Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Июль 2024 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1958 – В связи с переносом райцентра из Юдино в Зеленодольск Юдинский район переименован в Зеленодольский

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Улица имени солдата Виталия Синицына

Разбирая архив своих публикаций в газете «Вечерняя Казань», нашла зарисовку о воине-интернационалисте Виталии Синицыне, погибшем в 1980 году в Афганистане, в одном из боев с душманами.

Интернет подсказал: улица Виталия Синицына в Казани есть. Там, где он жил – в поселке Мирный.  

Улица солдата 

Пока улицы имени Виталия Сини­цына на карте Казани нет, но ком­сомольцам школы №129 и произ­водственного объединения грузового транспорта № 2 очень хочется, что­бы она была. Как уже есть комсо­мольско-молодежная бригада его имени.

Кто же такой — Вита­лий Синицын? Ему не присвоили высокого зва­ния Героя Советского Союза. И какого-то яр­кого подвига он совер­шить не успел. Он был просто солдатом. Хоро­шим солдатом. В спра­вке, датированной 29 ав­густа 1980 года, написа­но по-канцелярски буд­нично: «смерть связана с исполнением обязаннос­тей военной службы».

Вот только служба эта была необычной. Как экзамен за всю преды­дущую жизнь. И Вита­лий Синицын его вы­держал. Свидетельство тому — орден Красной Звезды.


СИНИЦЫН Виталий Петрович, рядовой, наводчик-оператор БМП, род. 6.01.1961 в г.  Казань Тат. АССР. Русский.
Работал в Казанском ПО грузового автотранспорта № 2.
В Вооруж. Силы СССР призван 2.11.79 Приволжским РВК Казани.
В Респ. Афганистан с апр. 1980.
Неоднократно принимал участие в боевых опер-ях.
В боях проявил мужество и отвагу.
29.8.1980 при овладении господствующей высотой обеспечил успешное продвижение взвода, уничтожив расчет пулемета пр-ка.
В этом бою получил смертельное ранение.
Нагр. орд. Красной Звезды (посмертно). Похоронен на Архангельском кладбище в Казани.

Всесоюзная книга памяти

Передо мной две фо­тографии — одна из школьного альбома, на другой Виталий снят чуть позже, уже в воен­ной форме. Доброе ли­цо, прямой взгляд.... Как близки эти снимки по времени и как много их разделяет! Вчера — беззаботный десяти­классник, еще не пере- живший волнующих ми­нут выпускного бала, се­годня — солдат, еще не знающий своей судьбы...

Я не была с ним зна­кома и могу судить о нем лишь по рассказам близких и друзей, по скупым строчкам характеристик. Но это тот случай, когда не надо ничего приукрашивать.

Виталий родился 6 ян­варя 1961 года. Школу закончил в 78-м. Из школьной характеристи­ки узнаем, что учился он добросовестно, увле­кался техникой, спор­том, занимался общест­венной работой, много читал. В школе вступил в комсомол.

И еще — он был справедливым человеком, требователь­ным к себе и товари­щем, пользовался боль­шим авторитетом как у одноклассников, так и педагогов.

После школы устроился ревизором-контролером в КПОГАТ-2, где проработал всего десять месяцев. И здесь отличался добросовест­ным отношением к ра­боте, серьезностью жиз­ненных устремлений: «Собран, требователен к себе и окружающим, справедлив. Морально устойчив. Пользовался авторитетом среди своих товарищей и старших».

Как будто один чело­век писал эти две ха­рактеристики. Впрочем, чему тут удивляться — одного человека знали классный руководитель и комсомольский секре­тарь автопредприятия. Как жаль, что характе­ристики пишутся так скупо. Кто ведал, что через несколько лет это будет не просто листок бумаги...

Память сестры Люд­милы, студентки КГУ, со­хранила массу интерес­ных подробностей из жизни Виталия, которые многое проясняют в его характере:

— Читать брат на­учился еще до школы. Читал все, что было под рукой. Оторвать его от книги было невозможно. А потом записался в биб­лиотеку, и у нас дома появились книги о при­роде, детективы, фан­тастика... А чаще всего он читал о войне.

Рисовал, наверное, как и большинство мальчи­шек, танки да пушки. Еще одна постоянная тема — природа. Когда научился фотографиро­вать, брал с собой аппа­рат на прогулки. Много времени проводил в ле­су, ведь лес у нас рядом с домом.

Однажды он принес домой зайца с померз­шими лапками, и тот жил у нас, наверное, недели две, пока не выздоровел. Сохранилась фотогра­фия: Виталий держит зайца за уши. Был на­шим гостем и ежик, его тоже Виталий принес.

Но больше всего он любил собаку, которую звали Зита. В общем-то, она была дворовая, но «предпочтение» отдава­ла всегда Виталию. Мо­жет быть, потому, что он с ней чаще общался. Собака ждала его из ар­мии, тосковала без него. Когда он погиб, прово­дила вместе со всеми в последний путь. А потом долго выла — и умерла.

Виталий увлекался му­зыкой: играл на баяне и гитаре. Пел он хоро­шо, но больше дома — на людях стеснялся. Правда, когда пошел ра­ботать, вместе с Сашей Маркиным организовал в клубе гаража ан­самбль и пел уже на сцене.

Любил играть в волей­бол, хоккей. Занимался, как и все его друзья, на дворовом турнике. Они постоянно приду­мывали какие-то новые упражнения. Два года ходил в секцию самбо, затем — бокса. Так что в армию пошел подготовленным.

К труду был приучен с детства. Много приходи­лось работать в саду, да и дома тоже — дрова колоть, воду носить...

Друзей у него было много. Самый близкий — Саша Депутатов, они сидели за одной пар­той.

В 1978 году у нас в по­селке был большой по­жар. Горели сараи непо­далеку от нас. И он, не раздумывая, бросился тушить, выносить ве­щи. А ведь знал, что там были газовые балло­ны, которые с минуты на минуту могли взор­ваться. Вместе с ним был Рифкат Хабибуллин.

Второго ноября 1979 года его призвали в ря­ды Советской Армии. Сначала был в Оренбур­ге, а затем, после неко­торого молчания, приш­ло письмо с новым об­ратным адресом —- «По­левая почта».

Письмами он нас не баловал. Однажды на Восьмое марта нам с мамой и бабуле прислал засушенную розочку, ко­торая еще не потеряла свой ароматный запах. Так приятно было. Как будто он рядом с нами оказался — а был так далеко.

Никогда не говорил высоких слов, но однажды весной, когда погиб его товарищ Олег Гимранов, пришло, помню, какое-то особое письмо. В конце он писал: «До­рогие мои, спите спо­койно. Я хочу, чтобы на­ши люди никогда не слышали взрывов, стрельбы, криков. Пусть будет всегда мирное облачное небо над головой. Я только увидел и понял по-настоящему горе и нищету войны. Как это страшно. Мы все сделаем, чтобы ее никому не видеть».

И тут мы поняли: наш Виталий повзрослел. А ведь ему было восемнадцать с небольшим.

Летом 1980 года пи­сем долго не было. И вот 29 августа пришла дол­гожданная весточка. Мы очень обрадовались. Писал, что жив, здоров, все у него хорошо. Не знали мы тогда, что это его последнее письмо. Именно 29 августа он погиб.

Это была одна из трудных операций по ликвидации душман­ских банд. С поля боя выносили убитых и ра­неных, Виталий прикры­вал... Кому-то при этом наверняка спас жизнь. А свою — нет.

В воспоминаниях его друга Александра Депу­татова, есть много объ­ясняющая фраза: «Вита­лий всегда был на ви­ду, в центре событий, не старался отсидеться в стороне».

Даже там, в Афгани­стане, вряд ли человек становится другим. Про­сто ярче вдруг проявля­ется то, что уже зало­жено — родителями, школой, всем общест­вом. И хорошее, и пло­хое. Вот почему так ва­жно понять, как формировался характер Вита­лия.

— Мы учились вместе с первого класса, — вспоминает Депутатов. — Виталий всегда был веселым и жизнерадостным человеком. У нас не было секретов друг от друга. Да и не мог он обманывать, хитрить. Вспоминая теперь нашу дружбу, понимаю, что такое может быть толь­ко раз в жизни. Это бы­ла чистая и честная дру­жба. Виталий по харак­теру человек спокой­ный и добрый, отзыв­чивый на чужую беду. За это его одноклассни­ки и уважали.

Свою службу в Афга­нистане он нес честно и добросовестно — просто не мог по-другому.

Рассказывает Рифкат Хабибуллин:

— Когда человек взро­слеет, он часто вспоми­нает детство, то безза­ботное время, когда с друзьями бегаешь ку­паться, играешь в фут­бол, катаешься на лы­жах...

Виталя ничем не от­личался от других маль­чишек нашего двора. Был хорошим товари­щем. Занимался спор­том. Больше других лю­бил музыку, сам играл на гитаре и пел. И очень любил животных.

Нас призвали в ар­мию. И невозможно объяснить словами ту радость, когда я узнал, что рядом со мной в Афганистане, так далеко от родного дома, служит и Виталя. Мы переписы­вались, и в душе каждый надеялся, что где-нибудь на перепутье горных до­рог встретимся. Но не довелось...

Еще одно важное сви­детельство, правда, кос­венное. Ринат Хабибул­лин вспоминает о своей службе в ДРА (наверня­ка то же самое пришлось пережить и Виталию).

— Афганистан для ме­ня — это горы, дороги и опять горы. За два го­да службы я прошел по горам не одну сотню ки­лометров.

Теперь, вспоминая, я думаю уже не о труд­ностях, а о том, что бы­ло хорошего — о сво­их друзьях.

Не помнится мне, что­бы кто-то оставил това­рища в беде, не под­держал огнем ли, словом ли, не поделился послед­ним патроном или куском хлеба. Все мы были там как братья. И солдаты, и командиры.

Сталкиваясь не однаж­ды со смертельной опас­ностью, я понял, кажет­ся, самое главное: война ужасна, и надо все сде­лать, чтобы ее никогда больше не было на на­шей земле. Я теперь со­всем по-иному воспри­нимаю военные-фильмы. И мирной тишине род­ного города радуюсь по-особому.

Горе родителей Вита­лия безутешно. Но мно­го легче пережить его, если память о сыне со­храняют друзья. Они еще в 1985 году обрати­лись в Приволжский рай­исполком с ходатайством назвать одну из улиц поселка Мирный, где жи­вут Синицыны, именем Виталия.

Это хорошо, когда па­мять действенна, когда она определяет поступ­ки людей. Два с поло­виной года назад в КПОГАТ-2 были сформи­рованы комсомольско-молодежные бригады во­дителей, и комитет ком­сомола объединения объ­явил социалистическое соревнование за право носить имя Виталия Си­ницына. Бригада Сергея Камзолова заняла в этом соревновании первое место и до сих пор оста­ется лучшей. Ее обязы­вает к этому память о товарище.

Когда будете смот­реть фильм «Легко ли быть молодым?», слу­шать монологи ребят, прошедших через Аф­ганистан, вспомните о Виталии. Мне кажется, мы еще не до конца оце­нили мужество наших парней. Возможно, они не так красноречивы в выявлении своих чувств, не кричат о преданнос­ти Родине и вообще бо­ятся пышных слов. Они патриоты не на словах, а на деле.

В воскресенье воины-интернационалисты со­берутся на свой первый городской слет. Само их присутствие среди нас — как камертон истинной нравственности, подлин­ной человечности.

Тем, кто идет им на смену, так важно знать, что есть в нашем городе улица имени солдата Ви­талия Синицына. Им еще предстоит пройти по этой улице.

Л. АГЕЕВА

«Вечерняя Казань», 22 апреля 1987 года