Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Finversia-TV
Яндекс.Погода

Хронограф

<< < Апрель 2019 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
  • 1759 – Начало театральных представлений в Казани. Первой публике была представлена комедия Мольера «Школа мужей».

    Подробнее...

Поэту хлеба мало

14 января 2014 года в Доме-музее Василия Аксенова состоялось сразу два события. Во-первых, это был творческий вечер поэта Николая Беляева. Во-вторых, открылась выставка фотографа Владимира Богданова.

Участником этих событий была Любовь Агеева.

Николай Беляев и Рустем Сабиров

Если честно, боялась, что всем желающим не хватит места, ведь зал Дома Аксенова не такой уж большой.

Мест свободных, конечно, не было, но и особого ажиотажа не случилось. Пришли в основном те, кто знает Николая Беляева лично, кто был знаком с Владимиром Богдановым, с его творчеством.

Николай Беляев, конечно, более известен, чем Владимир Богданов, к сожалению, рано ушедший из жизни, но долгие годы поэта не было в Казани. Не так давно он вернулся из Владимирской области, где жил с 1992 года. Стараниями депутата Государственного Совета РТ Н. Валеева и при поддержке известных деятелей культуры нашего города Президент Татарстана Р. Минниханов помог выделить ему квартиру, которую он арендует.

Вернувшись, Николай нередко встречается со своими друзьями и поклонниками, но в основном у себя дома, на кухне, как сам рассказывал в интервью газете «Казанские ведомости». В Доме Аксенова, наконец, была возможность встретиться, что называется, на публике, увидеть его «вживую», послушать новые стихи…

Желающих открыть для себя поэта Николая Беляева оказалось немного. Не в чести сегодня поэзия. Не может не удивлять, зачем поэты их сочиняют, если книжки приходится издавать на свои деньги. Наверное, просто не могут не сочинять.

Николай Беляев в одном из своих стихотворений писал о магической силе зрительного зала, внимающего поэту. А сейчас шутит по этому поводу.

Я спросила его в интервью, опубликованном в газете «Казанские истории», как он относится к тому, что поэзия перестала быть властительницей душ. И вот что он ответил:

«А кто вам сказал, что она ей была для основной массы населения? По данным статистики поэзией всегда интересовались не больше 1% живущих…

И это нормально. Стихи – не хлеб. Без них прожить можно, если у тебя есть свои дела, своя профессия, свои заботы… Это поэту – мало всего, он должен во всё вникать, во всём участвовать…»

Николай Беляев: «Время свои обязанности выполнит!»

Возможно, и стоит говорить о причинах и следствиях такого отчуждения от поэзии, в целом от культуры, особенно в Год культуры. Но в другой раз.

Сегодня речь о конкретном событии.

Конечно, вызвало вопрос отсутствие в зале моих коллег-журналистов. В Интернете я не прочитала ни одной строчки об этом событии, если не считать сверхкороткого сообщения в блоге Наили Ахуновой. На страничке Николая Беляева в Фейсбуке она написала так:

«Вечер был запоминающимся, историческим, так можно сказать... Спасибо, Николай Николаевич!»

Увы, журналист сегодня такой, каким хотят его видеть читатели. В свое время в «Вечерней Казани» мы ставили перед собой цель просвещать читателя, сегодня об этом нет и речи.

 

Но тут, как говорится, нет худа без добра. Нашлось место всем, кто пришел, и зале была особо теплая атмосфера, которая бывает, когда вместе собираются люди одной крови, причем большинство друг друга знают.

 

Здесь не место говорить о значении творчества Николая Беляева для поэзии и казанской культуры в целом. Сошлюсь на мнение Татьяны Мамаевой из газеты «БИЗНЕС Online». Она, по-моему, сказала точно:

 

«В застойное время его стихи были глотком свежего воздуха, его книги имелись в каждом более-менее читающем доме. Беляев был нашим Евтушенко и нашим Вознесенским».

 

Но Беляев – это не просто поэт. И хотя он не любит, когда его называют учителем, именно благодаря поэтическому объединению

ARS при Казанском государственном университете, которое он многие годы возглавлял, мы имеем сегодня и настоящих поэтов,  и публику, путь и немногочисленную, которая стихами интересуется.

Из архива Рустема Сабирова

Поэтический вечер Николая Беляева прошел по традиционному сценарию. Его открыла заведующая музеем Ирина Аксенова, которая в первый день нового нового года (14 января) поздравила всех с прошедшим Рождеством, праздником, который, по ее словам,  можно воспринимать просто как важную дату в православном календаре, а можно – как символ торжества духа и веры.

Потом приветственное слово сказал один из учеников Николая Николаевича, теперь сам известный поэт и прозаик Рустем Сабиров.

«Если рассматривать жизнь как архипелаг из разных островов, то здесь есть остров по названию Беляев, довольно большой по размерам», – сказал он. И далее, как подобает поэту, развил эту метафору. Одна часть острова – это ARS, поэтическая студия во главе с Беляевым, вторая часть – это дом Беляевых, «ни с чем не сравнимый космос», где не замечали времени, засиживаясь за полночь, где можно было поговорить не только о стихах, но и на любую тему.

Кстати, этот дом по-прежнему гостеприимный, в нем опять полно народу. Если наблюдать за Николаем Николаевичем по его страничке в Фейсбуке, то легко убедиться в этом.

Потом поэт читал стихи, причем большую часть времени стоял, хотя это ему сегодня не так просто. Шутливо сослался на пример коллеги – Евгения Евтушенко, который провел последнюю творческую встречу в Москве на больных ногах.

Стихи были в основные новые, и Николай Беляев читал их по самодельной книжице, с трудом удерживая тугие страницы.

У меня есть файл одной такой книжицы, поэт прислал мне его из Ворши. Но стихи там другие. Значит, у Беляева такая книжица не одна. Он сам себе издательство…

Сначала поэт читал то, что выбрал дома, готовясь к встрече в Доме Аксенова, и отбор стихов был, можно сказать, концептуальный. После небольшого перерыва, который организаторы использовали для церемонии открытия фотовыставки, читал уже без особого разбора. Куда глаз упадет. И по другим сборникам. И не только новые стихи.

Здесь уже реакция была живее. Люди откликались на знакомые строчки, тогда как в первой части вечера аплодисментам предшествовала небольшая пауза. Стихи как бы переосмыслялись, находили себе место в памяти слушающих.

«Снова смутное время стоит на Руси», – так начиналось первое стихотворение. И другие стихи были в основном такого, гражданского, содержания, не лирика, а результат серьезных раздумий поэта о мире. Хотя были и другие, даже шуточные.

Кстати, Николай Николаевич – большой шутник. В Фейсбуке, например, он рекомендует себя как литератора-надомника. Или как пенсионера. Литератор-пенсионер… Как вам?

Письма подписывает: «Ваш Н.Бе...»

На его страничке я прочитала письмо к нему Людмилы Мишаниной о вечере в Доме Аксёнова:

«Николай Николаевич, добрый вечер!

СПАСИБО Вам за вечер в Доме Аксенова!

Рада за Вас. Столько пришло народа. Утомились, наверное, в тот вечер. Волнительно. Но энергия в зале была хорошая. Это чувствовалось. Желаю Вам творческих сил, радостных событий в жизни. ЖИВИТЕ!».

И комментарий Николая Николаевича (мне трудно называть его по отчеству, но все-таки здесь надо):

«Спасибо Вам, Людмила! Постараюсь ЖИТЬ!

Будем!!!»

 За происходящим в Музее Аксенова внимательно наблюдала Вилора Касимовна Чернышева, друг и супруга, готовая в любой момент прийти на помощь. О муже говорить не стала, сказала несколько слов о Владимире Богданове, и это были слова не просто о добром знакомом, а о целом поколении, к которому она принадлежит сама.

Выступает Вилора Чернышева. На втором плане - Ирина Аксенова

В завершение вечера можно было задать поэту вопросы, но их почему-то было немного. Может, потому, что Николай Беляев дал в последнее время сразу несколько интервью для разных СМИ, упредив интерес к подробностям его жизни вне Татарстана, о причинах неожиданного отъезда, о судьбе поэта в современной России. Одно из таких интервью опубликовано и в «Казанских историях».

Желающие могли купить на вечере его последнюю «настоящую» книгу – новые стихи и переводы с татарского «Помню. Слышу. Люблю…», за которую автор получил Державинскую премию. В его отсутствие в Казани появился еще один сборник – в 2001 году на средства Николая Алешкова и Валерия Новикова была издана книга лирики «След ласточки», правда, крохотным тиражом, всего 500 экземпляров.

К сожалению, на вечере ничего не сказали о книге, которая стала большим событием в культурной Казани. Николай Беляев посвятил ее своему другу – казанскому художнику Алексею Аникеенку. Он назвал ее «Поэмой солнца», что очень хорошо выражает особенность творческой манеры художника, не знавшего славы при жизни. Все-таки умеют поэты поймать мысль словом!

Николай Николаевич собрал под одной обложкой рассказы людей, знавших Аникеенка, выдержки из газет и журнальных публикаций тех лет и свои собственные стихи. По его предложению на обложку вынесена одна из знаковых картин Аникеенка – «Клоун» (Эта книга – памятник художнику Алексею Аникеенку).

Расходились долго. Кто-то фотографировался. Кто-то «зажал» в угол Николая Беляева, чтобы продолжить общение с ним. Были другие беседующие «кучки». На таких тусовках как будто с прежними временами встречаешься – все знакомые…

Теперь несколько слов о фотовыставке.

Возможно, я ошибаюсь, но на моей памяти Владимир Богданов большой персональной выставки не имел. В кругу коллег-фотографов он был человеком, не стремящимся к персональной известности, хотя в целом для казанской фотографии сделал много. Его называют одним из организаторов и клуба «Волга», и группы «Тасма». Его друзьями и коллегами были Владимир Зотов, Фарит Губаев, Валерий Михайлов, Борис Давыдов, Юрий Филимонов, Эдвард Хакимов. Многие из них были в этот вечер в Доме Аксенова.

Еще была его жена – Лариса Богданова, его сын Андрей. Кстати, в Интернете я прочитала, что Андрей один из самых востребованных и дорогих фотохудожников Казани. Он закончил КХТИ, отделение кино– и фотоматериалов (оказывается, было такое, а я и не знала). С 1989 года работал модельным фотографом агентства «Лариса», с 1998 года – рекламным модельным фотографом в частной дизайн-студии, с 2001 года у него свой бизнес. В газете «БИЗНЕС Online» я прочитала его интервью, в котором он достаточно критически относится к своим собратьям и ставит очень высокую планку мастерства. По его мнению, фотография превращается в ширпотреб.

Ему было у кого учиться.

 «Папа брал меня с собой на заседания. Там были отчетные заседания клуба, отчетные выставки. Сейчас такое не происходит. Тогда все было интереснее, на заседания приходили искусствоведы, писатели. Для того времени это была реальная интеллектуально-художественная тусовка».

http://www.business-gazeta.ru/article/61726/

Андрей Богданов (слева) и Валерий Михайлов

Владимир Богданов делал свое дело, как истинный художник, не для других – в первую очередь для себя, сохраняя в черно-белой фотографии своих современников. Причем, снимал людей простых, каких много встречалось на его жизненном пути. В пору, когда надо было снимать непременно передовиков производства, это было своего рода протестом.

У нас еще будет возможность ближе познакомиться с творчеством Владимира Богданова. Прямо скажем, возможности Дома Аксенова для этого невелики, и все равно надо приветствовать желание Ирины Аксеновой показать казанцам наиболее известных фотографов.

Не так давно мы узнали, что Государственный музей изобразительных искусств РТ получил грант в 1 млн. рублей от Президента РФ для отбора исторического и биографического материала, которым располагает музей и фотографы, входившие в группу «Тасма». Цель этого отбора – организация выставки и выпуск альбома-каталога истории казанской фотографии и этой группы. Впервые в фотогалерее ГМИИ РТ будет экспонироваться летопись развития фотографии в Казани в лицах. На выставке будет представлено 250 снимков, 150 из них – «тасмовцев», остальные – архивные копии фотографов Казани начала ХХ века и современная фотография.

И последнее. Не могу не сказать о том, что в анонсной заметке о встрече в Доме Аксенова мы допустили фактическую ошибку, сообщив, что открываться будет выставка Валерия Михайлова.

Ирина Аксенова подтвердила: именно так и было задумано. Она предложила первому показаться именно Валерию Михайлову. Может, потому, что он известен менее других фотографов, работы которых можно увидеть не только на фотовыставках — в основном это фоторепортеры казанских СМИ.

Но Валерий Михайлов, как истинный джентльмен, пропустил вперед себя Владимира Богданова, посчитав, что тот более достоин открыть серию фотовыставок в Доме Аксенова.

Так что встреча с творчеством Валерия Михайлова у нас впереди.

 

Снимки Олега Маковского

 

ПОСТСКРИПТУМ:

1. Написала о своих впечатлениях позднее, но пометила 14 января – для архивирования публикаций полезнее указывать дату события, а не дату написания. К сожалению, не могла написать раньше.

2. В Год культуры наша газета намерена дать серию аудиоматериалов «Казанские поэты». Сделали попытку записать Николая Беляева первым, прямо на вечере. Но качество записи нас не устраивает. Так что откроем рубрику позднее.

Смотрите в верхнем горизонтальном меню оконце «2014 – Год культуры».

3. Позднее размещу под этим репортажем стихи Николая Беляева. Загляните после 1 февраля.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Комментарии  

 
#1 Геннадий Прытков. 24.01.2014
Спасибо "Истории", что поместили материал о вечере, на котором очень хотелось побывать, очень хотелось послушать новые стихи Николая Николаевича.. Хотелось просто убедиться, что он ЕСТЬ... просто посмотреть в его глаза - мудрые, как и вся его поэзия...Но не получилось - работа.. И это здорово, что "Истории" не забывают тех, кто в год Культуры внес свое в Культуру, сделал ее богаче и сильнее.. как, в принципе, и должно быть..
 
  Издательский дом Маковского