Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Февраль 2024 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29      
  • 1999 – В Казани на улице Щапова открылся музей выдающегося скульптора и художника Баки Урманче, народного художника Татарстана и России, лауреата Государственной премии РТ имени Г. Тукая

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Лауреат Макариевской премии Артур Тумаков

В Казани появился еще один лауреат Макариевской премии по гуманитарным наукам – Артур Тумаков.

16 ноября в Москве, в конференц-зале Президиума Российской академии наук, прошла церемония вручения премий памяти митрополита Московского и Коломенского Макария (Булгакова). Церемонию возглавил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. 

Макариевская премия была вручена Артуру Тумакову,  исследователю, краеведу, экскурсоводу, за его труд «История православных приходов Кукморской округи XVIII-XXI вв.». Среди нескольких десятков претендентов  на  эту премию докторов и кандидатов наук только он не имеет научной степени и званий.

На Макариевскую премию могут претендовать авторы научных трудов (монографии,  статьи) по естественным наукам, изданные в 2021-2024 годах, а также неопубликованные работы по трем номинациям:

- научные исследования в области естественных и точных наук, имеющие высокое общественное и гражданское значение;

- научные исследования в области рационального природопользования, экологии и охраны окружающей среды;

- методы естественных и точных наук в изучении истории Церкви, христианских древностей и культурного наследия России и славянских стран, инновационные технологии, обеспечивающие высокое качество сохранения наследия.

Макариевская академическая премия и ее фонд были созданы в 1867 году по завещанию митрополита Макария для «поощрения отечественных талантов, посвящающих себя делу науки и общеполезных занятий…». Ежегодно (с 1884 по 1917 год) присуждались четыре премии, однако революция прервала эту традицию: фонд премии ликвидировали, а накопленные средства бесследно исчезли.

Только в 1995 году по инициативе Патриарха Алексия II фонд возродили, его учредителями стали РПЦ и РАН. С 2008 года премия присуждается в пяти номинациях. Ныне это главная премия в области российской истории и истории Русской православной церкви. Как и до 1917 года, она вручается не только богословам, но и ученым иных специальностей за выдающиеся достижения в различных областях знаний и фундаментальных наук.  Конкурс научных трудов чередуется: отдельно по гуманитарным наукам (7 номинаций), отдельно – по естественным наукам (3 номинации).

На этот раз Патриарх наградил лучших исследователей в области истории России, РПЦ, православных стран и народов, исторического краеведения, а также христианской археологии и искусства. Тумаков не единственный награжденный казанец - премии также удостоен доцент КФУ и Казанской семинарии Андрей Михайлов.

Артур Тумаков – один из самых молодых краеведов Татарстана. К своим 28-и годам молодой экскурсовод и краевед, участник социальных проектов, направленных на возрождение сельских храмов в Татарстане, уже издал более десяти брошюр по истории православных приходов Татарстана, три больших книги, включая издание «Поэзия кладбищ Казанского края (некрополи городские, монастырские, сельские)», а также книгу, посвященную храму в селе Большие Полянки Алексеевского района.

На него возлагал большие надежды Лев Жаржевский, его ценят Сергей Саначин, Алексей Клочков, исследователи, которые пишут историю нашего края не по книгам своих предшественников, а на основе собственного поиска исторической информации, прежде всего в архивах. Артур, как и  Анатолий Елдашев, Игорь Алексеев, Евгений Липаков (к сожалению, его уже нет с нами) и Андрей Рощектаев пишут историю православия в Казанской епархии, но у него своя ниша – он исследует историю православных приходов республики и идет по целине, чем по утоптанной дороге.

Для знакомства с Артуром полезно прочитать его интервью редактору отдела культуры «Вечерней Казани» Ольге Юхновской, с которой они говорили не только о его исследованиях, но и о проблемах казанского краеведения. Приведем с разрешения автора несколько цитат из этого материала.

В книге Тумакова отражена приходская жизнь храмов и духовенства в XVIII – XX веках, современное состояние православия на территории Кукморского района республики. Объемное 840-страничное издание содержит богатейший материал по истории селений различных народов (удмуртов, кряшен, марийцев, русских). В вышедшую тиражом 220 экземпляров книгу (автоматически стала библиографической редкостью) включены биографии 150 сельских священнослужителей. В аннотации к труду указано: «Не только города хранят память о знаменательных событиях. У многих сел и деревень, ранее являвшихся православными приходами отдельных храмов, история не менее интересная, но она гораздо меньше исследована и изучена. Впервые предпринята попытка на основе архивных источников, исследований, материалов автора, результатов экспедиций, а также воспоминаний различных лиц показать историю развития православия на территории Кукморского района Республики Татарстан и приоткрыть ранее неизвестные подробности из истории православных приходов».

- Артур, труд по Кукмору – первое объемное издание?

- Нет. Я задумывал серию по всем районам Татарстана. Первое издание тиражом 100 экземпляров вышло в 2020 году и было посвящено истории приходов Арского района. Еще было издание рукописных записок по казанскому дворянину Николаю Мамаеву, которым занималась ныне покойная журналистка Татьяна Мамаева (это ее прямой предок), и я был причастен к этой работе. Удостоенная премии книга по Кукмору на сегодня самая крупная из моих исследований. Причем создана она в кратчайшие сроки, всего за десять месяцев. Наверное, так звезды сошлись!

- Над чем вы сейчас трудитесь?

- Совместно с казанским музеем Евгения Абрамовича Баратынского готовим брошюру по истории владения Баратынских в Каймарах. Есть отличный повод: в 2023 году храму в этом селе исполнилось 300 лет. Также в следующем году планирую выпустить брошюру по Шурану, а если по времени все сложится удачно, то еще издам книгу по приходам Тюлячинского района. Она будет такая же большая, как и по Кукмору.

Чтобы подать заявку на премию, надо заручиться серьезными рекомендациями либо со стороны епархии, либо Ученого совета семинарии. Есть третий вариант: через лауреата, который уже побеждал в той же категории. Это был мой единственный путь: рекомендацию мне дал авторитетный историк и краевед Анатолий Михайлович Елдашев, лауреат Макариевской премии 2011 года (за монографию «Казанские некрополи XVI - начала ХХ вв.»). Сказать по правде, когда со сцены называли имена уважаемых ученых со всеми регалиями, а потом объявили меня, просто краеведа, возник немного неловкий акцент.

- Много ли в республике исследователей православной истории региона?

 - Из крупных – Игорь Алексеев и Анатолий Елдашев, остальные окучивают каждый свою грядку. Но исследований по районам Татарстана, как у меня, не было, во всяком случае, не знаю таких. А хочется, чтобы были. Работы на всех хватит, но надо, чтобы она велась системно. Кстати, до революции такие исследования проводила Казанская духовная академия. А энтузиасту-одиночке и жизни не хватит, чтобы все охватить.  

- Уверена, общество заинтересовано в том, чтобы вы продолжили работу и не ушли в другую сферу, как говорится, за куском хлеба с маслом.

- Увы, пока наше общество по большей части равнодушно к теме исторических исследований. Напишешь книгу, принесешь, преподнесешь, ничего не требуя, разве что кружку чая поставить и организовать беседу… Но и к этому люди не готовы. На самом деле с этой темой очень тяжело работать. Откликаются единицы. Причем, именно русское население особенно равнодушно к своей истории, познания глубже событий Второй мировой войны мало кого интересуют. Тогда как представители других народов (удмурты, кряшены, татары и другие) историей дорожат и заинтересованы в исследованиях.

Сужу даже по работе в Кукморе, всего десять человек безвозмездно помогали, ни администрация, ни жители района не проявили интереса даже к презентации книги, посвященной их земле. Сейчас-то, после вручения премии, спрос возник, но оставшиеся 40 экземпляров продавать уже не буду, хочу придержать на будущее, тем более, что переиздавать книгу не намерен.

С моими единомышленниками и соратниками – Айваром Муратовым и Раисой Миндубаевой - сейчас подумываем, что с чистой благотворительностью надо заканчивать. Если в районах будут заинтересованы, то пусть сами ищут финансирование, а мы по итогам лишь возьмем небольшую часть тиража, ну, штук 10-20 брошюр или книг. Иначе это становится непосильно. Содействия не вижу ни от епархии, ни от Госкомитета ОКН…

С другой стороны, если меня включат в штат какой-то организации, то есть опасность попасть в зависимость от бюрократического аппарата. Сейчас я сам решаю, о чем и о ком писать. Конечно, хочется, чтобы и районы тоже участвовали. Ведь чтобы провести исследование, надо поехать в экспедицию, надо где-то жить, питаться, в архивах тоже не всегда бесплатно работаешь (о затратах личного времени вообще не говорю), а потом написать, сверстать и издать.

Но пока финансовая поддержка – мечты. На меня лично еще ни разу никто не выходил с предложением хотя бы частичной компенсации затрат на исследование.

Однако меня сейчас больше заботит, почему при Госкомитете по охране культурного наследия не работает совет историков и краеведов, то же касается епархии, при которой есть историческое общество, но последнее его собрание прошло в мае 2022 года, и больше – ничего. Наверное, стоит записаться на прием к владыке и поделиться своими планами и предложениями…

- Участвуете ли вы грантовых проектах?

- Самостоятельно заявок не подавал, поскольку на издательскую деятельность, насколько я знаю, гранты не выделяют. Но меня приглашают к участию в грантовых проектах. Например, близится к завершению проект «Куда ведут ручьи» (занимается консервацией и последующим восстановлением храмов на территориях бывших уездов Казанской губернии – Лаишевском, Свияжском, Тетюшском. Православные добровольцы объединены АНО «Сельские территории». – «ВК»). Участвую в нем бесплатно.

Также близится к завершению замечательный проект «Державинское собрание» в Лаишевском районе. Речь о создании музейного пространства в селе Державино. Моя задача состояла в том, чтобы написать об истории храма в честь святителя Николая Чудотворца 1715 года постройки. Сначала все казалось очевидным и понятным, но неожиданно в архивах мне удалось найти упоминание о том, что в 1715-1750-е годы там действовал мужской монастырь! Точных сведений не было, лишь в начале ХХ века Иван Михайлович Покровский оставил нам зацепку, вскользь упомянув о монастыре. Вот по этому намеку мне удалось продвинуться и в точности подтвердить – монастырь в Державино действительно был!

- Вот это открытие!

- Меньше месяца назад вышло в свет мое исследование по храму в Больших Полянках в Алексеевском районе. Тоже, казалось бы, все давно знакомо… Спасская церковь – один из самых запоминающихся храмов района, выстроена на средства местной землевладелицы Надежды Николаевны Галкиной (Галкиной-Врасской) и освящена в 1868 году. История строительства храма связана с особым прошением Галкиной перед Казанской духовной консисторией об образовании отдельного прихода от Троицкой церкви села Баран.

Скорее всего, Надежда Николаевна стремилась возвысить родовое имение Галкиных среди соседних помещичьих и крестьянских сел. Интересно, что у храма не было колокольни. Мне известно всего два сельских храма в Татарстане, у которых колокольня отсутствовала, а колокола размещались на двух из четырех звонницах. Внутри храм украшали сделанные из жести и украшенные лепным декором иконы. Приход закрыли в 1938 году и превратили в склад техники МТС. Он восстанавливается, но медленно.

Так вот, в ходе исследований выяснилось, что в этом храме погребен один из участников кругосветной экспедиции к Южному полюсу Николай Алексеевич Галкин. В экспедицию он отправился в одной команде с российским астрономом, будущим ректором Казанского императорского университета Иваном Михайловичем Симоновым. Галкин известен тем, что четверть века директорствовал в Первой Казанской мужской гимназии, а в кругосветку его включили как медика. Там же, в храме, захоронены его супруга и дети. Очень интересная история. Все думаю, где ее представить. Направил предложение в РГО, пока ответа не получил.

Открытий происходит очень много, просто надо работать, а еще – убирать из научной сферы и информационного пространства всяческие зловредные байки и мифы, не имеющие ничего общего с действительным положением дел. Вы и представить себе не можете, насколько масштабно тиражируются ошибочные сведения! Да взять уже ставшую классической историю с Вознесенской церковью в Казани (стояла на месте современного химического факультета КФУ. – «ВК»).

Это не собор! Соборов в то время в Казани было всего четыре. В наше время эта ошибка проникла на все уровни, даже в методички, причем, указываешь авторам, а они говорят – менять ничего не будем, потому что какая разница. На такое невежество только разводишь руками. То же касается статуса деревни и села: церкви не строили в деревнях, а только в селах. Но иногда даже священники не знают таких очевидных вещей, так и говорят: у нас в деревне такой-то стоит такая-то церковь.

- С нетерпением жду рассказа о том, как вы доказали авторство росписей Степана Эрьзя в деревенском храме!

- Открытие сделано во время работы над получившей Макариевскую премию книжкой о православных приходах Кукморского района. В удмуртском селе Ошторма-Юмья стояла деревянная церковь, при Советах ее превратили в клуб, а в конце 2010-х вновь передали РПЦ.

При расчистке строения за обоями обнаружили неплохо сохранившиеся росписи. И я сделал предположение, что их автор Степан Эрьзя. Документально это подтвердить нельзя, ничего из официальных бумаг не сохранилось, только на уровне мемуаров. Художник писал в своих воспоминаниях, что работал в удмуртском селе с трудновыговариваемым названием в стольких-то верстах от Казани. В процессе реставрации росписей, которые по стилю характерны именно для Эрьзя, удалось установить, что созданы они примерно в те же годы, то есть в 1890-е.

Причем, в мемуарах Эрьзя указывал и про сложное название, и на удмуртский храм. Таковых на нашей территории было всего три. Один не сохранился, второй по описаниям подходил, но был больше и в нем никогда не было росписей, ну а в третьем все идеально сошлось.

Эта история была озвучена на Фешинских чтениях в Казани в 2021 году, но сенсация почему-то прошла мимо широкой общественности. Никого не упрекаю, на самом деле это проблема малых тиражей исследований, обычным людям они недоступны. Так что новость о росписях Эрьзя осталась только в книжке. А история уникальная: это был первый случай в Татарстане, когда в сельском храме не за счет государства, а благодаря частным пожертвованиям восстановили росписи.

Просто повезло, что в момент их обнаружения в селе проездом из Владивостока оказался реставратор, лицензированный эксперт Министерства культуры РФ Константин Антипов! Пожалев раритет, он на полгода остался в селе, чтобы спасти росписи. Поэтому ценность издания о Кукморе не в том, что в нем изложена история старого времени, дореволюционного и советского, но также и история современности. А она, представьте, на глазах утрачивается, пройдет 20-30 лет и многое изменится, будет забыто или искажено.

Для меня было важно закрепить эту живую историю на бумаге, ведь это хоть какая-то гарантия, что книжка станет историческим источником в будущем.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить