворцев на Арском кладбище г. Казани, где долгие годы хранилась, будучи спасена исповедником иеросхимонахом Серафимом (Кошуриным), после закрытия в 1928 году Седмиозерной пустыни.

Седмиозерная икона Божьей Матери была принесена в Казанский край из Устюга 13 октября 1615 года основателем Седмиозерной Богородицкой пустыни, Монахом Евфимием. Он благословил этой иконой место будущей обители. В 17 веке Седмиозерная икона прославилась великими чудесами, когда в 1654-55 году свирепствовавшая по всей России моровая язва достигла Казани.

Хранящаяся в алтаре собора Седмиозерная икона еженедельно выносится в храм для служения молебна и поклонения верующим.

Другой почитаемой святыней Петропавловского собора являются мощи преподобных Ионы и Нектария Казанских. Преподобные Иона и Нектарий (отец и сын), в миру – бояре Иоанн и Нестор Застольские, были помощниками первого Казанского святителя – архиепископа Гурия (Руготина). Когда архиепископ Гурий отправился в новоучрежденную Казанскую епархию, с ним поехал и боярин Иоанн Застольский. Под духовным руководством святителя он вел добродетельную и благочестивую жизнь. В страхе Божием он воспитал и своего сына Нестора. С согласия отца Нестор принял монашеский постриг с именем Нектарий.

При открытии в 1595 году мощей святителей Гурия и Варсонофия, были обретены нетленными тела иноков Ионы и Нектария, однако мощи их было решено оставить в часовне под спудом. Через 400 лет, в 1995 году во время раскопок на территории разрушенного Спасо-Преображенского монастыря в Казанском кремле, мощи святых иноков были вновь обретены. В том же году состоялось их прославление.

В нижнем храме в особых гробницах почивают мощи митрополита Казанского Ефрема, венчавшего на царство в 1613 году Михаила Феодоровича Романова, и епископа Иерусалимского Арсения.

Андрей Рощектаев добавляет, что кроме перечисленных святынь, прихожанами Петропавловского собора также издавна почитаются:

– Сама храмовая икона свв. апостолов Петра и Павла – в местном чине иконостаса (XVII в.).

– Чудотворная Федоровская икона Божией Матери (кон. XVI в.), перенесенная из разоренного Феодоровского монастыря.

– Чудотворная икона свт. Николая Чудотворца (XVI в.) из разоренной Николо-Гостинодворской церкви – одной из древнейших в Казани.

– Иверская икона Божией Матери (XVIII в., писана на Афоне), прославившаяся мироточением, и икона Божией Матери «Умягчение злых сердец» (примерно того же времени).

Все они находятся сейчас в нижнем Сретенском приделе, кроме храмовой – Петра и Павла.

Время пощадило почти все детали богатого убранства храма. Нельзя не восхищаться великолепием иконостаса, высотой едва ли не с четырехэтажный дом, полностью занявшего одну из стен центрального помещения. Переплетения виноградных лоз, цветочные гирлянды, крученые столбики вырезаны из дерева и сверкают позолотой. В сплошном ковре растительных узоров вкраплены картины, изображающие библейские и евангелические сюжеты.

Сегодня этот шедевр творчества безвестных мастеров прошлого, чудом уцелевший в грозные тридцатые годы, когда бесследно исчезли великолепные интерьеры практически всех церквей Казани и Свияжска, можем видеть и мы, казанцы XXI века.

Любовь АГЕЕВА

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского