Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
18.11.2018

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
-2° / +1°
Ночь / День
.
<< < Ноябрь 2018 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
  • 2013 – Страшная трагедия в Казани. Катастрофа самолета «Боинг-737-500» авиакомпании «Татарстан» унесла жизни 50 человек

    Подробнее...

Не всё можно обсуждать публично

Среди публикаций последнего времени не могла не обратить внимание на ситуацию вокруг Казанского театрального училища.

Живешь себе – и не знаешь, какие страсти кипят в театральном сообществе. Но о некоторых страстях широкой общественности лучше не знать. Это именно тот случай. Всуе вспоминаются имена двух достойнейших актеров, которые, если бы знали об этом, были, уверена в этом, крайне возмущены развернувшейся дискуссией. Знала лично и Юнону Кареву, и Шауката Биктемирова. Люди были крайне чистоплотны во взаимоотношениях, не мерялись заслугами. Каждый пахал свою грядку и радовался успехам другого.

И вот теперь «общественность» решает, кто из них более заслужил славы, чьим именем назвать Казанское театральное училище?

Юнона Карева, талантливая актриса и великолепный педагог, отдала этому учебному заведению 42 года своей жизни. У нее сотни учеников, известных не не очень, но всем бы педагогам такую любовь, какую она знала, как Учитель.

Как выяснилось, идею назвать училище  именем Каревой поддержали Чулпан Хаматова, Константин Хабенский и Сергей Безруков, которые в эти дни встречаются с казанскими зрителями. Чулпан Хаматова была ученицей Юноны Ильиничны, актриса недолго работала с Вадимом Кешнером в казанской театральной школе Константина Хабенского. Сергей Безруков с Каревой знаком не был, но, узнав о ней от коллег, искренне их поддержал. Они подписали письмо с соответствующим предложением на имя Президента РТ, имели разговор об этом с казанским Мэром Ильсуром Метшиным.

А родилась идея в самом училище, в котором Юнона работала до самого последнего своего дня. Мы потеряли ее год назад. 

Насколько мне известно, до этого никто вопроса о присвоении театральному училищу чьего-то имени не поднимал и предложений по конкретной кандидатуре не делал. Имен достойных много, и среди педагогов, и среди выпускников.

Кандидатура Шауката Биктемирова возникла скорее в противовес – в этой ситуации понадобилась фигура не менее значимая. И не менее достойная. Шаукат Хасанович – легендарный актер, который мог бы войти в историю татарского театра только за одну роль – Альмандара из Альдермеша, а у него целый ряд таких творческих удач. К истории театрального училища актер имеет самое непосредственное участие – он его выпускник.

И началось жонглирование фамилиями, фактами из жизни двух актеров. В СМИ появились мнения художественного руководителя – директора Казанского Большого драматического театра имени Качалова Александра Славутского и главного режиссера Татарского академического театра имени Камала Фарида Бикчантаева, которые, как явствует из публикации в газете «БИЗНЕС Online», сочли возможным поддержать конкретную кандидатуру. Александр Славутский при этом подчеркнул, цитирую:

«Называть училище именами выпускников – это корректная и обоснованная практика. Прецедентов множество. Например, в Нижнем Новгороде училище носит имя Евгения Евстигнеева, пожалуй, самого известного выпускника этого учебного заведения».

Но в Казани есть консерватория, которая носит имя педагога – ее первого ректора, музыкальный колледж имени другого педагога – это тоже  «корректная и обоснованная практика».

По счастью, желающих поучаствовать в этой «творческой» дискуссии оказалось немного.

И я бы промолчала, если бы не анонсирование возможного обсуждения этого вопроса на заседании в Союзе театральных деятелей Татарстана. А это значит – противопоставление двух замечательных актеров завершится официальным решением о том, кто из них училищу «более ценен». И еще не известно, какой резонанс получит это решение в театральном сообществе республики. Каким бы продуманным не было это решение.

В этой связи не могу не высказать свое мнение. Публичный разговор на эту тему не кажется мне правомерным. Это не только плохо по отношению к конкретным персонам, но и опасно, поскольку  сравниваются уже не актеры, а их фамилии. И я слышу от знакомого актера тревожный комментарий: «Конечно, имя будет татарское…»

 Мне понравился комментарийРашида Загидуллина, главного режиссера театра драмы и комедии имени Тинчурина, которое он высказал в газете «БИЗНЕС Online»:

«Я хорошо отношусь и к Шаукату Биктимирову, и к Юноне Каревой, тем более что она была моим педагогом. Но решать, кто из них более достоин, я не берусь. Для чего вообще нужно противопоставлять этих ушедших из жизни людей? Мне кажется, что это неправильно».

Я много лет в журналистике, и всегда выступала против того, чтобы ради «трех строчек в газете» делать гласными деликатные ситуации, публичное обсуждение которых имеет больше минусов, чем плюсов.  Много лет назад несколько часов провела на собрании актеров Качаловского театра – коллектив объявил вотум недоверия главному режиссеру. Тема для публикации была более чем громкая. Весь город обсуждал бы скандал в театральном семействе.

Но я не сочла возможным писать об этом собрании, просто высказала свое мнение актерам, которые меня пригласили на этот острый разговор в труппе.

Сегодня иные времена. Среди редакций идет своеобразная борьба за «эксклюзив» – чья публикация  окажется громогласнее? Другого слова не подберу.

Особая деликатность ситуации в данном случае связана с тем, что ни Юноны Каревой, ни Шауката Биктемирова уже нет с нами, и они не могут принять участия в дискуссии о том, чье имя должно носить театральное училище.

Как мне кажется, они бы посоветовали нам оставить всё, как есть. Пусть в Казани будет просто театральное училище. Без имени. 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Комментарии  

 
#1 Алексей Добрянский 14.01.2015
Мнение Л.Агеевой, высказанное в данной статье ("оставить всё, как есть") - это её личное мнение. Не более того. Подобные вопросы должны решаться широкой культурной общественностью Казани плюс в обязательном порядке - всеми «причастными» к училищу, т.е. педагогами и выпускниками, работающими в театрах страны. Для этого разослать во все «храмы Мельпомены» соответствующие опросные листы. Училище должно стать "именным" ОБЯЗАТЕЛЬНО. Это не только дань уважения к памяти конкретного лица (Каревой или Биктимирова), а и ко всем педагогам и выпускникам, ушедшим и живущим, известным и нет. Таково моё личое мнение.
 
 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов