Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
21.07.2018

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Погода в Казани
+17° / +24°
Ночь / День
.
<< < Июль 2018 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
  • Дважды в этот день - в 1899 и в 1903 годах ректором Императорского Казанского университета был назначен профессор астрономии Дмитрий Иванович  Дубяго.

    Подробнее...

«Не больше, чем судьба»

Как быстро, однако, летит время. Казалось, совсем недавно, 12 июня 1991 года, мы выбирали первого президента Татарской советской социалистической республики (тогда она называлась еще так), и вот прошло уже 25 лет. Двадцать пять лет из истории республики, двадцать пять лет жизни первого Президента Минтимера Шариповича Шаймиева.

Предлагаем вашему вниманию одну из публикаций того времени. Известный казанский журналист Борис Бронштейн, который тогда работал в редакции «Казанских ведомостей», побеседовал с кандидатом в президенты. Публикация была воспроизведена во втором томе книги «Республика Татарстан: новейшая история» (состав.: Ф. Мухаметшин, Л. Агеева, Казань, 2000).

Наброски к политическому портрету, сделанные на скоростном шоссе

Нынешняя политика – это скоростное шоссе со встречным движением. Не зевай, не уверен – не обгоняй, не выскакивай из своего ряда. Берегись того, кто мчится без правил. Помни, что можешь создать аварийную ситуацию, а в катастрофе могут пострадать невинные люди.

Скоростная трасса Зеленодольск – Казань – не для растяп. Узкая мокрая дорога, машины расходятся впритирку. Слева – «КамАЗ», справа – кювет, водитель должен быть уравновешенным центристом.

Наверное, он таков и есть, и, вполне доверяя ему, кандидат в Президенты расслабился, полуприлег на заднем сиденье «Волги» и даже сбросил ботинки. Жарко нынче. Во всех смыслах. Только что закончилась двухчасовая встреча с избирателями в душном Дворце культуры. Все – в рубашках с короткими рукавами, один Шаймиев – в костюме и при галстуке.

Перед тем, как отправиться в обратный путь, Минтимер Шарипович вдруг вспомнил, что купил в Зеленодольске вешалку для брюк. Удобная, мол, штука и тоже дефицитная. Я не упустил возможности пошутить, что, дескать, скоро эти вешалки станут свободными и доступными – ведь при нынешних ценах население вот-вот останется без штанов. В ответ получил монолог о том, что работать надо.

Любимая тема Шаймиева, между прочим. Он и сам иной раз подчеркивает это с трибуны, говоря о том, что корень вопроса – в труде. Не помню, как Минтимер Шарипович подавал эту тему раньше, но сейчас он это делает безукоризненно. Никаких партийных «надо» и «давай-давай» – есть вполне цивилизованная постановке вопроса: создать человеку условия, чтобы он был заинтересован в своем труде. Тут возражений нет. Впрочем, нет пока и условий...

Первым делом задаю кандидату в президенты ТССР вопрос, который, как мне кажется, должен его особо беспокоить: в чем он видит главный препятствующий фактор его победе в нынешней избирательной кампании? Минтимер Шарипович приводит два-три пункта, с которыми можно согласиться, но не называет, на мой взгляд, главный. Мне же он представляется таким: в Шаймиеве многие видят человека «оттуда». Из административно-командной системы. Министр – секретарь обкома – первый секретарь... По нынешним временам биография, прямо скажем, незавидная.

То ли дело, если бы ранее был отстранен, сослан или – о чем можно только мечтать! – отсидел бы пару лет за инакомыслие. Обратите внимание: то тут, то там приходят к власти люди, пострадавшие от тоталитарной системы. Приходят уверенно, голоса набирают с избытком…

– Но нужно же принимать во внимание личность! – возражает мой собеседник. – Возможно, в чьих-то глазах я махровый аппаратчик. Однако какие ко мне претензии? Ни в чем порочном вроде бы не замешан, к людям старался относиться по-человечески. Взглядов своих не менял… А мой опыт и знания еще пригодятся!..

Соперника на выборах у М. Шаймиева нет (об этом он публично высказывал сожаления), против него могут быть только обстоятельства. И тут уж – кто кого!

Итак, за что же борется Минтимер Шарипович Шаймиев, политик в расцвете лет, внешне невозмутимый и почти не проявляющий эмоций человек, на которого в эти дни давят и сверху, и снизу, и справа, и слева? Этот вопрос, наверное, интересует многих.

«Мы боремся за нравственность, а ты за что борешься, Шаймиев?», – такой плакат мелькал недавно на площади Свободы. Кстати, на плакатах можно прочесть о Шаймиеве самые разные слова: в диапазоне от «ура» до «долой».

– Одним из главных итогов моей политической жизни я хотел бы видеть истинно суверенный Татарстан в Союзе, где не было бы ранжирования республик, – говорит кандидат в президенты пока еще декларативно-суверенной республики.

Ранжировать (ранжирен) – слово немецкое. Буквально означает «ставить по росту». Татарстан по многим параметрам на голову выше тех, кого в приказном порядке поставили впереди него. Но требование Татарстана заключается не в том, чтобы его переставили поближе к голове колонны, а в том, чтобы колонны из республик не выстраивались вовсе. Все, независимо от роста, равны и не пронумерованы.

И требование равноправия – не личная прихоть Председателя Верховного Совета ТССР. Такова установка высшего органа власти Татарстана, и он обязан претворить ее в жизнь. А вот личный взгляд Минтимера Шариповича на национальный статус.

– Суверенитет Татарстана не должен носить национальной окраски. Это не суверенитет одного лишь татарского народа, это суверенитет всех народов нашей республики. Всякий национализм – вы посмотрите всю историю народов – никогда ничем хорошим не кончается. Это трагедия для народа. А если кто этим заболеет, он не имеет морального права занимать руководящий пост.

Я вам вот что скажу: хоть я родился и вырос в чисто татарской деревне и учился все десять лет в татарской школе, мне не приходится преодолевать внутри себя какие-то националистические чувства. Вероятно, это заложено воспитанием в семье, влиянием отца, старого большевика...

Я стараюсь смотреть на эти вещи объективно и вижу тут моменты, с которыми нельзя не считаться. Было время, когда у народа (это относится не только к татарскому народу) пропадал язык, пропадали культура и традиции. Об этом ведь не было возможности даже вслух подумать – человека сразу обвиняли в национализме и могли строго покарать. И вот сейчас, когда у людей пробудились чувства национального самосознания эти чувства надо понять...

– Когда я даю оценку, всегда оставляю за собой некоторую перестраховку, – говорит он.

Возможно, это черта характера, а может, – свойство, необходимое дальновидному политику. Вспомните, какую недальновидность проявили однажды Е.Лигачев с Г.Усмановым, резко и безапелляционно осудившие Б.Ельцина, загнанного в то время угол товарищами по партии. Пожалуй, вся страна видела, что их наступательные речи в стиле «Борис, ты не прав!». только прибавляли Ельцину популярности, а они, два политика, не видели. Мне кажется, М.Шаймиев не из тех, кого можно подтолкнуть к подобному выступлению.

Есть, правда, одна тема, касаясь которой Минтимер Шарипович становится не на шутку категоричным. Дважды, в разных залах, я записал на диктофон его энергичное «Это чепуха!». И оба раза – по одному и тому же поводу – когда он отвечал на вопрос о деидеологизации.

― Никакой деидеологизации ни в каких органах не может быть. Это чепуха! Уйдет одна идеология, придет другая. Вакуума тут не бывает, – таково его суждение по данному вопросу.

Позже, в машине, мы километров десять обменивались мнениями. Радикальный журналист пытался убедить члена ЦК КПСС в том, что года через два покажется нелепым любой партком на кирпичном заводе или в органах МВД, что общество вдоволь накормили идеологией и нового приглашения к столу оно не примет. Как и следовало ожидать, мой собеседник остался при своем мнении. И мне пришлось только поприветствовать его убежденность. Надеюсь, он столь же уважительно отнесся и к моей.

Тут я должен отметить одну привлекательную черту Шаймиева. Черту, я бы сказал, небольшевистскую – терпимость. В нем, как мне кажется, нет этого непримиримого «кто не с нами – тот против нас». В обществе, где все распалены и взъерошены, где человек (венец природы) не может простить другому человеку принадлежности к иной партии, вере, национальности, должен же хоть кто-нибудь проявлять выдержку и терпимость – иначе это общество долго не протянет.

– Люди, какими бы они ни были разными, – это наши люди, нам вместе жить. И вообще надо любить людей, – высказывает Минтимер Шарипович мысль, слишком, наверное, простую для государственного деятеля, но здесь тот случай, когда важна не формулировка, а искренность. В искренности же сомневаться не приходится, поскольку актерских способностей у Шаймиева явно нет и «сыграть» предвыборное заявление для прессы он просто не смог бы.

Любовь обычно требует взаимности. Не многие государственные мужи в нашей многострадальной истории заслужили не то что любовь – хотя бы уважение народа. По такому поводу задаю кандидату в президенты Татарстана деликатный вопрос.

― У меня такое ощущение, что многие политические лидеры думают в основном о вершине карьеры, а не о ее конце. Скажите, рассчитываете ли вы на то, что после завершения вашей политической карьеры вы сможете с чувством выполненного долга ходить пешком по казанским улицам, встречаться с людьми, отвечать на их благожелательные приветствия?

― Думаю, иначе быть не должно...

– Да, но опыт ваших предшественников показывает, что не так все просто.

– Понимаю. Я надеюсь, что ситуация в республике за это время изменится к лучшему. Люди должны почувствовать, что такое реализовавшая свои возможности суверенная республика. Я ведь очень переживаю, что мы до сих пор не можем эти возможности реализовать.

Кстати, кандидат в президенты на предвыборных собраниях особых обещаний не раздает. Более того, предупреждает людей, чтобы на чудо не рассчитывали.

– Если вы двенадцатого числа изберете меня президентом, это вовсе не означает, что тринадцатого наступит райская жизнь. Политика должна быть реальной. Нереальная политика – это уже не политика, а авантюра...

― Для меня власть – это не ново. Вы думаете, легко брать на себя такую нагрузку в такое время? Если бы я баллотировался в президенты республики, в которой уже были налажены рыночные отношения, слаженно работали бы предприятия, не надо было бы каждый день вникать в частные продовольственные проблемы, следить за тем, чтобы туда-то завезли продукты, а там-то не отключили бы воду... Конечно, это было бы привлекательно. А на сегодня это не больше чем судьба.

Или – не судьба. Это выяснится 12 июня. А пока наша машина выехала в Казань, и я попросил высадить меня за очередным перекрестком.

– Останови поближе вот к той красивой девушке с зонтиком, – подсказал шоферу Шаймиев.

― Не отвлекайтесь от предвыборной программы, Минтимер Шарипович, – заботливо предостерег его я. – Какие уж в вашем положении девушки!

Смеется...

― Ну, если уж не замечать красоту, то надо ли затевать серьезные дела!

...Красивой девушкой на тротуаре полюбоваться, к сожалению, не удалось. Мое внимание сразу отвлек появившийся из-за угла седовласый человек с «дипломатом», на который была наклеена большая бумажка со словом «Шаймиев». При этом фамилия кандидата в президенты была зачеркнута двумя жирными линиями.

Уже отъехавший от перекрестка Минтимер Шарипович, наверное, этого не заметил...

«Казанские ведомости», 8 июня 1991 года

 

Если у вас есть желание иметь три тома книги «Республика Татарстан: новейшая история. События. Комментарии. Оценки», обращайтесь к Л. Агеевой на ее страничке в Фейсбуке –  https://www.facebook.com/lubov.ageeva

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов