Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
26.05.2017

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
+14° / +20°
Ночь / День
.
<< < Май 2017 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1917 – Рабочие-татары Ягодного района Казани приняли решение о полном разрыве отношений с Казанским мусульманским комитетом и об отзыве своих представителей из этого комитета.

    Подробнее...

Между Сциллой прошлого и Харибдой настоящего

Редакция «Казанских историй» почти два года держала на контроле одну тему, связанную с острой проблемой охраны памятников культурного наследия. Речь идет о строительстве нового лабораторного корпуса Института геологии и нефтегазовых технологий Казанского федерального университета.

Это строительство вызвало бурную дискуссию в СМИ. Дело в том, что новостройка началась рядом с Петропавловским собором, и это соседство очень сильно осложнило ситуацию. Но со временем страсти утихли, и журналисты про предмет раздора забыли. И только «Казанские истории» довели наблюдение до логического конца.

В феврале нынешнего года, когда новый корпус начали обживать новоселы, Любовь Агеева при содействии директора института - проректора по науке КФУ Даниса Нургалиева совершила по нему экскурсию. Но в результате получился не обычный репортаж, а аналитические заметки, материал для которых собирался еще долго.

 Скандал в благородном семействе

Новостроек в Казани много, но лишь единицы вызывают желание с ними познакомиться поближе. И новый корпус КФУ вряд ли бы привлек мое внимание, если бы не стал поводом для ожесточенного спора защитников казанской старины с руководством вуза. Мало того, дискуссия о том, быть или не быть этому корпусу, расколол ряды членов Татарстанского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК). Дискуссия местами напоминала скандал.

Первые публикации появились в октябре 2013 года, когда был снят грунт рядом с церковью Космы и Дамиана. Раскоп площадью 60 квадратных метров был сделан 4 октября в 20-25 метрах к северо-западу от северного угла здания колокольни Петропавловского собора. Механизированным способом был снят техногенный грунт до 1 метра 60 см от уровня современной поверхности.

Как сообщалось в СМИ, общая мощность культурных напластований в раскопе достигала 3 метров 20 сантиметров.

Обвинения руководства университета в нарушении закона оказались несостоятельны, поскольку КФУ имел на эти работы разрешение. Редакции СМИ, в том числе и наша, получили из Министерства культуры РТ, соответствующую справку.

Работы на объектах культурного наследия проводятся только после получения экспертного заключения. Историко-культурную экспертизу по заказу министерства проводят аттестованные эксперты. На этот раз экспертиза была заказана брату и сестре Забировым – Рустэму и Фариде, известным казанским архитекторам-реставраторам. Под актом также стоит подпись И. Кузьминой, руководителя Центра культурного наследия Татарстана. Эта экспертиза вызвала вторую волну критических публикаций.

Под воздействием общественного мнения работы на объекте на какое-то время были приостановлены, а потом возобновлены, поскольку КФУ получил все необходимые разрешения на строительство. И в кратчайшие сроки здание было возведено.

«Казанские истории» в свое время опубликовали довольно подробный обзор публикаций в СМИ, отразивших разные точки зрения.

Я не смогла принять участие в этой дискуссии, однако в какой-то степени в ней поучаствовала, подписав письмо Президенту Республики Татарстан Р.Н. Минниханову с просьбой «вмешаться в ситуацию и отдать распоряжение о принятии оперативных мер, среди которых – прекращение на территории, прилегающей к комплексу, строительных работ, которые могут привести к необратимым последствиям». Меня заинтересовала не столько судьба церкви Космы и Дамиана, сколько судьба колокольни. Вот это письмо:

«Президенту Республики Татарстан Р.Н. Минниханову

Уважаемый Рустам Нургалиевич!

В центре Казани сохранился уникальный комплекс конца XVII – начала XVIII вв. В целостный уникальный историко-архитектурный ансамбль памятников федерального и республиканского значения входят Петропавловский собор с колокольней, дом причта, дом Михляева, церковь Космы и Дамиана. Историко-архитектурная и культурная ценность комплекса установлены давно, однако состояние некоторых строений вызывает серьезные опасения в связи с угрозой их разрушения.

Ситуация с сохранностью комплекса усугубилась в связи с близко пролегающим маршрутом метрополитена, а в последние месяцы – из-за строительно-планировочных работ по созданию учебно-лабораторного корпуса КФУ на прилегающей территории. Результаты инженерного обследования, осуществленного ГУП «Татинвестгражданпроект» ещё в 2004 году, подтвердили аварийное состояние дома Михляева и церкви Космы и Дамиана, в выводах указывалось на необходимость принятия срочных мер по их комплексной реставрации.

Так, церковь Космы и Дамиана – домовая церковь Михляевых 1708 года постройки – разрушается, а колокольня Петропавловского собора отклонилась от оси по вершине уже на 70 см и имеет вертикальные увеличивающиеся разломные трещины. Возможное обрушение колокольни нанесёт огромный ущерб репутации нашей республики. Тем способом, которым сейчас ведутся работы по строительству лабораторного корпуса КФУ (обнажение фундамента церкви Космы и Дамиана, планируемый пристрой к алтарной части церкви трехэтажного здания под видом воссоздания «исторической» застройки советского периода), категорически нельзя обходиться со зданиями, представляющими столь высокую ценность. Это полное пренебрежение великим прошлым нашей страны. И это не может не беспокоить общественность.

Призываем Вас лично вмешаться в ситуацию и отдать распоряжение о принятии оперативных мер, среди которых – прекращение на территории, прилегающей к комплексу, строительных работ, которые могут привести к необратимым последствиям.

На наш взгляд, крайне необходимо организовать и профинансировать реставрационные работы. Считаем, что отреставрированный комплекс Петропавловского собора, дома причта, дома Михляева и церкви Космы и Дамиана будет исключительно привлекательным для туристов, посещающих нашу столицу. Кроме того, реставрация всего комплекса и применение его культовых объектов по прямому назначению будут способствовать укреплению межнационального согласия в Республике Татарстан».

Я следила за развитием событий из-за колокольни. В январе 2015 года встретилась с директором Института геологии и нефтегазовых технологий, чтобы как-то поспособствовать его контакту с представителями церкви. Данис Нургалиев говорил журналистам, что наклон колокольни представляет опасность. Он заявил тогда, что институт готов понаблюдать за ней, установив специальные датчики.

Надо было материализовать это намерение, а для этого восстановить отношения с теми, с кем только недавно шел спор.Посредником вызвалась быть архитектор-реставратор Ирина Аксенова.

Не могла не задать Данису Карловичу и вопросы о новостройке. Так родилась идея об экскурсии в новый корпус.

Во время экскурсии у меня была возможность вспомнить студенческие годы в Казанском государственном университете. Иногда занятия будущих журналистов проводились в здании геологического факультета. С 1790 года не была здесь ни разу. Наблюдала за ним со стороны. Если не ошибаюсь, к 200-летию Казанского университета, которое праздновалось в 2004 году, оно помолодело и похорошело.

Парадная лестница главного здания

Признаюсь, в годы учебы мы не особо интересовались историей университетских корпусов. Знали только то, что в актовом зале главного здания была знаменитая сходка с участием первокурсника Владимира Ульянова. В некоторых аудиториях встречались портреты людей со знакомыми фамилиями. Например, был портрет Льва Толстого. Он когда-то тоже учился в Казанском университете.

Уже работая в редакции «Вечерней Казани», я узнала, что геологический факультет размещался в зданиях бывшей Казанской духовной семинарии, закрытой после Октябрьской революции. Это один из ценных памятников гражданской архитектуры нашего города.

Чтобы понять, чем был вызван ожесточенный спор, связанный со строительством лабораторного корпуса КФУ, пришлось вспомнить кое-какие исторические факты, связанные с территорией вблизи Петропавловского собора.

Воссоздать или построить заново?

Хотя в документах везде говорится о воссоздании утраченного пристроя, на самом деле лабораторный корпус построен с нуля. Именно в таком виде он и был нужен университету. В проекте была учтена специфика его использования, то есть характер оборудования и технологических процессов будущих исследований.

До революции 1917 года все сооружения между улицами Воскресенской (ныне Кремлевская) и Петропавловской (ныне улица Мусы Джалиля) имели церковное предназначение и мирно уживались в таком тесном соседстве.

Казанская духовная семинария как духовно-просветительское учреждение берет свое начало с возникновения в 1723 году Казанской Архиерейской Славяно-Латинской школы (орфография историческая). Исключительное положение Казанской епархии, населенной иноверцами, подвигло митрополита Тихона к привлечению в духовную школу детей из недавно обращенных иноверческих семей, чтобы те после окончания учебного заведения послужили делу просвещения среди своих еще не обращенных соплеменников. В 1733 году Славяно-Латинская школа, благодаря деятельности архиепископа Казанского Илариона (Рогалевского), была преобразована в семинарию.

Комплекс зданий семинарии начал складываться в первой половине XVIII века. Семинария имела нескольких корпусов. Места для их строительства было выделено мало, так что пришлось считать каждый метр. Только один корпус из четырех выходил на улицу Воскресенскую. В так называемом учительском дворе был служебный корпус, который стоял во дворе и граничил с территорией Петропавловского собора, почти вплотную примыкая к церкви Космы и Дамиана, к ее алтарной части.

Этот документ нашли в архиве

В служебном корпусе находились разные хозяйственные службы, например, прачечная. Здесь также жили преподаватели, в том числе известный татарский просветитель Каюм Насыри. В семинарии он преподавал 15 лет, с 1856 по 1871 год. На сайте http://tatarica.narod.ru, в очерке Радика Салихова «Участь первопроходца (Каюм Насыри)», указывается, что ему выделили крохотную комнату на чердаке семинарского здания.

Данные о том, каким был служебный корпус, разнятся. Некоторые говорят, что он был двухэтажным. Кто-то вспоминает про три этажа.

Как оказалось, Данис Нургалиев когда-то жил в бывшем служебном корпусе. Он утверждает, что исторического здания нет уже давным-давно. По его свидетельству, на этом месте в разное время существовали, как минимум, два здания.

В их доме (Данис Карлович назвал его скворечником) были обычные коммуналки. В 90-е годы прошлого века из-за его ветхости жителей отселили в благоустроенные квартиры, а дом снесли. И мало кто это заметил. Потому что здание не представляло никакой ценности.

Заместитель председателя Татарстанского отделения ВООПиК Ф. Забирова подтвердила, что служебный корпус не состоял на учете как объект культурного наследия. Под защитой государства был только главный корпус бывшей семинарии – литер А. Это очень важная информация для понимания сути спора руководства Казанского федерального университета с защитниками памятников старины.

Информация о том, что в служебном корпусе жил Каюм Насыри, стала главным аргументом в обосновании необходимости его воссоздания на том же самом месте, то есть впритык к церкви Космы и Дамиана.

В справке, полученной редакцией, говорилось:

«На основании всех предварительных работ и проектной документации был получен Акт государственной историко-культурной экспертизы научно-проектной документации, обосновывающей проведение работ по сохранению объекта культурного наследия регионального (республиканского) значения «церковь Косьмы и Дамиана, 1708 г.» (по адресу: г. Казань, ул. М.Джалиля, 21), и воссозданию пристроя к объекту культурного наследия регионального (республиканского) значения «Казанская духовная семинария, где в 1871 г. жил и работал ученый и просветитель Каюм Насыри».

«Воссоздание пристроя к объекту культурного наследия» по сути означало строительство нового здания на том месте, где когда-то стоял служебный корпус семинарии, благо сохранились соответствующие архивные документы, точно зафиксировавшие это место. Кстати, к 2013 году от его фундамента не осталось даже следа.

Заметим, что для КФУ «воссоздание пристроя» было единственным обстоятельством, чтобы улучшить условия работы для ученых Института геологии и нефтегазовых технологий, ведь новое строительство в зоне памятников культурного наследия категорически запрещено.

Опасное соседство

Мало кому пришло бы в голову протестовать против стройки, если бы не ее опасное соседство с церковью Космы и Дамиана, входящей в комплекс Петропавловского собора. В отличие от служебного корпуса, эта церковь является памятником культурного наследия регионального значения.

В русской традиции святые Косма и Дамиан (правильное написание имен)  известны как Кузьма и Демьян,  братья, святые-бессребреники, врачеватели и чудотворцы, по церковной традиции, предположительно жившие во второй половине III – начале IV века.

Интересно, что в истории православия есть и другие святые с такими именами. Есть Косма и Дамиан родом из Асии (часть Малой Азии), из Рима, были Косма и Дамиан Аравийские. Все они приняли мученическую смерть, не отказавшись под пытками от своих убеждений. Святых Косму и Дамина считают покровителями врачей, их лики иногда можно видеть на медицинских эмблемах.

Церковь Космы и Дамиана была освещена в 1708 году. Была построена как одноэтажное кирпичное здание на высоком подклете, западным торцом примыкающее к дому Михляева. Кстати, богатый казанский купец и промышленник Иван Михляев выделил немалые средства для строительства зданий Казанской духовной семинарии.

То, что осталось от церкви Космы и Дамиана

В краеведческой литературе церковь Космы и Дамиана упоминается как домовая церковь семьи купца Ивана Михляева (Микляева). Есть мнение, что церковь была надвратной и именно здесь был вход/въезд в Петропавловский собор. Как известно, парадный вход в собор был раньше со стороны нынешней улицы Чернышевского (бывшая Гостинодворская улица). При осмотре полуразрушенного здания церкви хорошо видно арку, через которую мог проехать экипаж. Правда, сегодня из-за большого слоя техногенного грунта она частично ушла под землю.

Согласно архивным данным, церковь потеряла свое назначение почти 200 лет назад. В советское время здание использовалось как жилой дом.

По мнению Ирины Аксеновой, церковь представляет ценность как один из ярких образцов гражданской архитектуры своего времени. К тому же место это намоленное, а алтарь для верующего остается алтарем даже в разрушенном здании. Понимание этого помогает понять непримиримую позицию оппонентов строительства нового лабораторного корпуса КФУ.

Надо сказать, все, кто принимал решение по «воссозданию пристроя», попали в щекотливое положение. Воссоздать можно уничтоженный временем или людьми памятник культурного наследия, сейчас это даже вошло в моду. Но служебный корпус – не памятник, как заявляла публично Ф. Забирова.

Налицо ловушка, вызванная многолетним отсутствием должного порядка в официальной документации на объекты культурного наследия. В ней сегодня порой оказываются и власти, и защитники старины, поскольку в паспорте объекта не всегда есть полная информация о том, что конкретно стоит на государственной охране. И этим сегодня пользуются нынешние собственники памятников, пытаясь уйти от обременений, возлагаемых их статусом.

Что касается данного конкретного случая, налицо две трактовки. В списке памятников Вахитовского района, который я нашла в Интернете, предметом охраны определен корпус под литером А. Запись в Своде памятников истории и культуры, изданном в 1993 году отдельной книгой как каталог-справочник, другая – Ленина, 4, здание духовной семинарии, 1734-1741, переест. 1858 – перестр. архит. А.К. Ломана. Правда, ниже указывается – двухэтажное здание, занимающее целый квартал.

Как видно, Министерство культуры РТ посчитало памятником весь комплекс сооружений бывшей семинарии.

Второе осложнение спровоцировало то, что Фарида Забирова, один из авторов экспертного заключения, разрешающего «воссоздание пристроя», является заместителем председателя регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, и ее положительное заключение вызвало резкую критику многих членов Совета этой организации. В беседе со мной она выразила недоумение случившимся, поскольку полагает, что действовала во благо, ведь в Акте государственной историко-культурной экспертизы научно-проектной документации, обосновывающей проведение работ по «воссозданию пристроя» есть положение о сохранении церкви Космы и Дамиана. Церковьуже многие годы находится в плачевном состоянии, и вряд ли ситуация изменится к лучшему – у Казанской епархии в целом и общины Петропавловского собора нет средств для ее реставрации.

Руководство Казанского федерального университета гарантировало помощь по укреплению фундамента церкви, чтобы предотвратить ее дальнейшее разрушение.

В последние годы в Казани реставрированы и реконструированы многие памятники старины. Но у некоторых объектов, в том числе у церкви Космы и Дамиана и дома купца Михляева (объект культурного наследия федерального значения, межу прочим), несчастливая судьба.

Помню, в 1980 году был разработан проект их реставрации, в ноябре прошло его общественное обсуждение. Была публикация об этом. Но проект по каким-то причинам не был реализован.

В преддверии 1000-летия Казани дом Михляева и церковь Космы и Дамиана были включены в перечень объектов для реставрации в рамках федеральной программы сохранения исторического центра, мастерской Ирины Аксеновой были заказаны проекты. Но, как и в первый раз, проекты остались на бумаге.

Здание бывшего храма все эти годы потихоньку разрушалось. Как сообщается в справке Министерства культуры РТ, упоминаемой выше, в начале 2000 годов, когда жильцов уже выселили, свод подклета церкви частично обрушился. Главным управлением охраны памятников министерства были проведены консервационные работы, сделана временная кровля.

И наверняка дожили бы мы до дня, когда соответствующая служба Министерства культуры РТ вынесла бы вердикт: из-за ветхости здание памятник регионального значения – церкви Космы и Дамиана реставрации не подлежит.

Если бы не нужда в новом лабораторном корпусе для Института геологии и нефтегазовых технологий… Построили его в рекордные сроки... 

Об экскурсии в новый лабораторный корпус читайте в отдельной публикации - Между Сциллой настоящего и Харибдой прошлого.

 

НАША СПРАВКА

По верованиям древних греков, на прибрежных скалах по обе стороны Мессинского пролива обитали два чудовища: Сцилла и Харибда, поглощавшие мореплавателей.

Выражение между Сциллой и Харибдой употребляется в значении: оказаться между двумя враждебными силами, в положении, когда опасность угрожает и с той и с другой стороны.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов