Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Октябрь 2022 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1926 – Заключен договор об организации в Казани немецкой танковой школы.  Школа размещалась в бывших Каргопольских казармах

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Весь мир на экране: что увидели казанцы в кинотеатре «Синема 5»

Практически невозможно было посмотреть все фильмы, включенные в многочисленные программы XVIII Казанского международного фестиваля мусульманского кино, но у нас есть возможность узнать мнение тех, кто это сделал.

Предлагаем вниманию наших читателей мнение членов отборочной комиссии фестиваля: Нины Кочеляевой, программного директора и председателя этой комиссии (полнометражные художественные и документальные фильмы, программа «Россия - Исламский мир»), а также Светланы Слепко (короткометражные художественные фильмы, программа «Тюркский мир») с небольшими добавлениями от Любови Агеевой (курсивные выделения).

Основная конкурсная программа этого года объединяет кинематографистов из разных стран – от Севера Африки до Юга Азии, представляя самые разнообразные темы и эмоции. В фокусе кинематографистов разных стран находятся как глобальные вопросы, касающиеся большой политики и истории эпохального масштаба, так и скромные чаяния обычного человека.

Монументальная фреска полувековой истории страны складывается из четырех камерных рассказов об обыкновенных людях в фильме египетского режиссера Магди Ахмеда Али «Это произошло на улице Талаата Харба, 2». В окнах квартиры, выходящих на площадь Тахрир в Каире, отражаются масштабные политические трансформации многих лет. У жильцов этого дома свои персональные истории, камерные и глобальные одновременно.

Мне удалось посмотреть этот, можно сказать, эпический фильм Магди Ахмеда Али, известного египетского мастера кино. Напомню, его картина «Наш проповедник» в 2017 году была фильмом-открытием фестиваля. Он тогда признался журналистам, что эта лента запрещена к показу во многих арабских странах: «Я удивлен, потому что приехал в страну, где показывают мусульманские фильмы, тогда как в моей стране многие против такого кино», сказал он корреспонденту газеты «БИЗНЕС Online». 

Должна заметить, что фильм «Это произошло на улице Талаата Харба, 2» может остаться тайной за семью печатями, если вы не знаете историю Египта: 60-е, 70-е, нулевые годы. Каждый рассказ – это отдельный этап этой истории, преломленный через судьбы конкретных людей. Объединяет события разных лет одна из меблированных квартир по указанному в названии фильма адресу, а также семья швейцара Эль Оса, ютящаяся в убогой квартирке на верхнем этаже. Сначала мы видим его сына мальчиком, который время от времени попадает в богатую квартиру с видом на площадь Тахрир, а в четвертой истории это уже человек в возрасте, с огромным жизненным опытом, который он накопил, можно сказать, не выходя из своего дома. По фильму можно проследить атмосферу Египта, претерпевшего социальные изменения в течение нескольких десятилетий.

Отношения с недавним еще советским прошлым через призму трудной памяти выясняет казахстанский режиссер Болат Калымбетов в своем фильме «Мукагали», главный герой которого  великий казахский поэт Мукагали Макатаев проходит все круги ада в отчаянной попытке сохранить приверженность своей национальной культуре и своим духовным корням.

В Каталоге XVIII кинофестиваля сообщается, что фильм рассказывает о нелегкой жизненной судьбе, о творчестве, которому поэт отдал все свои силы и посвятил всю свою недолгую, но яркую, как промелькнувший в ночном небе метеорит, жизнь. Главный герой – талантливый поэт, он не может быть как все. Для поэта несвобода смертельна. Ему приходится выбирать между искусством и комфортной жизнью. Поэт не может приспособиться, он не может писать под диктовку и не может бросить искусство.

Судьба поэта, живущего в тоталитарном государстве, где общество лишено свободы, довольно трагична. Живя в условиях тотальной субъективности, когда не только поведение, но и мысли шаблонные, ужас тоталитаризма состоит в том, что даже души людей с достаточно благополучной судьбой ломаются режимом.

Не могу не заметить, что приняла эту анонсную информацию из Каталога с настороженностью. Она повторяет политические шаблоны позднего СССР и постсоветского времени. Как известно, тоталитарный период истории Советского Союза был кратковременным. Правда, авторитарное правление со всеми его атрибутами – цензурой, художественными советами, преследующими порой ортодоксальные цели, критическим отношением к тому, что не укладывается в рамки социалистического реализма, - тоже не подарок для творческого человека.

Правда, в этих условиях наши мастера искусств создали немало художественных шедевров, вошедших в мировую классику, чего не скажешь о постсоветском времени. Не раз приходилось читать признания больших художников о том, что настоящее искусство возникает из сопротивления обстоятельствам.

Обязательно постараюсь посмотреть эту картину, если она есть в интернете, чтобы удостовериться в точности данного в каталоге анонса. Подобные истории в бывших советских республиках порой бывают весьма далеки от истины. 

Не менее напряженно складываются отношения «маленьких» людей из провинциальной деревушки в Шри-Ланке, ошибочно обвиненных в терроризме и ставших аутсайдерами в своем поселении. Герои фильма «Газета» режиссеров Сарата Коталавала и Кумары Тхиримадуры отправляются в долгий, опасный и трагичный путь в столичный город, чтобы доказать невиновность своей семьи и опубликовать этот материал в газете.

Пожалела, что не посмотрела эту ленту, которая интересна мне с профессиональной точки зрения, но слышала о ней несколько восторженных отзывов. Она стоит немного особняком в фильмографии стран Востока и их несуетливыми, задумчивыми сюжетами. Здесь, наоборот, очень динамичный сюжет с самыми неожиданными поворотами действия.

Тема терроризма раскрывается с необычного ракурса в дебютной ливано-германской картине российского режиссера Марии Ивановой «Гнев», где вопреки сложившимся стереотипам показаны экстремисты европейского происхождения, действующие на территории Ближнего Востока. Эта пронзительная тема виртуозно высвечивается через утонченную игру актрисы Манал Исса, исполнительницы главной роли. 

Турецкая картина «Кофе со сливками» – тонкая психологическая драма о любви, одиночестве и потерянности человека. Традиции и традиционные системы ценностей и место человека в них стали сквозными темами в нескольких фильмах этой программы.

Герой дебютной картины индийского режиссера Натеша Неджде «Педро» случайным образом нарушает установленные традиции, что влечет за собой радикальное изменение мироустроения его маленькой обычной жизни. Бангладешский роуд-муви «Песнь души» приведет в конце концов успешного рок-музыканта к своим национальным корням, а камерная иранская картина «Тихая слава» деликатно раскроет непростую и подчас болезненную тему выбора между буквой закона и велением сердца.

Не найдя подходящего человека, 35-летняя Рохан соглашается выйти замуж за Махи, старика, который на протяжении многих лет был деревенским учителем. Муж присматривает за храмом, в целительные силы которого он не верит. Рохан начинает новую жизнь в маленькой комнате в храме. Она знакомится с мальчиком, который нашел убежище в святилище храма, чтобы вылечиться. Когда мальчик внезапно умирает, Рохан, как и ее муж, теряет всякую веру. Фанатичные жители деревни больше не желают терпеть двух язычников в храме и деревне.

 К этому блоку примыкает и татарстанско-казахстанская копродукция «Тарлан» режиссера Юлии Захаровой, и задорная российская картина Александра Галибина «Приключения маленького Бахи», чья мировая премьера состоялась в Казани.

Документальный конкурс этого года отличается разнообразием тем и героев, представленных на экране, а география фильмов охватывает 11 стран, включая Европу, Азию (ближневосточную, центральную и южную), Африку и, конечно, Россию. Человек находится в центре внимания режиссеров из разных стран. Вопросы о месте человека в нашем мире и его предназначении пронизывают все без исключения картины конкурса.

Правозащитная проблематика остро звучит в ливано-румынской ленте «Я не лакит», которая поднимает вопросы, касающиеся положения незаконнорожденных детей в Ливане.

Не менее ярко представлены вопросы защиты животных в красочной индийской картине «Друзья слонов», призывающей беречь этих удивительных животных. На «женском вопросе» в традиционных сообществах акцентирует свое внимание иранский режиссер Мохсен Илсамзаде в документальной ленте «Никто тебя не ждет», а проблемы в одиночестве покидающих этот мир стариков тонко и предельно внимательно к этому явлению передает турецкий режиссер Энсар Алтай в своей картине «Кодокуси», снятой в Японии и на японском материале. Тема болезни и борьбы с ней ярко отражена в воодушевляющей оптимизмом главного героя египетской ленте «Забытые мечты».

Не обошли режиссеры своим вниманием и представителей творческих профессий. Бангладешская картина «Монир, портрет художника» следует за своим героем, перемещаясь во времени и пространстве и пристально наблюдая за творческим процессом мастера, в то время как уличные певцы – герои индонезийской ленты «Звукоусилитель» – пытаются заявить о себе и в большом музыкальном бизнесе.

История религиозных традиций представлена в нескольких фильмах. Израильская лента «Салон тату семьи Раззук» прослеживает историю зарождения традиции делать татуировку на память о совершенном паломничестве в христианской среде и повествует о коптской семье, которая эту традицию сохраняет на протяжении многих столетий. Российско-французская лента «Иванова лествица» красноярского документалиста Николая Бема повествует об островках старообрядческой культуры, затерянных на просторах Сибири.

И, наконец, тонкое и деликатное исследование духовного мира и этических принципов жизни знаменитого писателя Габдрахмана представлено в одноименной ленте татарстанского режиссера Марселя Махмутова.

Влияние духовных традиций ислама очевидно и в творчестве писателя, и в стиле его жизни, и в образе мышления.

Программа «Россия – Исламский мир» включает 10 игровых полнометражных фильмов из стран, которые являются членами Группы стратегического видения с одноименным названием.

Россия представлена в этой программе дебютной полнометражной лентой ученицы А.Н. Сокурова Тины Мастафовой «Тембот», снятой на Северном Кавказе, Казахстан -  лентой «Бесмойнак», созданной маститым режиссером Ермеком Турсуновым. Это  изящная драмеди о жизни отдельно взятого мультиэтнического сообщества в казахстанской глубинке.

Узбекская лента «Море» – так переводится имя главной героини Тенгиз на русский язык – представляет Каракалпакстан. В ней экранизируется подлинная история женщины-инвалида, которая выстояла под ударами судьбы и организовала швейное производство для безработных женщин в своем регионе. Эта незамысловатая история наполнена оптимизмом и волей к успеху.

Лента «Сагынбай Манысчи» уже признанного классика киргизского кино Эрнеста Абдыжапарова позволит насладиться горными пейзажами и исполнением старинного эпоса «Манас». Таджикская дебютная лента «Море и мальчик», снятая в копродукции с Ираном, напомнит нам об экологических проблемах Аральского моря. Афгано-иранский фильм «Утонувшие в священных водах» уже получил признание на многих кинофестивалях за тонкое исследование вопросов, связанных с выбором веры и идентичности. Иранская картина «Бесплодная земля» – тоже фестивальный хит – отличается своеобразием стилистических приемов, выверенным изображением и точной актерской игрой.

Панорамный срез социальных отношений в современном египетском обществе представлен в картине «Самые сливки», также ставшей завсегдатаем на различных кинофестивалях. Турецкая «Далекая земля» – психологическая драма о неприкаянности двух одиноких душ. И, наконец, оптимистичная и легкая азербайджанская «Олимпия», построенная на внезапном обретении бывшим спортсменом-олимпийцем из СССР своей взрослой кубинской дочери, в который раз даст нам возможность наблюдать за игрой любимца и завсегдатая казанского фестиваля Видади Гасанова.

При всем географическом, религиозном и культурном разнообразии представленных фильмов мы, учитывая девиз фестиваля о диалоге культур, старались при отборе картин придерживаться не только качественных критериев и художественной ценности фильмов, но и того, чтобы они, разные по форме и содержанию, все же в той или иной степени как-то взаимодействовали между собой. Основной темой конкурса короткометражных фильмов этого года можно назвать ислам и его интеграцию в жизнь и быт мусульман через законы шариата и народные традиции. Этому напрямую или косвенно посвящена половина отобранных фильмов: «Кабаны» (Иран) о применении законов шариата и их непредсказуемых последствиях в условиях патриархальной жизни в иранской деревне; «Прелестное фото» (Египет) о взаимосвязи и взаимозависимости чести девушки и семьи у мусульман; «Любовь придет завтра» (Палестина, Ливан, Франция, Бельгия) о ранних браках по сговору, все еще принятому во многих мусульманских странах.

 Татарский фильм «Галиябану» немного перекликается с последним (девушку хотят против ее желания выдать замуж за нелюбимого), но трагическая любовь здесь со счастливым концом. Теме этнической идентичности и сохранения духовных традиций, преемственности и верности памяти предков уйгуров посвящена картина «Рух» (Казахстан, Россия).

Еще хотелось бы отметить одну картину, стоящую несколько особняком, но объединяющую в себе и тему исламского уклада жизни, и личную семейную драму. «Младший брат ангелов» (Республика Таджикистан) выделяется неожиданно редкой темой, своей аутентичностью, органичной и завораживающей игрой великолепного мальчика – исполнителя главной роли.

Интересное наблюдение этого года: было немало фильмов вообще без слов, в том числе два конкурсных фильма из десяти! Удивительно, несмотря на это, они были совершенно убедительными по своему содержанию, стилистике и атмосфере.

Один из этих фильмов, точнее фрагменты из него, я посмотрела, ожидая начала другого показа в соседнем зале.

«Любовь приходит завтра» - так называется лента, снятая режиссером Раканом Маяси (Палестина, Ливан, Франция, Бельгия). Картина без диалогов представляет собой поэтико-визуальное созерцание пейзажей и сложности человеческих традиций. Бушра – одна из сирийских собирательниц картофеля в Ливане – возвращается после длинного рабочего дня в поле, чтобы узнать о том, что сегодня детство закончится...

Частично художественный, частично документальный, фильм намеренно стирает разницу между разными формами отображения действительности. Авторы анонса в Каталоге отмечают «мрачность повествования» фильма, который «исследует темную социально-политическую критику патриархата, последствий войны и мифа о жертвовании».

Нельзя не отметить операторскую работу. При всей мрачности фильм дает красивую картинку.

В завершение можно сказать, что фильмы конкурса короткометражного кино представляют собой мозаику повседневной жизни людей, в которой отражаются духовные ценности, социальные и религиозные противоречия различных обществ.

Так получилось, что я посмотрела два короткометражных фильма, которые, судя по всему, не вписались в концепцию программы данной номинации на фестивале 2022 года. Напомню – «основной темой конкурса короткометражных фильмов этого года можно назвать ислам и его интеграцию в жизнь и быт мусульман через законы шариата и народные традиции».

Короткометражка «Забор», снятая азербайджанским режиссером, очень молодым по возрасту (32 года), произвела на меня большое впечатление. Мы много знаем о Карабахе, о том, как совсем недавно там гибли азербайджанские и армянские парни. На днях там опять было неспокойно.

На экране рубцы, оставленные карабахской войной в судьбах двух соседских семей разных национальностей. Это посильнее телевизионных дискуссий и официальных коммюнике. Для Гулу Аскерова это могла быть живая история, которую он наблюдал своими глазами. Рожденный в 1990 году, он не может помнить, как несколько человек решили судьбу большой страны, в том числе его собственную судьбу. Он, конечно, знает об этом. Но знание - это одно, а эмоциональное переживание, вызванное личным опытом, – это совсем другое.

Эльчин, потерявший сына на войне, спустя 30 лет возвращается в родные края и пытается восстановить ограду дома, чтобы не видеть соседа, с которым у них после войны оборвались отношения. А когда соседский слепой сын пропадает без вести, напоровшись вместе с овечьим стадом на мины, Эльчин отправляется на его поиски.

О том, как трудно дается возобновление оборванного войной диалога, лучше всего понимаешь по финальной сцене, наблюдая за женой Эльчина, которая только что узнала, что муж спас жизнь сына их врагов.

Отмечу великолепную игру актеров Видади Гасанова и Лейли Велиевой, играющих главные роли. Режиссеру удалось сделать конкретную историю символической. И помог в этом самый обычный каменный забор между двумя домами. Он был с огромной дырой, когда в пустовавший многие годы дом вернулись хозяева. В конце фильма Эльчин кладет в него последний камень. И забор становится огромной преградой, разделяющей две семьи, азербайджанцев и армян. 

Впрочем, на творческой встрече Гулу Аскеров, отвечая на вопрос, так ли это, не был столь категоричен. Нельзя жить с соседями, как с врагами…

Меня поразила эта творческая встреча. Люди говорили не столько о фильме, сколько о жизни. И хотя кто-то все время призывал не говорить о политике, волновала людей прежде всего она, политика. И самым трудным для молодого режиссера был вопрос, который прозвучал в самом начале – снял бы он совместный фильм с армянским коллегой? Но, слегка подумав, Гулу ответил на него утвердительно. 

Совсем на отшибе основной темы стоит короткометражка «Игорь – стул», снятая Константином Солдатовым.

Фильм на творческой встрече в кинотеатре «Синема 5» представлял продюсер Леонид Клёц. Он вообще не имел прямого отношения к проблематике Фестиваля мусульманского кино. Тем не менее, эта лента была, что называется, в теме, поскольку показывала трудности культурного диалога между людьми с очень неожиданной стороны. Поскольку все проблемы, межнациональные, межконфессиональные и даже межгосударственные, так или иначе выявляют глубинное противоречие человеческого общежития, возникшее еще на заре нашей эры: «свой – чужой».

Фильм снят по мотивам пьесы Екатерины Дорн «И мы смеемся». История о том, как из-за одной невинной шутки над одноклассником началась настоящая травля. А результат травли – месть с оружием в руках. Кровь, слезы, раскаяние – этого в фильме практически нет. Есть только предощущение трагедии, намек на расправу и «поиски крайнего»… И учительница, классная руководительница, которая могла все изменить, но не решилась, или не захотела.

Как я поняла, этот фильм стоит рассматривать не только как художественное явление. Это своего рода выплеск общественной энергии, направленной на борьбу с опасным социальным явлением. В качестве лечебного средства его создатели предлагают… театр.

 В этой связи интересна биография Константина Солдатова, для которого работа в кино – это даже не профессия, а способ обсуждения и даже решения важных общественных проблем. В 2018 году он занимал пост руководителя театрального направления Инновационного культурного центра (ИКЦ), художественного руководителя международного театрального фестиваля «Новые люди». В 2019 году был руководителем Театральной лаборатории PRO ART’S (Калуга). Работал куратором актерского курса по специальности «актер театра и кино» в Калужском областном колледже культуры и искусств.   

В последние годы все чаще в поле зрения журналистов, социологов, психологов, педагогов попадают истории травли (или буллинга) в подростковой среде. Это систематические акты агрессии (словесной, психологической или физической), направленные против одной или нескольких жертв. Объектом такой травли в картине «Игорь – стул» становится конкретный подросток.

Буллинг причиняет ущерб психическому здоровью не только жертвы, но и детей, которые находятся в позиции безмолвных свидетелей. По данным института образования ВШЭ, в России с травлей сталкивается около 30 процентов школьников. В последние несколько лет подростковая агрессия приобрела катастрофические размеры. Дети выкладывают в интернет видео своих «подвигов», и судя по количеству таких роликов, травля – это суровая действительность, с которой нужно бороться всеми силами.

Общаясь после показа фильма с ее продюсером, мы узнали, что в Калуге нашли способ, как помочь жертвам травли. Артисты Мастерской творческих инициатив имени А.Б. Плетнёва реализовали необычный проект «Я – не чучело». В рамках этой программы актеры Калужского областного драматического театра поставили спектакль «Вдох-выдох». Помимо профессиональных артистов его участниками стали обычные школьники. Проект был создан при поддержке Фонда президентских грантов.

Мы не ставим цели решить проблему подростковой жестокости. Мы хотим, чтобы о ней хотя бы заговорили, – сказал на встрече со зрителями Леонид Клёц, руководитель проекта «Я – не чучело!».

По словам Леонида Клёца, детская агрессия – это результат переизбытка энергии у школьников. Нужно научить ребят выплескивать ее правильно, и один из способов – это посещение творческих студий: театральных и вокальных. 

Участниками программы «Я – не чучело!» стали ребята в возрасте от 12 до 17 лет. В течение двух месяцев они посещали мастер-классы с психологами, ходили на актёрские тренинги, и неустанно репетировали. Всего в постановке было задействовано 20 обычных подростков Калуги.

Важной составной частью фестиваля мусульманского кино в Казани является программа «Тюркский мир», объединяющая кинематографии тюркоязычных народов. Уникальность этой программы в том, что на этой территории встречаются известные мастера – представители крупнейших кинематографических стран, таких, как Турция, Казахстан, с молодыми, но набирающими силу кинематографистами из тюркоязычных регионов в России, в частности Якутии или Татарстана. Их объединяют общие корни, религия и похожесть языков. Поэтому им легче не только понимать друг друга в языковом отношении, но и глубже проникать в эстетику и стилистику художественного выражения киноязыка, опирающегося на народные традиции и общий тюркский национальный эпос. При этом обычно диапазон охвата тем может быть очень широким – от исторического, литературного эпоса до самых актуальных проблем современности.

Особенностью нынешнего года является то, что нет ни одной картины на историческую тему. Даже якутское кино, в последние годы очень успешное в историческом и эпическом жанре, представлено фильмом «Дьулуур: мас-рестлинг», рассказывающем о спорте.

Картина «Огонь» из Казахстана, получившая призы на крупных фестивалях, представляет собой образец удачного артхаусного фильма с потенциалом широкого проката. «Дорога в Эдем» из Кыргызстана – красиво снятое, со спокойным ритмом кино о смысле жизни, размышлениях и сомнениях зрелого человека, подводящего итоги. Узбекская картина «Мерос» знакомит зрителей с народными обычаями и национальными традициями Узбекистана. Турция представлена двумя документальными картинами, одна из которых «Семена Годжи Йорука», где показывают представителя полукочевого племени йоруков, перешедшего на оседлый образ жизни и с энтузиазмом занимающегося селекцией семян плодовых культур. В итоге программа получилась интересной, она порадует любителей тюркского кино своим разнообразием.

Два татарских фильма показывают разнообразие и широту интересов кинематографистов Татарстана. «Фарид Бикчантаев. В поисках свободы» – о главном режиссере Татарского академического театра имени Г. Камала, современном интеллектуале, опирающемся на народные корни и традиции национального театра. Лента «Самая большая татарская деревня в мире» показывает любовь и приверженность этнических татар, находящихся за пределами их исторической Родины, к своему языку, культуре и народным традициям.

Картину «Самая большая татарская деревня» я посмотрела 11 сентября не полностью. Познакомилась с ней уже в интернете (https://ok.ru/video/3266363396532).  С интересом поучаствовала в творческой встрече после показа, правда, как очевидец. Встреча была плодотворной, хотя представлял фильм не режиссер Амир Галиаскаров, а оператор Рифат Ахмадуллин, который не смог ответить на какие-то вопросы, тем более принять предложения…   

Как оказалось, самая большая татарская деревня в мире находится не в Татарстане, а в Городищенском районе Пензенской области. Средняя Елюзань была основана еще в конце XVII века темниковскими «четвертными» татарами-мишарами, когда им отвели тут землю. Сейчас в селе (это точно не деревня, уточнили из зала) проживают более 9 тысяч человек, и число жителей неуклонно растет. Поразительный факт - в селе 11 мечетей.

Жители села знают родной язык, соблюдают мусульманские каноны и обычаи, поют песни на родном языке. Они рассказывают об этом сами.

Зрителей не особо интересовали художественные достоинства ленты, которые, прямо скажем, не очень высокие. Зато они высоко оценили то, что увидели. В зале нашлось немало советчиков, которые назвали несколько татарских деревень в РТ, о которых тоже стоит снять фильмы. 

Картину «Самая большая татарская деревня» сняла команда TatarstanNews. Это СМИ, кстати, представило на фестивале еще одну ленту – «Одна в горах». 

В завершение обзора фильмов, которые показывались в дни работы XVIII Фестиваля мусульманского кино, не могу не посетовать, что читателям «Казанских историй» эта публикация пригодилась бы больше, если бы она появилась на сайте раньше, до начала кинофорума. Тогда они смогли бы скорректировать свои планы посещения кинотеатра «Синема 5». В какой-то степени мы дали несколько советов, но цельной информации тогда не имела даже редакция (XVIII Казанский международный фестиваль мусульманского кино на старте; Фестиваль мусульманского кино с программой в руках).

Мы уже который год просим организаторов фестиваля присылать информацию о предстоящих показах пораньше, но получаем ее, как правило, в первый день его работы, когда некогда анализировать – надо бежать в кинотеатр. Между тем, в руках пресс-службы был электронный вариант Каталога фестиваля, где представлены необходимые нам, журналистам, сведения. Именно там мы нашли публикации Нины Кочеляевой и Светланы Слепко, которые предложили вашему вниманию.

В остальном к пресс-службе – никаких претензий. Представляю, как непросто было устроить дополнительные показы фильма «Ибн Фадлан». Организаторам помогали волонтеры. Среди них увидела несколько своих знакомых.

Очень квалифицированное информационное сопровождение на сайте, умелое ведение пресс-конференций, довольно четкая организация фестиваля при такой многоплановости и напряженности событий. Одних кинопоказов было 200: 50 - конкурсные программы, 150 – внеконкурсные. Внеконкурсные программы вообще - на любой вкус. Мне удалось посмотреть в последний день новую картину Егора Кончаловского «Мой папа - вождь», в которой снималось несколько популярных актеров: Дмитрий Нагиев, Роман Мадянов, Мария Миронова, Максим Логашкин. Последний имел намерение приехать на фестиваль в Казани, но, как говорится, не срослось. Тем не менее, фильм показали. К нему в интернете самое разное отношение. Много критики. Наверное, я бы тоже оценила его строже, если бы смотрела в кинотеатре по билету. А тут – бесплатно, для обшей ориентации по современному кинематографу.

В целом этой цели служит и весь фестиваль. Если раньше мы неплохо ориентировались в европейском кино, в продукции Голливуда, то сегодня имеем возможность посмотреть кино стран Востока, с его новыми для нас темами, с его непривычными пейзажами, с актерами, которых мы раньше не знали, а благодаря фестивалю их имена запомнили.

Сейчас могу только только сожалеть о том, что многого не посмотрела. И в первую очередь, фильм «Тихая слава» иранского режиссера Нахид Хассанзаде лучшийв номинации полнометражных художественных фильмов (Гран-при), который получил еще два Диплома за лучшую женскую роль (Джила Сахи) иприз жюри NETPAC.

Как удалось выяснить, есть надежда, что эту потерю можно будет восполнить в ноябре, когда откроется после ремонта кинотеатр «Мир». Первой акцией в нем будет программа «Эхо Фестиваля мусульманского кино». Как сообщила исполнительный директор Казанского кинофестиваля Миляуша Айтуганова, в настоящий момент решаются правовые и финансовые вопросы показа зарубежных фильмов. «Тихая слава», как она заверила, будет обязательно.

Будут демонстрироваться все фильмы татарстанского производства, которые были включены в конкурсную программу фестиваля, включая «Тарлан», а также картина «Ибн Фадлан».

Более подробную информацию сообщим позднее.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского