Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
30.03.2017

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Погода в Казани
-8° / -3°
Ночь / День
.
<< < Март 2017 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1932 – Родился Мухаммат Сабиров, в 1990-1995 – Премьер-министр РТ, в 1995-1999 – народный депутат Республики Татарстан, член Президиума Государственного Совета, в последние годы жизни – руководитель благотворительного фонда «Родная земля».

    Подробнее...

Пока жив язык – жив народ

Татарскому языку, несмотря на все превратности истории татарского народа, удалось войти во всемирную семью языков. Его аромат, легкий юмор, точность понятий, поэтичность речи сумели сохраниться в веках.

Журналист Эльвира КУДРЕЦКАЯ, заслуженный работник культуры РФ и РТ, планирует опубликовать в "Казанских историях" цикл статей о татарском языке.

Один из семьи тюркских языков


Татарский язык входит в древнюю и по сей день еще загадочную семью тюркских языков. Прежде чем говорить об истории нашего прекрасного, пронизанного волжскими ветрами и алтайским горным воздухом татарского языка, попробуем осмыслить зарождение тюркских литературных языков.

Меня всегда интересовала история. Но, к сожалению, исторические факты нередко искажаются в угоду политикам, древние камни нередко заменяются новоделами. Конечно, хорошо, что есть такие значимые ориентиры, которые уже трудно переиначить, например, Тауэр, Лувр, Собор Василия Блаженного, наконец, родной Казанский Кремль. Могилы легендарных героев засыпаны курганами, возникновение городов – тема для дебатов. Только одно доносит до нас подлинный аромат времени, жизни народов – это язык. Пока жив язык – жив народ, его обычаи, история. И поэтому так яростно сражаются с американизацией Франция и Германия, маленькая, но с баснословно интересными легендами Ирландия и гордая Шотландия.

История народа неразрывно связана с историей его языка. Это правило особенно актуально для татар, так понятие татарский язык стало общеупотребительным гораздо ранее того, как наши предки стали называть себя татарами. До сих пор бытуют разные термины типа старотатарский язык, которым называется даже язык вековой давности. Вообразите себе, что язык современников Блока и Бунина назвали бы старорусским языком, при всех его несомненных отличиях от современного разговорного языка. Гораздо более адекватными термином являются борынгы татар эдэбияты и соответственно – борынгы татар теле (древний татарский язык и литература). Они дают почувствовать, что классический период где-то в позапрошлом веке сменился средневековьем.

Синтез высокого стиля и разговорного языка в России завершился созданием литературного языка лишь благодаря титаническим усилиям Пушкина. Осознав все это, мы сразу попадаем в привычную со школьной скамьи систему координат. Татароязычное делопроизводство стало языком российской дипломатии вплоть до Индии Великих Моголов уже в 16 веке. Но до создания литературного языка было еще далеко, ведь у татар современные стили литературы не возникали вместе с созданием Академии наук, как у русских. Впрочем, и староверческие произведения 19 века кажутся вышедшими из-под пера авторов допетровской эпохи.

Как блистательно писал французский историк Фернан Бродель, в повседневности соседствуют самые различные эпохи, и соответственно их языки. Кто знает, может на катастрофическое упрощение русского языка влияет не только деградация образования, но и кризис экономики, когда каждый восьмой житель России живет натуральным хозяйством.

Научное исследование языков пережило расцвет во второй четверти прошлого века, когда был проделан ряд исследований по реконструкции языков древности. К сожалению, блистательная «Татар эдэбияты тарихы» (История татарской литературы), созданная Г.Губайдуллиным и Али Рахимом в 1920-е годы, не получила продолжения, а ее авторы не пережили годы большого террора.
История литературы эпохи Тюркских каганатов (VI-IX века) в XX веке заинтересовала немецких ученых. В условиях пропаганды превосходства русской культуры их труды были напечатаны по-русски лишь в 1980-е годы. Возможность для изучения родной культуры оставалась лишь для представителей татарской эмиграции. Выпускник Сорбонны, глава Милли Идарэ Садри Максуди в Турции в 1928 года создал концепцию тюркской истории и права. К сожалению, одноименная книга вышла в Казани на русском языке только в позапрошлом году.

Отрицание наследия предков начало преодолеваться лишь в годы оттепели, когда большинство книг на арабском шрифте было выпущено из спецхрана библиотеки КГУ. В других местах это наследие почти не сохранилось. Но новое поколение практически не знало арабский шрифт. В 1963 году наконец-то вышла хрестоматия «Борынгы татар эдэбияты». С этого времени студенты татарских отделений начали по примеру других тюркских народов изучать свою литературу с Орхоно-Енисейских надписей.

Памятник-эпитафию, сооруженный в 730-е годы в честь одного из правителей Второго тюркского каганата – Бильге-кагана, русский ученый Н.М.Ядринцев обнаружил в 1889 году в Кошо-цайдамской долине, на берегу реки Орхон в Монголии. Расшифровка эпитафии открыла для мира древнетюркский рунический алфавит. Невозможно переоценить значение этого памятника для изучения мироустройства, опыта государственности и культуры древних тюрков. В 1894 году академик РАН, бывший инспектор мусульманских школ Казанского учебного округа, друг Марджани и противник Насыри Вильгельм (Василий) Радлов публикует перевод Орхоно-Енисейских надписей на немецкий язык и вводит их в научный оборот. В 1967 году тиражом 4 800 экземпляров выходит книга Льва Гумилева «Древние тюрки», которая моментально расходится. Тюркские каганы в изображении Льва Гумилева олицетворяют архетип мудрых правителей.
Открытие древнетюркской литературы для потомков в прошлом веке имело самые неожиданные выводы. Фатих Амирхан в 1910-е годы в рассказе «Фатхулла хазрет» предсказывал, что в будущем татары будет пользоваться несколько измененным уйгурским алфавитом. А наш современник Олжас Сулейменов пропагандирует использование руники хотя бы в частной переписке.
Невозможно объяснить значение Орхоно-Енисейских надписей, не приводя их текста. На памятнике в честь Бильге-кагана, в частности, объяснились принципы мироустройства.

Когда было сотворено вверху голубое небо и внизу темная земля, между ними были сотворены сыны человеческие. Над сынами человеческими воссели мои предки – Бумын-каган и Истеми-каган.

Бильге-каган философски оценивал историю тюркских народов, то переживавших величие имперских государств, то вновь превращавшихся в отдельные племена, подчиненные иноземным правителям.
Тюркский народ, когда же ты тощ и голоден, ты не понимаешь истинных причин сытости и, раз насытившись, ты не понимаешь состояния голода. Вследствие того, что ты таков, ты, не слушаясь поднявшего тебя ни твоего хана, ни слова его, стал бродить по всем странам и большая часть твоя погибла; вы же, оставшиеся тогда живыми, по всем странам скитались в совершенно жалком положении.
По милости неба и потому, что у меня самого было счастье, я сел на царство каганом. Став каганом, я вполне поднял погибший народ, неимущий народ сделал богатым, немногочисленный народ сделал многочисленным.

В 1910-е годы, описывая последние годы ханской Казани во время правления хана Шахгали, историк Хади Атласи почти полностью повторяет обвинения Бильге-кагана в адрес тюрок. Он пишет, что сами казанцы были причиной поражения, так как наносили вред своей религии и нации, откровенно предавая их. По словам автора, этот обычай остался в наследство и современным татарам. Эти мысль перекликается с мыслью Гумилева о том, что сами тюрки зачастую были главными виновниками падения своих государств. Таким образом, уже в самом начале зарождения тюркской литературы ее основной темой стала судьба народа в дни поражений и побед.

Ученые не оспаривают существование единого тюркского литературного языка, как минимум, начиная с VIII века. Гораздо более спорен вопрос о времени возникновения современных тюркских языков. Так, даже Каюм Насыри во второй половине XIX века отмечал различие между языком (лугат) и диалектом (лахджа). Он называл татарский язык лахджа-и-татар. В целом, эта тема в тюркологии трактуется неоднозначно. Например, Вильгельм Радлов оставил нам в наследство 14-томный классический словарь, который носит название словаря тюркских диалектов. До радловского словаря, в 1870 году, был опубликован словарь Лазаря Будагова, переизданный в 1960-е годы. Будагов, тюрколог армянского происхождения, тоже называет разветвления тюркского языка диалектами, наречиями.

Радлов и Будагов используют слово диалект для обозначения того, что мы сейчас называем самостоятельными языками, например, узбекский или татарский. Татарские авторы, например, Салим-Гирей Джантюрин, создают словари под названием Лугат тюрки (Тюркский язык, Уфа, 1911). Только в 1910-е годы часть молодой татарской интеллигенции станет называть татарский отдельным языком. После 1917-1918 годов, уже после смерти Радлова, в советской России начинают писать о диалектах тюркского языка как об отдельных языках.
Дело здесь не обошлось без вмешательства политики. И раньше в России преследовались политические цели. Но всегда было бесспорно наличие единого тюркского языка.

Многоязычие отражает выбор нашего века

Вопрос об изучении русским населением языка титульных наций сохранял остроту все годы советского режима. В республиках, входящих в состав Российской Федерации, он не потерял свое значение и сейчас. Не исключение и Татарстан.

Мало кто знает, но татарский язык был языком российской дипломатии в мусульманских странах – от казахских степей до Индии Великих Моголов. Со второй половины XVIII века его преподавали русским на огромных пространствах Поволжья, Урала и Сибири. До середины XIX века ислам и тюркские языки приковывали к себе внимание таких властителей дум России, как Чаадаев, Пушкин, Лермонтов, Чернышевский, Лев Толстой. Вспомним цитату Пушкина из «Евгения Онегина»:

Иных уж не, а те далече,
Как Сади некогда сказал.

Сади (Саади) был классиком персидской литературы, чья поэма «Гулистан» была переведена на язык тюрок Золотой Орды еще в XIV веке.
В эпоху великих реформ Александра II, так и не получивших достойное завершение, стала популярной точка зрения о том, что для взаимопонимания между людьми нерусские народы должны изучать русский язык. Гегель и его ученик Маркс объявили тюркские народы неисторическими и, следовательно, не достойными уважения. Тем не менее, православные миссионеры во главе с Ильминским продолжали изучать татарский язык. Они старались упростить его до наречия. Но язык не пропал. На рубеже ХIХ-ХХ веков титаническими усилиями джадидов, прежде всего Хади Максуди, в татарский литературный язык были сведены литературный язык средневековья и местные диалекты.

С провозглашением в 1920 году Татарской автономной республики вопрос о двуязычии снова стал актуальным. Во многом этому способствовало то, что Татария имела свой Наркомат просвещения. Руководители советского государства понимали необходимость изучения языка титульных наций в национальных республиках. На создание учебников татарского языка для нетатар были брошены лучшие силы. Так что старшее поколение русских, жившее в те годы в Татарстане, до сих пор способно, по крайней мере, понимать татарский язык.

Однако татароязычная литература очень быстро стало превращаться в почти дословные переводы с русского языка. Гости татарской столицы в годы застоя в шутку говорили, что они способны понять передовицы газеты «Социалистик Татарстан» и выпуски новостей, так как те практически идентичны аналогичным русскоязычным выпускам центральных и местных газет. К тому же добрая половина слов и грамматических конструкций была кальками с русского языка. Как говорил в 1920-1930-е годы Гумер Тулумбайский: «Язык буржуазии – не наш язык». Впрочем, это не помогло ему спастись от большого террора. Смена арабского шрифта на латынь при тотальном запрете на религиозное образование эффективно решила проблемы чтения ненужных книг.

Определенное улучшение ситуации наступило в годы «оттепели». Но теперь уже почти никто не читал книги на арабском шрифте и не понимал боли за судьбы нации, воплощенной в «Корабле» Дэрдменда. Великая урбанистическая революция 1970-х годов, когда вначале большинство русских, а затем и татар республики и всего СССР стали горожанами, кажется, сыграла решающую роль в превращении современного татарского языка в кухонный язык, подозрительно близкий к языку Насыри (чему бурно радовались) и Ильминского (о чем старались не говорить).

Весь этот двухвековой экскурс дает ключ к пониманию дня сегодняшнего. Разговорным языком и языком офиса, производства и бизнеса в индустриальных городах Татарстана продолжает оставаться русский. Количественный недостаток учителей татарского языка, особенно в начале 1990-х годов, привел в школьные аудитории преимущественно либо татароязычных горожан, либо выпускников татарских факультетов, зачастую не только родившихся, но и получивших образование в татарской глубинке. Старшее поколение зачастую не имело твердых знаний не только о грамматике и методике преподавания татарского языка, но и о педагогике вообще.

Кстати, в школах учителя татарского языка составляют наиболее молодую и многочисленную, но и чаще других меняющую место работы группу. Положение могло бы частично исправиться, если бы в школы пришли в парни – выпускники татфаков с их мужским авторитетом. Но, как и на русских филологических факультетах, они в меньшинстве, Абсолютное большинство из них закономерно предпочитает карьеру в аппарате или бизнесе.

Все эти факторы в общем-то лежат на поверхности и во многом способствуют нежеланию изучать татарский язык. В целом, в России утрачена культура изучения языков в школе. Фактическая ликвидация положений Конституции Татарстана о суверенитете также способствует желанию части русского населения оставить сохранение национально-культурных особенностей республики только татарам.

Однако не стоит забывать, что фантастическая мобильность населения в годы советской эпохи подошла к концу. Даже в технических вузах подавляющее большинство студентов являются уроженцами республики и (или) татарами.
Для меня до сих пор является до конца не объяснимым феноменом наличие большого числа татар, которые понимают объяснение только на родном языке, и знание (или понимание) родного языка в семьях, где не говорят по-татарски. Поверьте, но сама способность объясниться с этими людьми на их родном языке или хотя бы умение понять их слова вознаграждается сторицей.

В центральной прессе иногда любят критиковать Татарстан за отсутствие гражданского общества. Однако неспособность провокаторов на рубеже 1980-1990-х годов стравить русских и татар по примеру бесчисленных горячих точек распадающегося Союза является показателем высочайшей культуры татарстанцев. В те дни дискуссии в Татарстане и, особенно в Казани, вели практически все. Я сомневаюсь, чтобы это взаимное согласие могло быть достигнуто только на русском языке.

Изучение татарского языка должно основываться на понимании того, что большинство нынешних детей будут жить в условиях республики, где в каждом большом городе преобладает этнически смешанное население. Возможно, для сугубо русского населения предпочтительными являются методики, основанные на знании истории и культуры Татарстана, понимании основ татарской речи и текстов. Возможны разные методики. В том числе даже на опыте изучения английского языка. Однако при сохраняющемся огромном проценте смешанных браков вряд ли кто-то может гарантировать себя от создания межнациональной семьи, где дети чувствуют себя намного комфортнее, сохраняя знание двух культур.

Кстати, эта двойственная идентичность стала преобладающей среди русских Прибалтики. Здесь борьба за сохранение русскоязычной школы сопровождается массовым овладением молодежью титульным языком республики, наряду с английским и (или) немецким. Наверное, это многоязычие отражает европейский выбор нашего века.

Будем надеяться, что в этом направлении вместе с Россией движется и Татарстан.


 Эльвира КУДРЕЦКАЯ

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов