Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
17.10.2018

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Погода в Казани
+6° / +11°
Ночь / День
.
<< < Октябрь 2018 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 2015 – В Челябинске, в сквере у театра "Манекен", открыли памятник Мусе Джалилю. Скульптура Баки Урманче из серии "Портреты в камне", установленная на высоком постаменте, стала подарком Татарстана столице Южного Урала.

    Подробнее...

Тукаевская премия: о чем дискуссия?

26 апреля 2016 года по традиции названы лауреаты Государственной премии Республики Татарстан имени Габдуллы Тукая. Кампания выдвижения, как всегда, была острой и бурной. Но не всегда это полезно.

Читайте заметки нашего корреспондента по этому поводу.

Различными творческими организациями на этот раз выдвинуты 13 человек и 1 творческий коллектив, состоящий из 8-ми авторов. «Казанские истории» в обсуждении кандидатов не участвовали, поэтому для начала назовем всех:

1. Айдаров Равиль Сайярович – за историко-архитектурную монографию «Казанский деревянный дом XIX – начала XX веков в акварели и графике: издание второе дополненное» (г. Казань, издательство «Kazan-Казань», 2015 г.), с авторской архитектурной графикой (рисунки, чертежи, акварели), отражающей архитектурный облик утраченных деревянных жилых домов и улиц старой Казани.

Выдвинул Казанский государственный архитектурно-строительный университет.

2. Аюпов Ренат Мирзахасанович – за создание спектаклей о жизни и творчестве татарского поэта Габдуллы Тукая, вошедших в трилогию: «Печән базары» – инсценировка Р.Аюпова, 2006 г.; «Зәйтүнәкәй» – пьеса Р.Батуллы, 2011 г.; «Әйт әле, күбәләк» – пьеса Т.Миннуллина, 2014 г.

Выдвинул Казанский татарский государственный театр юного зрителя имени Г.Кариева.

3. Байрамова Фаузия Аухадиевна – за книги: «Кырык сырт: романнар» (Казань, Татарское книжное издательство, 2005 г.), «Күчем хан: тарихи роман» (Казань, Татарское книжное издательство, 2011 г.).

Выдвинул Союз писателей Республики Татарстан.

4. Гиззатуллина Флера Сабирзяновна – за книги «Яну дәверләрендә: поэма-трилогия» (Казань: Татарское книжное издательство, 2013 г.), «Башкаемда – дөнья исәпләре: шигырьләр, поэмалар, балладалар» (Казань, Татарское книжное издательство, 2007 г.).

Выдвинула региональная литературно-художественно-музыкальная творческая общественная организация РТ «Родник».

5. Зигангирова Шамсия Гатуфовна – за книги: «Илаһият: шигырьләр» (Казань, Татарское книжное издательство, 2011 г.), «Бәхетең үз кулыңда: җырлар» (Казань, издательство «Рухият», 2012 г.).

Выдвинул Муслюмовский муниципальный район Республики Татарстан.

6. Исмагилов Назип Файзрахманович (Наджип Наккаш) – за цикл шамаили, ляухи (картины на арабском шрифте) со стихотворными строками поэта Г.Тукая и дизайн мечетей (арабская каллиграфия) «Ярдәм» города Казани и села Шингальчи Нижнекамского района Республики Татарстан.

Выдвинул Союз художников Республики Татарстан.

7. Муратов Газинур Васикович (Газинур Мурат) – за книгу «Кош хокукы: шигырьләр һәм поэмалар» (Казань, Татарское книжное издательство, 2014 г.).

Выдвинул Союз писателей Республики Татарстан.

8. Нуруллин Вакиф Нуруллович – за книгу: «Сайланма әсәрләр. Ике томда. 1 том: повестьлар» (Казань, издательство «ТанДим», 2014 г.).

Выдвинул Национальный музей Республики Татарстан.

9. Сафиуллина Гульзада Гумеровна – за многолетнюю многоплановую культурно-просветительскую деятельность (1973-2015 гг.), направленную на сохранение, развитие и популяризацию духовного наследия татарского народа, воспитание подрастающего поколения и приобщение зрительской аудитории разных возрастов к высокохудожественным образцам татарской духовной песенной культуры, в т.ч. за организацию Международного тюрко-татарского фестиваля детского творчества «Сөембикә варислары» (1999-2015 гг.), фестиваля героической и патриотической песни «Үлемсез ил җыры» (2007 г.), фестиваля духовного наследия «Илаһи моң» (2014-2015гг.) и концертную программу «Эй, киң төрки даласы» (2013 г.).

Выдвинул Арский муниципальный район Республики Татарстан.

10. Сулейманов Джавдет Шевкетович (Сулейман) – за книгу «Сүтелә йомгак...: шигырьләр, поэмалар» (Казань, Татарское книжное издательство, 2011 г.).

Выдвинул Институт филологии и межкультурной коммуникации им.Л.Толстого Казанского федерального университета.

11. Халимов Борис Назметдинович (Айдар Халим) – за повести «Өч аяклы ат», «Кыйбла», «Казыктагы тальян», роман «Татар вакыты» и за рассказы, вошедшие в книги «Кыйбла: хикәяләр, новеллалар» (Казань, Татарское книжное издательство, 2005 г.), «Татар моңы: хикәяләр, повесть, роман» (Казань, Татарское книжное издательство, 2002 г.).

Выдвинула общественная организация «Совет Старейшин – Шура Аксакалов г.Казани».

12. Хасанов Альберт Бариевич – за книги: «Җәнбәт җәвере: повестьлар, хикәяләр, публицистик язмалар» (Казань, Татарское книжное издательство, 2007 г.), «Данәгөл: роман» (Казань, Татарское книжное издательство, 2012 г.), «Сайланма әсәрләр. Ике томда» (Казань, издательство «ТанДим», 2014 г.), «Бүре баласы Чатан: повесть һәм хикәяләр» (Казань, Татарское книжное издательство, 2014 г.).

Выдвинула редакция общественно-политической газеты «Ватаным Татарстан».

13. Хуснутдинов Зиннур Зиятдинович (Зиннур Хуснияр) – за книгу «Кичү: хикәяләр, повестьлар, роман-дилогия» (Казань, Татарское книжное издательство, 2012 г.).

Выдвинуло Министерство сельского хозяйства и продовольствия Республики Татарстан.

14. Творческий коллектив авторов в составе: Артамонов Илья Николаевич (художник-проектировщик), Леухин Александр Петрович (художник-проектировщик), Валиуллин Фарит Рашидович (художник-монументалист), Шигабутдинов Рашид Садриевич (художник-монументалист), Щетинин Игорь Васильевич (художник-монументалист), Ситдиков Айрат Габитович (директор Института археологии им.А.Х.Халикова Академии наук Республики Татарстан), Хайрутдинов Рамиль Равилович (директор Института международных отношений, истории и востоковедения Казанского федерального университета), Бугров Дмитрий Геннадьевич (археолог, кандидат исторических наук) – за создание художественно-пространственной экспозиционной инсталляции «Болгарская цивилизация. Дорога длиною в тысячелетия».

Выдвинул Елабужский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник.

На торжественном вечере в Татарском театре оперы и балета 26 апреля 2016 года Государственные премии РТ за 2016 год получили: художник-график Назип Исмагилов (Наджип Наккаш); поэт Газинур Муратов и творческий коллектив авторов за создание художественно-пространственной экспозиционной инсталляции «Болгарская цивилизация. Дорога длиною в тысячелетия».

Список номинантов ежегодно вызывает острые дискуссии. В 2014 году, например, острая полемика случилась вокруг имени художественного руководителя Государственного симфонического оркестра РТ Александра Сладковского, и самая нелицеприятная оценка его творчества была дана в газете «Казанские истории». Объектом серьезной критики во многих СМИ стала книга «Татары и евреи» депутата Государственной Думы РФ Фатиха Сибагатуллина.

Наверное, полемика, которая сопровождает подобные процедуры, – вещь естественная и даже полезная. Мне пришлось изучать работу в Государственном комитете по Госпремиям Советского Союза композитора Назиба Жиганова, и в его архиве осталось много документальных свидетельств того, как непросто давались порой решения. Во-первых, потому что весьма трудно сопоставлять произведения разных жанров и видов искусства (для объективности решений в структуре комитета работали разные секции), во-вторых, на сугубо профессиональную оценку накладывались субъективные факторы. Порой решения объяснялись политической целесообразностью, например, кого-то уважить по случаю большого юбилея. Бывало, решение не принималось потому, что комитет сталкивался с решительным противодействием, как случилось с тем же Жигановым, которого трижды номинировали на Ленинскую премию за оперу «Джалиль», но трижды в адрес комитета поступали письма с обвинениями в его адрес. От греха подальше – так и не дали.

Поэтому свою статью, написанную по следам обсуждения номинантов 2014 года, я назвала так – Не нужен скандал. Нужна творческая дискуссия.

К сожалению, обсуждение кандидатов 2016 года тоже не стало творческой дискуссией. И это еще полбеды. Оно приобрело характер межнациональной перебранки, а это уже чревато серьезными последствиями.

Надо сказать, что ситуацию спровоцировали те, кто определял список номинантов. Правда, мы не знает, сколько претендентов было всего и кого конкретно оставили за бортом. Например, в ходе обсуждения не раз всплывала фамилия автора популярной книги «Зулейха открывает глаза». Я так и не поняла, выдвигал кто-то кандидатуру Гузель Яхиной или просто читатели высказывали свое мнение, на будущее, так сказать.

Так вот, как явствует из списка номинантов, в 2016 году достойные премии произведения создали только люди с татарскими фамилиями. Четыре русские фамилии в списке претендентов под номером 14 не считаются – это коллективный труд.

Приходилось встречать среди русских деятелей культуры и такое мнение: зачем выдвигать, если все равно дадут человеку с учетом национальности? И не выдвигают. Может, и не было на этот раз номинантов, представляющих русскую, чувашскую, еврейскую или другие национальные культуры... Не знаю. Полный список на моей памяти не озвучивается никогда.

В Интернете я нашла статью коллеги Резеды Даутовой, написанную к 45-летию Тукаевской премии, и в ней названы лауреаты с русскими фамилиями: художественный руководитель Государственного оркестра народных инструментов, профессор Казанской консерватории Анатолий Шутиков, актеры  Николай Провоторов и Юрий Федотов, старейший кинодокументалист Виктор Беспалов, первый дирижер Государственного симфонического оркестра Татарстана Натан Рахлин, творческая группа Казанского Большого драматического русского театра имени Качалова во главе с главным режиссёром Александром Славутским…

Так что премия, так сказать, не татарская. Тем не менее приоритет вызывает, как минимум, вопросы.

Суждение о том, что в марте каждого года мы ходим по минному полю, увы, в 2016 году имеет под собой обоснование. В газете «БИЗНЕС Online»,  в комментариях к публикации «Фаузия Байрамова: «Русские меня уважают. Вручение мне премии имени Тукая не приведет к раздору!», я прочитала о том, что выступление на русском языке Равиля Айдарова, автора книги о старой части Казани, вызвало неодобрительный гул зала в Музее Габдуллы Тукая. Пришлось ему оправдываться: мол, более 40 лет живет с русской женой и родным языком владеет недостаточно хорошо.

Кажется, такие ситуации мы оставили в бурных 90-х годах. Ан нет, чуть запалили шнур – и снова в комментариях к публикации взаимные упреки и обвинения. Наша республика славится национальной политкорректностью. И это оправдано. Даже мы, имея давние традиции добрососедства, знаем, сколь хрупки гармоничные межнациональные отношения.

Будет разумно, если при определении номинантов главной республиканской премии их список будет оцениваться и с этих позиций. На мой взгляд, стоит прислушаться к автору такого вот коммента к названной выше статье:

«Наша Республика Татарстан многонациональная и значит среди соискателей премия Тукая просто быть обязаны не только ТАТАРЫ но РУССКИЕ и Евреи и тд Пока что только и видно ТАТАР....которых и хвалят вдоль и поперек-где же наши братья-русские-есть в Театре Качалова интереснейший артист Кешнер есть Славутский\младший\есть блестящие артисты и оперной театре им М Джалиля и тд есть и писатели и поэты-ну например Н БЕЛЯЕВ-который недавно вернулся в наши края-а я помню восемьдесятые года его самого активного поэта -всех просто упомнить невозможно На словах мы все национальности считаемся дружная семья а на деле только одних ТАТАР и видим (орфография сохранена).

Есть еще один выход из этой ситуации: сделать премию имени классика татарской поэзии наградой за достижения именно в области татарской культуры. Имя Тукая все-таки ассоциируется с национальной культурой, национальным искусством. И не думаю, что будут у кого-то возражения.

А для оценки произведений искусства, которая никак не зависит от национальности номинантов, учредить другую премию. Как на федеральном уровне. Там есть именные премии, но есть и Государственная премия Российской Федерации. Напомню, что однажды ее получил творческий коллектив, создавший балет «Сказание о Йусуфе» в Татарском академическом театре оперы и балета имени М. Джалиля, в который, кстати сказать, входили люди разных национальностей.

Был в противостоянии по национальному признаку еще один повод. Среди номинантов оказались Фаузия Байрамова и Айдар Халим, личности, хорошо известные резкими оценками происходящих в Татарстане и России событий. В последнее время они оказались среди защитников Меджлиса крымско-татарского народа и Надежды Савченко.

Заметим, что далеко не все татары разделяют их политические взгляды. Тем более русские, напуганные их высказываниями в 90-е годы, когда они выступали за полную независимость Татарстана.

Оба в нынешнем году впервые были официальными кандидатами на соискание Государственной премии имени Тукая, хотя и у того, и у другого позади уже несколько попыток.

С обоими знакома лично. У Фаузии Байрамовой читала только книгу о Михаиле Худякове, она защитила кандидатскую диссертацию по результатам исследования его жизни и творчества. Переводов на русский язык ее художественных произведений, в том числе исторических романов, не встречала.

Однажды столкнулась с Фаузией Байрамовой, можно сказать, врукопашную, когда газета «Казанские ведомости», где я тогда была главным редактором, опубликовала перевод ее статьи в газете «Шахри Казан», в которой она призывала соплеменников на баррикады, чтобы защитить права татарского народа.

История была бурная, с депутатскими запросами, лингвистической экспертизой текстов, прокурорской проверкой, допросами и объяснительными записками, в результате чего в разжигании межнациональной розни чуть было не обвинили нашу газету. Кому интересно, почитайте об этом в очерке, опубликованном в «Казанских историях» (История одной публикации «Казанских ведомостей» 1991 года ).

Вспомнила эту историю потому, что ее бурно обсуждали в комментариях газеты «БИЗНЕС Online» к публикации Фарида Шагидуллина, мешая реальные факты со слухами, обвиняя и защищая Фаузию Байрамову. Среди большого числа откликов я нашла всего несколько суждений по существу дискуссии, то есть о двух конкретных книгах писательницы, выдвинутых на Тукаевскую премию.

Между тем исторический роман «Күчем хан» посвящен жизни Сибирского ханства, и к современной политике никакого отношения не имеет. На сайте газеты «БИЗНЕС Online» прочитала такой отзыв об этом романе:

«Татарам Магнитки – потомкам раскулаченных крестьян из всех районов Татарстана, очень близко творчество Фаузии Байрамовой, подлинно народного писателя, творящей на основе реальных исторических фактов, архивных документов, пытающейся донести до широкого читателя правду жизни, какой бы горькой она не была.

При создании романа о судьбе наших предков «Кырык сырт» Фаузия Аухадиевна проделала колоссальную, вызывающую уважение работу в архивах Магнитогорска, Челябинской области, Республики Татарстан, встретилась с большим количеством магнитогорских татар – спецпереселенцев и их потомков, пропустила все их истории сквозь сердце и создала поистине эпическое полотно о трагических событиях в жизни татарского народа, происходивших в течение ХХ века.

Татары Магнитогорска считают Ф. Байрамову, как автора этого романа и романа «Күчем хан: тарихи роман» о забытом, неизученном прошлом Сибирского ханства, достойной присуждения Государственной премии РТ имени Габдуллы Тукая!»

Для Айдара Халима это четвертая попытка получить престижную награду. Замечу – за литературное творчество, а не за политическую деятельность.

Своих политических взглядов он не скрывает: выступает за национальную идентичность татар и башкир, за сохранение татарской культуры и языка, активно занимается общественной деятельностью (с 1997 по 2001 год был председателем Милли меджлиса татарского народа).

В дискуссиях и публицистических статьях бывает чересчур резок. Мы с ним на эту тему говорили. Насколько помню, он объяснял это тем, что пишет о том, что давно болит. Как писатель, он лучше других знает, что национальная литература живет, пока жив татарский язык.

Из СМИ я узнала, что 11 октября 2014 года на митинге в День памяти и скорби татарского народа он заявил, что «русских скоро ждет «биологическая смерть». Желающие изобразить из него врага русской нации, конечно же, воспользовались таким неожиданным утверждением, и обвинили его в русофобии и национализме. Не скрою, удивилась и я. Поскольку никогда не замечала у него русофобских настроений, во всяком случае в текстах на русском языке.

А потом оказалось, что в приведенной в Интернете публикации цитата была сознательно оборвана. А в ней – как раз объяснение, с которым вряд ли поспоришь. Писатель считает, что эпоха глобализации оказалась беспощадна к национальным чувствам всех народов, и русские находятся «в таком же угнетаемом положении, как и татары».

Разве не думают о потере национальной идентичности русские писатели, не бьют тревогу?

Я уверена, что те, кто возмущался присутствием Фаузии Байрамовой и Айдара Халима в списке номинантов, их книг не читали. Но Тукаевская премия, как известно, не оценивает политические взгляды, она оценивает вклад в культуру.

Приведу еще один коммент к материалу Фарида Шагидуллина:

«Я не татарин поэтому поискал за что присуждают премию имени Г.Тукая– Ежегодная премия Президента Республики Татарстан. Премия присуждается за произведения литературы и искусства, которые получили общественное признание и внесли большой вклад в развитие национальной культуры, а также за значительные научные исследования в области искусствоведения и литературоведения. Каждый год присуждаются три Государственные премии Республики Татарстан имени Габдуллы Тукая.Так мне думается, что не важно одно произведение или пять, стихи или проза, важно общественное признание а потом все остальное. Для начала можно было бы провести опрос там или голосование и вообще, а кто решает (последнее слово за президентом)».

А, может, стоит прислушаться к этому мнению и проводить такое рейтинговое голосование, ведь оно наверняка поможет членам комиссии по госпремиям принять адекватное решение?

Еще хочется пожелать организаторам конкурса во время обсуждения кандидатов знакомить широкую общественность не только с представленными произведениями, но и с обоснованием выбора со стороны тех, кто выдвигает.

На моей памяти это уже 37-я кампания по выдвижению претендентов на Тукаевскую премию. Помню, в «Вечерней Казани» мы заранее заказывали материалы обо ВСЕХ кандидатах, причем старались представить все точки зрения. Публиковали и отклики читателей.

В последние годы эта кампания все более напоминает ярмарку невест. Сами кандидаты ищут авторов рецензий, сами договариваются со СМИ, где их смогут опубликовать. Во общем пиару тут больше, чем объективной профессиональной оценки.

Конечно, желающие могут найти информацию обо всех номинантах. Мало того, Музей Габдуллы Тукая по традиции перед принятием решения о новых лауреатах приглашает номинантов на встречу с общественностью. На этот раз в такой встрече приняли участие 9 человек, в том числе Фаузия Байрамова и Айдар Халим. Каждый рассказал о своих творческих достижениях, ответил на вопросы собравшихся. Но слушали их менее сотни человек.

Может, стоит устраивать встречи представителей общественности с каждым номинантом отдельно? И не по желанию самих номинантов, как это часто делается сейчас. Причем на разных площадках. Книги представлять на читательских конференциях, картины – на выставках, музейные экспозиции – на экскурсиях… Конечно, в любом случае вся культурная общественность в таком обсуждении представлена не будет, но не будет и кулуарных обсуждений с последующими обвинениями в адрес членов комиссии в субъективных решениях.

Мне показалась любопытной публикация Резеды Даутовой в газете «Восточный экспресс» (12 апреля 2002 года), которую я нашла на сайте Национальной библиотеки РТ. Привожу ее ниже полностью.

Полезно прочитать и статью в газете «БИЗНЕС Online» «Римзиль Валеев: «Я ни за что не хотел бы работать в комиссии по присуждению тукаевской премии!», – по следам кампании 2014 года 

Интересны суждения о премии Юлдус Исанбет. Приведу большую цитату из ее статьи, опубликованной 12 апреля 2012 года в газете «Звезда Поволжья»:

«Республиканская премия Татарской АССР (ныне Государственная премия Республики Татарстан) имени Габдуллы Тукая учреждена в 1958 году. Свершению такого чуда способствовали два обстоятельства – появление во главе Татарского обкома КПСС С. Д. Игнатьева, проявившего смелость и небывалое до этого внимание к языку, литературе и искусству татарского народа, и наличие у татар поэта уровня и известности Г. Тукая, чье имя в качестве символа республиканской премии оправдывало ее учреждение в автономной Татарии раньше, чем в большинстве союзных республик СССР (на тот момент аналогичные премии имелись только в Азербайджане, Белоруссии и прибалтийских республиках). В истории присуждения премии нынешний год юбилейный, пятидесятый (в 1961-1965 годах премия не присуждалась, будучи аннулированной новым партийным руководством в лице Ф. А. Табеева).

Учреждение Тукаевской премии прибавило татарским деятелям литературы и искусства некий элемент самоуважения – их творческий труд, как предполагалось, отныне мог быть оценен не только с партийных и идеологических, но и чисто профессиональных позиций, повлияв на их более справедливое положение в обществе. Какой-то новый оттенок по отношению к себе почувствовала и татарская общественность, освободившись, хотя бы в какой-то мере, от ощущения татар как второсортной нации. Участие народа в выдвижении кандидатов на соискание премии и обсуждении их работ (речь идет именно о народе, личной инициативе простых людей и небольших трудовых коллективов, а не о толпе спекулянтов от литературы и искусства) давало лауреатам право гордиться признанием своих творческих успехов как всеобщим.

При выдвижении кандидатов учитывалась не только художественная значимость работ, но и общий профессиональный уровень претендентов, их творческий и нравственный авторитет. Нельзя было представить появление в списках кандидатов на премию лиц сомнительной репутации, хладнокровных взяточников и вымогателей, серых посредственностей, добившихся выдвижения откровенной осадой (если не хуже) кабинетов больших и маленьких начальников, приятелей власть имущих. Имя Тукая обязывало соблюдать хотя бы внешние правила приличия, накладывая на всех участников процесса большую моральную ответственность.

В прежние времена не принято было самовыдвигаться, лично заниматься организацией необходимых при этом процедур и даже просто напоминать о себе. Как пример скромности и, если хотите, достоинства, присущих татарской интеллигенции формирования 1900-1940 годов, можно привести поведение Гумера Баширова, удостоенного Тукаевской премии только на 96-м году жизни, в почетной компании с Фаридой Кудашевой, которой тоже было за 75 лет. Ни он, ни Кудашева не унизили себя попытками прорваться к премии обходными путями.

Но время шло. Творческий люд мельчал. Общий упадок в области литературы и искусства и потеря нравственных ориентиров, характерные для постсоветского времени, не лучшим образом сказался и на реноме Тукаевской премии. От многих традиций лучших времен в истории премии осталась лишь пустая форма, зато в массовом порядке стала стремительно расти численность лауреатов.

Общество, мнение которого уже никого не интересовало, склоняясь к тому, что в присуждении премий не осталось никакой внятной системы («кому и скольким хотят, столько и дадут»), утратило к ним всякий интерес.

Моральный престиж Тукаевской премии мало-помалу таял. И если невозможно остановить этот процесс организационными мерами, необходимо, наверное, провести реформирование премии или временно, на несколько лет, приостановить ее присуждение.

Негативные тенденции, характерные для современного состояния Тукаевской премии, сказываются и в кампании 2012 года. Нынешний набор кандидатов на соискание премии в области музыкального искусства носит случайный и необязательный характер. Почему были выбраны или назначены эти, а не другие лица, зависело, видимо, только от пробивной силы претендентов или их покровителей и других факторов, не имеющих к искусству прямого отношения. Каждого претендента можно заменить на ему подобного без заметной разницы для конечного результата».

Возможно, ситуация с политизированностью кампании 2016 года, наконец, заставит подумать о ребрендинге Тукаевской премии. Как мне представляется, эта премия имеет важное значение не только для тех, кто ее получает. Прежде всего это ориентир для всех остальных, образец профессионализма и общественной значимости.

Трудно об этом говорить на фоне дискуссий последних лет.

 

За что дают Тукаевскую премию?

Вряд ли великий татарский поэт мог представить, что почти через век после смерти премия, носящая его имя, будет ежегодно поднимать целую бурю активности среди татарстанских деятелей культуры и литературы. За право быть ею удостоенным.

Тукаевская премия считается государственной наградой Татарстана.

Вручать ее начали с 1958 года. Установлена она для лиц и авторских коллективов, имеющих выдающиеся достижения в области литературы и искусства. В выборе лауреатов до 1991 года последнее слово было за Советом министров РТ, с 91-го окончательный вердикт выносит президент Татарстана.

Процедура обычно проходит следующим образом. Кандидатов выдвигают до 15 марта. Затем начинается краткосрочный, но мощный по затраченным силам марафон, очень похожий на предвыборную кампанию. Решившие попытать счастья художники организуют выставки, писатели выступают по радио и телевидению, встречаются с потенциальными читателями, композиторы, музыканты и певцы дают циклы концертов. В качестве «тяжелой артиллерии» подключают журналистов.

Кстати, в середине 90-х годов на этой почве даже имел место небольшой скандал. В тот год кандидатов в лауреаты было человек восемь. Два известных поэта развили такую бурную деятельность (от красочных буклетов до шумных творческих вечеров), что президент Татарстана решил: премию никому из них не давать. И наградили ею замечательного писателя с трагической судьбой Фаниса Яруллина.

Трудно сказать, каким образом предлауреатская кампания влияет на решение комитета по Государственной премии РТ имени Тукая. Есть мнение, например, что в комитете слишком сильно лобби писателей, а кандидатуры музыкантов рассматриваются в последнюю очередь.

Лауреаты определяются тайным голосованием, которое проводится 24 апреля (если, конечно, это не выходной). На следующий день результаты голосования обычно ложатся на стол президента – его слово последнее. Народ узнает имена избранников 26-го или 27-го – на празднике поэзии, который традиционно проводится в честь дня рождения великого Тукая. Лауреат получает специальный нагрудный знак, диплом и денежное вознаграждение (уточним – сегодня оно составляет 500 тысяч рублей – Ред.).

Многих интересует размер этого вознаграждения. В разные годы сумма была разная. Например, в 1958 году Назиб Жиганов за оперу «Джалиль» и Файзи Ахмед за роман «Тукай» получили по 10 тысяч рублей. Это была вторая премия. Третья премия – семь тысяч рублей – досталась камаловцам – режиссеру Шариаздану Сарымсакову, художнику Анасу Тумашеву, актерам Халилу Абжалилову, Фатыху Кулбарисову и Асие Хайруллиной – за спектакль «Без ветрил». Семь тысяч рублей получили и художники – Лутфулла Фаттахов и Харис Якупов – за иллюстрации сборника «Татарские народные сказки», а также режиссер Нияз Даутов – за постановки опер «Алтынчеч» и «Евгений Онегин». Фактически ни один из кандидатов не остался тогда без премии.

В последние годы размер денежного вознаграждения составлял 50 минимальных оплат труда, а с 2001 года – 100.

Всего за сорок с лишним лет звания лауреата Тукаевской премии удостоены 129 человек и Государственный ансамбль песни и танца РТ. Самым первым лауреатом решили сделать знаковую в татарской культуре фигуру: им стал не вернувшийся с войны композитор Фарид Яруллин, автор балета «Шурале». Этим решением правительство как бы сразу установило для будущих кандидатов премии высокую планку и обозначило ее престиж.

О многом говорят имена и других лауреатов. Выдающиеся поэты Хасан Туфан и Сибгат Хаким, писатели, ставшие классиками, – Амирхан Еники, Аяз Гилязов, любимые народом певцы и музыканты – Фарида Кудашева, Ильхам Шакиров, Альфия Авзалова, балетные – Ревдар Садыков, Ирина Хакимова – и драматические артисты – Шаукат Биктимиров, Равиль Шарафеев, Нажиба Ихсанова, художник, которого справедливо считают лицом татарской нации, – Баки Урманче, теле– и кинорежиссеры – Виктор Беспалов и Гали Хусаинов...

Лишь один раз Тукаевскую премию получили архитекторы – коллектив, работавший над проектом Выставочного зала Союза художников РТ. Выдвигавшийся два раза на соискание доктор архитектуры Нияз Халитов так и не получил ее: в первый раз решением президента был награжден Фанис Яруллин, а во второй раз просто не повезло – изменили Положение, решив не рассматривать кандидатуры архитекторов и ученых. Для них учредили другую премию, тоже Государственную.

За что же конкретно дают Тукаевскую премию? Насколько высоки критерии, по которым оценивается то или иное произведение, их масштаб и значение в контексте Татарстана? А в контексте России? Европы? Вопрос повисает в воздухе.

Да не обидятся на меня наши творцы, но творчество мало кого из них знают в мире. Творчество – вещь субъективная, а значит, и оценка его не может быть стопроцентно объективной. Одно без сомнения: Тукаевскую премию присуждают за достижения, сделанные в последние три года. Если же эти произведения еще и посвящены великим представителям татарского народа (например, Тукаю, Джалилю, Сайдашеву) или имеют в своей основе народные источники (Наки Исанбет наградили за бесценный трехтомник: «Татарские народные пословицы», «Детский фольклор татарского народа», «Загадки»), то шансы получить ее удваиваются.

В конце 50-х были другие ориентиры – например, артист Качаловского театра Николай Провоторов удостоен Тукаевской премии за роль вождя пролетариата в спектакле «Третья патетическая»...

В последнее десятилетие становится нормой, что творцы делают несколько «заходов» на Тукаевскую премию. Перефразировав известную поговорку, по этому поводу можно сказать так: заслуженного три года ждут. Только с третьего раза получил награду старейший композитор Татарстана, которого многие нынешние композиторы называют своим учителем, – Анатолий Луппов. Под занавес своей жизни удостоился ее народный писатель Гумер Баширов, а в 1999 году радовался ей поэт Зульфат (Маликов), которого многие считают гениальным.

В прошлом году лауреатами Тукаевской премии стали руководитель и дирижер Государственного оркестра народных инструментов РТ Анатолий Шутиков и татарский поэт Роберт Ахметжанов.

В творческих кулуарах Татарстана раздаются голоса: мол, этот конкурс все больше и больше похож на междусобойчик. А не пора ли в биографии главной культурной премии Татарстана в области литературы и искусства сделать... перерыв? Как это произошло в 1961 году. «Тайм-аут» тогда растянулся на четыре года! Согласитесь, этого срока достаточно, чтобы престиж премии значительно поднялся.

Резеда Даутова. Газета «Восточный экспресс», 12 апреля 2002 года

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов