Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Февраль 2024 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29      
  • 1996 – Произведена закладка памятного камня на месте возведения мечети Кул Шариф в Казанском кремле. Решение о воссоздании древнего храма было принято в 1995 году

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Утерянная рукопись

В своем личном архиве я нашла вырезку из газеты «Вечерняя Казань» с материалом Ефима Григорьевича Бушканца.

Сфотографировала ее на всякий случай – иногда полезно обращаться к старым публикациям об истории Казани, чтобы уточнить какие-то факты, проверить, не переписал ли автор публикацию своего предшественника. Увы, бывает и такое.  Ничего не имею против – напомнить то, о чем уже писали другие. Но почему бы не упомянуть первоисточник?

К сожалению, на вырезке нет даты публикации и пока не представляется возможным вновь посидеть над подшивками газеты, которой я отдал 12 лет своей жизни. Но я все-таки решила разместить материал Е.Г. Бушканца в нашей рубрике «Читальный зал», поскольку она посвящена Максиму Горькому. В нынешнем году мы отмечаем 155-летие со дня его рождения.

Но есть еще одна причина, чтобы вернуться с старой публикации. Ефим Григорьевич вспоминает имя знаменитого современника писателя – актера Василия Николаевича Андреева-Бурлака. Приходилось о нем читать, но только недавно я узнала, что он умер в Казани, приехав на гастроли, и похоронен на Арском кладбище. Мне прислали два изображения надгробного памятника: того, который поставили благодарные почитатели таланта после его смерти, и второго, установленного взамен утраченного. Как мне рассказали, Мария Николаевна Елизарова, в ту пору директор Литературно-мемориального музея А.М. Горького, заказала новое надгробие, поскольку старое разрушилось.  Для нее представляло огромный интерес всё, что связано с великим писателем.

Попытка найти могилу В.Н. Андреева-Бурлака на двух Пешеходных аллеях Арского кладбища пока успеха не имела.  Вся надежда на результаты цифровизации. Совсем скоро мы получим доступ к списку всех захоронений Арского кладбища, составленному летом прошлого года, и у меня будет возможность уточнить, сохранились ли захоронения известных людей, которые считаются утраченными.

 

Любовь Агеева

***

К рассказам о своих казанских «университетах» Алексей Максимович обращался неоднократно.

В 1895-1899 годах были написаны «Дело с застежками», «Однажды осенью», «Бабушка Акулина», «Коновалов», «Бывшие люди», «Двадцать шесть и одна». В этих произведениях перед читателями проходила целая вереница «бывших людей» ― босяков, опустившихся на самое дно жизни.

Прошли годы, и Алексей Максимович вновь обратился к воспоминанию о Казани. В 1912 году он печатает «Случай из жизни Макара», в 1913 году ― повесть «Хозяин». В очерке «Лев Толстой» писатель рассказал о своей жизни у генеральши Корнэ, в очерке «Время Короленко» ― о встрече в Казани с писателем Карониным. Наконец, в 1923 году выходят «Мои университеты».

Казалось, все, что писатель помнил и мог рассказать о своей жизни в Казани, он рассказал. Однако в последние годы жизни в публицистических статьях он привел немало фактов, о которых до этого никогда не писал. Чего избегал писатель – это датировать события, о которых он вспоминал. «Память моя во общем-то не плохая, ― писал он, ― всегда плохо воспринимала цифры…». А в другом месте: «Хронология и всяческие даты – это у меня безнадежно». Поэтому, рассказывая о событиях уже далекой молодости, Горький иногда сильно смещал их во времени, нарушая последовательность фактов, соединяя несколько эпизодов в один. 

Один из эпизодов юности Алексея Максимовича, о котором он сообщал в своем письме к писателю и литературоведу И.А. Груздеву в 1926 году, не получил отражения ни в «Летописи жизни и творчества А.М. Горького», ни в многочисленной биографической литературе о нем. А эпизод этот заслуживает, на наш взгляд, самого пристального внимания.

Все началось с того, что Груздев обратил внимание на небольшой отрывок из газеты «Русское слово» за 1914 год под заголовком «В театре и цирке». Это был отрывок из повести «В людях», не включенный в ее окончательный текст. Горький рассказывал о впечатлениях о первом в его жизни спектакле, заставивших почувствовать «страшную силу театра»: «С той самой минуты, как на сцене появился Андреев-Бурлак в образе Иудушки Головлева, я совершенно забыл о театре и обо всем, кроме маленького старичка в халате со свечей в дрожащей руке, с ядовитой улыбочкой на слюнявом лице… Я пережил нечто неописуемое: хотелось бежать на сцену и убить это воплощение мерзости, я чуть не плакал от бешенства, а вокруг меня люди смеялись, орали, возбуждая страх и тяжелое недоумение».

Первого сентября 1926 года И.А. Груздев писал Горькому; «У вас есть рассказ «В театре и цирке». В нем вы рассказываете о своем впечатлении от игры Андреева-Бурлака. Если это автобиографически верно, то к какому случаю можно отнести этот случай?».

Сейчас мы знаем, что «Товарищество драматических артистов под руководством М.И. Писарева и В.Н. Андреева-Бурлака совершало гастрольную поездку по городам Поволжья весной 1883 года. Спектакль «Иудушка Головлев» (инсценировка романа М.Е. Салтыкова-Щедрина «Господа Головлевы») шел на нижегородской сцене 29 апреля 1883 года. Тогда, в 1926 году, Груздев этого не знал.

Горький не ответил на вопрос Груздева, но указал, что встречался в Андреевым-Бурлаком…  в Казани. «Встреча с Андреевым-Бурлаком произошла за несколько дней до его смерти. Он играл в Казани с Киселевским, Гламой-Мещерской. Ефтихий Карпий был у них чем-то вроде зав. хозяйством». И далее ― о том, что в компании в Андреевым-Бурлаком молодой Горький провел ночь ― «изумительную ночь!».

Сообщение это в отношении времени встречи вызывает некоторые сомнения. Но о них позднее. А пока несколько слов об Андрееве-Бурлаке.

Василий Николаевич Андреев родился в Симбирске, учился в Казанском университете, хотя и не окончил его. Служил на Волге ― помощником капитана, капитаном, выступал в любительских спектаклях. С начала семидесятых годов профессиональный актер. Под именем Андреева-Бурлака выступал на сценах частных театров (императорские театры всегда вызывали у него презрение). Широкую известность ему принесло исполнение ролей Счастливцева в «Лесе», Репетилова в «Горе от ума», Мармеладова в инсценировке романа Достоевского «Преступление и наказание». Исключительный успех выпал на долю созданного им моноспектакля по повести Гоголя «Записки сумасшедшего».

Сам он писал небольшие рассказы – в основном сценки и зарисовки из волжского быта, которые читал во время своих гастрольных поездок. Артист пользовался огромной популярностью у демократически настроенной части зрителей. Привлекали и его человеческие качества ― он не кичился собственными успехами, выше всего ценил актерское товарищество, всегда был готов помочь любому, кто нуждался в его помощи.

Останавливался Андреев-Бурлак обычно в недорогих номерах с простеньким трактиром. «Стоило ему появиться в каком-нибудь городе даже на несколько гастролей, ― писал один из биографов, ― и сейчас откуда-то набиралась вокруг него людская компания из давнишних приятелей и вновь приобретенных знакомцев. С самого начала позднего актерского утра забирались они к нему в номер, в трактире встречали его после репетиции и сидели с ним чуть ли не до самого спектакля с тем, чтобы встретить его после окончания спектакля и уже не расставаться до самого рассвета.

Если перелистать номер за номером подшивки казанских газет второй половины восьмидесятых годов, то выяснится, что Андреев-Бурлак  приезжал в наш город летом 1887 и весной 1888  года.

В 1887 году он был один. 31 июля в театре Панаевского сада (на этом месте сейчас – стадион «Динамо» - Ред.) состоялся его литературный вечер. Он читал рассказ Мармеладова из «Преступления и наказания», исполнял «Записки сумасшедшего». Большой успех имели его «Волжские сцены». По просьбе драматической труппы он задержался, чтобы сыграть 2 августа Счастливцева в «Лесе» и 4 августа ― Расплюева в «Свадьбе Кречинского».

На гастролях в мае 1888 года Андреев-Бурлак приехал во главе Товарищества драматических артистов. С парохода он сошел тяжело больным. Назначенный на 9 мая спектакль «Лес» с участием Андреева-Бурлака и Киселевского не состоялся. Состояние артиста ухудшалось с каждым часом. Утром 10 мая его не стало. В «Волжском вестнике» появился некролог, написанный Е. Карповым. 12 мая Казань хоронила артиста. На Арском кладбище у могилы выступил с прощальным словом журналист В. Поляк, от труппы  ― Киселевский.

Теперь становится понятным, что, рассказывая через сорок лет о встрече с Андреевым-Бурлаком, Горький соединил два приезда замечательного артиста в Казань. Встреча была, конечно, в первых числа августа 1887 года. Весной 1888 года Горький, зная о предстоящих гастролях, ждал новой встречи   с ним, но она уже не могла состояться.

 О чем рассказывал Андреев-Бурлак собравшимся у него гостям в ту запомнившуюся будущему писателю ночь 1887 года? Он мог рассказать о своем встрече с Н.Г. Чернышевским. В июне 1887 года Андреев-Бурлак и его друг М.И. Писарев во время гастролей в Астрахани посетили Чернышевского, за год до этого переведенного из Сибири. Он мог рассказать о своей встрече со Львом Николаевичем Толстым. Незадолго до поездки в Казань, 10 июня 1887 года, Андреев-Бурлак приезжал к Толстому. Лев Николаевич, Софья Андреевна, их сын Лев были очарованы рассказами Андреева-Бурлака. «Рассказы были удивительно хороши, ― записала Софья Андреевна, ― Левочка смеялся так, что нам с Левой стало жутко» (здесь Левочка ― Лев Николаевич, Лева ― их сын).

Он мог рассказать о встречах со многими писателями, артистами, художниками. Об эпизодах своей артистической жизни. И, конечно, читал свои замечательные рассказы.

Самое интересное ― в письме Груздеву, которое мы цитировали, Горький отмечал, что «изумительная ночь», проведенная с Андреевым-Бурлаком, им где-то описана. «Но где, ― добавлял Горькой, ― не помню».

Взволнованный Груздев вновь обратился  к Горькому: «Не припомните ли хоть что-нибудь относительно того, где могла быть написана Ваша встреча с Андреевым-Бурлаком? Мне  бы хоть за что-нибудь зацепиться, а там уж я найду».

Но «зацепиться» было не за что. «Где описана встреча с Андреевым-Бурлаком? ― отвечал Горький 7 декабря 1926 года Груздеву. ― Не знаю. Рукопись была послана мною в Казань Гурию Плетневу… Гурий ― помер».

Вскоре Горький ― он был тогда в Италии ― вспомнил Андреева-Бурлака в беседе с Анастасией Цветаевой: «С глубоким восхищением об актере Андрееве-Бурлаке. О том, как он читал гоголевского «Сумасшедшего». Он безумен, да. Но откуда-то на себя смотрит. И это жутко», ― записала она слова писателя. Это, конечно, о впечатлениях вечера в Панаевском саду 31 июля 1887 года.

Итак, существовала рукопись ― описание проведенной в 1887 году встречи с Андреевым-Бурлаком «незабываемой ночи». Когда и по какому поводу она была отправлена в Казань Плетневу ― не ясно.

Плетнев стал журналистом, прожил большую, нелегкую, интересную жизнь, умер в Казани в начале 20-х годов ХХ века. Он не мог уничтожить рукопись друга молодости, ставшего великим писателем. Где она?

Есть ли какие-нибудь шансы на то, что она будет найдена? Ответить на эти вопросы пока невозможно. Просто рукопись надо искать.

Е.Г. Бушканец, доктор филологических наук, профессор

«Вечерняя Казань»

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить