Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Июль 2024 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1950 – В Казанской психиатрической больнице умер адмирал Лев Михайлович Галлер

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Чебакса

Село Чебакса, давшее название великолепному стилю художественной ковки по металлу, находилось в десяти верстах от Казани и почти столетие было одним из центров кузнечного дела всего Волго-Камья.

Этот погибший полвека назад народный промысел не успел прославиться так, как ныне всем известные Палех, Кубачи, Хохлома, Касли, Гжель.Удивительна и трагична судьба Чебаксы. Взлетев до высочайшего уровня, удивительное искусство ушло в небытие единым разом в тридцатые годы, когда «раскулачивание» нанесло смертельный удар столетней традиции, отправив лучших мастеров «осваивать» Сибирь. Так Чебакса потеряла одну за другой все свои кузницы.

Последние умельцы занимались и основном починкой сельскохозяйственной техники. «Лебединой песней» чебаксинской ковки стали неоклассические детали фасада нового здания ГПУ – НКВД па улице Дзержинского в Казани, а заброшенный склад, до крыши забитый готовыми декоративными деталями, еще десятки лет поставлял местным рыболовам грузила для снастей. 

Жители Казани, привыкшие к изобилию кованых и литых изделий, украшающих улицы, плохо представляют себе, как мало городов, где можно видеть такое количество кованого металла. Слов нет, великолепные решетки Москвы и Петербурга, над которыми трудились известные архитекторы, художники и мастера России, хороши. Однако сделанные в Казани им нисколько не уступают – ни по красоте рисунка, ни по виртуозности изготовления. Более того, казанским присущ собственный «колорит», проявившийся в смешении восточных и европейских, русских и татарских декоративных традиций, что придает им особенную неповторимость.

Каких только замечательных образцов ковки и литья не создали народные мастера за время существования здесь этого промысла! Даже сейчас, после сокрушительного смерча капитальных ремонтов шестидесятых-семидесятых годов, сохранилось много подлинных произведений искусства.

Художественный металл встречается в архитектуре Казани со времен Казанского ханства. Однако в ту пору он был дорог, и такие детали, как ограждения крыш и лестниц, ворота и калитки изготавливались из дерева, из него же резались кружевные узоры оград, перил, столбов, наличников.

Не сразу раскрылись все преимущества металла, долог и труден был его путь в архитектуру. Лишь капиталистический способ производства, поставивший на промышленную основу добычу и обработку железной руды, открыл «зеленую улицу» стали и чугуну, которые обладают огромными преимуществами в сравнении с другими строительными материалами. Дерево гниет, камень крошится, керамика осыпается, и лишь металл, замечательно поддающийся обработке, стоек к жаре и холоду.

Тонкий ажурный рисунок металлической решетки создает прекрасный передний план здания, а по прочности не имеет себе равных. К тому же такие изделия достаточно универсальны: при износе или разрушении дома могут быть перенесены па другой. 

Физические и пластические свойства стали и чугуна различны. Чугун хрупок, но при литье способен принимать самые прихотливые формы. Его достоинства – в больших пластических возможностях поверхности, скульптурности и объемности рисунка. Кроме того, он не подвержен коррозии. Все это используется в архитектуре монументальных зданий, где нужны крупные пластически проработанные поверхности, создающие массивный и богатый передний план больших объемов.

Иное дело – сталь. Ее преимущество в необыкновенной прочности на изгиб и растяжение, а замечательная пластичность при горячей обработке позволяет ковать и штамповать любую форму, любой рисунок. Узор, приданный такой решетке при изготовлении, сохраняется веками. Сталь способна принять форму шишек, веревок, тончайших кружев, извивающихся побегов и листьев, чудесных цветов – словом, тот вид, который захочет мастер.

Стальные кружева прекрасно сочетаются с каменной и кирпичной кладкой, выразителен их силуэт на фоне дневного и закатного неба. Кованые узоры навесов, балконов и других изделий служат как бы посредниками между человеком и зданием, обращают на себя внимание красотой рисунка, привлекают тонкостью проработки деталей, а затем передают эстафету фасаду дома, игре света и тени на его деталях. Пластике стены кованые решетки противопоставляют графичность орнамента, создавая подлинную архитектурную симфонию.

Представляя эстетическую ценность сами по себе, металлические изделия существенно дополняли фасады и интерьеры зданий, органично сливались с их художественным строем. 

В Казани кованый металл стал широко использоваться в конце XVIII – начале XIX века, когда кузнечный цех в пригородном селе Чебакса монополизировал аналогичное производство в округе. Первые массовые архитектурные детали, а их сохранилось и сейчас еще достаточно много как в русской, так и в татарской частях города, уже можно характеризовать как зрелые произведения классического стиля.

В середине прошлого века узоры решеток стали приобретать черты родства с народными кружевами, вышивками, резными орнаментами. Однако наиболее благодатной почвой для появления бесконечного разнообразия декоративных мотивов во всех исторических «стилях» стали архитектурно-художественные течения конца XIX и начала XX века: эклектизм, стилизаторство, различные «национальные» направления романтизма.

Здания украшают многочисленные башенки со шпилями и флюгерами, балконы и веранды, эркеры и лоджии, навесы и дымники, создаются даже целые павильоны и галереи. Используя специальные альбомы и периодические издания для кустарей, где можно было почерпнуть сведения о новинках кузнечного и литейного искусства в России и за рубежом, ознакомиться с лучшими образцами архитектурно-декоративных изделий Петербурга и Москвы, Парижа и Вены, Берлина и Варшавы, чебаксинские мастера наладили поточное производство кованых решеток на все вкусы.

Тогда же выработалась специфика этого промысла с применением великолепных штампованных накладных деталей в виде многочисленных растительных мотивов, которые наклепывались в разнообразных комбинациях на орнаментальную кованую основу, создавая сплошной ковровый рисунок изумительной красоты.

По индивидуальным заказам выполнялись более сложные изделия с вьющимися побегами и специальными накладками. Лучшие чебаксинские произведения отличают безупречный вкус, чувство меры, своеобразная художественная образность.

К концу века кузнечное производство в Чебаксе достигло колоссального размаха; в 1890-х годах работало 75 кузниц, 10 из них занимались производством кроватей и решеток. В других изготавливали экипажи, могильные кресты, связи, скобяные изделия. Самыми знаменитыми мастерами были братья Гребенщиковы, награжденные большой серебряной медалью Казанской научно-промышленной выставки 1890 года. 

Большая часть работ из Чебаксы выполнена в духе западноевропейской эклектики и западноевропейского барокко. Реже можно встретить изделия, стилизованные под готику, «восточный» или «псевдорусский» стили.

Некоторые решетки татарской части города составляют самостоятельную ветвь романтического архитектурно-художественного направления. Прежде всего здесь почти не встречается тех пластически богатых поверхностей, образованных обильным накладным растительным декором. Напротив, заметно преобладание графичности над пластикой и стремление применить стилизованные мотивы национального орнамента. Рисунок таких решеток, более равномерный, мелкий и насыщенный, зачастую декорирован символическими мотивами тюльпана, солнца, полумесяца.

Особенно интересны металлические двери в мечетях, складских помещениях купеческих домов и лавок. Наклепанные на них стальные узоры чем-то родственны, может быть, древнему искусству кожаной мозаики, сохранившемуся у татар еще с булгарских времен. Любопытны решетки, где народный орнамент начинает приобретать стилевые черты, привкус модерна.

В советское время традиции чебаксинской ковки оказались утраченными. Декоративность архитектурных решеток снизилась, качество их изготовления пошло на убыль, а затем, в период массового применения сборного домостроения, практически сошло на нет.

Ренессанс кованого металла наступил во второй половине семидесятых годов, когда всеобщее стремление сохранить исчезающее своеобразие советских городов потребовало реанимации многих утраченных уже к тому времени техник мозаики, гипсового литья, витража, резьбы по дереву и другим традиционным материалам, художественнной ковки по металлу. Однако возродить навыки погибшего кузнечного ремесла оказалось делом не простым.

Для начала требовалось хотя бы научиться тому, что умели наши предки, изучить их опыт. И затем уже можно было думать о дальнейшем развитии местных традиций, которые в каждом городе, у каждого народа свои. Художественный металл на улицах старого города – явление сложное.

После многократных реконструкций порой возникает резкий диссонанс рисунка ковки со стилем постройки. В то же время постоянный процесс уничтожения металлических деталей на фасадах приводит к своеобразной эрозии самой архитектуры там, где они являются неотъемлемым элементом образного строя здания. Поэтому восстановление утраченных металлических элементов, если этого требует восполнение «выбитой» функциональной ячейки, порой совершенно необходимо.

Вот тут и начинаются сложности. Какой рисунок, композицию, какую технику исполнения выбрать? Хорошо, если сохранились старые фотографии. Непосвященному человеку даже они не помогут, ибо законы формообразования кованых архитектурно-декоративных изделий весьма своеобразны и порой не поддаются ре-конструированию по аналогии с теми или иными «мотивами» соответствующего исторического стиля. А установкой кованых решеток, ворот, навесов, балконов у нас обычно занимаются люди, отнюдь не посвященные в такие тонкости.

Без общей методики здесь никак не обойтись, иначе изделие опустится до дешевого «ретро», если не до прямой профанации идеи реконструкции. В худшем же случае металлические изделия не имеют вообще никакого стилистического отношения к архитектуре здания и не решают задачи грамотного формирования пространства.

Нельзя сказать, что возрожденное искусство ковки начало триумфальное шествие. Часто художественные находки не сопровождались, к сожалению, достаточной конструктивной прочностью отдельных элементов. В результате изделия вскоре деформировались и приходили в негодность. Кроме того, активный орнаментальный фон в совокупности с крупным рисунком ограничивал их использование лишь районами новостроек. В условиях же исторического центра требовались более нейтральные решения, не противоречащие стилю дореволюционной застройки.

Повсеместное применение этих, в общем-то, неплохих по своим художественным качествам оград, хотя и весьма далеких еще по исполнению от шедевров кузнечного мастерства, привело к резкой дисгармонии со старинными зданиями и как следствие - к отрицательной оценке горожанами.

Чуть позже стали появляться кованые решетки, построенные на основе геометрических арабесок и комбинации упрощенных растительных мотивов и татарского орнамента.

Встречаются удачные сочетания оштукатуренных плоскостей стены с ажурными металлическими вставками.

Такие поиски, не решающие пока проблем исторического центра Казани, говорят тем не менее о растущем опыте новой школы художественной ковки.

Нияз ХАЛИТ,

заслуженный деятель науки РТ,

доктор архитектуры, профессор

«Казанские истории», №6-7, 2002 год