Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Апрель 2024 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
  • 1989 – В 5 часов 22 минуты произошел сильный подземный толчок силой 6 баллов в Елабуге. Колебания земли ощущались в Набережных Челнах и Менделеевске

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

И тогда поймешь живую связь времен…

История человека, который всю свою жизнь посвятил изучению прошлых времен, не должна быть написана в прошедшем времени…

Сегодня мы расскажем о Вячеславе Аристове, знаменитом казанском книголюбе и знатоке книг.

Сотни тайн берегут до сих пор наши архивы и крупнейшие книгохранилища. Многие материалы – по истории, литературе, общественному движению – до сих пор не введены в научный оборот. Потому-то так манит исследователя тишина читальных залов библиотек и архивов, прерываемая лишь шелестом переворачиваемых страниц. Ведь какая-то из этих страниц (только заранее никогда не знаешь, какая именно) может поведать о новом, не известном людям. Трудны пути поиска, непредсказуемы его результаты. Много времени и труда надо затратить, чтобы цепочка фактов, почерпнутых из старых бумаг, пришла в систему, чтобы открылась тебе жизнь другого человека, его судьба, его дела. Но если откроются тебе страницы, то умей их слушать. И тогда поймешь живую связь времен.

Вячеслав АРИСТОВ.

Из предисловия к книге «Казанские находки»

Начало истории

16 июня 1937 года в городе Спасске Татарской АССР в семье педагогов родился мальчик – Слава Аристов. Его отец, Василий Максимович Аристов, работал в то время учителем истории, мать, Нина Георгиевна, преподавала русский язык и литературу. В 1953 году Аристовы переезжают в Казань, где Слава заканчивает среднюю школу №2. С детства открытый, любознательный мальчик отличается феноменальной памятью, тягой к знаниям – читает все подряд. Оттого и близорук. После школы Слава поступает на отделение русского языка и литературы историко-филологического факультета Казанского государственного университета, оканчивает его в 1960 году как «филолог, учитель русского языка и литературы средней школы». 12 августа того же года устраивается на работу в Научную библиотеку им. Н.И. Лобачевского КГУ (НБЛ). С этого момента в жизни молодого Вячеслава Аристова начинается новая эпоха – эпоха открытий, эпоха просвещения.  

Глава 1. Аристов-исследователь

Проработав некоторое время в отделе обменно-дублетного фонда, он переходит в отдел рукописей и редких книг (ОРРК), где уже спустя пару месяцев, в 1961 году, выходит в свет подготовленный им выпуск описания рукописей НБЛ – «Материалы цензурного комитета при Казанском университете, 1812-1827 гг.», седьмой по счету. Еще через год в 11-м выпуске – «Неизвестные страницы литературной жизни казанского студенчества 30-40 гг. XIX в.» – публикуется очерк Аристова об одном из выпускников Казанского университета, поднадзорном студенте Иване Посяде.

Начав поиск со случайной находки – рукописи диссертации студента 1-го отделения философского факультета (1848), он продолжил его на Украине. Немало ценных фактов о судьбе студента, сосланного в Казань за вольнодумство, о Кирилло-Мефодиевском обществе, которое объединяло тех, кто мечтал о счастье Украины, ему сообщили учитель из Житомирской области Яков Галайчук и полтавский литературовед Петр Ротач.

Попутно Аристов уточнил сведения о пребывании в Казани в 1857 году великого украинского поэта Тараса Шевченко, который искал здесь следы своего земляка и товарища. Таким дотошным исследователем он бывал при написании каждого своего очерка.

В марте 1962 года Вячеслава Васильевича направляют на год на Кубу – преподавателем русского языка. С нетерпением он ожидает возвращения в Казань, где ждут его любимая жена, дочь и Лобачевка.

Вернувшись, снова погружается в книжные и рукописные богатства университетской библиотеки. Основной труд Аристова этого периода – 15 выпуск описания рукописей НБЛ – «Материалы по истории Казанского университета первой половины XIX в.» (1968), незаменимое справочное пособие для ученых и краеведов, студентов и аспирантов. 25 октября 1965 года Аристов был назначен заведующим ОРРК и занимал эту должность 30 лет.

Профиль Аристова-ученого трудно уместить в какие-либо рамки. С одной стороны, он книговед, краевед, изучающий вполне конкретные страницы из прошлого – культурную жизнь Казанского края конца XVIII – первой четверти XX века, историю университета, Лобачевки, ее книжные и рукописные фонды, с другой, – человек, жадно интересующийся всеми пластами истории, пытающийся разобраться в событиях пока еще непознанного мира. Лишь одно слово может вместить в себя весь объем его интересов, и слово это – История.

Почему история? Потому что Вячеслав Васильевич очень любит правду, Пишет о прошлом, так как считает это правдой. Это было, и было так, как было… Ничего не изменить, можно лишь найти подтверждение каких-то фактов – и написать правду.

Наиболее полно и рельефно интересы и замыслы Аристова выражаются в трех его книгах: «Подарок декабриста» (1970), «Все началось с путеводителя» (1975) и «Казанские находки» (1985). Это сборники очерков о книгах и рукописях, хранящихся в НБЛ, о литераторах, живших в Казани или как-то с ней связанных, о казанских библиофилах.

Одна из главных целей известного краеведа – открыть народу сокровища Лобачевки, дать возможность современникам насладиться простотой и гениальностью истории родного края. Кто-то может утверждать, что подобная цель не выполнима – история никогда не откроет нам всех своих тайн, но Аристов и не стремится к абсолютному знанию, наоборот, мистический дух, который витает вокруг истории, как вечный стимул вдохновляет его на поиск. И трудно сказать, процесс поиска или конечная информация становится самоцелью великого краеведа.

Скорее всего, и то и другое. В книгах Аристова повествуется о первом сборнике А.А.Блока «Стихи о Прекрасной Даме» с его автографом; о первой русской печатной книге – «Апостоле» Ивана Федорова, приобретенной для библиотеки Казанского университета стараниями Н.И.Лобачевского; о книге с автографом К.Э.Циолковского; об изданиях, принадлежавших А.Н.Радищеву и М.И.Муравьеву-Апостолу. Ряд очерков – о людях не очень известных, полузабытых или совсем забытых, но оставивших заметный след в культурной жизни Казани: М.С.Рыбушкине, В.И.Полянском, Н.К.Баженове, В.П.Невельском и других (подзаголовок первой книги так и называется: «По страницам неизвестных рукописей и забытых книг»).

Он первым написал о монахе, который не верил в бога – Иакинфе Бичурине, воспитаннике Казанской духовной академии, известном русском востоковеде. Впрочем, таких примеров из его книг можно привести множество. В 1970 году Аристов начинает работу над книгой о первых десятилетиях истории библиотеки Казанского университета. Книга, написанная совместно с Н.В.Ермолаевой, увидит свет только в 1985-м – «История Научной библиотеки им.Н.И.Лобачевского (1804-1850)». Это единственная научная монография по истории НБЛ и одна из немногих книг по истории университетских библиотек России. Аристов – прежде всего исследователь. Им была разработана система рационального использования полезного времени – аналог современного тайм-менеджмента. Его девиз: «Ни дня без строчки».  

Этого прекрасного человека из породы…разночинцев забыть нельзя. Он и сам был увлечен 19 веком. Редкостный знаток рукописей обладал при этом талантом популярно о них рассказывать. Написал массу прекрасных статей и книг из жизни Казанского университета, о его выпускниках и преподавателях. Как увлекающийся человек, он, конечно, мог и ошибаться в своих поисках и находках. Но Вячеслав Васильевич всегда старался искать истину и очень хорошо относился к критике. Аристова нет, а книги его остались. Как и память о нем…

Алтер ЛИТВИН

 Глава 2. Аристов-публицист

Многие казанцы знали Вячеслава Васильевича, прежде всего, как постоянного автора местных газет: «Советской Татарии», «Комсомольца Татарии», «Вечерней Казани», «Казанских ведомостей». Несколько статей было опубликовано в газете «Книжное обозрение». Еще были радио- и телевыступления, доклады для научных конференций в Казани, Ленинграде, Тарту и других городах СССР, сценарии документальных теле- и кинофильмов, в том числе сценарий телефильма о Н.И.Лобачевском.

Количество опубликованных им статей (свыше 300), тематика их убедительно свидетельствуют о разносторонности его интересов, о несомненном журналистском даре. Конечно, преобладают книговедческие и краеведческие материалы, обращенные в прошлое, но он написал и серию статей о кубинских впечатлениях, рассказал читателям о партизанском движении на Витебщине в годы Великой Отечественной войны, о современных городах и весях республики, писал о природе Татарстана, призывая ее защищать.

Разумеется, научные, литературные занятия Аристова составляли только часть его деятельности в библиотеке. Консультирование читателей ОРРК, проведение экскурсий, организация выставок, составление справок по поручению дирекции библиотеки и ректората университета, командировки, участие в общественной работе – вот далеко не полный перечень того, чем он занимался.  

Вячеслав Васильевич в течение долгих лет был активным автором «Вечерней Казани». Очень многие очерки из его «Казанских находок» вышли именно на страницах «ВК». Он писал для нескольких краеведческих рубрик, но одна из них была его личная – «Казанский библиофил».

Возглавляя отдел, книги которого – сплошь уникальные, считал, что должен рассказать об этих сокровищах всем людям. Очень жаль, что его коллеги по библиотеке не поддержали его в этом. То ли сами не захотели, то ли время пришло такое – книгами сегодня интересуются немногие, тем более старинными.

Один из очерков Аристова – о брате Ленина Дмитрии – я опубликовала уже в «Казанских историях» (2004, 15-16). Он принес его в «Вечерку» накануне моего ухода оттуда, и рукопись долго пылилась в редакции, пока я ее не забрала.

Его не приходилось править – Вячеслав Васильевич обладал безупречным стилем. Я всегда поражалась широте его кругозора. Его не зря называли «ходячей энциклопедией». Чисто по-человечески поражал своей интеллигентностью, деликатностью. С ним ты как бы переносился в иной мир, ведь Вячеслав Васильевич в какой-то мере жил другой эпохой…

А апреле 1985 года Вячеслав Васильевич подарил мне свою книгу, в которой я нашла  много публикаций газеты «Вечерняя Казань» – плод нашего сотрудничества. Он так и написал: «в память о плодотворном сотрудничестве с уважением…».

Специально для Аристова мы открыли рубрику в сетевой версии «Казанских историй». К сожалению, мои попытки возобновить эту рубрику после его ухода не увенчались успехом – его коллеги не посчитали нужным заниматься просветительством. А он считал эту часть своей работы важной и очень нужной людям.  

Любовь АГЕЕВА

 Глава 3 – Человек с характером

Аристов не уважал прежнюю власть (как бы в протест режиму провез через границу карманное издание «Доктора Живаго» запрещенного тогда Пастернака), конфликтовал с начальством, если от него требовали невозможного. В студенческие годы он был членом закрытого литературного общества, за что его чуть было не исключили из университета.

С одной стороны – независимый бунтарь, с другой – абсолютно безобиднейший, добрый человек. Великолепный оратор. Знаток и почитатель книги, но не коллекционер. Найдя уникальную книгу с автографом Блока, Аристов не оставил ее себе, а передал в библиотеку.

Он обладал ясным, быстрым, независимым умом, огромной эрудицией, блестящей памятью. Вяч (так зовут В.В.Аристова многие друзья и коллеги) в своих манерах был несколько старомоден, например, не признавал шариковые ручки – считал, что они слишком жесткие и мешают быстро писать.

 О Вячеславе, или просто Вяче, я бы мог говорить много и с удовольствием. Он – спутник всех моих зрелых лет. Мы крепли и определялись вместе, начиная с 60-х и вплоть до 90-х годов, в самые жаркие моменты ломки общества, когда бурно вырабатывалось вещество, я бы сказал, сопротивления всякому лицемерию – от ханжества до прикрытого макияжем хамства…

Вячеслав был добрым, умным и сердечным. Его окружали тени великих предков, их нетускнеющие мысли. И он был подлинным, интеллигентным Хранителем теперь уже как бы былого, всепоглощающего служения отечественной культуре.

Без его помощи я просто осиротел. «Пойду к Вячу!» – звучало для меня как сверка правдивого и точного восприятия времени. При кажущейся безалаберности он был настоящим архивариусом, человеком точных сведений, а СВЕДУЩИЙ не может быть безоружным.

Словом, мы радовались при встрече, соответственно, пропускали по рюмочке и, пересмеиваясь, предавались беседам о чем угодно. О старости все знают обычно скучные люди. А мы ощущали себя молодыми, дерзкими, жадными до уточнений. Такие люди, как Вяч, – редкостны, малозаметны, но их взгляд совмещает разносторонние пути.

Рустем КУТУЙ

Глава 4. Аристов-папа

Из воспоминаний дочери – Галины Аристовой:

Открытый человек. Рассудительный, наблюдательный. Никогда не останавливался на одном месте. Радовался движению, совершенствованию… Проявлялось это во всем – даже на речке: во время купания он не ставил себе целью переплыть речку поперек, как делали многие. Наслаждался процессом плавания вдоль реки.

Так и в научной деятельности – не ставил себе целью любым путем приблизиться к определенному выводу, сблизить факты, нет, он просто искал. Никогда никому не навязывал собственной точки зрения.

Очень любил детей. В общении всегда относился к любому человеку как к равному себе, будь то школьник, студент или профессор.

Был честен перед собой и перед людьми. Безобидный, добрый человек. Бывал за границей – но ничто не могло ему заменить Казань. К ней он испытывал особо теплое отношение.

Импульсивный, способный на порывы. Любил животных… Часами беседовал с домашним ежиком.  

Эпилог

Писать о нем в прошедшем времени тяжело для всех, кто его знал. Даже для меня, хотя я познакомился с Вячеславом Васильевичем совсем недавно, по его книгам, по общению с теми, с кем он дружил, кого любил.

Огромной потерей для них стала смерть Аристова. Это случилось 12 июня 1992 года. Он умер внезапно, не дожив до 55 лет. История человека, который всю жизнь посвятил изучению прошлых времен, не должна быть написана в прошедшем времени.

Ведь имя Вячеслава Васильевича Аристова, великого просветителя, любителя книги и знатока Казани – оно живет и поныне в его книгах, в светлой памяти – в нашем настоящем!

Сергей КОРНИЛОВ

"Казанские истории", №9, 2006 год