Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
24.10.2017

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Погода в Казани
-4° / 0°
Ночь / День
.
<< < Октябрь 2017 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
  • 1988 – Создан Союз театральных деятелей Татарстана. Он пришел на смену Татарскому отделению Всероссийского театрального общества (ВТО).

    Подробнее...

Казанские часовни - истории от Анатолия Елдашева

У нашего автора Анатолия Елдашева вышла очередная книга – «Казанские часовни XVI–XX вв.». Он презентовал ее в Музее изобразительных искусств РТ 10 мая нынешнего года.

В исследовательской работе Анатолию Михайловичу Елдашеву помогают исторические знания и навыки, полученные во время учебы на историко-филологическом факультете Казанского государственного университета. Область научного поиска определила его родословная. В его роду было 12 профессиональных художников, из них четверо – иконописцы; были две монахини, а также паломники, странники, ходившие молиться по монастырям России, в Иерусалим, на святую гору Афон. Отсюда интерес к истории православия. Это уже десятый выпуск из серии автора «Казань православная – подвижники духа». Всего Анатолий Михайлович выпустил 40 книг и брошюр по истории православия Казанского края.

И его труд вознагражден. В ноябре 2007 года Елдашев был награжден орденом Иннокентия Митрополита Московского и Коломенского III степени (награда Русской православной церкви). Он лауреат Макариевского конкурса, организованного Фондом памяти митрополита Московского и Коломенского Макария (Булгакова). Так отмечена в 2011 году его монография «Казанский некрополь. (Казанцы, упокоившиеся на городских и монастырских некрополях в XVI – XX вв.)».

На этот раз Анатолий Михайлович впервые попытался собрать под одной обложкой разрозненные сведения о городских и пригородных часовнях. Автор рассказал о 106 часовнях, существовавших до революции в Казани и пригородах. Он сам работал в архивах, а также использовал уже опубликованные архивные материалы, ссылаясь на источники.

Книга иллюстрирована старинными снимками, и некоторые которые сохранили для нас сооружения, которых уже давно нет.

Часовни – это утраченная «Атлантида»

Часовня – небольшая христианская постройка без специального помещения для алтаря, уточняет автор. Православная часовня – обычно отдельно стоящее здание в городах, селах, на дорогах и погостах. Название «часовня» происходит от слова «час», «часы». Часами называются краткие службы, совершающиеся в православных и католических церквах. «Час» в древнерусском языке означало «время». В часовнях читаются молитвы и акафисты, совершаются молебны, верующие перед почитаемыми иконами ставят свечи. Литургия в часовне по общему правилу не совершается, но в особых случаях это допускается. На Руси часовни сооружались там, где были похоронены подвижники веры Христовой, на местах явлений чудотворных икон, близ святых источников.

Анатолию Елдашеву удалось выяснить, что в 1917 году в Казани было 37 часовен, 33 каменные, 4 деревянные. Только 12 построек сохранились до наших дней, причем лишь половина из них используется по назначению. В новой книге читатели найдут много ценных сведений о православии вообще и о часовнях в частности.

– Часовни Казани до сих пор почти не изучены – это «Атлантида», утраченная страница истории нашего края, – считает Анатолий Михайлович.

В предисловии Анатолий Михайлович дает типологию часовен.

Часовни, установленные на месте явления чудотворных икон: в Казанском Богородицком женском монастыре, на месте явления чудотворного Казанского образа Божией Матери, в последней четверти XVI века была построена деревянная церковь, которая со временем из-за ветхости была упразднена. На этом месте поставили новую часовню.

Именные часовни: часовня святителя Гурия Казанского при Борисоглебском приделе Благовещенского кафедрального собора.

Памятные часовни: в честь Нерукотворного Образа Спасителя, во имя преподобного Серафима, Саровского чудотворца, в память 900-летия Крещения Руси.

Поминальные часовни: над местом упокоения митрополита Ефрема, купца-благотворителя Заусайлова.

Особые поминальные часовни в память царствующих императоров: в память об императорах Александре II и Александре III, а также в честь знаменательных событий, с ними связанных: часовня-памятник в селе Среднее Девятово - в память 300-летия царствования Дома Романовых и у Романовского железнодорожного моста через Волгу.

Поминальные часовни в память чудесного спасения: Императора Александра II (неудавшееся покушение) у Дворянского собрания (ныне Ратуша), об избавлении Императора Александра III и его семьи в результате железнодорожной катастрофы, Великого князя, наследника престола Николая Александровича, будущего Императора Николая II – у Свято-Введенского Кизического монастыря.

Часовни, стоящие на месте разрушенных храмов, когда нет возможности восстановить саму церковь: в Казанском Богородицком женском монастыре на месте ветхой деревянной церкви Рождества Пресвятой Богородицы.

Приписные к храмам часовни – наиболее распространенный тип часовен.  В Казани при церквях – Николо-Вешняковской, Николо-Ляпуновской, Живоначальной Троицы, Вознесенской, Гостинодворской, Ильинской, Смоленско-Варлаамской, при Воскресенском соборе. Приписными являются и деревенские часовни.

Часовни, находящиеся внутри монастырей или приписные к ним: при Иоанно-Предтеченском монастыре, Свято-Введенском Кизическом.

Часовни-усыпальницы: для отпевания усопших – при земской, Александровской, адмиралтейской больницах.

На кладбищах можно увидеть два типа часовен: часовня для отпевания (приписная к храму) и памятник на могиле, выполненный в форме часовни, куда приглашались священники для совершения поминальной службы. Наиболее распространенная функция таких часовен – погребальная.

«К сожалению, многие памятники-часовни не сохранили имен упокоившихся в них и остаются для нас безымянными», – пишет автор.

Кое-где в сельской местности нашего края сохранились еще небольшие часовни-столбы: часовня у въезда в село -  высокое и узкое сооружение высотой в 2-3 метра, по периметру 50 на 50 сантиметров.

Как известно, когда освящают квартиру, на стенах остаются наклейки с крестом. Освящая селение, ставили часовни или кресты возле него. Анатолий Михайлович вспоминает, как в 2010 году он с родственниками в селе Лекарево Елабужского района извлекли из земли подобную часовню-столб и установили ее на прежнем месте при выезде из села.

«По-христиански добрая традиция: выходит из села пешком путник по своим житейским делам или паломник перед дальней дорогой, постоит, помолится, попросит у Бога заступничества и здравия, и отправится в путь с благими и светлыми мыслями. Да и место это уже становилось совершенно другим, намоленным и святым».

Книга разбита на разделы, что позволяет рассказать о культовых сооружениях по месту их размещения. Она начинается с рассказа об утраченных часовнях. Когда-то они были в Кремле, при монастырях, при храмах.

Часовни Казанского кремля

На территории кремля до революции находилось шесть часовен, исторически носивших различный ритуальный характер. Расскажем о двух, которых нет, но время от времени нам их напоминают.

На территории бывшего Спасо-Преображенского мужского монастыря есть непонятное для посетителей Казанского Кремля невысокое сооружение, скорее всего сделанное из кирпича. Это все, что осталось от часовни-склепа, которую называли «Пещерка».

Фото Любови Агеевой

Когда-то здесь было кладбище Спасо-Преображенского монастыря. Здесь были похоронены известные в свое время архипастыри и военачальники, именитые купцы и скромные труженики – монахи. Самой первой на погосте была могила святителя Гурия, упокоившегося 4 декабря 1563 года и погребенного перед алтарем Преображенского собора. Вскоре над его могилой боярином Иваном Елизаровичем Застолбским была сооружена «каменная клеть». Через тринадцать лет, 11 апреля 1576 года, тут же упокоился другой великий подвижник веры – святитель Варсонофий.

Цитата из книги Анатолия Елдашева с небольшими сокращениями:

«В 1596 году, при перестройке деревянного собора в каменный, клеть, устроенную Застолбским, пришлось сломать. При этом последовало открытие мощей свв. Гурия и Варсонофия. Нетленные тела их оставлены были наверху, а для останков иноков Ионы и Нектария сооружена была пред алтарем каменная «пещерка», которая изнутри имела каменный свод. Снаружи дневной свет проникал через пять узких продолговатых оконцев, забранных железными решетками. Вход в нее был углублен в землю на четыре ступени.

«Пещерка» не позже 1606 года приняла останки благочестивого греческого архиепископа Епифания. На могиле его лежал камень со следующей надписью: «Апреля в 19-й день. На память преподобнаго отца нашего Иоанна ветхия лавры. Преставися преосвященный Епифаний архиепископ святаго града Иерусалима, монастыря святыя Голгофы, иже на краниеве месте...».

Здесь же был погребен митрополит казанский и свияжский Ефрем (умер 26 декабря 1613), ближайший помощник святого патриарха Ермогена (Гермогена - Ред.) в борьбе против Лжедмитрия II и польско-литовских интервентов. После мученической кончины патриарха Ермогена именно митрополиту Ефрему принадлежала вся полнота патриаршей власти. Он председательствовал на Освященном соборе, совершил 11 июля 1613 г. венчание на царствование первого из дома Романовых Михаила Феодоровича, под Уложенной грамотой об избрании на царство Михаила Феодоровича первой стоит подпись именно митрополита Ефрема.

На могильной плите упокоившегося было выбито: «Лета 7122-го (1613 г.), месяца декемвриа в 26 день. Преставися рабъ Божий Ефремь, по преименовании вторый митрополитъ Казанский и Свияжсний».

В «пещерке» упокоились также настоятели святой обители архимандриты Сергий (1608-1613) и Еремей (1 628-1629). Надгробная плита архимандрита Сергия, как отмечает П.А. Воскресенский (Пещерка Спасо-Преображенского миссионерского монастыря и сведения о погребенных в ней. Казань, 1899), еще в конце XIX века была цела.

В «пещерке» был погребен и сын Застолбского Нестор, в иночестве Нектарий, а затем и сам Застолбский, нареченный в иночестве Ионою.

В 1706 году в этой «пещерке» удостоился погребения греческий епископ Арсений. За какие-то прегрешения он был отлучен иерусалимским патриархом Досифеем и конец своей жизни провел в Макарьевской пустыни, что в двух верстах от Свияжска.

В сентябре-октябре 1995 г. «пещерка» Спасо-Преображенского монастыря была вскрыта раскопками археологической экспедиции под руководством Алфеевой Ж.Р. В процессе раскопок были выявлены две целые и несколько разбитых надгробных плит. Это были известковые плиты со славянской вязью и рисунком (двойной круг с плавно расходящимися в разные стороны «дугами»), жгутовым орнаментом, розетками. Края плит были обработаны «зубчиками». Плиты были датированы концом XVI – серединой XVII века.

В «пещерке» было обнаружено 12 погребений. «Пещерка» была небольших размеров, и поэтому захоронения были вынуждены «тесниться» в отведенном пространстве. Отдельные погребения поэтому были врезаны под цоколь здания. Погребения были в деревянных гробах, следы которых в виде темных полос древесного тлена удалось проследить археологам. Ныне в Петропавловском соборе почивают мощи преподобных Ионы и Нектария, Казанских чудотворцев, сподвижников свт. Гурия, которые находятся в верхнем храме (на солее с северной стороны). В нижнем храме на левом клиросе почивают мощи свт. Ефрема – митрополита Казанского, помазавшего на царство Михаила Федоровича, основателя династии Романовых, а в алтаре – свт. Епифания, архиепископа Иерусалимского.

По левую сторону от «пещерки» в 1740 году в специально сооруженной часовне был похоронен ближайший родственник Кахетинского царя Теймураза – князь Иван Егорович Багратион-Давидов, который проживал в Казани по велению императрицы Анны Иоанновны (1 730-1740).

Пещерка и часовня пользовались среди казанцев глубоким почитанием. Песок, посыпаемый на гробницы, особо почитался среди учащихся города, которые видели в нем чудодейственную силу. Экзаменационные письменные работы, присыпаемые песком, обеспечивали удовлетворительную за нее отметку.

Хорошо известны старинные снимки Спасской башни с часовней при ней. Часовня в честь Нерукотворного Образа Спасителя при Кремлевской военной церкви была построена к лету 1905 года на средства известного казанского купца-благотворителя, коммерции советника, потомственного почетного гражданина Павла Васильевича Щетинкина. Купец потратил на изготовление и роспись иконостаса, церковную утварь и облачения свыше 30.000 рублей. Вместительностью часовня была рассчитана на 150 человек. Часовня была построена в псевдорусском стиле и архитектурно дополняла трехшатровое завершение церкви Иоанно-Предтеченского мужского монастыря.

Освящена 27 августа 1905 года. Перед освящением часовни состоялся крестный ход из Благовещенского собора к новоустроенной часовне во главе с архиепископом Казанским и Свияжским Димитрием (Самбикиным). В ее освящении приняли участие архимандрит Андрей (Ухтомский), кафедральный протоиерей Андрей Яблоков, полковой благочинный священник Евгений Запольский, настоятель Николо-Низской церкви священник Алексей Дружинин. После освящения часовни крестный ход в сопровождении архимандрита Андрея двинулся обратно в Благовещенский собор.

В часовне находились иконы – Нерукотворного Образа Спасителя, святителя Николая чудотворца, Павла Исповедника, Казанских чудотворцев - святителей Гурия, Варсонофия и Германа, Феодосия, архиепископа Черниговского, преподобного Серафима, Саровского чудотворца, св. мученицы царицы Александры и преп. Марии Египетской.

При церкви было создано Братство во имя Христа Спасителя (5 февраля 1906 г.). В 1907 году радением члена Братства, статским советником П.В. Щетинкиным на внутренний ремонт и устройство электрического освещения часовни было потрачено свыше 400 рублей. Им же в 1909 г. для иконы Нерукотворного образа Христа Спасителя был сооружен металлический массивный киот с зеркальным стеклом стоимостью свыше 1.000 рублей. Членом Братства В.Ф. Булыгиным были пожертвованы церковные облачения стоимостью в 400 рублей.

Часовню разрушили одной из первых в городе в 1928 году солдаты латышского полка, расквартированного в кремле. Икона Спасителя, написанная в начале XIX века сохранилась. Ныне она находится в церкви Ярославских чудотворцев над ракой свт. Гурия Казанского.

Сообщество интернет-пользователей, объединившихся в группу Kazan.nostalgique (https://www.facebook.com/groups/Kazan.nostalgique/), провело коллективное исследование одной из открыток с видом этой часовни.

Фото размешено Андреем Шриттом

Интересные подробности были представлены Алексеем Степановым. Он пишет, что часовню разобрали в 1926 году – как портящую вид Спасской башни, причем часть кирпича была использована на ремонт кремлевской стены, а другую продали и на эти деньги провели другие ремонтно-реставрационные работы. Алексей приводит документ, подтверждающий его слова:

В Ы П И С К А №10192

Из протокола №43 заседания Совета Народных Комиссаров ТССР от 31 августа 1925 г.

Слушали: 731. Ходатайство Отдела охраны памятников старины при Акцентре о разрешении на разборку часовни перед Спасской башней Кремля.

Прилож. №23

Нкпрос – Тагиров.

Горсовет – т.Терский.

Постановили: Согласиться.

Вх. 3 сен. 1926 г. №2542

С подлинным верно: Секретарь СНК и ЭКОСО Пеньковский.

Верно:

Управляющий делами Строительного управления инженера ТССР (Дагаев) <Т.Дагаев>

(НА РТ, ф.Р-3682, оп.1, д.1183, л.17. Машинописная копия, подпись – автограф. На документе надпись чернилами: «Пр. 100 § 4/ 29/Х-26»)

Снова сведения от Анатолия Елдашева:

В 1841 году, в ходе перестройки Борисоглебского придела Благовещенского собора (собор пострадал при пожаре 3 сентября 1815 г.), при очистке строительного мусора и щебня была обнаружена под землей келья свт. Гурия, в которой он уединенно молился – небольшая каморка с каменными стенами. Ее сравнительно небольшая высота подсказывает нам, что святитель, имея рост под 1,8 м, мог молиться только стоя на коленях, т.е. коленоприклоненно.

На восточной стене кельи была обнаружена написанная, вероятно, самим святителем, минеральными красками древняя фреска XVI века – образ Нерукотворного Спаса, которая сохранилась до нашего времени. Келья была построена одновременно с собором, о чем свидетельствует идентичность как каменной кладки, так и материала из которого она сложена. Келья сразу же стала объектом массового паломничества горожан. Она была оштукатурена, для иконы сделали киот, с западной стороны прирезали входную дверь.

Монастырские часовни

Следующая глава рассказывает об утраченных монастырских часовнях. Они чаще всего гибли вместе с монастырями, и не всегда сегодня, когда монастыри возрождаются, есть возможность их восстановить.

На территории Кизического Свято-Введенского монастыря было две часовни: над колодцем, к юго-востоку от надвратной Владимирской церкви, и часовня в память чудесного спасения Великого князя, наследника престола Николая Александровича (будущего Государя Императора Николая II) при этом монастыре в память о покушении на его жизнь 29 апреля 1891 года в японском городе Отсу (построена в 1892 году, находилась напротив монастырской колокольни, уничтожена в 1930-годы; на этом месте ныне автомобильное полотно улицы Декабристов).

Нельзя не остановить внимания на двух часовнях казанского Заречья (ныне Кировский района): на часовне в память 900-летия Крещения Руси в Адмиралтейской слободе при мещанской Мариинской богадельне (построена в 1888 г., долгое время служила трансформаторской будкой, ныне приписана к Свято-Успенскому Зилантовому женскому монастырю и находится в стадии восстановления), и храме-усыпальнице во имя святой благоверной Великой княгини Ольги, принадлежащей казанской купеческой семье Александровых под Успенской церковью Зилантова монастыря.

1б ноября 1895 года архиепископ Казанский и Свияжский Владимир (Петров) освятил усыпальницу, устроенную известной казанской благотворительницей Ольгой Сергеевной Александровой-Гейнс. Под главным храмом Зилантовой обители упокоились ее отец – потомственный почетный гражданин, купец 1-й гильдии Александров Сергей Евсеевич (1792 – 4 декабря 1870), мать – Александрова (Бородина) Анна Михайловна, брат – Александров Александр Сергеевич (1843 – 20 мая 1889), муж – Гейнс Александр Константинович, генерал-лейтенант, бывший (в 1880-1882 гг.) губернатор Казанской губернии (1834-29 декабря 1892).

Как пишет Анатолий Елдашев, сама Ольга Сергеевна скончалась 29 октября 1927 года в возрасте 80 лет. Последние годы жизни она проживала в нищете и забвении. В архивных фондах сохранилось ее заявление с просьбой похоронить ее рядом с родными. Но вряд ли новая власть, не смотря на известное ее бескорыстие и благотворительность, пошла ей навстречу. Можно только свидетельствовать, что ее похоронили на некрополе Зилантова монастыря. Могила со временем, как и тысячи других (на монастырском некрополе нашли упокоение не менее трех тысяч человек), была утрачена.

С 1932 года прекратились захоронения на некогда одном из престижных некрополей Казани. К 1936 году разрушили Свято-Успенский храм, осквернили и захоронения семьи Александровых. Долгое время на этом месте стоял металлический ангар для хозяйственный нужд системы республиканского МВД. Место бывшего монастыря пришло в полное запустение.

В 2006 году практически на этом месте был построен Свято-Троицкий собор обители. В ходе земляных работ были уничтожены склепы и захоронения, находящиеся как под старым собором, так и за его алтарем, в том числе и Александровский склеп. Никаких предварительных археологических раскопок и фотофиксации хода земляных работ не проводилось.

В октябре 2006 года в обители установили поклонный крест, на котором начертано следующее:

«Здесь на Старом Русском кладбище покоятся сотни христиан, монашествующих и мирян. Прости нас, Господи, за осквернение их могил и упокой души их во Царствии Твоем».

Среди монастырских часовень, о которых рассказывается в книге Елдашева, обратим внимание на одну, поскольку недалек тот день, когда мы сможем в нее попасть.

В Казанско-Богородицком женском монастыре до революции было две небольшие часовенки XVII века, огороженные деревянными решетками. Они находились восточнее главного монастырского собора во имя Казанской иконы Божией Матери, который сегодня восстанавливается. Часовенки указывали места святых престолов древних деревянных монастырских церквей во имя Казанской иконы Божией Матери и Рождества Пресвятой Богородицы.

Когда исследовали место, где сейчас возводится величавый собор, где хранилась Казанская икона Божией Матери, был обнаружен пещерный храм-часовня. Как сообщает автор книги, мысль о построении храма и часовни на месте явления чудотворной Казанской иконы Божией Матери возникла при первом посещении Великой княгиней Елисаветой Феодоровной Казани 13 июля 1910 года. 30 июля 1911 года, в день рождения наследника престола цесаревича Алексея, в нижнем (подвальном) этаже летнего собора был совершен чин основания храма-часовни во имя Рождества Пресвятой Богородицы на месте явления чудотворной Казанской иконы Божией Матери. 31 июля 1911 года под руководством инженера П.П. Голышева началось возведение храма-часовни. В подземелье обустроили лестницу, для иконостаса возвели кирпичную стенку, зацементировали полы, оштукатурили стены и своды, поставили две печи для притока наружного воздуха, покрасили стены и полы.

Над местом явления иконы была сооружена сень. Иконостас и сень были изготовлены в Москве у мастера Силина, который сам и собирал их на месте. Все иконы осматривала в Москве Великая княгиня, которая и одобрила их установку.

К весне 1913 года благоустроительные работы в основном были завершены. И все благочестивые жители города и насель ницы Казанского монастыря с нетерпением стали ожидать день освящения храма-часовни, который должна была назначить Великая княгиня. Ею была выбрана суббота на пасхальной неделе, 20 апреля.

Таким образом, длинный, широкий, подвальный этаж соборного монастырского храма за два года совершенно изменился. На протяжении всего XIX века это место служило для погребения умерших лиц не только иноческого чина, но и воинского звания, на что указывали кости похороненных здесь людей и полуистлевшие останки одеяний. Все найденные здесь черепа и кости были бережно и благоговейно собраны в одно место, окроплены святой водой и погребены с восточной стороны часовни; и над ними была совершена панихида. Это место получило название «Казанских пещер».

На самом месте явления чудотворной Казанской иконы Божией Матери была устроена богато убранная сень, в которой была установлена икона. Перед ней находилась серебряная лампада с украшениями из жемчуга и драгоценных камней, пожертвованная самой Великой княгиней еще в первый ее приезд в монастырь.

Сень была обита басмой и расписана в древнерусском стиле. Внутри сени находилась еще одна ажурной работы драгоценная лампада, украшенная изумрудом, эмалью и тремя государственными гербами, подаренная самой императрицей Александрой Феодоровной. Одна серебряно-вызолоченная лампада была пожертвована инженером П.П. Голышевым, другая – неизвестным жертвователем.

Росписи потолка и стены часовни производились сестрами монастыря по эскизам, присланным из Москвы Великой княгиней. Местная икона Нерукотворного образа Спасителя была написана по образцу, находившемуся в Кремлевской часовне Казани.

Великая княгиня прибыла скорым поездом в Казань днем 19 апреля 1913 года и приняла участие в торжествах по случаю завершения работ в пещерном храме.

Собор Казанской иконы Божией Матери был взорван 26 мая 1932 года в 4.30 утра. Под его руинами остались и пещерные храм с часовней.

Когда православные вновь вернулись в лоно церкви, пришлось в память о разрушенном строить новые сооружения. Так рядом с Крестовоздвиженской церковью появилась небольшая часовенка, на табличке сообщалось, что на этом месте в 1579 году была найдена икона Казанской Божией Матери (Казанская икона Божией Матери: загадка, которой более четырех сотен лет).

Ныне наступил новый этап в жизни главного монастырского собора. 4 ноября 2015 года Президент Республики Татарстан Р.Н. Минниханов подписал указ «О создании Болгарской исламской академии и воссоздании собора Казанской иконы Божией Матери». Полную поддержку указу выразили участники II Форума православной общественности Республики Татарстан, прошедшего 26 ноября 2015 года в Казани с участием Р.Н. Минниханова и Митрополита Казанского и Татарстанского Феофана. Напомним: 2 декабря благословение на воссоздание собора Казанской иконы Божией Матери дал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

С 27 апреля по 20 июня 2016 года Институт археологии имени А.Х. Халикова Академии наук РТ, совместно с ООО «Евростройхолдинг+», провели масштабные археологические раскопки. Работами руководил опытный археолог Андрей Старков. В ходе работ были вскрыты фундамент собора и остатки пещерных храма и часовни. Были выявлены размеры часовни – 11,90 X 3,03 метра; церкви – 11, 38 X 7,17 метров, они соединялись довольно узким коридором, длина которого составляла 5,25 м и ширина 1,1 м. Сохранились самые простые росписи часовни. Все иконы и утварь были расхищены еще в 1930-е годы.

21 июля 2016 года при участии Патриарха Московского и всея Руси Кирилла состоялась торжественная закладка памятной капсулы в основание воссоздаваемого собора.

Отдельные разделы книги посвящены прицерковным и пригородным часовням.

Многие пригородные села Казани до революции 1917 года имели свои часовни. Большинство из них в богоборческое время было разрушено. Но память донесла до нас историю некоторых из них. Остановим свое внимание на одной такой истории.

53. Часовня-усыпальница княгини Дарьи Меньшиковой. Исторической достопримечательностью Верхнего Услона является могила Дарьи Михайловны Меньшиковой (Арсеньевой). Мы не будем повествовать историю Александра Даниловича Меньшикова – этого выдающегося государственного деятеля XVIII столетия, «птенца гнезда Петрова», читатель найдет о нем немалые сведения в литературе. Но каким образом прах его супруги оказался в селе на берегу Волги, вот это интересно и поучительно.

Сделавший головокружительную карьеру при Петре Великом, ставший фактически правителем России при Екатерине I, Александр Данилович в одночасье все потерял. Петр II, попавший под влияние князей Долгоруких, подписал указ о высылке Меньшикова из Санкт-Петербурга и аресте всего его имущества. «Светлейший князь» был арестован 8 сентября 1 727 г. и с семьей сослан в свое имение в город Раненбург под Рязанью. Было конфисковано состояние, оценивающееся более чем на 20 миллионов рублей (примерно шесть того времени годовых бюджетов Российской империи), 90 тысяч крепостных крестьян, огромное число драгоценных вещей.

Однако вскоре последовал указ о ссылке его с семьей в далекий сибирский городок Березов Тобольской губернии. Князь вместе с супругой и тремя детьми выехал 1 б апреля 1 728 г., сначала по Оке, потом по Волге, далее по Каме до Соликамска. В дороге здоровье Дарьи Михайловны ухудшилось, от переживаний она даже потеряла зрение, и, где-то между 5 и 13 мая 1 728 г., когда корабль проходил мимо села Вязовые Горы, она скончалась в возрасте 48 лет.

Услонские старожилы, по рассказам своих отцов, еще в XIX веке говорили, что когда тело княгини Меньшиковой привезли в их селение и когда священник местной Никольской церкви спросил пристава, находившегося при них, как отпевать покойную, тот ответил, что нет никакой надобности спрашивать о происхождении и достоинстве умершей. Вельможный страдалец сам прочитал над ней молитвы, сам ископал могилу и предал земле бренные останки своей супруги.

Показательно, что сопровождавший их пристав, который регулярно отправлял рапорты в Санкт-Петербург, даже не счел необходимым сообщить о смерти супруги Меньшикова.

В Березове он с сыном и несколькими близкими слугами построил небольшую церковь во имя Спаса Нерукотворного, у алтаря которой его и похоронили 12 ноября 1729. Известно его высказывание того периода: «С простой жизни начинал, простой жизнью и закончу». Место захоронения стали искать только спустя столетие, однако река Северная Сосьва сделала уже свое дело, ее вешние воды смыли могилу.

Вскоре от оспы скончалась и его старшая дочь Мария (умерла 26 декабря 1729), несостоявшаяся императрица. Тяжелую атмосферу ссылки отразил на своем выдающемся полотне В.И. Суриков «Меньшиков в Березове. 1883 г.».

В 1731 году императрица Анна Иоанновна возвратила младших детей Меньшикова – сына Александра и дочь Александру из ссылки. Им оставили княжеский титул, нашлись и денежные вклады, обнаруженные в голландских банках их отца. Род князя продолжился только по линии сына – Александр Александрович, как и положено было дворянину, пошел служить в армию, стал генерал-аншефом и умер в 1 764 году.

Именно он, очевидно, распорядился поставить на могиле матери надгробный камень с надписью «Здесь погребено тело рабы Ботией Дарьи» с начертанным на нем латинсним девизом «Sic transit gloria mundi» («Таи проходит мирская слава»). По бытовавшему в селе преданию, над могилой вскоре была поставлена церковь, которая, однако, еще в XVIII в. сгорела.

Его единственный сын Сергей Александрович (1746-1815), внук Дарьи Михайловны, занимал важные гражданские должности, был сенатором. Известным государственным и военным деятелем стал его сын (правнук Дарьи Михайловны) – Александр Сергеевич Меньшиков (1787 – 1869). За свою бурную карьеру он успел побывать и адъютантом Александра I, и дипломатом, заключившим мирный договор с Персией, и послом в Турции, сухопутным генералом и адмиралом, военно-морским министром и главнокомандующим русской армией в Крымской войне. Именно на нем, как на крайне самонадеянном человеке, лежит значительная доля ответственности за поражение России в Крымской войне. Он, как и его знаменитый прадед, оказался в опале.

Между тем могила Дарьи Михайловны к 1860-м годам пришла в запустение, надгробный камень раскололся, и текст на нем читался с большим трудом. Вокруг разбили огород, принадлежавший священству Никольской церкви.

В 1863 году Александр Сергеевич поставил на могиле своей прабабушки памятник в виде одноглавой часовни-усыпальницы. Часовня была в плане крестообразной, в четыре аршина в высоту (8 м). Снаружи она была выкрашена коричневой краской, внутри – белой.

Фото А. Бренинга из книги Анатолия Елдашева


На лицевой и задней сторонах золотыми буквами было прописано: «В память княгини Дарьи Михайловны Меньшиковой, почившей здесь по пути в ссылку. Построил князь Александр Сергеевич Меньшиков в 1863 г.». Часовня простояла до начала 1930-х годов. На Александре Сергеевиче род Меньшиковых пресекся.

Место разрушенной часовни, а это в 100 метрах к западу от Никольской церкви, быстро заросло бурьяном, потом там построили барак, долго служивший местным жителям, как почтовое отделение, потом и его убрали. Сейчас это опять запущенное место.

За несколько лет до разрушения часовни ее сфотографировал казанский аптекарь, известный фотограф Арнольд Бренинг. По фотографии можно судить, что она из себя представляла.

По мнению Анатолия Елдашева, пришло время восстановить часовню – усыпальницу княгини Дарьи Меньшиковой. Сегодня сам акт восстановления часовни стал бы добрым примером сохранения памяти, связи поколений и нашей благодарности к своим предкам.

Обратим внимание на оригинальное сооружение на высоком волжском берегу, которое видит каждый, кто проезжает по железнодорожному мосту. Это часовня-памятник в честь 300-летия царствования Дома Романовых (Романовская часовня) в селе Нижние Вязовые. Находится в 30 км к западу от Казани.

В январе 1913 г. состоялось заседание комиссии по сооружению часовни, а 11 июля 1913 г. в рамках всероссийского празднования юбилея царствующего Дома Романовых состоялась ее закладка. Автор проекта часовни – известный русский архитектор Алексей Щусев. В основу проекта легли образцы мавзолеев восточного стиля. Проект предусматривал завершение часовни колокольней, увенчанной высоким шпилем.

Необходимые пожертвования на строительство были собраны к началу 1914 г., строительство началось весной этого же года. Были возведены стены, карнизы, колонны, произведена облицовка красным кирпичом. Строительство приостановилось с началом Первой мировой войны и полностью остановлено после Октябрьских событий 191 7 года.

Долгие десятилетия здание использовалось работниками железной дороги как склад. Возрождение часовни было начато в 2007 г. За год по сохранившимся в семье архитектора чертежам был достроен второй этаж и шпиль.

Ныне часовня полностью достроена, за исключением внутренней отделки. Изначально планировалось передать ее Раифскому монастырю, но позднее было предложено устроить в нем музей.

76. Часовня в Астрономической обсерватории им. В.П. Энгельгардта (пос. Октябрьский). Еще в начале XX века на территории обсерватории был насыпан большой искусственный холм, в недрах которого под южной миррой меридианного круга находится склеп. Его вершину венчает мира (часовня) в византийском стиле, построенная по проекту известного архитектора Карла Мюфке. По сей день часовня восхищает посетителей обсерватории изящной строгостью своих форм.

Склеп изначально был рассчитан на погребение тел обоих основателей обсерватории. В октябре 1918 г. там был погребен Дмитрий Иванович Дубяго (3 октября 1849-22 октября 1918). Но дело в том, что в мае 1915 года в Дрездене скончался и был похоронен на кладбище Святой Троицы Василий Павлович Энгельгардт (17 июля 1828 – 17 мая 1915). Военные события, связанные с первой мировой войной не дали возможность перенести останки ученого, как он этого желал еще при жизни.

И только спустя почти 100 лет, 21 сентября 2014 года стараниями ректората университета при поддержке руководства республики, прах видного русского ученого, члена-корреспондента Петербургской Академии наук, одного из основателей Астрономической обсерватории Императорского Казанского университета В.П. Энгельгардта был перезахоронен в часовне Астрономической обсерватории.

Сохранившиеся часовни

Представляет большой интерес раздел о сохранившихся часовнях. Не все они используются по прямому назначению.

В отдельный раздел выделены сохранившиеся часовни:

  1. Моленная казанской старообрядческой общины старо-поморского согласия (беспоповцев) на «стекольном заводе» (первая четверть XIX века) – ныне лодочная станция.
  2. Часовня старообрядцев австрийского согласия («Коровинская») (1840-е годы) – ныне кафе.
  3. Часовня-морг старой университетской клиники, перепрофилированная в годы Первой мировой войны в часовню при лечебнице Красного Креста (середина XIX века) – ныне учебное подразделение КФУ.
  4. Часовня-усыпальница при Богородицкой церкви земской больницы (1854) – ныне спецклиника.
  5. Часовня при Александровской больнице (1878).
  6. Часовня при Адмиралтейской городской больнице (1886) – приписана к Макарьевскому монастырю.
  7. Часовня в память 900-летия Крещения Руси (1888) – церковная лавка – приписана к Свято-Успенскому Зилантову монастырю.
  8. Никольская часовня при Николо-Низской церкви (1893) – ныне трансформаторная будка.
  9. Часовня в память императора Александра III при казанском подворье Раифского монастыря (1898) – ныне церковная лавка.
  10. Часовня при церкви Живоносный источник (1898) вошла в расширенное помещение церкви.
  11. Часовня святителя Гурия Казанского при Борисоглебском приделе Благовещенского собора (1906).
  12. Часовня (ротонда) на Казанском пороховом заводе (1927).

Обратим внимание на две часовни, которые напомнят о непростых событиях церковного раскола.

Часовня при молельне старообрядцев Поморского согласия на западной окраине города, неподалеку от современного железнодорожного вокзала, была построена в первой четверти XIX века и разрушена в начале 1930-х годов. Речь идет о так называемом старом стекольном заводе. Ныне это часть городского пляжа на реке Казанки и лодочная станция «Локомотив», что за железнодорожным вокзалом.

До середины XVII века на этом месте находился монастырь Дмитрия Прилуцкого, основанный во второй половине XVI века. Он принадлежал Спасо-Преображенскому монастырю и был закрыт, якобы, за приверженность монахов старым обрядам и традициям. Старообрядцы-беспоповцы почитали это место, вероятно, уже со второй половины XVIII века, собираясь здесь для служб. Здесь же хоронили усопших, где на возвышенном месте находился погост раскольников.

Еще в 1830 году купец-старообрядец Василий Андреевич Савинов построил на этом месте стекольный завод. На самом деле никакого завода здесь никогда не было. Чтобы сохранить это место за старообрядцами, Савинов под видом завода построил два молитвенных дома – мужской (на 15 человек) и женский (на 12 человек), в которых жили и молились престарелые бедные раскольники. В молитвенный дом Савинова приходили молиться и раскольники села Верхнего Услона.

В 1847 году молельный дом был закрыт властями как незаконный. С этого времени вплоть до начала XX века дом находился в запустении, но старообрядцы продолжали его эпизодически посещать и ремонтировать. Они хоронили на погосте своих умерших.

В 1870-1880-е годы здания стекольного завода принадлежали казанскому купцу-раскольнику Василию Андреевичу Шашабрину. К 1880-м годам это был полуразрушенный ночлежный дом, в котором, в частности, не одну ночь провел будущий пролетарский писатель Максим Горький со своим другом юности, пекарем Коноваловым.

Вот как в рассказе «Коновалов» описывает писатель свое времяпрепровождение здесь:

«Нам особенно нравилось бывать в «стеклянном заводе». Так почему-то называлось здание, стоявшее недалеко от города в поле. Это был трехэтажный каменный дом с провалившейся крышей, с изломанными рамами в окнах, с подвалами, все лето полными жидкой пахучей грязи. Зеленовато-серый, полуразрушенный, как бы опустившийся, он смотрел с поля на город темными впадинами своих изуродованных окон и казался инвалидом-калекой, обиженным судьбой, изринутым из пределов города, жалким и умирающим. В половодье этот дом из года в год подмывала вода, но он, весь от крыши до основания покрытый зеленой коркой плесени, несокрушимо стоял, огражденный лужами от частых визитов полиции, – стоял и, хотя у него не было крыши, давал кров разным темным и бесприютным людям».

Ежегодно, во время весенних половодий «стекольный завод» подтапливался и превращался в остров.

В октябре 1905 года, когда в России была объявлена свобода вероисповедания, старообрядцы вновь оборудовали здесь официально разрешенный молельный дом. При Советской власти на его базе был создан огородно-животноводческий совхоз №7 Казанской железной дороги. 6 марта 1937 года здесь открылся клуб железнодорожников «Локомотив». Надгробные плиты были снесены.

Сегодня старообрядцы пытаются вернуть общие ранее принадлежавшую им собственность, однако это непросто. Поскольку она принадлежит уже не железной дороге, а частному лицу. Как я узнала у старообрядцев, он готов расстаться с бывшим стекольным заводом, но запросил за старые здания непомерно высокую сумму.

Старообрядческую часовню австрийского согласия знают практически все казанцы, поскольку хотя бы раз когда-либо бывали возле комбината «Здоровье». В свое время там была остановка трамваев, ныне – остановка автобусов. А напротив бани – кафе «Пицца», рядом с ним здание, архитектурными формами напоминающее храм. Так оно и есть.

До начала 1850-х годов на Булаке стояла старообрядческая церковь австрийского согласия, называемая в официальных документах как беглопоповская часовня, или по имени основателя – Коровинская. В 1852 году ее разобрали, а все имущество опечатали.

Бывшие прихожане церкви во главе с купцами Арсением Подуруевым и Игнатием Рязановым построили новый летний храм, но и его у них отобрали и обратили в единоверческий храм в честь святителя Николая Мирликийского. Церковь 4 января 1862 года освятил архиепископ Казанский и Свияжский Афанасий. 19 января 1870 года рядом был построен и освящен зимний Спасо-Преображенский храм. Недалеко от него в 1871 году была устроена часовня, освященная 23 марта 1880 года. Так что получился целый комплекс для единоверцев.

На сайте  «Народный каталог православной литературы» сообщается, что первые единоверческие храмы в России были открыты в 1800 году. Они принадлежали господствующей церкви, но службы и таинства в них совершались по старым, дониконовским обрядам и по книгам, напечатанным в соответствии со старыми образцами. Единоверие первоначально было компромиссом между наиболее умеренными старообрядцами-поповцами и властями, но позже при Николае стало формой борьбы со старообрядчеством – монастыри и храмы беглопоповцев стали обращать в единоверческие.

В советские годы обе церкви были обезображены. Спасо-Преображенская лишилась главы. В здании сначала находилась редакция газеты «Сталинец», затем – Радиокомитет Татарской АССР. Не так давно храм отреставрировали. Там сейчас офис. Что стало с росписью, о которой в свое время много писали СМИ, неизвестно (подробности – Две казанские церкви: «обезглавленная» судьба).

Никольскую церковь когда-то превратили в общежитие, сделав здание двухэтажным.

Во время Гражданской войны купол Никольской церкви был поврежден снарядом. В 30-е годы его останки разобрали, а колокольню и вовсе взорвали.

Ходили слухи, что Никольский отдадут верующим, однако до сих пор здание стоит пустым. Какое-то время в нем работала аптека, потом было кафе «Флер» (Fleur).

Сегодня со стороны улицы Татарстан бывшую Никольскую церковь подпирает летний ресторан. Его открытие рядом с храмом, пусть и недействующим, вызвало резкое неприятие верующих. Вроде не те сегодня времена, чтобы путать кислое с пресным.

Обветшалую часовню разобрали и восстановили в 1980-е годы в первозданном виде. Своим архитектурным обликом она объединена с соседним зданием, однако уже давно используется под кафе. Наверняка с этой целью ее и восстановили.

Часовня (ротонда) на казанском пороховом заводе сохранилась, но требует реставрации. Пока отсутствуют достоверные источники, свидетельствующие о том, когда и кем она была построена. Есть точка зрения о том, что она построена работающими на заводе специалистами-бельгийцами в память об их пребывании на заводе. По другой точке зрения часовня была возведена пленными австро-венграми. По мнению Елдашева, она была построена в 1927 году – в память о грандиозном пожаре на заводе в августе 1917 года, но достоверных сведений об этом он не нашел.

Далее еще один фрагмент из книги Анатолия Елдашева:

36. Часовня-морг старой клиники медицинского факультета Казанского императорского университета. Клиника построена в 1838-1840 гг. по проекту архитектора М.П. Коринфского. С 20 июля 1941 г. по б октября 1945 г. здесь размещался эвакуационный госпиталь №2778. В 1953 г. в здании была организована Республиканская клиническая больница. Позднее здесь размещался НИИ математики и механики им. Н.Г. Чеботарева Казанского университета. Ныне – Институт социально-философских наук и массовых коммуникаций Казанского федерального университета (уточняем – после очередного преобразования кафедры журналистики объединены в Высшую школу журналистики и медиакоммуникаций).

В середине XIX века во дворе клиники была построена часовня-морг для патологоанатомических вскрытий и проведения медицинских исследований. Как в дореволюционное, так и в советское время служила моргом. Ныне в ней находится одна из университетских кафедр.

37. В годы первой мировой войны часовня-морг старой клиники медицинского факультета Казанского императорского университета была перепрофилирована в часовню при лечебнице Красного Креста. В ней, в частности, могло находиться тело, погибшего 15 августа 1917 года при тушении пожара на Казанском пороховом заводе его начальника, генерала от артиллерии Всеволода Всеволодовича Лукницкого (1845-191 7).

38. Часовня-усыпальница при Богородицкой церкви земской больницы. Церковь во имя иконы Пресвятой Богородицы «Неопалимая Купина» была освящена в 1854 году.

Домовой храм находился на втором этаже бывшей адмиралтейской конторы, а в то время земской больницы. Алтарь церкви и сам храм вдавались во двор больницы, а не по фасаду здания. Престол в церкви был один.

Архиепископ Казанский и Свияжский Григорий (Постников) (1784-I860) поручил освящать церковь ректору Казанской Духовной академии архимандриту Парфению (Попову) (1811 – 1873). Церковь была освящена не позднее марта 1854 г., т.к. с 14 марта архимандрит Парфений был хиротонисан во епископа Иркутского и Нерчинского.

Иконостас, ризница и утварь были приобретены на средства казанского купца-благотворителя, бывшего в то время городским головой Сергеем Евсеевичем Александровым (1792-1870). Он пожертвовал в храм также два серебряных сосуда и ризы.

Иконы были написаны в мастерской иконописца из Владимирской губернии Тимофея Терентьевича Гагаева (1836 – 25 октября 1889). Серебряная риза на местной иконе Божией Матери «Неопалимая Купина» была устроена из разных серебряных вещей, пожертвованных во время строительства церкви 7 апреля 1853 года Анной Андреевной Базилевичевой.

В киотах за клиросами были поставлены разные иконы небольших размеров, частью купленные, а частью пожертвованные разными лицами. В числе таких икон, в киоте за правым клиросом, помещалась маленькая икона святителя Митрофания Воронежского, чудотворца с мощами этого святителя. Она была пожертвована в эту домовую церковь ктитором церкви Таршиным в 1859 году.

Отдельной колокольни при храме не было. Колокола висели около восточной стены храма. Всего их было четыре. Один из них был пожертвован казанским купцом Дмитрием Сосипатровичем Борковым (1802-1860), весил этот колокол 2 пуда и 8 фунтов (35,2 кг).

Со дня освящения храма служить в нем стал протоиерей Сергиевской церкви Гавриил Николаевич Спасский (1825 – 31 декабря 1906), который совершал поочередно богослужения в Сергиевской церкви Ложкинской богадельни и во вновь устроенной при больнице Богородицкой церкви. Но первым постоянным священником этой домовой церкви был Иван Иванович Пылаев (1825-1861), кандидат богословия, получивший образование в Казанской Духовной академии.

Домовой храм при земской больнице был закрыт в первые годы советской власти.

К церкви больницы была приписана каменная часовня-усыпальница для отпевания усопших. Часовня постройки второй половины XVIII века (возможно, архитектор Кафтырев В.И.) с тремя окнами и четырехскатной крышей сохранилась до наших дней и фасадом выходит на улицу Большая Красная. В 1965 году у нее упразднили маковку с крестом. Ныне в ней одно из медицинских подразделений.

39. Часовня при Александровской больнице. В 1878 году была освящена церковь во имя свт. благоверного князя Александра Невского при Александровской больнице (основана в 1866 году). Церковь во дворе больницы построил казанский купец-благотворитель Иван Семенович Кривоносов. Предшественницей этой церкви была деревянная часовня, стоявшая рядом с конюшнями (сейчас на этом месте находится частное предприятие автосервиса).

40. Часовня при Адмиралтейской городской больнице. Известно, что до современной часовни уже стояла деревянная часовня. Современная часовня построена в 1886 году архитектором Г.Б. Рушом. Больница была открыта в середине 1880-х годов, но до начала XX века не имела собственного здания и располагалась в наемных домах. В 1890-е гг. деньги на строительство Адмиралтейской городской больницы выделил купец первой гильдии И.И. Алафузов. Архитектор внес в ее архитектуру готические детали.

Старую больницу перестроили, а часовня стала моргом. Ныне она приписана к Макарьевскому монастырю.

41. Никольская часовня при Николо-Низской церкви. 1893 год постройки. Пятиглавая, находится за храмом во дворе. Долгое время она была приспособлена под трансформаторную будку. В настоящее время радением настоятеля церкви отца Иоанна (Барсукова) отреставрирована. В часовне погребен настоятель этой приходской церкви протоиерей Николай Максимович Варушкин, прослуживший в священном сане более 50 лет (1831 – 28 марта 1903). Ошибочно считается, что эта часовня была освящена в честь Иоанна Воина.

42. Часовня в честь Государя Императора Александра III при подворье Раифской пустыни в Казани (улица Московская). Построена в 1898 году.

43. Часовня-усыпальница над могилой известного купца-благотворителя Василия Ивановича Заусайлова при церкви «Живоносный источник» в Савиново. Дата постройки – 1898 год.

В книге подробно рассказывается о часовнях Арского некрополя. С разрешения авторы мы использовали результаты его исследования в отдельной публикации – Не просто могила: склепы, балдахины, часовни. Здесь ограничимся отдельными сведениями.

Две часовни, которые не сохранились, находились не на самом кладбище, а неподалеку. Часовня в честь преподобного Серафима, Саровского чудотворца, освященная в июле 1909 года, в советское время была переоборудована под диспетчерскую будку разворотного кольца трамвая номера 8. Она была разрушена в 2005 году, в преддверии 1000-летия Казани. Как известно, здесь же находился трампарк, который после пожара был снесен.

Часовня как памятник на братском некрополе так и остался идеей. Осенью 1916 года было принято решения об обустройстве военного кладбища в одном из уголков парка «Русская Швейцария» (ныне Центральный парк культуры и отдыха имени М. Горького). Почетную обязанность заняться этим делом взял на себя купец Павел Васильевич Щетинкин, который задумал разместить в церкви-памятнике поминальные доски с именами погибших воинов – уроженцев Казанской губернии. Однако этим намерениям не суждено было сбыться. Впереди была Октябрьская революция…

В исторической части Арского некрополя сохранилось более 30 часовен, склепов и балдахинов, возведенных над могилами известных купцов-благотворителей, медицинских светил. Как указывает Елдашев, большинство сооружений не сохранило имен упокоившихся в них. В книге есть сведения о часовнях, которые идентифицированы, однако многие из них остаются безымянными. Например, «Виноградовская часовня» в конце второй пешеходной аллеи возведена в честь видного казанского терапевта. К сожалению, сегодня она производит ужасное впечатление. Можем добавить к рассказу Елдашеву одну приятную новость – шефство над Виноградовской часовней взял Казанский государственный медицинский университет. В планах – ее полная реставрация.

Нет именной таблички даже у «Ложкинской часовни», которая находится в начале первой аллеи, у церкви. Но сама часовня находится в хорошем состоянии. Нам удалось узнать у работников кладбища, что часовня теперь находится под опекой церкви.

Одно из самых старых строений на Арском погосте – часовня-моленная старообрядцев поморского согласия, построенная в 1870-х годах. Уже два года она находится на реставрации. На здании появился новый купол, установлен позолоченный крест. Летом здесь начались регулярные субботние богослужения.

Недалеко стояла еще одна старообрядческая часовня австрийского (или белокриницкого) согласия. От нее остались только руинированные остатки,

В Приложении книги дана таблица, в которой указывается время строительства и разрушения часовен, а также материал, из которого они сделаны. Завершает ее раздел «Тайны Арского некрополя», в который Анатолий Михайлович включил свои уже известные очерки об истории как погоста, так и отдельных захоронений.

Еще одна страничка истории нашего края оказалась дописанной. Было бы хорошо, если бы ее еще и прочитали.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов