Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Июль 2024 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1958 – В связи с переносом райцентра из Юдино в Зеленодольск Юдинский район переименован в Зеленодольский

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Собор Богоявления в Казани

Длительная судебная тяжба вокруг собственности бывшего собора Богоявления обострили интерес к этому оригинальному архитектурному сооружению. Продекларированное государством  намерение вернуть Русской православной церкви некогда принадлежавшую ей собственность оказалось не так-то просто реализовать.

Ведь в  их двусторонние отношения  в последние годы вмешалось много других, чаще всего частных интересов, которые порой сильно усложняют ситуацию. История Богоявленского храма – красноречивое тому свидетельство.

У государства не было причин претендовать на этот храм.  Первая Богоявленская церковь,  построенная в конце XVI века, до наших дней не дошла и на чьи деньги она была построена, вряд ли кто знает. А вот ныне существующее здание сооружено на частные средства: фабриканта  И.А.Михляева и купца С.А.Чернова. Дата его появления – 1741 год.

Храм перестраивался, и потому в своде памятников Республики Татарстан есть еще одна дата – 1756 год. Надо понимать, это время окончания всяких строительных  работ.

И этот храм церкви вернули. Не самым первым в Казани, но вернули.

Конечно, в то время здание на храм не походило. Теперь, после серьезной реконструкции, оно предстает перед нами во всей своей красе, хотя до окончания работ еще очень далеко.

Момент реконструкции собора. Фото после 1999 года, когда возле собора появился памятник Федору Шаляпину

 Храм Богоявления был выстроен в формах русского барокко. Парадной стороной он выходил на Большую Проломную улицу.

На старинном снимке видно, что у  собора была другая колокольня.  В 1901 году в ее шпиль ударила молния, в результате чего деревянные перекрытия прогорели почти до самого низа.  В 1909 году эту колокольню снесли, но не в связи с этим пожаром. Рядом в 1897 году появилась  колокольня, и по красоте, и по размерам превосходящая первую. Первоначально церковь была такой

  Вот что рассказывает об этом событии известный казанский краевед Борис Ерунов в книге «Казанский калейдоскоп».

Да искупятся грехи его!..

Умерший в 1892 году купец Иван Семенович Кривоносов во искупление своих земных грехов завещал общине Богоявленской церкви 35 тысяч рублей, особо оговорив, что  25 тысяч – на новую колокольню.  В начале июля 1893 года был объявлен конкурс на ее проект. Его участникам задали старорусский стиль, широко распространенный не только в идеологической сути культовых зданий, но и в «образцовых» альбомах для строителей, с полной и подробной росписью  изготовления всех самых тонких и изощренных деталей каменной кладки.

В  том же номере  газеты «Волжский вестник», который публиковал условия конкурса, сообщалось о существовании проекта с  колокольней в 32 сажени вышиной. Он и победил в итоге. Земляные работы на стройке начались в конце ноября 1893 года, фундаменты заложили на материковый грунт в пяти саженях от поверхности. И  на этом дело встало.

Только 12 мая 1895 года в газетах появилось новое  сообщение: «...третьего дня началось строительство колокольни под личным управлением архитектора Михайлова».

Колокольня Богоявления на Большой Проломной улице. Старинное фото из коллекции Абдуллы Дубина

17 августа 1897 года с  готовой колокольни были убраны строительные леса. На звонницу поначалу вывесили старые колокола, самый тяжелый – в 217 пудов 31 фунт, 1  октября 1900 года его заменили новым, в 560 пудов весом. В этот же день  подняли и двухметровый восьмигранный железный с позолотой крест весом 17 пудов.  

Газеты сообщили, что на постройку ушло около двух миллионов штук кирпича; что стоимость колокольни исчислена в итоге в 50000 рублей, в их числе  10000 руб. стоили глубокие фундаменты...

Борис Григорьевич пишет, как минимум, о двух загадках, которые задает нам сама история в связи с этой колокольней.  Все краеведческие издания называли   автором проекта Генриха Руша. Он и представлял проект на конкурс, и получил премию победителя  в 150 рублей. Но почему-то никто не обратил внимания, что строительством стал управлять Михайлов, а по тогдашней традиции это всегда делал автор проекта.

Краевед обнаружил в старых подшивках  прямое указание на Михаила Дмитриевича Михайлова, а в архиве нашел дело о тяжбе Руша и Михайлова по поводу авторства. Все факты указывали  в пользу Михайлова.

Помнится, в 1986 году Б.Ерунов опубликовал эту версию в «Вечерней Казани». Никто ему не возразил, сразу на те листы архивного дела пошли ссылки. Как пишет Б.Ерунов, архитектор Михайлов сделал в Казани немало, в частности, ему принадлежит авторство проекта библиотеки во дворе Казанского университета.

Конечно, хорошо было бы увидеть проект колокольни с подписью автора, но след его уходит в архивы Нижнего Новгорода (проект был экспонатом Всероссийской выставки 1896 года). Никто этого делать не стал, но авторство Михайлова в казанской истории как бы закрепилось.

В каталоге-справочнике «Республика Татарстан: памятники истории и культуры», изданном в 1993 году, о Руше даже не вспоминается – только Михайлов. Знатоки уточняют: многоярусная башня, украсившая одну из центральных улиц города, узорочьем своих фасадов отразила сложную историю развития местной архитектуры. Среди декоративных мотивов, покрывающих ее стены, можно встретить и типичные для русской архитектуры XVII века детали, и татарские орнаменты, и элементы, характерные для казанских памятников зодчества более раннего периода.

Вторая загадка оказалась более сложной и куда менее доступной в разрешении. Ее не берется разгадать и Б.Ерунов.  Речь – о высоте колокольни. Вспомним о существовании проекта, о котором писал «Волжский вестник». Как строитель, Б.Ерунов утверждает, что высота в 32 сажени (чуть более 68 м) – удивительное разрушение зрительной гармонии двухэтажного пространства городского центра. Зачем?

Здесь, по его мнению, – сплошные версии. Первая, малосимпатичная – стремление превзойти высотой  ближайшую Владимирскую колокольню в 29 сажен. Она стояла на углу  нынешних улиц Чернышевского и Кирова, на этом месте сейчас шестиэтажная «сталинка».

Что ж, эта цель автором была достигнута. Но какой ценой?

В архитектуре  это зовется «брутализм». Если же идти не от заведомого брутализма, то рождается вторая версия.

Современный интерьер церкви Богоявления

Все российские церкви несли и оборонный смысл. Они были средством оповещения о нашествиях, ведь расположение колоколен церквей в пространстве было таково, что  с вершины каждой видна «соседняя», хотя она может быть удалена от нее на много верст. О существовании таких  «линий» на карте России Б.Ерунов  читал в журнале «Наука и религия» (1996, №4).

Так что, нарушая гармонию центра города, колокольня несла идею «спасения Руси». Известному знатоку казанской старины эта версия кажется симпатичнее. Он выражает удивление по поводу данных, сообщенных в первом томе исследования  «История Казани» (издание Института языка, литературы и истории Казанского филиала Академии наук СССР, Казань, 1988): на странице 202 сообщается, что дата строительства колокольни – 1909 год,  высота – 90 метров.

 В каталоге  «Республика Татарстан: православные памятники» (Казань, 1998)  высота колокольни обозначена как 74 метра. Сколько на самом деле, Б.Ерунову «неведомо».

В советское время, вплоть до закрытия (по одним источникам –  в 1939 г., отец Олег, настоятель Богоявленского храма, называет другую дату  – 1935 г.), это был кафедральный собор. Мало кто знает, что до войны и после нее в здании располагался зверинец, и отец Олег, тогда еще ребенок, ходил туда с родителями.

Потом в церкви, которую называли Белой,  долгое время располагался спортивный зал Казанского государственного университета, а в  колокольне   – ряд торговых лавок и мастерская оптики. Под другие нужды были приспособлены и 4 соседних здания, некогда принадлежавшие храму. В одном из них и сейчас находится трест «Гидроспецстрой», второе, где раньше был обувной магазин, снесли и на этом месте сейчас – памятник Федору Шаляпину.

Остались два дома, но один, говорят, вот-вот снесут.

Когда во время перестройки речь зашла о возвращении объектов культа верующим, была образована Богоявленская община, которой и был передан храм с обещанием поучаствовать в реконструкции. Ведь здание в ту пору мало напоминало то, что когда-то отобрали. До наших дней не дошел ни один купол. Стены так отсырели, что ушли в небытие все детали внутренней отделки. Пришлось штукатурить стены дважды.

Храм последние годы успешно реставрируется. Например, с помощью городской администрации появились, засверкав золотом, все шесть куполов – два больших и четыре маленьких. Здание все более начинает походить на тот собор, который мы видим на старинных казанских фотографиях.

Насколько нам известно, реконструкцию храма церковный совет ведет своими силами и средствами. Сначала были спонсоры, потом куда-то подевались. Так что реконструкция идет медленно. Ревнители возрождения старины из администрации города тщательно следят за ходом восстановительных работ, требуя точного соответствия историческому образцу. Правда, это не мешает им изредка делать предложения, разрушающие этот образ. Например, предлагали построить еще одну башенку – для колокольни.

Довод вроде бы существенный: не может храм существовать без колокольни. И не дело, когда в необходимых местах богослужения звучит не настоящий колокол, а его аудиоподобие (для этого внутри пришлось установить радиоприемники) или даже маленькие колокольчики. Но это уже другая история – про день сегодняшний.

Вера и  деньги: кто кого?

Совет приходской общины никак не хочет мириться с тем, что церковное имущество возвращено не в полном объеме. Уже несколько лет идут переговоры с городской администрацией о возвращении колокольни, и присутствие там камерного Шаляпинского зала, который уже вписался в культурный ландшафт центра столицы, делает их мало результативными. Согласитесь, концертный зал – не магазин и не мастерская бытовых услуг. Тут даже у человека верующего сердце дрогнет.

Но тогда как быть с тем, что собор не может существовать без колокольни? Готово ли государство в таком случае дать деньги на ее строительство? Вроде бы да.

Предлагаются даже два варианта, но оба не устраивают приход. Интересны доводы, которые приводились теми, кто не хочет возвращать колокольню приходу. Она-де никогда не принадлежала храму.   Не могло быть частью православного храма сооружение, среди элементов декоративного оформления которого – шестигранные звезды Давида. Не принял Бог жертву купца Кривоносова, не простил его грехов…

Отец Олег, который, кстати сказать, очень тяготится всеми этими разборками, советует оппонентам почитать Ветхий завет, и тогда они узнают, что звезда Давида – не только иудейский символ, но и  родовой знак Иисуса Христа.

Настоятель храма уверен, что со временем эта проблема решится.

Сложнее оказалось с другим домом, без которого обойтись труднее, чем без колокольни. На здание «Гидроспецстроя», сохранившееся лучше других, община не претендует. Тем более сейчас, когда оно продано в частную собственность. Кстати, случилось это вскоре после одной рождественской встречи духовных служителей с Президентом М.Шаймиевым. Говорят,   тогда речь шла и о судьбе Богоявленского храма, Президент посоветовал  вернуть сохранившиеся дома  верующим, и побыстрее. Чтобы не ушли на сторону. Центр города – место завидное…

Приход вознамерился предъявить свои права на дом, который стоит за памятником Шаляпину. Вокруг него уже прошли два круга судебных препирательств общины с городской администрацией. Первый раз доверились обещанию – и до Верховного суда России не дошли. Второй раз, не дождавшись обещанного, снова пошли в суд, но проиграли вчистую. Хотя, по сути, должны были выиграть.

Дело в том, что городские власти продали дом фирме «СТЕЛС», сильно продешевив в цене – за 180 тысяч. Люди, занимающиеся недвижимостью, понимают всю анекдотичность этой суммы. Приходской совет обратился в Поволжский антикризисный институт с просьбой провести независимую экспертизу оценки здания. Эксперты не взяли с храма ни копейки – оказали, говоря современным языком, спонсорскую помощь. В заключении по определению рыночной стоимости объекта недвижимости, расположенного по адресу Казань, ул. Островского, 37/5, стоит другая сумма –  1 950 700 рублей. То есть дом продан в 11 (?) раз дешевле.  

 Отец Олег уверяет, что на этих условиях даже община его выкупила бы, да не предложили. Приходской совет обратился с заявлением  о признании сделки недействительной в Арбитражный суд РТ, потом в Поволжский арбитражный суд, потом в Москву, однако проиграл. По чисто формальному мотиву. Дом общине не принадлежал, а потому не ее дело – оценивать произведенную сделку.  

Напомним, до сороковых годов прошлого столетия это был дом большого церковного хозяйства: в нем жил священник. Кто бы мог подумать, что невзрачный  для нашего времени дом станет предметом таких препирательств?!

Но дело, скорее всего, не в самом сооружении,  а в земле, на которой оно стоит. Вряд ли фирма «СТЕЛС» будет использовать этот дом в его сегодняшнем виде, и мы вскоре увидим очередной особнячок торгового или ресторанного назначения.

Между тем, общине, как уверяют прихожане, дом действительно нужен. Сегодня негде разместить церковную библиотеку. Общинам настоятельно рекомендуют открывать воскресные школы…

Надо сказать, что расположение храма в самом центре города в пору  базарно-рыночных преобразований сильно осложняет его жизнь. Люди верующие никак не могут смириться с тем, что летом прямо у церковных стен  работало пивное кафе. Его не убрали и после громких протестов общественности. Спиртные напитки продают в  округе на каждом квадратном метре.

Как говорит Владимир Познер, такие у нас времена…

Однако еще не все потеряно. Юридическое право оспорить сделку между городской администрацией и фирмой «СТЕЛС» есть у органов прокуратуры, и они этим воспользовались. Без всякого к ним обращения, кстати. На 22 декабря     уже по прокурорскому  заявлению было назначено  судебное заседание. Посмотрим, чем закончится третий судебный круг.

Такая ночная подсветка появилась у колокольни Богоявленского собора к августу 2005 года. Фото Владимира Зотова 

 Вот такая у храма Богоявления сложная и трудная судьба… Ответ на вопрос, вынесенный в заголовок, мы пока не знаем.

Любовь АГЕЕВА

«Казанские истории»,  №23-24, 2003 год

ПОСЛЕСЛОВИЕ ИЗ 2011 ГОДА

В настоящее время реконструкция Богоявленского собора завершена. Его территория зажата новостройкой с улицы Островского и гостиницей "Шаляпин". После гневных писем казанцев исчезла летняя пивнушка  с улицы Баумана. Уже давно никого не приглашали в Шаляпинский концертный зал  в Богоявленской колокольне. Казанцам не известно, как используется теперь помещение бывшей церкви в колокольне, о которой пишет Б. Ерунов.

Зато известно, что отцу Олегу административная тяжба по поводу собственности церковной общины стоила места.  Сегодня он уже  не настоятель Богоявленского собора. Оказывается, священнослужители тоже уходят на пенсию. Однако отец Олег по-прежнему занимается общественной деятельностью. 

Другие публикации на эту тему:

Он подарил Казани Богоявленскую колокольню

Казанские корни известного пиармена

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить