Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
27.05.2017

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+14° / +17°
Ночь / День
.
<< < Май 2017 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1917 – В Казани открылся 1-й губернский крестьянский съезд, который избрал губернский крестьянский Совет во главе с левым эсером А. Колегаевым и принял резолюцию о ликвидации частной собственности на землю.

    Подробнее...

Диалоги о театре в Качаловском

225-летию Казанского академического русского большого драматического театра имени В.И. Качалова посвящен цикл творческих вечеров на малой сцене с общим названием  «Встречи в Качаловском – диалоги о театре».

 Начинал цикл «Встречи в Качаловском – диалоги о театре»  заслуженный артист России, народный артист Татарстана, доцент Казанского государственного института культуры Михаил Галицкий. Встреча с ним на малой сцене театра состоялась 16 октября 2016 года. На несколько часов актер, занятый практически во всех спектаклях театра, предстал перед зрителем в роли самого себя, рассказав о своем ощущении современного театра, о пути в профессию, о личном и профессиональном счастье.

По словам Галицкого, за всю свою актерскую жизнь ему доводилось играть разные роли, несмотря на то, насколько они были объемными или значимыми, все они были любимыми, в каждую были вложены силы, сердце и здоровье.

«Актер – это не профессия, это диагноз. Только больной этой профессией человек может отдавать всего себя, приносить себя в жертву зрителю. Мы тоже от вас получаем энергию, обратную связь – получается бартер, – пояснил артист. – Мои педагоги говорили: «Запомните, друзья, как только вы начнете повторяться, вы перестанете быть творцом».

Для меня любая роль – это новый человек. Это новая психология, новый характер, новая походка, новый взгляд, новый тембр голоса – все новое, это другой человек. Я не сторонник того, чтобы переносить типаж из роли в роль. Для меня эталоном в этом отношении всегда был Армен Джигарханян. В каждом спектакле, в каждой роли он другой, и тем он интересен».

Следующим собеседником зрителей 30 октября стал директор и художественный руководитель Качаловского театра  народный артист России и Татарстана Александр Славутский. Он подчеркнул, что сегодня, как и всегда, театр, прежде всего, должен быть живым.

«Мой артист – прежде всего, живой человек, не тот, кто изображает, а тот, кто подлинно существует здесь и сейчас в обстоятельствах роли. В театре не нужно играть. Здесь надо быть. Самое трудное для артиста – это совместить и присвоить себе обстоятельства персонажа. Что такое свобода? Почему человек в жизни свободен? Потому что в жизни он знает о себе все. Знание дает свободу. Он знает, сколько ему лет и как зовут его жену, какое у него сегодня настроение, и каким темпераментом обладает. Быть другим, оставаясь самим собой, поверить – это сложно. Это и есть основа профессии».

С большой теплотой Александр Яковлевич вспомнил театр времен СССР:

«Это было прекрасное время, когда театр наполнял души людей, он был глотком свободы, отдушиной для нас в тоталитарной системе. Честно говоря, я никогда сильно не страдал от тоталитаризма. Я всегда считал, что время дано, и оно не подлежит обсуждению. Подлежишь обсуждению ты, расположившийся во времени. Когда рвут волосы на себе, кричат о том, что цензура душит и давит, я считаю, что надо находить возможности. Приходилось иногда хитрить, доказывать и объяснять партии для того чтобы что-то поставить. Но я всегда ставил то, что хотел.

Когда сегодняшние молодые говорят: вот мы создали нечто новое, до нас не было ничего. Я отвечаю им: «Ребят, все было, вас просто не было». И это не значит, что не надо делать, это значит, что надо искать какие-то свои пути и не быть агрессивными. Театр должен быть разным. Каждое молодое поколение считает, что до них ничего не было. А профессионал так никогда не скажет, – подчеркнул Славутский. – Нужно понимать, что сначала возводится фундамент, и только потом стены, пол и крыша».

Александр Яковлевич сообщил, что театр начал работать над спектаклем по пьесе М. Булгакова «Бег».

«Время такое сегодня, когда все пахнет конфликтом и страна разрывается на части. Важно говорить о родине, о войне в душах, когда борьба доходит до самоуничтожения. Пьеса написана очень компактно, а самое главное – в ней есть любовь. Понятие любви к родине, земле плотно во мне сидит. Моя страна, какая бы она ни была, она моя страна», – так прокомментировал режиссер выбор этой пьесы.

Вместе с А. Славутским на встречу со зрителями пришли молодые актеры театра Илья Петров, Алексей Захаров, Александр Малинин, Максим Кудряшов, Алена Козлова и Ксения Храмова.

Александр Славутский: «Наш театр – театр-дом...»

Как признался Геннадий Прытков на встрече 13 ноября, вот так, лицо к лицу, он встречался впервые за свою долгую сценическую жизнь, отметив, что помощник главного режиссера по литературной части Диляра Хусаинова очень помогла ему установить контакт с залом. Общение получилось таким приятным и комфортным, что актер откровенно рассказал многое из того, о чем мало кому рассказывал. Например, о том, как непросто он пришел в театр, как преодолевал сопротивление мамы, которая была решительно против.

Геннадий Прытков и Диляра Хусаинова, автор идеи и ведущая творческих встреч

Закончив школу, и подав документы в электротехникум – для маминого успокоения, экзамены, будущий актер отправился сдавать в Казанское театральное училище. Как он вспомнил на встрече, его вступительные испытания превратились в настоящую комедию. Комиссия заливалась смехом, еле сдерживая слезы, от, того, что он показывал.

 «Остановили меня в комиссии, говорят: «Ну ладненько, вот тебе этюд, если сыграешь, возьмем. Бери удочку, ты - рыбак». Я весь покраснел, потому, как удочки никогда в руках не держал. До сих пор, простите, мужчины, не понимаю сидения в ожидании рыбы, – пояснил актер. – Так или иначе, удочку в руки взял, а комиссия опять залилась. Попросили спеть.

Не помню уже, что я пел, но они точно догадались, что петь – это не мое и долго еще смеялись. На следующее утро нашел себя в списках. Маме пришлось рассказать. Она плакала. Не понимала, не принимала она эту профессию».

«Этой профессии» и Качаловскому театру Геннадий Прытков отдал всю жизнь. У него единственная запись в трудовой книжке. Правда, он еще работал руководителем детского театра в школе №39, ставил спектакли в «Театре 99», созданном Артемом Карапетяном. Но это по совместительству. Сейчас преподает в Казанском театральном училище вместе с женой - актрисой Ириной Чернавиной.

Рассказывая о встрече, он вспомнил о самых трогательных минутах – после завершения разговора со зрителями к нему подошел один из них и представился: «Салават Галеев. Вы меня помните?». Геннадий Николаевич не узнал, да и как узнаешь во взрослом человеке паренька из школьного театра?!

«Моя жизнь в театре делится на две половины: первые 25 лет – без Александра Славутского и 23 года – с Александром Яковлевичем, – сказал он. – Если взять первую половину – это сплошные годы дестабилизации моего внутреннего состояния в Качаловском. До Александра Яковлевича здесь существовали всяческие группировки, которые бились насмерть.

25 лет метаний театр находился в каких-то взлетах и падениях, причем очень болезненных падениях: страшно было смотреть на пустые залы... В 1965 году в театре появился Наум Георгиевич Орлов, который до сих пор, на мой взгляд, недооценен нашей театральной элитой, а его приход был огромным переворотом в истории театра Качалова. Это и появление новой драматургии, и совершенно свободное обращение с режиссерами.

Ему не нужны были очередные люди, ставящие «Ура власти», он приглашал таких режиссеров, как Миллер. Людей, которые на то момент были не нашей идеологии. Они ставили Жана Ануя, западную современную драматургию. Были ти другие, такие, как Орлов и Миллер, которые возвращали настоящю творческую жизнь в театр, но они находились здесь очень короткое время. А в основном было довольно серо и скучно», – отметил актер.

Актер учился у замечательных педагогов – его наставниками в театральном училище были народная артистка Татарской АССР Вера Улик и народный артист России Ефим Каменецкий. По признанию Геннадия Прыткова, до конца четвертого курса он думал, что его могут отчислить. Но этого не случилось. После дипломного спектакля «Два товарища» по Войновичу юного артиста пригласили в Качаловский театр.

Юбиляр Геннадий Прытков

Три роли актера Геннадия Прыткова

8 января 2017 года экзамен перед зрителями держала народная артистка России и Татарстана, лауреат Государственной премии РТ имени Г. Тукая Светлана Романова. Впрочем, ее ничем на запугаешь. На встрече она рассказала очень интересную историю о себе.

Недалеко от Челябинска, где в то время жила артистка, располагалось Свердловское театральное училище (ныне Екатеринбургский государственный театральный институт).  Совсем юная девушка успешно прошла три конкурсных тура в него.

«На третьем туре передо мной выступал мальчик, он читал Есенина. В этот день председательствовала дама с не очень приятным, как сейчас помню, лицом. Она ковыряла в зубах спичкой. Мальчик начал заикаться. Он заикался так страшно. Я думала, у него случится припадок.

Я встала и сказала этой даме, что неприлично ковыряться в зубах. До сих пор помню ее удивленное лицо: "Как ваша фамилия? Начинайте читать". Я назвала себя, вышла, посмотрела на нее и заявила: "Вам я читать не буду!". Я ушла. Что-то оборвалось в тот момент внутри.

Для меня это стало страшным событием, – призналась артистка. – Я решила, что никогда больше не переступлю порог театра. Женщина со спичкой в зубах поставила крест».

По счастью, запомнившаяся встреча не закрыла ей дорогу на сцену. Случайно узнав об открытии Челябинского института искусств, Светлана Романова успешно поступила и окончила его в 1974 году. Преподавали ей, как вспоминает артистка, корифеи театральной сцены, мастера своего дела, из института студенты выходили за полночь и действительно, что называется, «пахали». Именно тогда студентка Романова пришла на спектакль будущего наставника, супруга и соратника, режиссера Александра Славутского. 

22 января, следом за Светланой Романовой, со зрителями встречался ее сын – народный артист Татарстана Илья Славутский. Он обезоружил зал неожиданной фразой:  «Я вам искренне завидую – я лишен радости смотреть спектакли со своим участием».

Встреча получилась насыщенной и очень театральной. Было много юмора и здоровой иронии. Илья Славутский в течение трех часов будто бы препарировал профессию, разъясняя зрителю, зачем был нужен и какой должен был произвести эффект тот или иной жест.

«Было бы нелепо отрицать, что вы меня совсем не знаете. Вы видите меня каждый вечер на сцене. Говорить, что Петруччо или Дон Жуан – это не я, тоже будет не совсем верно. Это часть меня: моя психофизика, мой голос, мой мозг, который работает. Но, тем не менее, это не все. Есть много вещей, о которых я не говорю ни с кем. Поскольку у нас сегодня такая игра, тихий разговор, я готов вам отвечать, – заметил он.

Я, конечно же, готовил речь, некое вступительное слово, но сейчас я его забыл. И это первый подобный случай в моей жизни. Пускай этот вечер будет чистой воды импровизацией для меня и для вас. Антуан де Сент-Экзюпери говорил, что единственная настоящая роскошь – это роскошь человеческого общения. Давайте сегодня в полной мере этой роскошью и воспользуемся.

В детстве после школы я шел не домой, я шел в театр, – вспомнил Славутский. – В гримерке на столе лежал заранее заготовленный для меня термос с супом. Я делал уроки, дожидался маму. Папу я вообще редко дожидался. Папу редко дожидаюсь до сих пор. Это ужасно».

Илья Славутский: «Я люблю, когда слезы от смеха»

Видя на сцене заслуженного артиста Татарстана Марата Голубева, трудно представить, что он интраверт. Но именно так он  представился на  встрече со зрителями 2 февраля.

«Сейчас я не в образе, не в костюме и без текста. Странные ощущения. Не чувствую себя винтиком живого механизма под названием «спектакль», где я могу двигаться только в заданных рамках. Однозначно: изначально я не был предназначен для этой профессии. Я все-таки интроверт. Мне хочется закрыться в своем маленьком мирке наедине с самим собой. Но волею случая я оказался здесь. Действительно волею случая, потому что жизнь моя представляет собой череду каких-то счастливых случайностей, которые и составили меня нынешнего. Стою перед вами», – начал артист.

Разброс ролей Марата Голубева не привязывает актера к определенному амплуа. Среди его сценических образов – 186-летний попугай доктора Айболита в одной из детских постановок, демонический Кочкарев из гоголевской пьесы «Женитьба», премьеру которого не так давно представил Илья Славутский, и Сганарель в мольеровском «Дон Жуане». Не удивительно, что, вторя многим своим коллегам, он не признает понятия «любимой роли».

«Самое приятное в работе актера – это, наверное, возможность примерять на себя разные шкурки», – сказал артист.

Коренной казанец, он, как говорят коллеги по цеху, буквально пришел в театр с улицы, в 17 лет поступив на актерский курс РАТИ (ГИТИС) при Качаловском театре. Сейчас семейному, уже состоявшемуся артисту 39 лет, он муж чрезвычайно увлеченной театром жены и отец семимесячной Маргариты.

По словам завлита театра Диляры Хусаиновой, Марат Голубев – один из самых ответственных артистов, он всегда безупречно знает свою роль и первым в труппе овладел искусством степа. Уже в течение пяти лет артист играет по 32 спектакля в месяц, возвращаясь домой, как сам повторяет, только спать. До театра у Марата Голубева была только школа.

 «Сегодняшняя встреча очень волнительна для меня, – призналась, представляя 5 марта заслуженную артистку Татарстана Елену Ряшину залу, завлит Качаловского театра, заслуженный работник культуры Татарстана Диляра Хусаинова. – Мне не очень просто говорить о вашем собеседнике, этот человек для меня не только коллега и актриса, которой я восхищаюсь, но еще и близкий друг. Ваша собеседница сегодня – замечательная актриса, которая умеет быть убедительной и органичной в самых разных жанрах, умеет к эксцентрике и экспрессии добавить лирическую ноту в роль и не остается незамеченной даже в маленьких эпизодах, точно мыслящая, чувствующая на сцене и безмерно преданная своей профессии.

Елена Ряшина по-настоящему служит театру, все в ее жизни меряется именно театром, его жизнью, потребностями и радостями, она очень небезразлична к миру и очень неуспокоена по отношению к себе. Мне все время кажется, что она все время, не останавливаясь, идет по какой-то лестнице, все время поднимается вверх. На этой лестнице нет площадок, на которых можно отдохнуть – она не дает себе такой возможности. Мне кажется, что конца этой лестницы она не видит и не хочет видеть. Люблю ее, восхищаюсь ей».

19 марта со зрителями встречался народный артист России и Татарстана Вадим Кешнер (Вадим Кешнер: «Моя природа – это всегда то, что НАД...»). Завершит цикл встреч творческий вечер заслуженной артистки Татарстана Эльзы Фардеевой.

Информационные сообщения о встречах Ольги Голыжбиной (Татар-информ) читала Любовь Агеева

Фото: Татар-информ

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов