Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
25.04.2017

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+3° / +8°
Ночь / День
.
<< < Апрель 2017 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1847 – Лев Николаевич Толстой подал прошение об исключении его из числа студентов Императорского Казанского университета.

    Подробнее...

Долго будет Карелия сниться, и будет сниться Валаам...

Как никогда сегодня популярна присказка о том, что не нужен нам берег турецкий, то есть заграничный. Да и не ждет он россиян – в Европе бал правят санкции и всевозможные запреты, в мире то и дело случаются разного рода нештатные ситуации, так что на чужбину лучше не соваться.

А если уж совсем откровенно, так у нас огромная и замечательная страна, и столько в ней достойных туристского посещения мест, что никакая заграница в сравнение не идет. Взять, например, край «остроконечных елей ресницы над голубыми глазами озер», наш русский север, о которой сложена красивая песня «Карелия».

На Валламе мы побывали с коллегой Любовью Агеевой. Поскольку у нас впечатления в основном совпадали, только однажды ходили по разным маршрутам, мы решили опубликовать мой очерк в «Казанских историях». Свои добавления Л. Агеева выделила полужирным шрифтом.

… В Барселоне была, в Риме, Париже, Берлине, Монте-Карло, Варшаве, Амстердаме, Каире, Люксембурге… А в Карелии – ни разу. Говорят, есть там остров Валаам на Ладожском озере – уникальный природный заповедник с отвесными скалами, бухтами, озерами и теми самыми удивительными хвойными ресницами из песни.

А еще Валаам знаменит древнейшей православной святыней – Валаамской обителью, которая ежегодно принимает около 90 тысяч туристов.

Решено, еду на Валаам, а заодно и город на Неве навещу, нашу вторую русскую столицу.

Вопреки традиции Санкт-Петербург встретил не дождем, а теплым сентябрьским солнышком. Прогулялись с Любовью Агеевой по обновленному Летнему саду, побродили по набережной Мойки, посетив дом Пушкина, где он провел последние дни жизни, побывали в Петергофе и Царском Селе.

И вот уже стоим с чемоданами в речном порту на причале со смешным названием Уткина Заводь. На волнах покачивается четырехпалубный теплоход «Ленин», который повезет нас на Валаам – двести десять километров по Неве и Ладожскому озеру.

Теплоход «Ленин». Две ночи на борту

И этот водоем вполне можно назвать морем: безбрежное, холодное, волнительное («Альдога» переводится с финского как «волна»). Длина Ладожского озера – 219 км, наибольшая ширина – 125 км, средняя глубина составляет 46,9 м, но встречаются пучины в 230 метров.

Когда уже стемнело и мы плыли по Ладоге, вышли на палубу: выл ветер, хлестал дождь, злобно кудрявилась за бортом темная и тягучая как болотная ряска вода, словно хохотала… Мороз по коже в прямом и переносном смысле. На ум сразу пришел «Титаник» с его печальной участью. Отчаянно захотелось обратно в каюту, в тепло и уют… Такой вот нордический характер у северной Ладоги.

Зато утром, раздвинув шторку на окне, ахнула от восторга: солнце задорно скользило по водной глади, волны играючи прикасались к отвесным красноватым берегам, накрытым сверху пышной золотой шевелюрой деревьев.

Так нас встретил остров Валаам (его длина 9,6 км, ширина – 7,8 км) – самый крупный в Валаамском архипелаге, объединяющем более 50 островов.

В общей сложности на Валааме, в том числе в поселке Валаам, относящемся к Сортавальскому муниципальному району (город Сортавала – административный центр Сортавальского городского поселения Республики Карелия), проживают около двухсот человек. Половина из них монахи, половина – мирские жители, как их тут называют.

Уникальная природа острова вдохновляла известнейших гениев творчества и науки: художников И.Шишкина, Ф. Васильева, А. Куинджи; писателей и поэтов Н. Лескова, Ф. Тютчева, И. Шмелева; композиторов П. Чайковского, А. Глазунова, ученых Н. Миклухо-Маклая, Д. Менделеева. Во время своего путешествия по России в XIX веке Валаам посетил Александр Дюма-отец.

Хорошо известны валаамские пейзажи, написанные И. Шишкиным («Вид Валаама», 1860), А. Куинджи («На острове Валаам», 1873), Н. Рерихом («Святой остров», 1917)

Валаам неоднократно посещали императоры Александр I и Александр II, другие члены императорской фамилии.

Одной только окружающей природы достаточно, чтобы превратить Валаам в место паломничества тысяч и тысяч туристов, не говоря уже об остальных его достопримечательностях. В этом я убедилась, едва ступив на священную землю: высоченные хвойные деревья купали свои вершины в голубом небе, под ними водили хороводы березы в ярко-желтых осенних сарафанах, еще ниже покачивалась разноцветная челядь – подлесок из кустарников, папоротников, всевозможных трав.

А в самом низу землю покрывал ковер из мягких мхов, бруснично-чернично-клюквенных ягодников, грибов. Собирать нельзя – заповедный режим, а вот фотографировать сколько угодно. На Валааме обитает множество птиц: зяблики, синицы, вальдшнепы, завирушки, пеночки-трещотки, кряквы, гоголи, хохлатая чернеть, то и дело попадаются на глаза вездесущие смелые чайки. Среди млекопитающих встречаются: белки, лоси, зайцы, мыши-полевки, нерпы, лисы. Есть лоси, но их мало, численность этих животных контролируется – уж больно падки лоси до листвы, хвои и коры деревьев, а растительность острова нужно беречь. Изредка встречается рысь, а зимой по льду с материка иногда забредают волки, но ненадолго – пищи в местном лесу для хищников маловато.

Кстати, климат на Валааме достаточно комфортный, без затяжных дождей осенью и трескучих морозов зимой. А летом и вовсе солнечных дней на острове на 30-35 больше, чем на материке. В это время здесь царствуют белые ночи, самая короткая из которых длится всего 3 часа 45 минут.

Какой впечатляющий вид открывается с крутого каменистого берега, изрезанного бухточками и заводями, на водную гладь озера – век любоваться не налюбуешься! Стою на крутом обрыве, щелкаю фотоаппаратом и мысленно переношусь в далекое прошлое. Не удивительно, что Валаам приглянулся в свое время православным религиозным деятелям, которые расселись по острову в скитах.

По легенде апостол Андрей Первозванный проповедовал на севере евангелие. Пройдя Днепр и Волхов, вошел на ладье в «бурные и вращающиеся воды озера Нево» и установил на горах Валаамских каменный крест. Спустя девять веков двое иноков, Сергий и Герман, пришли «от восточных стран», «вселились» на один из скалистых островов и основали монашеское братство.

История Валаамского монастыря начинается с XIV века, даже известна точная дата его основания – 1407 год. Предание гласит, что до 1429 года именно здесь жил инок Савватий, основавший Соловецкий монастырь. В XV столетии на Валааме проживали 600 монахов, монастырь в ту пору называли «честной и великой лаврой».

Впрочем, на далекий и оторванный от мира водными просторами Ладоги остров в давние времена ссылали провинившихся. И не только. Есть в истории Валаама грешная страница, такая же впрочем, как у нашего Свияжска, служившего в свое время местом ссылки и принудительного труда во времена сталинских репрессий психиатрической больницей. На остров Валаам после завершения Великой Отечественной войны, «дабы не порочили жизнеутверждающий социалистический строй», ссылали, как в лепрозорий, увечных, организовав здесь Дом инвалидов. В монастырских и скитских зданиях жили калеки, пострадавшие во время войны, а также больные туберкулезом, умственно отсталые и просто бездомные старики.

Монастырские постройки не считались памятником истории: комиссия архитекторов не сочла тогда сооружения Валаама ценными. Это сейчас отношение к ним резко изменилось.

В монастыре продолжается реконструкция. Восстанавливается после недавнего пожара здание, в котором жили наемные работники и гости. Работы идут как внутри, так и снаружи. Экскурсовод не скрывает – помогает своим авторитетом Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, он теперь лично патронирует монастырь на Валааме. 

Несмотря на то, что монастырь расположен далеко от материка, людей встречалось много. Не столько жителей – тут их немного, сколько туристов.

Они разбредаются по острову в разные стороны, как наша группа. Я пошла на скалистые горы, к другой стороне озера, а Людмила – по скитам. Потом обменялись впечатлениями. Не зря говорят, что есть такой метод лечения – природо-терапия. Постояла на скалистом берегу, посмотрела, как разбиваются волну о скалы, полюбовалась осенним лесом – и голова, мучившая с утра, прошла.

Любовь АГЕЕВА

Спасо-Преображенский мужской монастырь признан памятником русского зодчества, древняя иноческая обитель стала чем-то вроде мусульманской Мекки для православных людей. Пройтись по этой земле, поклониться нашедшим в ней последний приют страдальцам – уже святое дело, своего рода хадж во имя искупления грехов, пусть и не своих собственных…

Признаюсь, мою душу эти мысли переполняли на протяжении всего пребывания на Валааме, и особенно во время знакомства со старинными монашескими скитами: Воскресенским, Гефсиманским, в честь святителя Николая Чудотворца, преподобного Александра Свирского, Коневской Божией Матери. К последнему вместе с проводником долго пробирались по крутой лесной тропинке, мимо скал – и вот награда, словно три прозрачные жемчужины сверкнули озера. На берегу самого крупного из них, Игуменского, отшельником в течение семи лет в деревянной келье обитал будущий знаменитый в православном мире игумен Дамаскин, которого называют строителем (он правил на Валааме с 1839 по 1881 год, возвел за эти годы немало храмов, новых скитов, гостиниц для паломников острова и т.д.)

Самая высока лиственница острова растет именно здесь – ее высота 32 метра, по преданию дерево посадил сам Дамаскин.

В 1870-м году на месте своего бывшего уединения игумен устроил скит во имя Коневской иконы Божией матери. На скалистом берегу Игуменского озера была возведена небольшая деревянная церковь. Ее вплоть до фундамента разобрали в советские 50-е годы (это судьба многих храмов на Валааме), свезли на Центральную усадьбу и устроили из нее кормокухню для свинарника. А потом церковь и вовсе сгорела.

Пожары здесь, кстати, до сих пор случаются. Когда мы пришли в эту самую Центральную усадьбу, к Спасо-Преображенскому монастырю, прошагав в общей сложности семь километров по лесу, то увидели следы недавнего пожарища – сгорел второй этаж гостиницы для паломников (кто-то неудачно попользовался обогревателем). Спешно велась реконструкция, чтобы успеть до зимы.

Деревянный храм во имя Коневской иконы Божией матери (как и многие другие на острове) восстановили уже в наше время – стоит на том же месте, привлекая взгляд скромным одиночным куполом, строгими линиями и общим аскетизмом, так гармонично вписывающемся в окружающую природу. Поблизости от храма спрятался в густой растительности маленький домишко с трубой – здесь живет в уединении один монах. К нам он не вышел, зато собачонкой выбежала его «простолюдинка» кошка в ярком оранжевом ошейнике, и начала приветливо тереться о наши ноги. Невольно подумалось, что монах добр и ласков по отношению к братьям нашим меньшим, и это вызвало уважение к нему.

….Такая неожиданность – коровы на лугу! Оказывается, на острове есть ферма. Ее история уходит в глубокое прошлое и также связана с игуменом Дамаскином – именно он положил начало ее строительству в 1879 году. С тех пор ферма здесь и существует, снабжая монахов и немногочисленных мирских жителей острова свежими молочными продуктами. Попробовать их иногда перепадает и туристам.

Мы заглянули на ферму, которая в 2015 году после тотальной реконструкции получила новое дыхание. Теперь здесь кроме молока и прочих известных его производных готовят несколько сортов сыров. Жаль¸ не удалось их попробовать, но говорят необыкновенно вкусные, потому что все на монашеской ферме экологические чистое. С таким уклоном ее возводил почти сто пятьдесят лет назад игумен Дамаскин.

Крепкий кирпичный коровник строили по всем требованиям того времени – с ввозами на сеновал под крышей, с механизмами для подачи кормов и воды животным, даже с водопроводом. На первом этаже келейного корпуса располагались: кухня, трапезная, хозяйственные постройки и баня. В подвале работала паровая машина, которая и воду подводила в нужные места, и давала энергию сепаратору, взбивающему молочные сливки в масло. Тут же были мельница для размола мелкого картофеля, сенорезка. У монахов ничего зря не пропадало – все шло в дело. От погреба к причалу вела рельсовая дорога, работал подъемный кран¸ изготовленный самими монахами. К началу XX века работа фермы на Валааме была так четко отлажена, что ее даже наградили почетным призом как образцовое предприятие.

Монастырь закрыли в 1940 году, ферму передали в подсобное хозяйство советским учреждениям, лишь в 1992 году ее возвратили монастырю, вновь открывшемуся в 1984-м. В последние годы она неузнаваемо изменилась – здесь проведена капитальная реконструкция, в которой совместно участвовали российские, сербские и хорватские специалисты. В первую очередь они поставили задачу сохранить исторический внешний вид монастырской фермы, здание которой, как и все другие постройки Валаама, отличает гармоничное сочетание с местным скальным рельефом. Возрождение валаамской фермы, в которой сочетаются традиции прошлого и современный творческий подход – пример подлинно христианского отношения к историческому наследию.

Экскурсоводы нам попались не просто знающие, а влюбленные в Валаам, в его природу, в его историю. Мы узнали много интересного. Например, о том, что электричество с материка появилось на острове сравнительно недавно, летом 2013 года. Подводный электрический кабель длиной в 28 километров проходит по дну Ладожского озера.

Ранее единственным источником питания острова являлась старая дизельная электростанция, построенная еще в 50-х годах прошлого столетия. Жидкое топливо для нее доставлялось водным транспортом на причал Монастырской бухты, откуда, в свою очередь, подавалось на станцию мазутопроводом.

Решение подключить остров к единой энергосистеме страны принял Владимир Путин по время визита сюда еще в ранге Премьер-министра. Проект поддержал Его преосвященство Алексий II. Запланированный срок пришлось отодвинуть, и островитяне терпеливо ждали.

Еще одна интересная тема – о художниках, которые жили и творили на Валааме. Среди них оказался и наш Иван Шишкин. Здесь желание рисовать может появиться у каждого – такая красота вокруг! Мы с Людмилой фотографировали и пейзажи, и отдельные их фрагменты. Красивым мне показался даже старый пень с длинными корнями, который я сняла недалеко от пристани.

Кажется, никогда ранее я не слышала и не читала столько подробностей о взаимоотношениях России и Финляндии, о советско-финской войне 1939–1940 годов. Знала разве что о полосе укреплений на Карельском перешейке, известной как «линия Маннергейма.

Для Валлама это были трагические времена. Сначала он был финский, и в какое-то время стал военным форпостом. До сих пор в чаще леса сохраняются остатки здания разведшколы. Потом остров стал советским, что заставило обитателей монастыря эмигрировать в соседнюю страну, унеся с собой монастырские святыни.

Любовь АГЕЕВА

Поистине сказочным было путешествие по Ладожскому озеру от причала Никоновской бухты, где стоял наш теплоход «Ленин», на судне «Валаамский паломник», принадлежащем монастырю, в сердце острова – Центральную усадьбу с величественным Спасо-Преображенским монастырем. Мимо проплывали зеленые острова, крутые берега которых озорно трепали белые барашковые волны. Словно волшебный замок при входе в Монастырскую бухту, встречал храм Николая Мир Ликийских чудотворцев на острове Никольский. Каждый год 22 мая отсюда совершается Крестный ход по водам Ладоги, и именно с этого дня на Валааме открывается туристический сезон.

Тишина и удаленность от мирской суеты оставляют незабываемые впечатления от посещения Спасо-Преображенского мужского монастыря – этого северного духовного уголка России, который был освящен в 1896 году. Верующие православные паломники стремятся приложиться к мощам основателей монастыря – святых преподобных отцов Сергия и Германа Валаамских.

Одной из самых почитаемых святынь монастыря является чудотворная Валаамская икона Божией Матери. Еще одна святыня – чудотворная икона святой праведной Анны, праматери Христа, являющаяся списком с афонского подлинника и обладающая чудесным свойством исцеления от бесплодия.

Среди старых монастырских построек выделялась современная просторная сцена на манер беседки, с каменными ступнями и ажурными украшениями. Это на самом деле сцена, построенная два года назад.

Дело в том, что Валаамский монастырь славен своим хором, в репертуаре которого различные церковные богослужебные песнопения. Валаамская обитель активно сотрудничает с кафедрой древнерусского пения Санкт-Петербургской консерватории, ее преподаватели помогают монахам изучать древнее знаменное пение Руси.

В июле 2016 года на территории Валаамского монастыря состоялся II Международный фестиваль православного пения «Просветитель», который проводится по благословению Патриарха Кирилла. В фестивале принимали участие монастырские и духовные хоры из разных уголков мира: Армении, Болгарии, Греции, Грузии, Ливана, Румынии.

Сильный и быстрый дождь пролился над монастырем – и снова выглянуло солнце, заиграв лучами на золоченых куполах Спасо-Преображенского храма. По мокрой бетонированной дорожке, не поднимая лиц, спешили по делам монахи, а совсем рядом, на детской площадке с качелями и песочницей, вышла погулять молодая мама с мальчиком лет пяти.

Валаам живет своей жизнью – служители религии бок о бок с людьми мирскими, которые работают в инфраструктуре поселка и монастыря, у них семьи, дети.

С одной из таких мирских жительниц довелось познакомиться поближе – Елена Бояршинова была нашим экскурсоводом по Валааму, она четверть века живет на острове, перебравшись сюда в свое время из Санкт-Петербурга.

– Да¸ у нас трудно, – призналась Елена. – Вот в прошлом году школу закрыли – мол, не перспективная она, всего двенадцать ребятишек. Сейчас их перевели на дистанционное обучение по Интернету. Уж не знаю, насколько оно эффективно… Нет у нас больницы, а добраться до райцентра сложно – мы ведь на острове, да и не близко это. И с работой проблемы – все таки населенный пункт малочисленный, люди устраиваются кто как может, многие покидают остров. Я вот, например, зимой тоже уезжаю – работаю экскурсоводом в Питере, за рубежом.

Но все эти трудности уходят прочь, едва вдохнешь целебный валаамский воздух, окинешь взглядом берега и водные просторы Ладоги, помолишься у святынь наших.

Я не просто влюблена в этот край, я с ним срослась, теперь уж на всю жизнь…

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов