Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Март 2024 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
  • 1932 – На базе аэродинамического отделения Казанского университета организован Казанский авиационный институт (КАИ). Его открытие состоялось 1 сентября

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Первый генеральный план – от Василия Кафтырева

Первым профессиональным архитектором Казани был Василий Ильич Кафтырев, присланный из Москвы в 1763 году. Его же специалисты называют автором первого полноценного генерального плана города, который был утвержден императрицей Екатериной II 17 марта 1768 года.

Предлагаем вашему вниманию сообщение казанских архитекторов Ольги АВКСЕНТЬЕВОЙ и Светланы ПЕРСОВОЙ, которое они сделали в ноябре 1999 года на конференции «Московская архитектурная школа и зодчество России».

Большая заслуга в разработке и реализации регу­лярного плана города Казани, в формировании архитектурно-художественного облика города второй половины XVIII века принадлежит первому казанскому гу­бернскому архитектору Василию Ильичу Кафтыреву, работавшему в Казани с 1763 по 1807 год, представи­телю московской архитектурной школы – «команды» Д. В.Ухтомского.

Творчество Кафтырева многогранно. Можно выделить три основных направления его деятельности: талантливый градостроитель; основатель казанской архитектурной школы; мастер, создавший новые архитектурные образы, сочетающие традиции московской архитектурной школы и местный колорит. В 1748 году В.И.Кафтырев поступил учиться в Московскую архитекторскую школу Д.В.Ухтомского. С 1753 года  работал в Дворцовом ведомстве, в 1756 году получил чин архитектора-прапорщика. В 1760-1763 годах находился в московской «команде» Ухтомского, которая обслуживала не только Москву, но и другие города, в том числе Казань.

Приезд Кафтырева в Казань в 1767 году связан с большими работами по урегулированию города, которые начались после огромного пожара 1765 года. Он был направлен Сенатом сюда для наблюдения за строительством и детализации генерального плана, составленного членом Комиссии для строений А.В.Квасовым. Это был его окончательный переезд в Казань – до этого, с 1763 года, он бывал здесь наездами. Проект перепланировки города стал одной из первых значительных работ Кафтырева. С 1783 по 1791 год он работал казанским губернским архитектором. Умер В.И.Кафтырев 2 октября 1807 года.  

Кафтырев – градостроитель

Во второй половине XVIII века рост промышленности и торговли в России требовал от правительства доведения кардинальных градостроительных мероприятий в старых городах. Тесная, исключительно деревянная застройка российских провинциальных городов (причина постоянных опустошительных пожаров), ставших торговыми и административными центрами, не отвечала требованиям своего времени.

Для решения этой проблемы в 1762 года была создана Комиссия для строений, а через год вышел указ «О сделании всем городам, их строению и улицам специальных планов по каждой губернии особо». В списке городов, для которых Комиссия должна была составить регулярные планы, в числе первых значилась Казань.

Сильный пожар 1765 года, когда выгорел почти весь город, ускорил события. По указу Екатерины II в Казань был послан помощник столичного архитектора Яков Алексеев, которому надлежало на месте ознакомиться с положением дел и представить Комиссии для строений проектные предложения по «погорелым местам». На основе всех этих материалов член Комиссии архитектор Алексей Васильевич Квасов составил регулярный генеральный план Казани. Однако съемка оказалась очень приблизительной, грешила большими неточностями, проект был признан непригодным, «равномерно с настоящим положением не сходным».

Для детализации генерального плана на месте Сенат еще до представления плана на утверждение направил в Казань в 1767 году «архитектурии поручика» В.И.Кафтырева. Кафтырев произвел обследование городской застройки, исправил все ошибки и неточности, допущенные в ранее выполненной топографической съемке, учел особенности существующего рельефа местности, предложил выправить криволинейные улицы и укрупнить кварталы. При этом ему удалось сохранить нетронутыми почти все наиболее крупные каменные постройки и церкви, которые он мастерски включил в новую планировку.

До наших дней в Казани сохранилось около 10 гражданских зданий, датируемых XVII -началом XVIII века. Предложенная Кафтыревым прямоугольная разбивка улиц не затрагивала интересов владельцев крупных земельных участков и сводила до минимума денежные затраты на работы, связанные с реконструкцией города.

Учитывая большие возможности территориального развития Казани, план совершенно правильно предусматривал рост города с запада на восток по направлению старых (сформировавшихся еще в ханское время) дорог. Продольные улицы предлагалось пересечь поперечными, по возможности сохраняя направления прежних улиц.

Город строго делился на зоны по типам застройки. Верхняя терраса отводилась для капитальной застройки состоятельных жителей, нижняя – для обывателей. Были намечены территории для размещения новых промышленных предприятий, определены направления и резервные площади для расширения действующих.

Предприятия предполагалось построить в слободах. Эти районы трактовались планом как городское предместье. Кафтырев предусмотрел также проведение благоустроительных работ. По проекту набережные Булака получили четкую красную линию застройки с определенным отступом от воды.

Предлагалось очистить Черное озеро, расположенное в живописном районе города, и благоустроить его берега. Проектом закреплялось расположение существующих площадей, предусматривалось устройство новых, в основном в местах пересечения главных улиц.

Генеральный план Казани, составленный Кафтыревым, был настолько удачен в сочетании особенностей ландшафта города, преемственности основных трассировок улиц и элементов объемно-пространственной композиции дорегулярного города, что при рассмотрении его в Санкт-Петербурге Комиссия не сделала никаких замечаний. 17 марта 1768 г. план был утвержден Екатериной II.

Получив «высочайшее утверждение», регулярный план застройки Казани приобрел силу закона и показал свою жизнеспособность, проверенную временем. Несколько раз уже после его введения Казань выгорала почти дотла. После «нещастливого от злодея приключения», пугачевского пожара 1774 года, Кафтырев откорректировал план Казани так, что кварталы, впервые в практике землеустройства в провинции, были заранее поделены на земельные участки. Самовольное строительство строго пресекалось.

Более шестидесяти лет Казань застраивалась по регулярному плану, составленному Кафтыревым, и план был практически полностью реализован. В конце XVIII – начале XIX вв. Казань переживает бурный экономический подъем. Численность населения увеличивается с 25 тыс. жителей в 1800 г. до 40 тыс. в 1840-е гг. Частые пожары были стихийным бедствием всех русских городов. В 1815 г. от большого пожара выгорела почти вся Казань, погибло более 2 тысяч домов. Однако благоприятные экономические условия большого торгового города, бывшего к тому же административным центром края, позволили Казани сравнительно быстро оправиться после пожара.

Значительный рост населения и экономический подъем потребовали внесения корректив в план города, утвержденный в 1768 году. Новый план должен был учесть вновь возникшие жилые образования и приостановить стихийное расширение городской застройки. Произвести корректировку существующей застройки было поручено еще одному представителю московской архитектурной школы – Ф.И.Петонди, закончившему в 1813 году Архитектурную школу при Экспедиции Кремлевского строения и состоявшему с 1834 года в должности казанского губернского архитектора.

Составленный Петонди проект регулярного плана застройки Казани был «высочайше утвержден» в 1838 году. Автор проекта учел существующую планировку и сумел почти целиком сохранить старую регулярную застройку, выполненную по проекту Кафтырева, внеся в нее незначительные поправки. Предложенные автором укрупнение и увеличение количества жилыхкварталов, дальнейшее равномерное развитие площадей и застройки резервных городских территорий без особых радикальных изменений позволили вести строительство в Казани по проекту, разработанное Петонди, вплоть до начала XX века.

Градостроительный талант Кафтырева, позволивший ему понять и предвосхитить развитие горой на несколько веков вперед и сделавший Казань одним из самых красивых и живописных городов России,ставит его на одну ступень с выдающимися архитекторами второй половины XVIII столетия.

Кафтырев – основатель казанской архитектурной школы

После событий 1774 года Кафтырев продолжает оставаться единственным архитектором не только Казани, но и края. «При строениях здешних в определении находится только один в должности архитекторам титулярный советник Кафтырев», – писал казанский губернатор Мещерский в столицу, ходатайствуя «об определении Кафтыреву искусного помощника», доказывая, что «одному ему по тем будущим многочисленным строениям везде дозрением нужным успеватым никак невозможно».

При открытии Казанского наместничества в 1781 году были утверждены и штаты его административного управления. Кафтыреву было предложено занять вновь учрежденную должность губернского архитектора с окладом 300 рублей в год. Однако Сенат еще в 1775 году обязал губернскую канцелярию платить Кафтыреву «по пятисот рублей в год, сего архитектора труды уважая».

После безрезультатных пыток добиться назначения в Казань второго архитектора губернатор по просьбе Кафтырева ему дал в 1775 году «в ученики архитектуре – гражданской и гарнизонной казанских солдатских сынов, бывших тогда в возрасте тринадцати и четырнадцати лет, Ф.Емельянова, Ф. Рослякова, П.Дремина...».

Рапорт губернатора 1785 года содержит сообщение о том, что «старательством оного усердного архитектора Кафтырева в возведении строениев и о пользах всеобщих, довелон учеников тех до искусства в архитектуре, что стали ему быть и в чертежах и в самой практике возведения зданиев каменных добрыми помощниками».

Кафтырев оказался хорошим учителем. Емельяновавтор ряда значительных проектов в Казани, таких, как Гостиный двор, дом губернатора. В 1796 году Емельянов стал казанским губернским архитектором, а Росляков занял такую же должность в Вятке. В 1798-1807 годах в Казани по проекту архитектора И.А.Старова начинается строительство грандиозного собора Рождества Богородицы на территории Богородицкого девичьего монастыря (собор разобран в 1928 г.). Собор являлся «наглядной школой архитектурного мастерства для провинциального зодчего, как осуществление местными архитекторами проектов именитых зодчих».

Возведение собора было поручено Емельянову, которого Старов вызвал в Петербург, чтобы проверить его профессиональные знания, убедиться, в состоянии ли казанский архитектор справиться с осуществлением его проекта. Знаменитый зодчий остался доволен. Все это говорит о том, что В.И.Кафтырев, наделенный талантом архитектора и педагога, сумел подготовить себе достойную смену.

Кафтырев – автор застройки города второй половины XVIII века

Появление утвержденного регулярного плана застройки города упорядочивает строительство, а появление каменных зданий после пожара 1774 года по проектам Кафтырева формирует новый архитектурный облик города. Кафтырев, воспитанник школы Ухтомского, оставался верным заветам своей школы.

Оторванный от столиц и ведущих зодчих, работая в Казани, он в соответствии с местными условиями совершенствовал свое мастерство, используя местные традиции. В.Кузнецов в своем исследовании творчества этого архитектора выделяет три творческих периода в провинциальной деятельности зодчего.

Первый период – шестидесятые годы XVIII в., когда им были выстроены мечеть Марджани, дом Осокина, Евангелистовская церковь. В этот период он находился под влиянием школы Ухтомского и применял ее композиционные приемы, следуя традициям русского барокко.

  Мечеть Марджани

Одним из первых жилых зданий, построенных Кафтыревым в Казани, является дом Осокина (1767), владельца суконной мануфактуры (ул. Свердлова, 5). Дом много раз перестраивался, дошел до нас с искажениями, но по уцелевшим архитектурным деталям-пилястрам, гладким на первом этаже и рустоваными на нижнем, характерным капителям и карнизу – чувствуется рука большого мастера. Фасад дома решен симметрично, элементы барокко проявляются здесь в нарастании рельефа к торцам здания, где сделана креповка, обрамленная живописными группами пилястр.

Мечеть Марджани построена в 1766 году на средства купца Юнусова. Здание воспроизводит сложившийся к тому времени тип построения деревянных мечетей с минаретами, прорезавшими скатную крышу. Архитектурное оформление здания выдержано, по выражению М.Фехнер, «в своеобразно истолкованном стиле петербургского барокко». При этом автор отказался от характерной для барочных зданий симметрии с жестким выделением центральной оси. Членения фасадов отвечают пространственной композиции интерьера, в котором значимость помещений нарастает по мере движения от входа к михрабу. 

Документального свидетельства, подтверждающего авторство Кафтырева по отношению к этому сооружению, не сохранилось. В литературе нет единого мнения по этому поводу. Исследователи в этом вопросе в основном отталкиваются от даты переезда архитектора в Казань. Однако, на наш взгляд, более пристальное изучение архитектурной стилистики мечети, пропорционального строя как всего фасада, так и отдельных деталей в сопоставлении с другими постройками автора не оставляет сомнений в том, что именно Кафтырев принимал непосредственное участие в строительстве мечети Марджани. Ее архитектурное убранство отличается изысканностью пропорций и изяществом деталей. 

Здесь, как и в других постройках того же периода, Кафтырев прибегает к своему излюбленному приему сочетания рустовки и гладких поверхностей – теме, мастерски развитой затем в постройках последующих периодов. В композицию лепных барочных капителей с гирляндами и высоких элегантных наличников верхнего ряда окон введен популярный татарский мотив стилизованного тюльпана.

Мечеть Марджани – единственное здание, сохранившее декоративное убранство интерьера, выполненное в XVIII веке.

Второй творческий период – семидесятые годы. Утвержденный регулярный план застройки и, в большей степени, активное каменное строительство после пугачевского пожара 1774 года по проектам Кафтырева формируют новый архитектурный облик города. В это время зодчий возводит дома Каменева, корпус Управы благочиния, здание Губернской канцелярии, питейные дома, дом Иноземцева, корпус Адмиралтейской конторы. Под влиянием развития столичной архитектуры Кафтырев отходит от своих первоначальных традиционных барочных приемов, не изменяя школе Ухтомского. Творчески перерабатывая «образцовые проекты» Квасова, он создает своеобразный архитектурный декор оформления фасадов, где основной темой становится раскреповка протяженных фасадов и контраст гладких поверхностей с рустоваными.

Жемчужиной города называют исследователи застройку между Черным озером, улицами Большой Красной, Миславского и Карла Фукса – район, активно застраивавшийся в 70-е годы XVIII столетия и сохранивший до наших дней эти здания. Не все из них дошли до нас в первоначальном виде. Дома Бурнаевых – главный дом и флигель (ул. Дзержинского, 9), перешедшие в начале XIX в. к 1-й гимназии, неоднократно подвергались перестройкам. Сохранившиеся на дворовых фасадах детали, зондажные раскрытия при натурных исследованиях, а также обмерные чертежи начала XIX в. позволили реконструировать (пока в проекте реставрации) первоначальный облик этих зданий с характерными наличниками и филенками между окнами 1 и 2 этажей.

Типичным для того времени является корпус Управы благочиния (ул. К.Маркса, 12). Главный фасад обработан раскреповками, где размещаются окна. Крайние проемы включены в самостоятельную раскреповку. Ранее раскреповка была рустованной. Однако здание все еще сохраняет свой интересный, близкий к первоначальному, облик. Самым выдающимся из дошедших до нас произведений Кафтырева является комплекс Адмиралтейской конторы с домом первоприсутствующего (ул. К.Маркса, 17).

Улица Карла Маркса, дом 17

Здесь Кафтырев, используя для украшения фасада свои излюбленные барочные детали в обработке окон, применил рустованные пилястры. Невысокий двухэтажный дом адмиралтейства не кажется монотонным, несмотря на протяженность. Раскреповки членят его на несколько объемов, чередование гладких и рустованых поверхностей создает четкий ритм. Центр композиции выделен четырехпилястровым ионическим портиком с барочным фронтоном. Окна портика пышно украшены наличниками, как бы «выплывающими» из плоскости стены.

Своими виртуозно выполненными наличниками окон, очертания которых напоминают витиевато начерченную букву Т, выделяется еще одно сооружение Кафтырева – небольшое одноэтажное здание (К.Маркса, 41), до недавнего времени считавшееся домом 1-й гимназии.

Улица Карла Маркса, дом 41

Последними исследованиями определено первоначальное его назначение – питейный дом. Таких домов по одному проекту было построено несколько в разных районах города, с небольшими различиями в деталях отделки. Один из них до кампании по реконструкции исторического центра Казани сохранялся без существенных изменений (ул. Свердлова, 53). Ныне утрачен.

Питейный дом на улице К. Маркса отличается большей изысканностью. Он находится в верхней, более респектабельной части города. В 1997 году здание отреставрировано, восстановлена балюстрада – непременный атрибут кафтыревских зданий (в большинстве построек в настоящее время утраченный).

(В книге "Республика Татарстан: памятники истории и культуры" на улице Карла Маркса мы насчитали около десяти домов, построенных по проектам архитектора Кафтырева - Ред.)

В 1773 г. в Казанском Кремле у Спасских ворот по проекту Кафтырева возводят здание губернской канцелярии; для решения фасада этого здания автор использует присущие ему барочные приемы украшения стен ритмом рустованых пилястр, а окна обрабатывает пышными наличниками. Однако когда ему же в 1780-1783 годах поручают постройку нового корпуса присутственных мест с включением и перестройкой объема уже существующего здания губернской канцелярии, он окончательно отказывается от барочных мотивов.

По предположению М.Фехнер, Кафтырев принял за основу «фасад, примерный для постройки каменных домов в Казани», составленный А.В.Квасовым и приложенный к утвержденному в 1768 году плану города (без существенных переделок до наших дней сохранил свой изначальный вид лишь дворовый фасад этого здания). Так или иначе, восьмидесятые годы XVIII столетия можно выделить в третий этап творчества архитектора, существенно отличающийся от прежних своей стилевой направленностью.

В это время Кафтыревым построены комплекс Хлебного базара, корпус присутственных мест, дом Дряблова, дом Тенишева, здание богадельни, здание городского Магистрата, дом Моисеевых, часовня Ивановского монастыря. В этих архитектурных произведениях намечается переход от пышных деталей к формам классицизма. Главным становится композиционная пластика объемов, декорированых строгими и четко прорисованными архитектурными деталями, близко стоящими к классицизму, – манера, в которой работали уже многие видные русские зодчие.

Улица Горького, дом 26

В 1781 году в пригородном Воскресенском монастыре (Новом Иерусалиме) строится летняя резиденция казанских митрополитов. Большой двухэтажный каменный дом поражал новизной архитектуры. Многие годы авторство приписывали В.В.Растрелли. Впоследствии некоторыми авторами высказано предположение и дан ряд доказательств, что здание выстроено В.И.Кафтыревым, который использовал чертежи и рисунки Растрелли. 

Здание дворцового типа главным фасадом выходит в большой парк регулярной планировки. Скругленные углы выступающей средней части образуют плавный переход к более низким боковым крыльям, завершенным двумя остроконечными шатрами. Простота украшения фасадов боковых крыльев усиливает сочность ризалита. В оформлении фасадов отсутствуют пышные детали. Общее объемно-планировочное, решение помещений дворца в достаточной степени сохранилось с XVIII века.

В восьмидесятые же годы построены здания городского Магистрата и богадельни (ул. Баумана 14). Здание Магистрата значительно перестроено, о первоначальном авторском замысле можно судить по рисунку самого Кафтырева. Здесь уже совершенно иной образ, строгий, аскетичный.

Более узнаваем Кафтырев в другой стройке того же времени (1782-86 гг.) – здании богадельни, располагающейся недалеко от Магистрата. Изначально главный фасад здания был расчленен креповками, обработан лопатками и пилястрами, имел фигурные наличники окон. Хорошо сохранилась первоначальная планировка. Большие, освещенные с двух сторон палаты верхнего этажа с рядом мощных восьмигранных столбов перекрыты высокими сводами с крупными распалубками.

В соответствии с генпланом на месте старого Житного торга Кафтырев запроектировал новую Хлебную площадь. Торговая площадь располагается на уровне Проломной улицы (ныне Баумана) и врезается в склон. Хлебная площадь представляет единый архитектурный ансамбль, она занимает весь города квартал.

Самым крупным сооружением стало двухэтажное здание торгового ряда. Оно ограничило площадь со стороны проезда к торгу и проектировалось на месте казенного кабака и старых деревянных хлебных амбаров. Конструктивно это здание выполняло роль подпорной стены. З

дание это в сложной ландшафтной ситуации играло главную роль в формировании внутреннего пространства площади. Архитектор выполнил его как длинный ряд торгово-складских помещений, объединенных галереей. Галерея открывалась на торговую площадь аркадой. Здание сдавалось в аренду отдельными помещениями. Галерея же оставалась общественным пространством и выполняла роль пассажа, раскрытого на площадь.

Фасад был выполнен в классических формах. По коротким сторонам площадь фланкировали два павильона. По оси площади со стороны улицы Проломной располагалось здание, о котором в экспликации сказано «При площади оной торговое здание каменное, где выставляются опубликованные в народе указы и объявления о том, куда и кто призывается по делам или к торгу».

Архитектура этого ансамбля изображена на панорамном рисунке Казани, которым Кафтырев снабдил генеральный план города. Все известные здания, построенные по проектам В.И.Кафтырева на территории Казани, состоят на государственной охране в качестве памятников истории и культуры. Планировочная структура исторического центра города, осуществленная по проектам Кафтырева и его последователя Петонди, является памятником градостроительного искусства и охраняется законом Республики Татарстан «Об охране и использовании исторических и культурных ценностей».

Творчество Кафтырева занимает особое место в казанском зодчестве. Синтезируя архитектурные формы отходящего русского барокко с пришедшими ему на смену классицизмом и местным народным искусством, он создал интересные архитектурные сооружения, которые формировали самобытный архитектурный облик города. Большая их часть до сих пор украшает Казань.