Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
28.04.2017

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
+7° / +18°
Ночь / День
.
<< < Апрель 2017 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1906 – Высочайшим указом заслуженный ординарный профессор Н.П. Загоскин с 7 марта утвержден после избрания ректором Казанского университета.

    Подробнее...

Проба пера, почти профессиональная

6 мая 2014 года  в концертном зале учебно-лабораторного корпуса Поволжской государственной академии физкультуры, спорта и туризма состоялась церемония награждения республиканского фестиваля  «Студенческая весна-2014».

В составе жюри конкурсного направления «Журналистика» работала главный редактор «Казанских историй», заслуженный работник культуры РФ и РТ Любовь Агеева («Студенческая весна-2014»: лауреаты известны). Предлагаем вашему вниманию ее заметки.

В конкурсе по направлению «Журналистика» было три номинации: «Печатная   журналистика», «Телевизионная журналистика» и «Фотожурналистика». Среди лауреатов оказалось  5 студентов Казанского федерального университета, в том числе обладатели дипломов I степени Роман Окашин («Печатная журналистика») и Сергей Леногов («Телевизионная журналистика»).  Дипломами I степени были также награждены Алина Фасхутдинова (номинация «Печатная журналистика») и Тимур Гумеров (номинация «Фотожурналистика»).

Победители и призеры конкурса «Журналистика»

Когда я была студенткой, «Студенческой весны» не было. Потом, когда стала преподавать в вузе, увидела, что студенты готовятся к ней порой даже серьезнее, чем к сессии. И вот в нынешнем году оказалась в самом центре событий, правда, не магистральных. Но конкурс по журналистике, членом жюри которого я была, позволил узнать, что было на  мейнстриме.

Концерт 7 мая, где награждались победители и лауреаты, оставил потрясающие впечатление. Я увидела студентов совсем не такими, каких встречаю в учебной аудитории.

Впрочем, я увидела это раньше, когда работала с Романом Титоренко, студентом 4 курса Института вычислительной математики и информационных технологий (бывший ВМК) Казанского федерального университета, главным по конкурсу журналистов. Он все делал сам: работал с конкурсантами, с членами жюри, решал организационные вопросы, обсуждая со мной  возникающие проблемы, связанные с несовершенством Положения о конкурсе,  думал, как можно выйти из затруднительных положений. И ни одного взрослого рядом!

Единственный взрослый, которого я видела среди организаторов, был режиссер-постановщик финального концерта Александр Фельдман.

В вузах мы уже давно отвыкли от такой самостоятельности студентов. Педагог – не просто консультант, но и непосредственный организатор, а порой даже исполнитель, как порой бывает у меня при организации традиционного фестиваля по итогам производственной практики «Золотой подсолнух».

И так, говорят, было на каждом конкурсе, а их было шесть: «Оригинальный жанр», «Театр», «Вокал», «Хореография», «Журналистика» и «Интеллектуальная весна». Первые четыре проводятся с момента появления студенческого фестиваля, а последние два – «новички».

Мы общались с Романом по электронной почте. Он посылал мне студенческие работы, я должна была оценить их по определенным критериям в баллах, потом баллы членов жюри суммировались – и таким образом лауреатами стали авторы, набравшие максимальное число баллов. 

У нас не было ни одного общего заседания. С одной стороны – налицо экономия моего времени, как члена жюри. С другой стороны, были явно спорные ситуации, которые лучше было решать всем членам жюри. Например, по некоторым работам мы с коллегами разошлись, как в море корабли: у кого-то у студента максимальный балл, у другого члена жюри по этой же работе другое мнение, и наоборот.

Поскольку в конкурсе участвовала моя студентка – Алина Фасхутдинова, ее работы оценивала моя коллега Елена Чернобровкина.

Обмениваясь потом мнениями с коллегами по кафедре истории и связям с общественностью КНИТУ-КАИ, где я преподаю, пришлось слегка поубавить восхищение студентами. Поскольку мне напомнили, что в организации фестиваля «Студенческая весна» принимают участие ЛУЧШИЕ студенты Казани и республики. И чтобы попасть в их число, надо ярко заявить о себе, в частности, в работе Лиги студентов.

Так ведь бывает и у нас. Есть студенты, которые способны всё сделать сами, а есть такие, которых надо водить на помочах постоянно.

В последние годы «Студенческая весна» уже не именуется фестивалем художественного творчества. Сегодня поощряется любое творчество. Конечно, самыми массовыми по-прежнему являются творческие состязания певцов и танцоров, пользуются популярностью направления «Оригинальный жанр» и «Театр». С прошлого года появилось направление «Журналистика». Впервые в 2014 году опробовали конкурс «Интеллектуальная весна».

Как я представляла, «Студенческая весна»  – это конкурс в несколько ступеней. Оказался лучшим в вузе, выходишь на городской/районный тур, победил там – получаешь право принять участие в региональном туре, в нашем случае республиканском. Федеральный тур собирает лучших из лучших, которые прошли по всей этой лестнице.

На деле на каждой лесенке наблюдались исключения. Так, студентка КНИТУ-КАИ Алина Фасхутдинова, получившая Диплом 1 степени, на федеральный тур не попала. Республику представляли совсем другие студенты. Как мне объяснили, участники этого тура должны быть единой командой, поскольку жюри оценивает не только отдельных участников, но и регион в целом.

Понять это могу. Но тогда стоит зафиксировать в Положении именно эту схему. К Положению у меня были и другие вопросы, которые я задавала Роману Титоренко. Ясно, что ответить на них он не мог. Поскольку действует единая схема. Фестиваль ведь российский. В ходе работы в жюри выяснилось, что конкурсные требования формулируются организаторам «Студенческой весны» на федеральном уровне. В регионах лишь уточняются организационные вопросы.

Далее фрагменты церемонии закрытия и награждения

Интересно, что проба пера привлекла более всего студентов-технарей. Заявки подали 22 человека: из КФУ – 9, из КНИТУ-КАИ и КНИТУ-КХТИ – по 3, Поволжской государственной академии физкультуры, спорта и туризма (ПовГАФКСиТ), Казанского филиала Российской академии правосудия (КФ РАП), Казанского государственного энергетического университета (КГЭУ) – по 2, Казанской государственной консерватории и Казанской государственной медицинской академии  – по  1.  В Казанском федеральном университете в прошлом году даже пришлось проводить отборочный тур на уровне вуза. И не потому, что в КФУ учатся будущие журналисты, их-то как раз не было среди конкурсантов.

Участникам конкурса «Журналистика» предлагалось выполнить конкретные задания. По направлению «Печатная журналистика» надо было представить аналитический очерк на одну из трех заданных тем: «Молодежная политика: проблемы и способы их решения»; «Наследие студенческой весны: зачем и кому нужен фестиваль?»; «Свободная журналистика: миф или реальность?». На втором этапе надо было написать репортаж об одном из конкурсных дней фестиваля, на третьем этапе взять интервью с участниками/организаторами/гостями   фестиваля. То же самое, но в телевизионном варианте должны были сделать начинающие тележурналисты. Аналогичные задания получили фотожурналисты.

Уверена, что многие профессиональные журналисты, даже опытные, скажут, что первое задание вызвало бы затруднение даже у них. Хороших аналитиков в современной журналистике мало, а очерк как жанр в современных  СМИ – вообще большая редкость.  

То есть конкурсантам дали задание заведомо непосильное. Как я, будучи членом жюри, могу оценивать труд студентов, получающих профессию, очень далекую от журналистики, по гамбургскому счету?

Я оценивала работы претендентов на номинацию «Печатная журналистика», но в направлении «Телевизионная журналистика» работали студенты КНИТУ-КАИ Рузиля Давлетшина и Алексей Михайлов (они получили Диплом III степени), и видела, с каким трудом они справляются с заданием. По сути им предложили работать в режиме профессиональных журналистов. К тому же монтаж сюжетов они могли сделать только на базе своих вузов.

Работы, которые мне пришлось читать, были разные по качеству, но если учесть, что писали их не будущие журналисты, то в целом результаты были впечатляющие. А в жанре интервью конкурсанты вообще проявили себя настоящими профессионалами, хотя скорее всего не знают теорию этого жанра.

У меня такое впечатление, что темы заданий составляли те, кто имеет слабое представление о журналистике. Иначе как можно предлагать участникам конкурса написать аналитический материал, снять аналитический сюжет? Такое задание было бы трудным даже для студентов-журналистов. И хотя это задание было предконкурсным, то есть его надо было выполнить до решающего этапа, когда студенты должны были продемонстрировать умение работать оперативно,  оно было студентам явно не по силам. И работы это продемонстрировали в полной мере. Несмотря на то, что темы конкурсантам предложили знакомые: «Молодежная политика: проблемы и способы их решения»; «Свободная журналистика: миф или реальность?»; «Наследие студенческой весны: зачем и кому нужен фестиваль?»

В основном тексты содержали самые общие рассуждения. Рассуждения дельные, с ясными тезисами, но без аргументов, конкретных примеров.  А порой это был вообще информационный материал.

Авторы в основном писали о том, что хорошо знают, а потому для обоснования своих суждений не видели нужды в конкретных фактах. Пожалуй, только Алина Фасхутдинова, выбрав тему  «Молодежная политика: проблемы и способы их решения», представила настоящий журналистский материал на конкретном фактическом материале («Новая история со старыми традициями» – о студенческих отрядах КНИТУ-КАИ).

Наиболее интересные работы оказались по теме «Свободная журналистика: миф или реальность?». Может, потому, что студенты писали о том, о чем думают. А может, потому, в этой теме можно было подменить серьезный анализ современной журналистики ярким авторским мнением. Тексты предъявляли результат рефлексии по данной проблеме, суждения рождались как бы из воздуха, вне связи с какими конкретными действиями, публикациями, суждениями и мнениями.

Порой это было очень интересно читать. Например,  выделялся текст Романа Окашина, с определенной авторской позицией, с попыткой нестандартного осмысления такой непростой категории, как свобода слова.

Понравился материал «Свободные журналисты, я ваш читатель!» (автор Матвей Малацион), тоже с четкой авторской позицией,   оригинальный по мысли. Текст былдополнен хорошими  иллюстрациями. Но не было ни одного примера в обоснование суждений автора.

Как это ни странно, самыми слабыми оказались материалы, написанные на тему  «Наследие студенческой весны: зачем и кому нужен фестиваль?». По сути все писали одно и то же.

Два задания студенты должны были выполнить во время конкурсного прослушивания, работая в жанрах репортаж и интервью. Эти работы более интересны и по содержанию, и по форме. В их основе – личные наблюдения. Порой авторы выражали свое мнение. И потому мозаика из фрагментов представленных текстов, с которыми я предлагаю нашим читателям познакомиться, представляет довольно полную картину двух дней фестиваля.

Я сделала подборку наиболее интересных материалов участников конкурса по направлению «Журналистика». Думаю, она будет интересна нашим читателям, которые знают, что такое – фестиваль «Студенческая весна».

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов