Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Май 2024 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1972 – Решением Совета Министров ТАССР имя Героя Советского Союза Магубы Хусановны Сыртлановой присвоено улице в микрорайоне Горки-1 

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Искать ответы на вопросы из прошлого

С 18 по 24 апреля 2017 года научные сотрудники Института истории имени Ш. Марджани АН РТ посетили земли Нижней Саксонии, Саксонии-Анхальта и Бранденбурга в Германии.

В текущем году Институт истории начал реализацию международного проекта по выявлению и изучению мемориального наследия татарских солдат в Европе. По итогам этой работы планируется подготовка и издание Сводного каталога кладбищ и захоронений воинов, призванных из Казанской губернии и Татарской АССР. Проект реализуется международным научным коллективом.

На первом этапе полевых исследований в Германии были обследованы мемориальные объекты периода Первой мировой войны и Великой Отечественной войны на территории Нижней Саксонии, Саксонии-Анхальта и Бранденбурга. Здесь практически в каждой местности имеются военные некрополи (Kriegsgräberstätte). Иногда захоронения солдат можно найти на общегородских кладбищах.

«Почти на каждом кладбище мы встречали татарские имена, – пишет в газете «Реальное время» колумнист этого издания Лилия Габдрафикова, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории., посетившая Германию в составе делегации. За этими могилами в силу своих возможностей ухаживают местные жители. Сохранение памяти о жертвах войны – это неотъемлемая часть национальной идеологии Германии. Не случайно в эти мероприятия активно вовлекают школьников. Это и акт покаяния, и вложение в гуманистическое будущее страны, где одна из задач воспитания подрастающего поколения – формирование уважения к личности. Здесь нет перекладывания ответственности за ужасы истории на мифическую власть – это сделал конкретный человек, и его поддержали такие же люди. Поэтому многочисленные музеи и мемориалы на местах бывших лагерей ищут ответы на неудобные вопросы прошлого».

Далее цитата из ее публикации:

К проекту Института истории им. Ш. Марджани активно подключились и местные исследователи: сотрудники научных центров, музеев и архивов, а также просто неравнодушные люди. Мы благодарны голландскому историку Корнелиусу Адмиралу, который сопровождал нас по району Эмсланд. В годы Второй мировой войны здесь существовало 15 лагерей, где содержались как немцы (противники режима), так и военнопленные. По его словам, в этой местности изучение лагерного прошлого получило особое развитие именно в последние годы, и проводится огромная работа по увековечиванию исторической памяти. Действительно, различные информационные стенды, скульптурные группы можно увидеть не только на кладбищах или в местах лагерей, но и там, где работали военнопленные. Например, на бывших торфяных разработках вдоль северо-южной трассы Германии.

Одним из ключевых мемориальных объектов на северо-западе Германии является музей в Эстервегене. Директор музея Курт Букк поражает своим энтузиазмом. Он не только администратор и хранитель музейного фонда, но и фанатичный исследователь. Поэтому приезд татарских ученых, увлеченных аналогичной идеей поиска, он встретил с большим воодушевлением. Даже поверхностное ознакомление с документальным фондом музея Эстервегена выявило сразу несколько уроженцев Татарстана. Например, Мотыг Кафиатуллин, (Казань), Епифан Контрабаев (Казань), Сафа Валиуллов, Хадий Ситдиков (Пестречинский район). Безусловно, в окончательном реестре эти данные будут опубликованы уже в полном виде.

Пожалуй, самый знаменитый татарский узник времен Второй мировой войны – это Муса Джалиль. Мы не могли не посетить и места памяти, связанные с ним. Это специальное помещение с театральным занавесом в тюрьме Плётцензее в Берлине (часть музеифицирована, остальная часть тюрьмы и ныне действует). Здесь же казнили другого татарского писателя – Абдуллу Алиша (сейчас по его сказкам созданы татарские мультфильмы). Эти бедные деревенские парни, следуя эху дореволюционного джадидизма, выучились грамоте и писали татарские стихи и сказки для детей. Но их публично казнили как страшных государственных преступников (объявления о готовящихся казнях публиковались в газетах). В холодном помещении с торчащими в потолке крючками эта горечь истории ощущается особенно сильно.

Последние месяцы жизни Джалиля и его соратников прошли в маленьком городке Вюстрау. Директор местного музея истории Бранденбург-Пруссии Штефан Тайлиг показывает нам зал в частном здании, где собирались джалиловцы. Пропагандистский лагерь находился на берегу небольшой речки. В этом месте, как и в том зале, еще нет мемориальных табличек. Штефан определяет место лагеря, сопоставляя его со старыми фотографиями. Высокие деревья все те же, что и 73 года назад, а среди дикой зелени на берегу той самой речки пробился красный тюльпан. Почти как красная ромашка из стихотворения Мусы Джалиля…

Если на северо-западе Германии были сконцентрированы в большей степени лагеря времен Второй мировой войны, то в Бранденбурге немало мест, связанных и с Первой мировой войной. Именно здесь на кладбище пропагандистского лагеря Вюнсдорф (г. Цоссен) сохранился памятный знак, установленный самими татарскими военнопленными в 1916 году в честь своих умерших товарищей. Первые смерти среди военнопленных этого лагеря датируются апрелем 1915 года (Ахметлатиф Ахметзянов, Хабибулла Файзуллин). Люди умирали в лагере и после окончания войны, так и не дождавшись репатриации – разрешения на возвращение. 19 декабря 1920 года здесь скончался Халиулла Сейфуллин.

Конечно, захоронения Вюнсдорфского лагеря составляют далеко не полный список потерь татарского народа в военном плену. Но здесь сохранилось наибольшее количество могил (более 1000).

Имена же татарских солдат увековечены на общем памятном столбе. Сами могилы имеют лишь буквенные обозначения, там нет имен. Но их можно сопоставить с тем самым списком на столбе и устроить отдельные памятники. Данная практика реставрации довольно распространена в Германии: мы видели отдельные надгробия или мемориалы, устроенные как разными правительствами (например, Польши, Голландии), так и частными лицами – потомками военнопленных. К слову, некоторые страны (например, Франция) перенесли останки своих солдат на родину, а на месте гибели оставили лишь памятные знаки.

В двух мировых войнах XX века погибло более полумиллиона солдат-татар, многие из которых были захоронены на территории государств Европы. К сожалению, до последнего времени специальных исследований по учету таких захоронений не проводилось. В России братские могилы и воинские кладбища находятся под особой защитой общества и государства. В то время как о мемориальных местах солдат, в частности из числа татар, за пределами России имеется скудная и отрывочная информация.

В рамках программы поездки в Магдебурге (ITACAT) и Берлине (Национальная библиотека) состоялась презентация монографии «Золотая Орда в мировой истории» («The Golden Horde in World History»).

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить