Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
28.05.2017

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Погода в Казани
+1° / +8°
Ночь / День
.
<< < Май 2017 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1988 – В Набережных Челнах родился 500-тысячный житель.

    Подробнее...

90-е годы: прошлое, настоящее и будущее

15 марта 2017 года в Центре современной культуры «Смена» прошла дискуссия на тему «Татарстанская история девяностых в публичном пространстве десятых годов».

Для участия в ней были приглашены Феликс Сандалов, главный редактор интернет-издания «Инде», Айрат Файзрахманов, кандидат исторических наук, заместитель председателя Всемирного форума татарской молодежи, Любовь Агеева, доцент кафедры истории и связей с общественностью КНИТУ-КАИ, автор книг «Казанский феномен: миф и реальность» и «Республика Татарстан: новейшая история», Искандер Ясавеев, доктор социологических наук, работавший раньше в Казанском федеральном университете, а ныне преподающий в НИУ ВШЭ Санкт-Петербурга.   

Организаторы дискуссии задались многими вопросами: «Девяностые – это наше прошлое или нет?», «Что они дали нам?», «Стоит ли забыть о «казанском феномене?» и т.д. Участники отвечали на эти вопросы, в свою очередь, задавали свои, в чем-то соглашались, по каким-то вопросам спорили. Как оказалось,  у каждого своя история, связанная с тем времени. Модератор дискуссии Радиф Кашапов, главный редактор сайта и журнала «КЗН.Собака.ru», умело направлял участников в нужное русло, и, как он сам выразился, был единственным, кто  следил за реальным временем. Но поскольку ему самому было интересно слушать, он собеседников не перебивал.

Сначала модератор попросил участников дискуссии, не впадая в воспоминания, охарактеризовать эпоху 90-х годов в России за 3 минуты, наметить узловые точки. Первой микрофон предложили Любови Агеевой. По ее мнению, главными явлениями 90-х стали приватизация государственной собственности, развитие национального сознания и гражданская активность (которая была недолгой, с сожалением отметила она).  «Россия 90-х у каждого своя», - сказала Любовь Владимировна.

Она была единственной, кто не просто был свидетелем событий, о которых шла речь, но и их активным участником. В 1985-1991 годах она работала в редакции «Вечерней Казани», с 1991 по 1995 год была главным редактором газеты «Казанские ведомости», с 1995 по 2003 год возглавляла пресс-центр Государственного Совета РТ.  И это позволило ей в содружестве с Председателем республиканского парламента Фаридом Мухаметшиным выпустить уже три тома энциклопедического издания  «Республика Татарстан: новейшая история». Кстати, их можно купить в книжном магазине «Смены».

Москвич Феликс Сандалов, который на расстоянии руководит казанским интернет-порталом «Инде»,  сообщил, что родился в 1989 году, дав понять публике, что он к 90-м годам ближе, чем кажется. Напомнил старую истину – мечты сбываются, и этого надо бояться.

Он отметил, что в 90-е многие мечты сбылись, в том числе мечта о свободе. На людей обрушились многие свободы, и они их испугались. По его мнению, самое важное в 90-х – это то, что люди получили доступ к информации, а также то, что в стране появился коммерческий рынок информации. Резюмируя, Сандалов отметил, что люди были не готовы к информационному буму.

Можно было предположить, что Феликс  Файзрахманов будет говорить о национальном возрождении, но он охарактеризовал 90-е годы прежде всего как время  поиска новых политических форм, рожденного децентрализацией власти в России. Людям хотелось новой жизни...

 Искандер Ясавеев (справа) заявил, что не будет давать общей оценки 90-х годов, так как не эксперт в этом вопросе. Большую часть этого времени он сидел в башне из слоновой кости (то есть занимался наукой), и большой мир политики его не тронул. Ясавеев предложил отказаться от использования по отношению к 90-м годам клишированных фраз типа «лихие», возразил  Владимиру Путину, сказавшему, что в 90-е Россия «поураганила в 90-е».

Гораздо больше внимания участники дискуссии уделили криминальной России. Больше всех удивил Файзрахманов, назвав «Казанский феномен» зачатками гражданского общества. Он напомнил, что члены ОПГ кооперировались и строили футбольные поля, устанавливали турники. Ясавеева такая оценка явления, как нам показалось, несколько смутила, однако он согласился, что подростковые криминальные группировки стали формой социальной организации подростков.

По мнению Ясавеева, «казанский феномен – это диагноз советского времени, криминальные группировки давали молодежи некую альтернативу». Агеева нашла позитивную сторону группировок в том, что их члены не курили, не пили спиртное и не употребляли наркотики, активно занимались спортом. А еще - гопники нравились девочкам... Однако предположение о том, что подростковые группировки были ячейками будущего гражданского общества, доказательств в ходе дискуссии не нашло.

Приятно удивил тот факт, что в зале практически не было свободных мест, зрители подтягивались в течение всей дискуссии. Примечательно, что большая часть пришедших была студентами.

Как выяснилось в самом начале дискуссии, большинство присутствующих в 90-е годы только родились. Двое  рискнули рассказать о собственной интерпретации российской истории, заметив, что традиционный термин «лихие 90-е» не совсем точно определяет эту эпоху. Да, в ней было много забот и трагедий, но было и много хорошего.

Люди пытались приспособиться к новой жизни, даже если им не суждено было оказаться у «бюджетного пирога» и нефтяной трубы. Подводя итоги дискуссии, можно сказать, что 90-е годы – это поиск индивидуальных путей существования. Государство предоставило людей самим себе.

Распад СССР и переход к новой системе управления страной, поиск взаимодействия федерального центра с регионами,  государственный суверенитет Республики Татарстан и его последствия, как положительные, так и отрицательные – это далеко не полный перечень тем, которые затрагивались. Участники дискуссии попытались понять, чего хотели сторонники национальной идеи и почему сегодня Татарский общественный центр – объект для критики.

Они немного вышли из времени, обозначенного в программе дискуссии, и обсудили изменения в историческом центре, когда под флагом борьбы с ветхими домами были снесены памятники культурного наследия и улицы, которые напоминали старую уютную Казань. Отвлеклись на тему «казанского феномена», который к 90-м годам уже не проявлял себя, и все-таки поговорили о бандитах 90-х, а также о том, возможно ли повторение подобных явлений в наше время.

Несмотря на то, что в программе дискуссии значилось еще одно направление – актуальны ли для нас 90-е годы, об этом почти не говорили. Разве что обменялись мнениями о том, может ли повториться «казанский феномен». Так что нам пришлось думать об этом самим, с учетом новых знаний, которые мы получили на дискуссии.

Организаторы дискуссии исходили из того, что разговоры о возвращении эпохи 90-х рождены современным экономическим кризисом, который сильно ухудшает положение людей и криминализирует общественные отношения. Наверное, нельзя говорить об актуальности этого вопроса для всех. Люди живут в другом, более благополучном мире. Однако подросло поколение, которое знает о прошлом только по воспоминаниям своих бабушек и дедушек, а потому так легко воспринимают мифы, которые создаются теми, кто хочет влиять на молодежь.

Дискуссия проводилась в рамках поп-ап-выставки-аттракциона «Билгесез үткән заман: проект музея новейшей истории Татарстана», организованного на чердаке «Смены» интернет-порталом «Инде». Эта выставка — попытка представить жизнь республики, точнее - Казани, в первое постсоветское десятилетие через серию личных историй от очевидцев, осколки быта и артефакты. Посетить выставку можно  до 26 марта.

На выставке были представлены традиционные вещи 90-х годов двадцатого века: холодильник с банками от напитков, пейджеры и первые мобильники фирмы «Нокиа», шапки-ушанки от «Мелиты», сигареты «Идель», казанское мыло, знаменитый игровой автомат типа столбик, книги, газеты и журналы. Здесь можно было видеть талоны и товарные чеки, которые помогали выживать татарстанцам без зарплаты и защитить наши магазины от приезжих. 

На экранах телевизоров, расставленных в разных местах выставки, можно было послушать видеоинтервью по каждому разделу.

В каждом разделе были фотографии. К сожалению, очень маленького размера, и экспонировались они так неудачно, что серьезным информационным источником не стали. Зато очень содержательными были цитаты на огромных щитах, которые давали характеристику конкретным событиям и всему последнему десятилетию прошлого века.

Мы попросили прокомментировать дискуссию и выставку Любовь Владимировну Агееву, которая преподает у нас теорию и практику массовой информации. И вот что она сказала:

– Порадовало, что на дискуссию пришло много молодых людей. Кое с кем мы потом еще общались с полчаса. В основном о «казанском феномене», который мои собеседники знают если не на личном опыте, то на опыте старших братьев.

Во время этого общения я словно получила привет от одного из героев своей книги «Казанский феномен: миф и реальность». Молодой человек, с которым мы общались, неожиданно представился: «Я племянник Сергея Антипова. Добрый был человек, покупал нам с мальчишками мороженое…»

Кто такой Антипов, я знаю. По уголовному делу банды «Тяп-ляп» он проходил по касательной, поскольку ни один из тяпляповцев не выдал своего главаря. Впрочем, некоторые его могли и не знать – в банде была своя система конспирации. За Антипова расстреляли других. Сам он отсидел совсем по другому приговору и был убит уже на воле.

Второе впечатление – очень внимательные были слушатели. В какой-то степени это можно считать характеристикой их участия в дискуссии, однако хотелось бы обратной связи. В краткой инструкции от организаторов на такую связь было отведено 40 минут из часового регламента, однако мы, наверное, были слишком многословными.

Возможно, стоило бы ограничить темы для общения. Я вообще думала, что вряд ли сможем затронуть все. Вроде как затронули, но из зала смогли выступить только два молодых человека.

Организаторы выставки консультировались со мной, когда определялись с концепцией выставки. Правда, получив пресс-релиз, я немного растерялась от слишком мудреного ее названия. Что такое «Поп-ап-выставка-аттракцион», узнала только тогда, когда познакомилась с экспозицией и прочитала в сети о том, какой хотел видеть ее инициатор – главный редактор интернет-портала «Инде» Феликс Сандалов.

Выставка произвела на меня двойственное впечатление. Во-первых, очень сильная фрагментарность в представлении недавнего прошлого вряд ли поможет посетителям воспринимать 90-е годы хоть в какой-то целостности. Во-вторых, не могла не заметить несколько эстетское представление исторических реликвий, весьма ценных, кстати, но, вспомнив принцип современной жизни - «развлекая, информируй», подумала, что молодежи это должно понравиться.

В интервью, которые я послушала с экранов телевизоров, заметила немало субъективных оценок, абсолютно не подтверждаемых реальной жизнью. Например, узнала о том, что о татарской культуре в советское время никто не заботился. Могла бы привести массу фактов, опровергающих этот тезис. И рассказать о разочаровании знакомых деятелей татарского искусства. После принятия Декларации о государственном суверенитете Республики Татарстан они ждали, что, наконец, заживут полнокровной жизнью. А в условиях суверенности деньги на татарскую культуру выделись по-прежнему, по остаточному принципу. К тому же книги татарских писателей перестали печатать в Москве…   

И последнее. Наверное, наша дискуссия не совсем удовлетворила организаторов проекта, которые, как мне показалось, судят об истории как об аттракционе. Это слово совсем не зря в названии выставки. Как верно заметил мой коллега Айрат Бик-Булатов, «на наши девяностые в рамках данного проекта смотрят ребята, в них не жившие, у которых нет особого трепета именно перед казанскими девяностыми, смотрят они как бы со стороны и превращают их в свои «оригинальные вещицы».

История в «оригинальных вещицах» для вас, молодых, конечно, более близка и понятна, однако культ  «винтажности» в таких серьезных вещах, как история, чреват сильными искажениями. Уж даже не знаю, что лучше – ничего не знать о том, что происходило в прошлом (увы, могу судить по общению с вами, как много вы не знаете), или знать только по «оригинальным вещицам» типа футболок с именами казанских группировок.

Мне это интересно, поскольку я знаю логику истории, могу дополнить знания личными впечатлениями. А с чем уйдут с выставки ваши сверстники?

Впрочем, аудитория, собравшаяся на дискуссию, показала, что мои опасения напрасны. Ваша сокурсница Аня Бочкарева, которая тоже была на дискуссии, сказала, что она нашла ответы на вопросы, которые ее волновали, но появилось много новых вопросов.

Это здорово, когда изучаешь историю…  

Студентки КНИТУ-КАИ Анна Бочкарева и Ирина Русинова - читатели "Казанских историй"

Ирина Русинова и Валерия Сафарова, студентки КНИТУ-КАИ

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов