Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Июнь 2024 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1970 – В Казани сданы в эксплуатацию высотная гостиница «Татарстан» и подземный переход через площадь Куйбышева (ныне пл.Тукая), первый в городе

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Что ждет Ивановский монастырь?

За последние годы Казань потеряла много уникальных памятников истории и архитектуры. Далеко зашедший процесс сносов не пощадил даже заповедную зону – Иске Бисте (Старо-Татарскую слободу). Поэтому объяснима наша тревога за судьбу памятника федерального значения – комплекс зданий Иоанно-Предтеченского (или Ивановского) монастыря, сохраняющего прекрасные образцы архитектуры московского (нарышкинского) барокко XVII века.

Таким Ивановский монастырь мы уже не увидим

Судьба исторического памятника вызывает тревогу

Из дошедших до наших дней пяти построек монастыря наибольшую ценность представляют церковь Введения и колокольня. До последнего времени их состояние не вызывало особого беспокойства. Напротив, верующие радовались, что их, одними из первых, передали верующим, оба сооружения были отремонтированы. Но сегодня старые стены и своды Введенского храма избороздили зловещие трещины.

Прихожане, посещающие храм регулярно с 1995 года, рассказывают, что никогда раньше этих трещин не замечали. Они появились недавно – в 2004 году. Связывают это со строительством станции метро «Кремлевская» – в 15-ти метрах от построек монастыря был вырыт котлован.

Насколько нам известно, министр культуры республики Ильдус Тарханов, обеспокоенный судьбой древних сооружений, обратил внимание главы администрации Казани К.Исхакова на опасное соседство станции метрополитена с памятником истории и архитектуры. На его запрос заместитель казанского мэра О.Д.Антосенко ответил 21 декабря прошлого года письмом за номером 4214 (передаю редакции «Казанских историй» его копию), в котором подтвердил, что основания для беспокойства есть.

Он сообщил, что «все здания, входящие в комплекс монастыря, в настоящее время находятся в аварийном состоянии. Основные несущие конструкции зданий – фундаменты, несущие стены, перекрытия и покрытия имеют износ до 70%, что по всем нормативным документам диктует незамедлительное проведение ремонтно-восстановительных работ и мероприятий по сохранности зданий». Но эти работы до сих пор не начаты. И г-н Антосенко объяснил министру, почему.

Специалистами ОАО «КазТИСИЗ» заложены глубинные репера-деформографы для наблюдением за смещением всего грунтового массива в районе собора и монастыря. Согласно отчетам по наблюдениям за зданием собора и всего грунтового массива Кремлевского хребта в настоящее время сдвижек не происходит.

«После окончания строительства станции и обратной засыпки будет полностью восстановлен рельеф местности с сооружением более надежной подпорной стены вдоль улицы Профосюзной. Кроме того, сама конструкция станции будет являться мощной преградой для сползания всего Кремлевского холма».

Необходимость опасного соседства старинного и современного объектов господин Антосенко объяснил следующими обстоятельствами: сокращение сроков строительства и ввода в эксплуатацию пускового участка первой линии метрополитена (открытие – непременно к празднованию 1000-летия Казани); удешевлением строительства по сравнению с предыдущей «посадкой» станции Кремлевской на 477 миллионов рублей; сокращением перегонных тоннелей на 500 метров.

Невероятная экономия, возможная только у нас. Если бы такой памятник был в Европе, его бы оценили в сотни миллионов долларов или евро, бережно, по кирпичику, разобрали и продали, скажем, в США, как практикуется. Американцы, которые, в отличие от нас, умеют ценить старину, перевезли бы памятник на новое место, там его вновь собрали, отремонтировали и отреставрировали. Уж если самим не нужен, почему бы не заработать на памятнике? В другом месте с него пылинки сдувать будут.

В письме г-н Антосенко подробно перечислил мероприятия, которые «исключают какое-либо влияние на здания в процессе строительства». Но «влияние», как видим, ощущается. И даже если бы его не было, постройки в аварийном состоянии – и никаких работ по сохранению сооружений!

А что будет позднее, когда глубоко под землей по рельсам пойдут поезда и начнется постоянная вибрация? Комплекс зданий монастыря, по-видимому, был обследован специалистами. Г-н Антосенко ссылается на технические паспорта Бюро технической инвентаризации и результаты обследований. Но можно ли считать эти обследования независимой экспертизой?

Входили ли в состав экспертов опытные специалисты из других республик и регионов России, не те, которые находятся в подчинении у городских и республиканских властей РТ?

Обсуждалась ли судьба монастыря с представителями общественности, которых совсем недавно объединили в городском совете по сохранению культурного наследия? Или этот совет создали для «галочки»?

Как мне кажется, республиканскому и городскому органам государственного контроля за сохранностью и использованием памятников истории и культуры следовало бы, во исполнение своего профессионального долга, настаивать на скорейшем прибытии в Казань высококвалифицированных экспертов из Москвы, обратившись, если надо, за помощью в соответствующие федеральные органы. Памятник-то – федеральный. А потом настоять на тщательном исполнении всех их рекомендаций.

Если наши чиновники, действительно, заинтересованы в сохранении Иоанно-Предтеченского монастыря. Никто не станет возражать: метро Казани нужно. Но неужели при этом необходимо идти на риск таких невосполнимых потерь? 

Памятники истории и культуры принадлежат не только нам, живущим сегодня, но и тем, кто будет жить после нас. И никакие новоделы-муляжи не заменят подлинников.

Мария ИЛЬИНА, искусствовед

«Казанские истории», №1-2, 2005 год

Историческая справка

Единственная в городе, Иоанно-Предтеченская мужская обитель была основана в 1564-1568 годах (есть источники, которые называют 1557 год) как подворье Свияжского Успенско-Богородицкого монастыря.

Ее первоначальные постройки не сохранились: они были деревянными, и их уничтожил пожар 1649 года. Спустя сто лет после основания монастыря были возведены здания из камня и кирпича взамен утраченных. Это было сделано на средства казанского купца Гавриила Федоровича Антипина.

Сильно  пострадал  монастырь и в пожаре 1815 года – сгорело все, кроме зимней церкви. К 1819 году все строения были восстановлены на пожертвования горожан (53 тысячи рублей) и императора Александра I (5 тысяч рублей). Этот архитектурный ансамбль долгое время оставался одним из красивейших в городе. 

В него  входили: холодный (неотапливаемый) трехшатровый храм в честь Усекновения Главы Иоанна Предтечи; зимняя церковь Введения Пресвятой Богородицы – удивительно соразмерная, нарядная, с пятью грациозными главками на высоком барабане; колокольня – стройная восьмигранная свеча, завершающаяся  трехъярусным кружевом кокошников, из которых вырастает изящный барабан с главкой;  братский корпус и построенная в конце XVIII века по проекту В.И.Кафтырева часовня (не сохранилась).

В 1886 году по настоянию казанского архиепископа Палладия (Раева), несмотря на протесты горожан и ценителей старины, была снесена летняя церковь, пришедшая в негодность, – яркий памятник архитектуры. В советское время исчезла новая Предтеченская церковь постройки 1887-1892 годов. Была уничтожена также стена с главными воротами, располагавшаяся вдоль спуска с площади перед Спасской башней Кремля к нынешней улице Баумана.

Монастырь был сравнительно невелик. Его главной святыней была икона Святого Германа с частицей мощей. Именно Герман, прибывший в Казань вместе с Гурием и Варсонофием как в центр новой епархии, став настоятелем Свияжского монастыря, основал его казанское подворье,   которое со временем превратилось в самостоятельную обитель.

Ее существование поддерживалось в основном благодаря пожертвованиям меценатов. Можно назвать имена двоих из них: купец М.И.Попов внес на строительство нового храма и настоятельского корпуса 7 тысяч рублей, мещанин В.И.Шорин – 6 тысяч.

С этой обителью связана судьба двух известных ученых-китаеведов. В 1800-1844 годах настоятелем монастыря был архимандрит Иакинф (Бичурин), в 1837-1844 – преемник Иакинфа на должности настоятеля Духовной миссии в Пекине, профессор по кафедре китайского языка Казанского университета, архимандрит Даниил (Дмитрий Сивиллов).

В 1918 году монастырь стал местом пребывания епархиального управления¸ которое изгнали из Кремля. Позже это был центр епархии обновленцев. Закрыт в 1929 году. Вновь действует с 1992 года.

Из книги «Республика Татарстан: православные памятники» (Казань, 1998)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить