Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Апрель 2024 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
  • 1989 – В 5 часов 22 минуты произошел сильный подземный толчок силой 6 баллов в Елабуге. Колебания земли ощущались в Набережных Челнах и Менделеевске

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Мандат» Николая Эрдмана: если не уметь «лавировать»

10 и 11 октября в рамках Качаловского фестиваля на сцене Казанского академического русского большого драматического театра имени В.И. Качалова показали спектакль по пьесе «Мандат» Николая Эрдмана в постановке художественного руководителя театра «Студия театрального искусства» Сергея Женовача.

Интересно, что зрителей, пришедших на спектакль, встречали большие тазы с яблоками. Казанцы, не привыкшие к подобному, рассматривали их с большим интересом, пока им не сказали, что яблоки можно брать.

Перед спектаклем и в антракте зрителей приветствовали один из героев пьесы – пролетарий, и его друзья. На баяне, скрипке и барабане они с задором исполнили знакомые мелодии, в том числе песню «Цыпленок жареный». Квартет Ромы Шевского (так они называют себя на сцене и под этим названием дают концерт в антракте) может сыграть всё, что попросят - от «Боже, царя храни» до «Красная армия всех сильней».

Кстати, непривычным было и то, что в фойе театра, где всё это происходило, можно было купить сувенирную продукцию театра, в том числе сумки-шоперы с видом на здание, в котором работает Студия театрального искусства.

Перед первым спектаклем 10 октября к зрителям обратился Александр Женович 

Не очень известная пьеса Николая Эрдмана относит нас к событиям 1925 года. Как бы подводя итоги первых лет советской власти, но в некоторых сценах нельзя не почувствовать ее актуальности. Некоторые характеристики того времени и мысль о том, что с интеллигенцией России не везет, вызывали смех в зале.

 «Мандат» — это смешная история про Павла Гулячкина и его семью. Сестра Гулячкина, Варвара Сергеевна Екатерина Чечельницкая) собирается замуж, в приданое за ней просят родственника-коммуниста. И брату приходится собственноручно выписать себе партийный мандат и примерить на себе образ большого начальника.

Спектакль у Студии театрального искусства получился намеренно шаржированный. Гротесковыми выглядят и характеры героев, и ситуации, в которые они попадают. Все герои — люди с непролетарским прошлым, ненавидят новую жизнь и вынуждены приспосабливаться к новой. Одна из первых фраз на сцене: «Как выжить честному человеку сейчас?» — «Лавировать, надобно лавировать!».

Павел Гулячкин (Сергей Аброскин) и его мать, Надежда Петровна (Ольга Калашникова), в первой сцене обсуждают, при ком из гостей на стену повесить одну картину, а при ком другую. Сюжет развивает этот принцип, показывая героев «Мандата» в нелепых ситуациях, когда они делают это выбор неправильно.

Спустя семь лет после революции персонажи Эрдмана поняли, что оказались не в той России, в которой привыкли жить. Прошлое уже не вернуть – они это признают, но как жить рядом с коммунистами,  с пролетариями не знают. Это очень напоминает раздумья нынешней интеллигенции. Той, которая не смогла уехать за границу, когда началась СВО.

Так задумано или просто так воспринимается в нынешних обстоятельствах, понять трудно.

Художник Александр Боровский в качестве художественного решения спектакля придумал картинную галерею. Вначале может показаться, что ты попал в художественный магазин или в фонды музея изобразительных искусств. Потом понимаешь, что это квартира Гулячкиных.

На подвижных высоких стендах собраны картины зарубежной классики и русского авангарда, портреты царской семьи и Ленин с Карлом Марксом. В зависимости от ситуации семья Павел Гулячкин выбирала, какой портрет выбрать. Портрет Карла Маркса становится своего рода трибуной, за которой часто вещает «человек с мандатом».

В поле особого внимания зрителей попадает портрет Анастасии Николаевны Романовой четвертой дочери Николая II,  поскольку гости – семейство - приняли за великую княжну царскую дочь кухарку Анастасию Николаевну (Елизавета Кондакова), надевшую платье покойной императрицы Александры Федоровны – всё, что осталось от Российской  империи.

Эрдман, продолжающий линию Гоголя, — великий советский драматург, но, к сожалению, недооцененный, рассказывает рассказывает художественный руководитель Студии театрального искусства Сергей Женовач:

 

«Корни Николая Робертовича, в чем его сложность и специфика — это, конечно, в кабаре. Именно в русском, советском — не знаю, как правильно назвать, — кабаре, поэтому у него пьесы-афоризмы в традиции Фонвизина и традиции Грибоедова, когда тексты диалогов практически уходят в народ. Мышление репризы, мышление кабаре — не в лоб, а как-то очень умно, интеллигентно, талантливо — это действительно смешно.

Тексту, по которому мы пытались собрать свою версию этой пьесы, сейчас около ста лет, но, судя по реакции людей, это из числа великих пьес, великих произведений — это все про нас, про людей. Жизнь меняется, время меняется, а люди остаются, и мечты людей, и страсти, и надежды, и энергия заблуждения людей, и самообман, и желание прожить счастливо, и подстроиться под эту жизнь, и невозможность это сделать. Это круг тем, которые волновали и будут волновать».

В сети можно найти публикации о том, как создавался этот спектакль. Оказывается, режиссер отошел от варианта драматурга, но не в главном. В известном всем варианте пьеса заканчивается словами Гулячкина: «Если нас даже арестовать не хотят, то чем же нам жить, мамаша? Чем же нам жить?». У спектакля Сергея Женовача другой финал: после этой фразы главного героя все участники спектакля по очереди покидают сцену, что не может не напомнить  «Прощальную» симфонию Гайдна, где происходит то же самое. «Вы ненастоящий!», — говорит Олимп Валерианович (Алексей Вертков) сначала одному герою, потом другому, третьему, и они друг за другом покидают сцену.   

Снимки с сайта Качаловского театра

ВНИМАНИЮ ЗРИТЕЛЕЙ:

В фойе театра развернута выставка главного художника  Качаловского театра Александра Патракова, посвященная его 75-летнему юбилею. В экспозиции в основном эскизы спектаклей, которые они вместе с Александром Славутским поставили в Казани. Есть несколько работ для театра города Читы, где они тоже вместе работали.

Если придете в театр пораньше, сможете лучше познакомиться с музеем Качаловского театра, размещенном на двух этажах.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить