Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Февраль 2024 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29      
  • 1955 – В Казани начал работу малый телевизионный центр, созданный группой энтузиастов-радиолюбителей и специалистов. С 1959 в городе начал функционировать и «большой» – государственный телецентр.

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Александр Фрезе, психиатр

Захоронение Александра Фрезе, первого директора Казанского окружного дома умалишенных и первого профессора, находится находится на немецком участке Арского кладбища.

Найти ее трудно, поскольку она находится почти у самой стены, а пройти к ней еще труднее. Но не пожалейте усилий - и найдете одно из самых величественных надгробий Арского кладбища.

Александр Устинович (Александр Юстус) Фрезе (3 апреля (15 апреля) 1826 – 4 февраля (16 февраля) 1884) вошел в историю российской медицины как один из первых профессоров психиатрии в Российской империи.

Он родился в городе Ревель, где его отец – Фрезе Юстус Бенедикт (Frese Justus Benedict, 1796-1861) - был обер-пастором. Окончив гимназию в 19 лет, два с половиной года изучал медицину в Дерптском университете (сегодня Тартуский университет), а затем переехал в Москву, где в университете в 1851 году получил  звание врача. Провел несколько лет на частной службе, у помещика Коншина в Калужской губернии. В 1854 году вернулся в Москву и вскоре занял место ординатора в Преображенской больнице для душевнобольных, где начал изучать психиатрию под руководством опытного психиатра доктора В.Ф. Саблера.

Научная деятельность  Фрезе как психиатра проходила во времена становления психиатрии в Российской империи. В то время уже существовало стремление изучить анатомо-физические основы душевной деятельности и её патологии, но содержание же накопленного материала наблюдений было в значительной  умозрительное. Оно касалось внешних проявлений болезни.

Профессору Фрезе принадлежит идея о рефлекторном характере психических процессов. Рассматривая психическую деятельность как результат специфического проявления деятельности не только мозга, но и организма в целом, он в 1881 г. писал:

«Первое условие возникновения вообще душевных болезней — живой организм… Никому не удавалось наблюдать душевные явления, возникающие сами по себе, то есть независимо от данного организма». Он дал общее определение душевного расстройства как болезни головного мозга, подчеркнув, что «душевное расстройство есть не что иное, как уклонение от закона взаимозависимости… душевным расстройством будет то болезненное состояние головного мозга, которое в сфере душевной деятельности сопровождается нарушением логического отношения человека к миру».

В 1855 году Фрезе открыл в Москве частную лечебницу для душевнобольных, которую и содержал в течение семи лет. Проведя в 1857 году 4 месяца в Германии, Голландии и Англии для изучения лучших учреждений для душевнобольных, Фрезе в 1858 году защитил в Московском университете  диссертацию на степень доктора медицины о прогрессивном параличе. Это была одна из лучших работ по прогрессивному пара­личу в русской специальной литературе.

В 1862 году Фрезе был вызван в Петербург, в Мини­стерство внутренних дел, где принял участие в работе особой комиссии, которой было поручено выработать проект «окружных домов», задуманных ещё в 1844 для замены печально известных «губернских сумасшедших домов», известных также под именем «жёлтых домов». Проекты восьми окружных домов были разработаны к 1856 году, но постройка их замедлилась, а к 1862 году проекты оказались устаревшими и потребовался их радикальный пересмотр.

В 1862 году было окончательно решено построить в виде опыта первый окружной дом в Казани для потребностей семи смежных губерний. В этом же году Фрезе был причис­лен к Министерству внутренних дел и коман­дирован на полтора года за границу для ознакомления с лучшими психиатрическими учреждениями в Западной Европе. Результатом поездки явилась монография «Об устройстве домов умалишен­ных», которую он издал в том же году. Книга эта была первым трудом на данную тему на русском языке. В ней при­водились подробные сведения по конструкции психиатрических учреждений и профилизации отделений, по созданию лучших условий для больных.

В 1864 году Фрезе был назначен директором будущего лечебного заведения и летом того же года прибыл в Казань для наблюдения за постройкой возводимых зданий.

Время строительной и административной деятельности не было потерянным для его научной работы. В марте 1866 года он был избран советом Казанского университета доцентом кафедры терапии для чтения курса психиатрии.  С 1867 года преподавание психиатрии проводилось уже на базе окружной лечебницы. Строительство ее основного корпуса завершилось в 1869 году. 1 сентября, окружной дом был освящён и открыт. В 1869 году он объехал все приволжские губернии для подбора соответствующего состава больных.

Через несколько лет окружной дом для умалишенных переименовали в окружную лечебницу во имя Божией Матери всех скорбящих.

В октябре 1872 года в Казанском университете была создана самостоятельная кафедра психиатрии, и Фрезе утвержден ее ординарным профессором.  С 1882 года он заведовал этой кафедрой, оставаясь директором лечебницы. Совмещал две этих должности до смерти. С самого начала своей педагогической дея­тельности Фрезе  стремился создать необходимые пособия для занятий. В 1871 году он опубликовал «Очерк судебной психологии», а в 1881-м  вы­пустил первый русский оригинальный учеб­ник по общей психопатологии — «Краткий курс психиатрии», выдержавший два издания.

Совмещение в лице Фрезе обязанностей профессора кафедры психиатрии и директора окружной лечебницы сыграло свою положи­тельную роль. В лечебнице культивиро­вался высоко академический дух. Обладая большим научным авторитетом и выдающимся опытом врача-практика, Фрезе при­влекал к себе многих врачей. При нем Казан­ская окружная лечебница стала вторым (после Петербургской клиники) центром подготовки и усовершенствования психиатрических кадров.

Организационная и практическая деятель­ность Фрезе выходила далеко за пределы Казани и Казанской губернии. Он был постоянным членом комиссии по обсуждению проектов окружных лечебниц, неоднократно совершал поездки в Киев, Одессу, в Крымское и Пермское земства для рассмотрения на местах предпола­гавшихся построек лечебниц, составления проектов зданий в соответствии с последними данными психиатрической науки и практики. 

Будучи присяжным заседателем Казанской городской Думы, Фрезе был инициатором и горячим деятелем по устройству в Казани в 1872 году воспитательно-исправительного приюта на 100 детей.

Самым существенным при лечении душевнобольного он считал его изоляцию, т. е. удаление больного из привычной обстановки, перемещение его в специальную психиатри­ческую лечебницу, создание больному спокой­ствия в самом широком смысле слова. В  своей практической деятельности первым в России он применил систему нестеснения боль­ного и придерживался этого принципа всю жизнь. В его лечебнице не применялись механические средства усмирения буйных больных. И однажды это стоило доктору жизни – он погиб от рук одного из них.

Получая значительное содержание, он много помогал бедным. Получая в университете добавочное вознаграждение за чтение лекций юристам, он отдавал его целиком на нужды юридической библиотеки. Профессор почти ничего не оставил своей семье.

У Александра Устиновича была дочь, Фрезе Елизавета Александровна, выпускница Мариинской гимназии в Казани, окончившая её с золотой медалью (1869-1870), в дальнейшем, «пожелавшая посвятить свою жизнь делу воспитания слепых детей для изучения способов и приемов обучения слепых детей в западных странах». На собственные средства она прошла стажировку в Дрезденском институте для слепых, и, вернувшись, приступила к обучению слепых детей в приюте принца Ольденбургского, открытого при богадельне Московского Дамского попечительства о бедных. В 1882 году открылось Московское учебно-воспитательное заведение для слепых детей и Е.А. Фрезе была приглашена туда для дальнейшей работы.

Характерными чертами профессора Фрезе были бла­гожелательность к людям и бескорыстие. В последние три года жизни зрение у него рез­ко ухудшилось, но он оставался на своем посту почти до самой смерти, продолжая лекции и клинические занятия.

На здании психиатрической больницы в Казани (ул. Николая Ершова, дом 49) установлена мемориальная доска. В этой клинике Александр Устинович работал с 1869 по 1884 год. Ныне психиатрическая клиника носит статус республиканской психиатрической больницы.

О том, с каким почтением относились к профессору Фрезе казанцы, можно судить по надгробному сооружению, надо думать, очень дорогому. Гранитный крест темного цвета укреплен на огромном необработанном  гранитном пьедестале. Это памятник на все времена.   Однако известный казанский ученый-историк Е. Липаков в книге «История казанских кладбищ»  причислил это захоронение к утраченным.

В ходе фронтального обхода территории Арского кладбища, проведенного в рамках реализации проекта «Казанские некрополи», я  нашла захоронение Александра Фрезе. Правда, к нему не так легко подобраться.

Фото Олега Маковского

Захоронение находится напротив кладбищенской церкви, в глубине. недалеко от кладбищенского забора. Лучше подойти к нему с красной линии Немецкого участка. Ориентир – памятник художника Николая Фешина, который известен больше. От него нужно идти к кладбищенской ограде.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить