Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
19.09.2018

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Погода в Казани
+4° / +16°
Ночь / День
.
<< < Сентябрь 2018 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1930 – Введено обязательное изучение татарского языка для всех студентов 1, 2 и 3 курсов Казанского университета,  на факультетах медицинском, экономическом, советского строительства и права.

    Подробнее...

Вся жизнь дорога к Белым горам

9 августа 2015 года в Казанском академическом русском Большом драматическом театре имени В.И. Качалова чествовали заслуженного артиста России, народного артиста РТ Феликса Пантюшина в связи с 70-летним юбилеем.

К сожалению, Феликс Пантюшин уже давно не играет в спектаклях Качаловского театра, но он оставил в истории этого театра много заметных ролей.

Его нельзя было не выделить в труппе качаловцев. Юрий Благов в своем очерка нашел, как мне кажется, определяющее понятие для понимания творчества Феликса Пантюшина. Он назвал сыгранных им персонажей интеллектуальными героями.  В заголовок я вынесла название спектакля, в котором Феликс сыграл одну из самых значительных своих работ. В роли охотника-промысловика Акима это качество его таланта проявилось в полной мере. 

И на сцене, и в жизни он отличался необыкновенной интеллигентностью, и это делало его героев не трафаретными масками, а живыми персонажами, которых он никогда не рисовал одной краской.

В «Вечерней Казани» в 1987 году была рубрика «Встреча для вас». Однажды по просьбам читателей я встретилась с актером Феликсом Пантюшиным. Интервью было опубликовано 19 декабря 1987 года. Предлагаем его вашему вниманию. Публикуем также очерк Юрия Благова об актере, написанный для книги «Народные артисты СССР, РФ и РТ».

Любовь АГЕЕВА

Феликс Пантюшин и Юнона Карева. Фото Владимира Зотова

Феликс Пантюшин: «Жить жизнью своего героя»

Актер Большого драматического театра имени В. И. Качалова Феликс Пантюшин удивился выбору его кандидатуры для интервью в нашей постоянной рубрике.

– О каких планах на будущее я могу говорить, если впереди у меня лишь эпизодическая роль в новом спектакле «Собачье сердце» по повести Булгакова?

– Но ведь нет маленьких ролей...

– Конечно. И эта вызвала немало раздумий. Хочется и в небольшом эпизоде показать не маску, а характер.

– Значит, и об этой роли поговорить надо. А вообще-то, мы планировали сегодня расспросить вас о других работах. Но прежде – что же за роль у вас в «Собачьем сердце»?

– Текста – два листа. Я должен воссоздать на сцене образ «убедительного» чекиста. Говорят, по внешним данным подхожу для этой роли. Так вот, хочу, чтобы он получился живым человеком. Сделать это, конечно, трудно, но попробую... Удастся или не удастся – судить зрителям. Премьера «Собачьего сердца» состоится в декабре.

– В последнее время вашу фамилию мы часто видим на афишах филармонии. Вы работали над новым циклом органных концертов с Рубином Абдуллиным, были заняты в спектакле «Слушай!..», показанном недавно на сцене старого здания театра имени Камала. Расскажите об этих работах.

– То, что сделано с Рубином, мне очень интересно. Правда, так получилось, что удалось участвовать только в двух таких концертах (к сожалению, никак не согласуются сроки органных вечеров с расписанием театра). Наиболее удачной считаю программу «Аве, Мария!». Конечно, в этой программе стихи не были главным компонентом. Лидером там по праву была Зиля Сунгатуллина...

Приятно, что концерт понравился казанцам. Видимо, мы еще повторим его. Насколько мне известно, есть уже приглашение на гастроли в Челябинск.

Феликс Пантюшин и Вадим Кешнер. Спектакль "Роковые яйца"

Стихи я в последнее время читаю часто, но больше на радио. Рассказы, поэмы, десятки самых разных авторов, преимущественно литераторов Казани. Записано очень много, некоторые передачи уже состоялись.

– И какие передачи вас привлекли больше всего?

– Запомнилась работа над поэмой Рената Хариса, рассказами Рустема Кутуя. Радио в последнее время принесло мне большее удовлетворение. По московской программе транслировался спектакль Качаловского театра «Сон о Белых горах» с моим участием. Надо сказать, что запись шла прямо из зала с обычного спектакля. Я очень боялся: передастся ли вся полнота, глубина, спектакля, астафьевских образов? Ведь работа на радио – это совсем другое дело. Надо суметь передать все одним голосом, интонацией... Судя по тому, что передача была повторена, радиоспектакль получился.

– В спектакле «Слушай!..» вы играли полковника Гангагрдта. Как вы поняли этот образ?

– О, у меня есть опыт в изображении. Вроде бы один человек, но разница есть. Все зависит от конкретных исторических событий, от целей, которые ставят перед собой создатели спектаклей.

У Валеева Гангардт – философ. Он не просто службист. Он службист убежденный, тоже своего рода борец за идею. Он пытается переубедить бунтующих студентов, сломать их. А в спектакле «Слушай!..» он показан профессионалом своего дела, практиком от сыска. Одним словом – царская ищейка.

Вы, наверное, знаете такое выражение, бытующее в актерской среде: «Актер должен быть прокурором своей роли». У меня так не получается. Наверное, я скорее – адвокат. Это не значит, что я сознательно ищу в плохом человеке хорошее. Я стараюсь не смотреть на него со стороны, живу его жизнью...

Мне кажется, чем убедительнее будет выглядеть персонаж, противостоящий главному герою, тем значительнее выглядит тот. Убедился в этом, когда играл Розенберга в спектакле «День икс по пьесе Валеева. Вообще-то, мне редко дают отрицательные роли.

– А Тарелкин в «Деле»?

– Эта роль мне очень дорога. Я стараюсь изобличать не столько Тарелкина, каким бы несимпатичным он зрителю не казался, сколько общество, которое делает людей тарелкиных.

А знаете, возвращая – к Гангардту, скажу, он ведь высказывает много правильных мыслей, словно предвосхищая наше время. Вот, говорит он, измените общественные отношения, а человека, его инстинкты, привычки изменить сумеете?

Премьера телеспектакля состоится в январе. Сейчас идут съемки. Главные сцены впереди. Вместе со мной из нашего театра работают Юра Федотов, Юрий Ильин, Петр Бетев, Алексей Калаганов.

Сцена из спектакля "Ревизор"

– Если память не изменяет, вы заняты в третьем спектакле по пьесам Диаса Валеева?

– Да. «День икс» в Качаловском театре, телеспектакль «Вернувшиеся» и вот теперь– «1887».

– И что же вы можете сказать о Диасе Валееве как о драматурге?

– Его пьесы представляют несомненный интерес. Но их конфликты идут скорее от головы, чем от сердца. Там все выстроено логически, остается только следовать перипетиям сюжета. И еще – его герои говорят, как по писанному, длинными, сложными предложениями. А актеру очень трудно работать с такими текстами.

Живое чувство во мне вызывает та роль, когда я все знаю. Мне нужно все понять, выстроить костяк, может быть, даже на уровне ремесла. И уж потом я смогу импровизировать...

Читайте о спектакле «День икс» - Вечен человек или не вечен?

Завершая интервью с народным артистом ТАССР Ф. Пантюшиным, назовем спектакли театра имени Качалова, в которых казанцы могут его увидеть: «Смотрите, кто пришел...», «Последний посетитель», «Семейный ужин в половине второго», «Дело». Спектакль «Сон о Белых горах», пока Наталья Арсентьева, партнерша Пантюшина, в длительном отпуске, с афиши театр снят.

Л. АГЕЕВА

«Вечерняя Казань», 19 декабря 1987 года

ПАНТЮШИН ФЕЛИКС МИХАЙЛОВИЧ

В Казань Феликс Пантюшин приехал, имея за плечами достаточно солидный опыт работы, множество сыгранных ролей, в т.ч. и в кино. Поступил в труппу театра им. Качалова в тот момент, когда художественное руководство театром возглавил тоже только что приехавший режиссер В. М. Портнов.

Первые же роли: Кристиана в сказке Г. Х. Андерсена «Оле Лукойе», Алеши в пьесе М. М. Рощина «Муж и жена снимут комнату», Юры в комедии В. К. Константинова, Б. М. Рацера «Ход конем»,— выявили высокий уровень профессионализма актера, определили его творческую индивидуальность, выражающуюся прежде всего в остром чувстве современности, стремлении найти и передать те грани характера персонажа, те стороны его внутренней сущности, которые были бы наиболее близки и понятны сегодняшнему зрителю.

Роль блаженного Юзека в инсценировке польского писателя Т. Новака «А как будешь королем, а как будешь палачом» в исполнении Пантюшина стала заметным театральным событием. Безмолвный на протяжении всего спектакля, Юзек Пантюшина проживал жизнь всех героев происходящих вокруг него событий, выражая в своем поведении их прошлое и будущее, протестуя и предостерегая, олицетворяя собой народную совесть и народную судьбу.

Творческого контакта с главным режиссером, однако, не сложилось, и спустя два сезона, на протяжении которых Пантюшин сыграл десять ролей, восемь из которых были сделаны с другими режиссерами, работавшими в театре, и только две с главным, он уехал, но через год вернулся, когда в театре был уже другой главный режиссер, и сразу же сыграл в его постановке главную роль — молодого Никитина — в инсценировке романа Ю. В. Бондарева «Берег». Четко выстроенный действенный рисунок роли, выразительно выявленное интеллектуальное содержание образа, его многослойность сделали эту работу Пантюшина заметным явлением.

Убедителен он был и в образе Свердлова в спектакле «Большевики» по пьесе М. Ф. Шатрова, добившись портретного сходства во внешнем облике, в манере речи, сумев передать самый строй мышления идейно увлеченного человека.
Современное прочтение образа предложил актер в роли Незнамова в известной мелодраме А. Н. Островского «Без вины виноватые», сосредоточив внимание не на бытовых обстоятельствах жизни актера в театре XIX века, не на мелодраматических моментах его судьбы, а на психологическом анализе состояния души человека, страдающего от одиночества в окружении людей духовно и нравственно невежественных.

Значительным явлением театрального искусства стал созданный Пантюшиным образ Акима Касьянова в спектакле «Сон о белых горах» на основе повествования Ю. П. Астафьева «Царь-рыба». Актер добился убедительного и достоверного внутреннего и внешнего перевоплощения, создав образ бывалого человека, охотника-промысловика, чувствующего себя в тайге как дома, прошедшего суровую школу жизни и познавшего цену добра и зла и любви ко всему живому. Познав мудрость природы, он стремится теперь передать ее уроки другим. Он понимает, что зверь, сидящий внутри человека, страшнее и опаснее зверя таежного.

Душевной интеллигентностью, тонкими чувствами наделил Пантюшин шофера Альваро («Татуированная роза» Т. Уильямса), сумевшего за одну ночь вернуть к жизни застывшую в своем горе Серафину.

Неоднозначную природу современного парвеню, претендующего на равенство с интеллектуальной элитой, но окружающего себя представителями духовного убожества, раскрывал актер в образе Кинга («Смотрите, кто пришел!» В. К. Арро). Природу беспринципного цинизма продажной буржуазной журналистики анализировал актер, создавая образ Форестье («Милый друг» по одноименному роману Ги де Мопассана). Метод психологического анализа, применяемый актером в работе над ролью, стремление добраться до глубинных пластов душевной организации того персонажа, которого ему предстояло сыграть, делали каждую работу актера интересной, наполненной содержательным смыслом.

Именно логика мысли, точно расставленные акценты в ее движении и развитии, оценочные паузы позволили Пантюшину в роли Посетителя («Последний посетитель» В. Дозорцева) обнаружить и обнажить шаткость, неустойчивость идеологической постройки, воздвигаемой его оппонентом — помощником министра. Торжествующим разоблачителем человеческих пороков и человеческой глупости, испытывающим буквально сладострастие от безжалостного и глумливого выворачивания наизнанку пропитанных лицемерием человеческих страстей, представал в исполнении Пантюшина Коровьев в спектакле «Мастер и Маргарита» по роману М. А. Булгакова. Напротив, Скапен («Плутни Скапена» Мольера) дурачил свои жертвы как будто просто от скуки, с какой-то удрученностью и жалостью обнаруживая их дремучую глупость.

Его дон Жуан («Дон Жуан» Мольера) был дерзким игроком, бросавшим вызов самой смерти.

Титул «интеллектуального героя» приложим к большей части созданных Пантюшиным образов вне зависимости от их социального статуса и происхождения. Создать образ для Пантюшина — это прежде всего понять своего героя, проникнуть в строй его мыслей и чувств. И в этом безусловное значение его творчества и его достижение.

Он много выступает и как мастер художественного слова, строго подходя как к репертуару своих концертных выступлений, так и к форме — точности, осмысленности и зримости звучащего слова.

Юрий Благов

Очерк написан для книги «Народные артисты СССР, РФ, РТ»

(Казань, Издательство «Магариф-Вакыт», 2011. Руководитель проекта и автор-составитель – И.Илялова).

 

Наша справка

Феликс Пантюшин работает в Казанском русском драматическом театре им. В.М.Качалова с 1975 года.

Родился в 1945 году. Окончил актерский факультет ГИТИСа – Государственного института театрального искусства им. А.В.Луначарского (1970), работал в театрах: Кировском областном (1970-1972), Рижском театре русской драмы (1972-1974), Ленинградском им. В. Ф. Комиссаржевской (1974-1975). Народный артист ТАССР (1986). Заслуженный артист РФ (1996).

Театральные работы

Среди работ прошлых лет: Аким – «Сон о белых горах», Нед – «Быть или не быть» У.Гибсона, Незнамов – «Без вины виноватые» А.Н.Островского, Блаженный Юзек – «А как будешь королем, а как будешь палачом» Новака, Коровьев – «Мастер и Маргарита» М.Булгакова, Блэз – «Блэз» К.Манье, Виктор – «Пришел мужчина к женщине» С.Злотникова, Миллер – «Коварство и любовь» Ф.Шиллера, Скапен «Плутни Скапена» Ж.-Б.Мольера, Рисположенский – «Банкрот» А.Н.Островского.

Работы в кино:

«Поцелуй Чаниты» – широкоформатный фильм по мотивам одноименной оперетты Ю. Милютина и Е. Шатуновского; «Только ты», «Зейлеха», «Больше не буду».

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов