Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Апрель 2024 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
  • 1920 – В Казани впервые состоялось представление трагедии Шекспира «Отелло» на татарском языке

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Заболоцкий Николай Алексеевич, поэт

Николай Алексеевич Заболоцкий – большой русский поэт, к имени которого в последнее время прочно прижился эпитет «великий» – родился в Казани.

Если пройти по улице Карла Маркса от скверика перед суворовским училищем чуть вверх, то никак не минуешь церкви святой великомученицы Варвары. Здесь будущий поэт, как свидетельствуют церковные книги, был крещен 25 апреля 1903 года, в пасхальные дни.

В Казани о Заболоцком практически не помнят: нет ни улицы его имени, ни памятника... Может, причина забвения в том, что Заболоцкого «мало проходят» в школе, многие и не подозревают, что песни «Облетают последние маки» из рязановского «Служебного романа» и задушевно спетая Вячеславом Тихоновым «В этой роще березовой, вдалеке от страданий и бед» в фильме «Доживем до понедельника» были написаны на стихи Николая Алексеевича.

Союз писателей РТ никак не отмечает юбилей поэта: видно, Заболоцкий для них – «литератор второго плана». В Татарской энциклопедии нет статьи о нашем земляке.

Николай Заболоцкий был первым ребенком в семье агронома Алексея Заболотского (тогда фамилия писалась именно так).

Ферма, на которой родился будущий поэт, располагалась в пяти верстах от Казани, за Кижицкой подмонастырной слободой. Слобода получила название от Кижицкого (Кизического) монастыря. Когда-то здесь было любимое православными казанцами место отдохновения от мирских забот и очищения души – монастырь представлялся им «отблеском Царства Божия на земле».

Обитель окружали сосновый бор и березовая роща, озеро и пруд с липами на берегу. Монастырская земля граничила с полевыми и луговыми угодьями, которое губернское земство арендовало для своей показательной сельскохозяйственной фермы. На трехстах десяти десятинах обитатели фермы занимались полеводством, огородничеством, садоводством, луговодством, разводили пчел, птиц, молочный и племенной скот. Все работы стремились вести передовыми технологиями и орудиями, благодаря чему добивались хороших урожаев ржи, овса, гречихи, а овощи и молочные продукты поставляли на городские рынки и в земские учреждения Казани.

В 1900 году будущему отцу поэта, «не имеющему чина» выпускнику Казанского земледельческого училища Алексею Заболотскому, земство предложило заведование фермой. Уверенный в том, что агрономические науки помогут крестьянину выбраться из нищеты, он с жаром взялся за новую работу. Здесь же состоялось и знакомство Алексея Агафоновича с будущей женой Лидией Дьяконовой.

На ферме регулярно организовывали курсы для земских учителей, и, зная об этом, летом 1902 года сюда, к своему брату, служащему фермы Михаилу Андреевичу Дьяконову, приехала молодая учительница из вятского уездного города Нолинска. Скромная девушка с большими серыми глазами и темно-русыми косами пленила сердце тридцативосьмилетнего агронома.

Впрочем, Алексей Агафонович был женихом завидным: управляющий крупным хозяйством, да и собою видный – высокий, с красивой черной шевелюрой и светло-рыжей бородой на два клина. Скоро сыграли свадьбу...

Первое время Заболотские жили дружно. Алексей Агафонович называл супругу Лидой, Лидочкой, а она из уважения мужа звала только по имени-отчеству. Первенец появился в их семье, когда на ферме готовились к главному севу овса. Торопясь с делами, уже на следующий день Заболотский повез младенца креститься в Варваринскую церковь.

Над именем раздумывали недолго – по православному календарю намечался Никола вешний, кроме того, через две недели праздновали день рождения царя Николая II. В метрике Варваринской церкви под номером 28 появилась запись: «Вятской губернии города Уржума мещанин Алексей Агафонович Заболотский и его законная жена Лидия Андреевна, оба православного вероисповедания, сын их Николай рожден апреля двадцать четвертого, крещен двадцать пятого».

После рождения сына супружеская жизнь Заболотских что-то разладилась. Сестры Алексея Агафоновича говорили, что молодушка ему не вровень, да и сам он, подвыпив, попрекал жену: «Ты и твоя родня – нищие. Я взял тебя из милости, а ты этого не ценишь».

Алексей Агафонович вырос в семье с домостроевским укладом и сам придерживался таких же порядков. Он был умеренно религиозен, любил во всем порядок и семью стремился держать в строгости. Лидию Андреевну, прямолинейную, восторженную, любившую стихи, сочувствовавшую революционным идеям, это задевало. Несходство характеров и взглядов на жизнь приводило к ссорам. Лидия Андреевна открыто жаловалась родным на нелегкую судьбу.

Между тем семейство увеличивалось: с интервалом в два года появились Вера и Мария, потом второй сын Алексей. Служебные дела главы семьи шли благополучно. К ежегодному жалованью в 733 рубля Алексей Агафонович получал «наградные», губернский агроном ходатайствовал об увеличении жалованья управляющему до тысячи. В 1905 году стараниями Заболотского при ферме открылись метеорологическая станция и пчеловодческие курсы, на которых Алексей Агафонович сам стал вести занятия...

Но тут сменилось начальство. Новый губернский агроном Юргенс счел, что школа отвлекает работников фермы от основных дел, а потом и вовсе предложил перенести ферму на другое место. Дескать, плохая почва делает ведение хозяйства нецелесообразным.

Заболотский пытался бороться, обращался в губернскую земскую управу, но оттуда 15 февраля 1909 года последовало распоряжение об отстранении Алексея Агафоновича от должности и определении его страховым агентом в село Кукмор Мамадышского уезда. Правда, через год выяснилось, что Заболотский в споре с Юргенсом был прав, но вернуться на ферму уже не представлялось возможным.

Алексей Агафонович тосковал по земле, искал работу по специальности в соседних уездах. Председатель земской управы Уржумского уезда Вятской губернии хорошо знал Заболотского еще по Казани и предложил ему место участкового агронома в волостном селе Сернур. В этих краях и пройдет отрочество будущего поэта Николая Заболоцкого.

Литературная карьера начинающего поэта складывалась довольно успешно. Более всего в те годы Николая занимал поиск собственного оригинального стиля. Его направление во многом определила любовь Заболоцкого к пространственным образам, что сближало произведения поэта с жанровой живописью Марка Шагала, Питера Брейгеля и Казимира Малевича. Поиски стиля привели к желаемому результату. Вскоре Заболоцкий прославился как автор заковыристых ребусов-стихотворений, ошеломивших первых читателей сложностью конструкций. «Ребусные стихотворения», вышедшие сольным сборником «Столбцы», принесли своему автору скандальную известность. Многие критики стали извращать смысл сказанного.

Особым пиршеством для литературных стервятников явилась поэма «Торжество земледелия», опубликованная в 1933 году. Заболоцкий тут же был пригвожден к столбу с табличкой поборник формализма и апологет чуждой идеологии». А еще через пять лет поэт угодил в исправительно-трудовые лагеря на Дальнем Востоке.

В 1946 году Николай Алексеевич получил разрешение жить в столице и право на восстановление в Союзе писателей. В конце 50-х годов вышел последний прижизненный сборник Заболоцкого, наиболее полный из всех. Он содержал 64 стихотворения и избранные переводы.

«Зацелована, околдована, С ветром в поле когда-то обвенчана...»

Ну кто бы мог подумать, что эти волшебные строки принадлежат человеку в старомодных очках и манерами провинциального бухгалтера?! «Признание» было написано поэтом Николаем Заболоцким в 1957 году. Спустя десятки лет этот романс стал хитом.

Куда бы Николай Заболоцкий пошел дальше в своих размышлениях и исканиях? Об этом остается только догадываться. Он планировал взяться за перевод древнегерманского эпоса о Нибелунгах. Но в октябре 1958 года поэт скончался от второго инфаркта. Одна посмертная честь поэту все же была оказана.

Похоронен Заболоцкий на Ново-девичьем кладбище, где покоятся только избранные. Значит, не дававшие ему толком жить, понимали, тем не менее, кого они хоронят.

Более широкое признание, как и полагается настоящему поэту, Заболоцкий получил уже после смерти.