Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Май 2024 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1906 – Открылось пробное движение трамваев на электрической тяге от здания городской Думы по Воскресенской (ныне ул.Кремлевская) и Ново-Горшечной (ул.Бутлерова) улицам к улице Вторая гора (ныне ул.Волкова)

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Только доблесть бессмертно живет…»

Так назвал свою исследовательскую работу ученик 11 «б» класса школы №36 Авиастроительного района Дмитрий Горячёв.

Как победитель республиканского конкурса «Эхо тысячелетия: от прошлого к будущему», он стал участником российского конкурса в рамках туристско-краеведческого движения школьников «Отечество», участвовал в итоговой конференции и вернулся домой с большой победой – его работа, посвященная прапрадеду – Александру Ивановичу Баженову, машинисту 1-й статьи на крейсере «Громобой», заняла первое место.

Нет в России семьи такой,

Где б не памятен был свой герой.

И глаза молодых солдат

С фотографий вчерашних глядят.

Этот взгляд, словно высший суд,

Для ребят, что сейчас растут.

И мальчишкам нельзя

Ни солгать, ни обмануть,

Ни с пути свернуть.

Мой прапрадед, Александр Иванович Баженов, родился в 1878 году в деревне Каменный Починок Мамадышского уезда Казанской губернии в семье крестьянина. Уже в 13 лет начал работать на заводе Щербакова учеником, а в 1896-м уехал в Сибирь и работал там слесарем в депо станции Боготол Сибирской железной дороги. В 1900 году был призван на военную службу и назначен во флот машинистом 1-й статьи на броненосный крейсер «Громобой».

«Громобой» строился на верфи Балтийского завода в Санкт-Петербурге, и мой прапрадед участвовал и в постройке самого крейсера, и при сборке главных машин и вспомогательных механизмов. Об этом я узнал из аттестата, выданного ему командиром.

Крейсер вступил в строй в октябре 1900 года. Сразу после завершения приемных испытаний был переведен с Балтийского флота на Дальний Восток, в состав 1-й Тихоокеанской эскадры, а в 1901 году отправился в кругосветное плавание.

Но началась русско-японская война…

Для защиты морских границ от нападения японских кораблей «Громобой» был включен в состав Владивостокского отряда вместе с крейсерами «Россия» и «Рюрик».  Основными его задачами были уничтожение военных транспортов Японии и задержание торговых судов, везущих контрабанду.

Июльский поход 1904 года – единственная операция отряда, проведенная за пределами Японского моря. Наши корабли через Цугарский пролив вышли в воды Тихого океана. Отряд передвигался скрытно, преимущественно ночами, обеспечивая тем самым внезапность появления, за что в Европе был прозван «эскадрой-невидимкой». Задача, поставленная перед отрядом, была успешно выполнена. В ходе рейда несколько судов было захвачено и около двадцати потоплено, о чем мы узнаем из удостоверения, также выданного командиром 1-го ранга машинисту Баженову.

Надо особо отметить, что при потоплении кораблей ни один член команды вражеского судна не погиб. Наши экипажи дожидались, когда моряки покинут судно, и лишь тогда корабль подрывался. А корабли с контрабандой доставлялись в качестве «приза» во Владивосток.

Сразу после возвращения из тихоокеанского похода отряд приступил к подготовке к новой операции. Главной задачей крейсеров в этот период стало «отвлечение на них части японских судов при прорыве Порт-Артурской эскадры». В пять часов утра 12 августа 1904 года отряд снялся с якоря и направился к конечной точке похода – параллели Фузана, где они должны были дожидаться появления Порт-Артурской эскадры под командованием Витгефта.

14 августа на рассвете показались японские корабли эскадры Камимуры. Неприятель превосходил по числу кораблей, по силе артиллерийского вооружения, по мощности бронирования и скорости. Отступать на юг было опасно, так как не было никакой уверенности, что там не окажутся другие корабли противника. Было принято решение дать бой.

Когда расстояние между противниками уменьшилось, японцы открыли огонь. За короткой пристрелкой последовал интенсивный огонь на поражение. Наши корабли яростно отбивались. Позже подошли новые корабли противника. Их сосредоточенный огонь наносил тяжелые повреждения русским крейсерам и особенно «Рюрику». 

Непрерывный бой продолжался уже более двух с половиной часов. И на «России», и на «Громобое» была значительно ослаблена артиллерия, личный состав нес значительные потери. На «Громобое»  ранили командира и старшего штурмана, на «России» был убит старший офицер. Один за другим гибли матросы.

В 8 часов 25 минут командир Владивостокского отряда Иессен принял решение для сохранения «Громобоя» и «России» повернуть корабли и более к «Рюрику» не возвращаться. Основная часть судов неприятеля продолжила преследование крейсеров. Преследование и почти непрерывный бой продолжались 5 часов.

Команды очень устали, корабли имели сильные повреждения, многие орудия вышли из строя. Казалось, исход боя предрешен. И вдруг, совершенно неожиданно для русских, в 9 часов 50 минут головной крейсер противника, а за ним и остальные круто повернули вправо и легли на обратный путь.

В общей сложности «Россия» и «Громобой» получили около 30 попаданий снарядами и понесли большие потери личного состава. На «Рюрике» же не представлялось возможным восстановить управление кораблем, и было принято решение взорвать крейсер. Когда попытка не удалась, было приказано затопить его, открыв кингстоны.

«Россия» и «Громобой» успешно добрались до Владивостока и встали в доки, где были отремонтированы и перевооружены. Исправные корабли, личный состав которых имел достигнутый тяжелыми уроками боевой опыт, готовились участвовать в Цусимском сражении. Но «Громобой» не смог принять участие в том бою.

Все решила простая неосторожность. 24 мая 1905 года «Громобой» под флагом Иессена вышел из Владивостока на короткий пробег для испытания дальности нового радиотелеграфа. Сначала шли с тралящим караваном. Когда крейсер отошел миль на шесть к югу от мыса Вятлина, адмирал отпустил тральщики, несмотря на то, что глубины моря здесь были порядка 55-60 метров. Крейсер продолжал идти самостоятельно. «В 10 ч. 30 м. на расстоянии 23 миль по воздушной линии от Владивостока увидели справа мину... Дали задний ход, чтобы спустить шлюпку и расстрелять мину...», когда в момент нахождения крейсера в месте, где глубина достигала 60 метров, под его первой кочегаркой, с левого борта, произошел взрыв другой мины. С пробоиной крейсер возвратился в бухту Золотой Рог.

Через неделю во Владивосток начали подходить уцелевшие после Цусимского разгрома единичные корабли второй Тихоокеанской эскадры. 18 сентября 1905 года в Портсмуте был подписан мирный договор между Россией и Японией. «Громобой» направили в Кронштадт, где он принимал участие в сражениях 1-й мировой войны.

Мой прапрадед закончил военную службу в 1906 году, после чего вернулся в Казань и поступил работать на электростанцию машинистом. Но и на гражданской службе продолжал верой и правдой служить своему Отечеству.

Читая его биографию, я узнал много интересного о его дальнейшей жизни. Во время гражданской войны, в период пребывания чехов в Казани  и во время боев под городом, он бессменно находился на своем посту, по несколько суток не выходя со станции. И это несмотря на то, что кругом рвались снаряды: станция была постоянной целью обстрела. Это ли не доказательство мужества и героизма простого человека? Рассматривая документы дальше, можно увидеть справку, которая была выдана ответственному машинисту 3-й электростанции Баженову А.И. в том, что он принимал активное участие в ликвидации пожара городского театра и электростанции.

Что это – еще один подвиг или просто выполнение своего гражданского долга?

За все время работы он не имел ни одного прогула, ни одного замечания или выговора, работая в трудные периоды по 16 и более часов в сутки. За это он трижды чествовался и получил звание Героя социалистической стройки Татарстана. И при этом оставался близким другом и хорошим семьянином.

Бабушка рассказывала, что семья у них была большая, но всем он уделял должное внимание, никогда не показывал своей усталости или раздражения, даже после многочасовой работы.

А с какой доверчивостью и верой пишет он свое письмо к Сталину, узнав, что тот интересуется судьбой старых моряков. В письме он не жалуется на трудности и готов, если понадобится, вновь встать в строй, чтобы детям и внукам жилось счастливо на земле.

Я горжусь своим прапрадедом. И у меня есть все основания для этого. Я считаю, что всю его жизнь, трудовую, военную, по праву можно считать подвигом. Ведь  он посвятил ее служению своему народу. А жить ради других и чувствовать это своим непременным долгом – не подвиг ли это?

Много лет отделяет нас от этих событий. Много героических сражений прошло за это время. Но очень хочется, чтобы в буре этих событий не забылся подвиг простых матросов, преданно служивших своей Родине. И мне очень жаль, что в наше время находится не столь много людей, способных на подвиг ради других. И это очень печально.

Но мир всегда будет держаться на тех, кто своей доблестью и героизмом сумел оставить о себе славную память в сердцах и душах многих людей.

Дмитрий ГОРЯЧЁВ

"Казанские истории", №9-10, 2004 год

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить