Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Май 2024 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1972 – Решением Совета Министров ТАССР имя Героя Советского Союза Магубы Хусановны Сыртлановой присвоено улице в микрорайоне Горки-1 

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Иван Рябенков: «Я вам покажу то, чего больше ни у кого нет»

Беседа нашего корреспондента с создателем и главным редактором издательства «Новое Знание» Иваном Рябенковым вышла далеко за рамки разговора о книжном деле.

– Иван Георгиевич, не скрою, я узнала о существовании вашего издательства случайно – искала известного казанского краеведа Бориса Григорьевича Ерунова, последнюю книгу которого вы издали.

– Во-первых, издательству «Новое Знание» уже 18 лет. Во-вторых, мы издали не одну, а две книги Бориса Ерунова. Рукописи у него были готовы давно, но он никак не мог найти средства на издание. К сожалению, этих книг он уже не увидел. После кончины супруга с нами работала его жена – Любовь Ерунова.

– Борис Григорьевич – удивительный автор, он писал историю Казани по старым казанским газетам.

– Сударыня, я с ним отработал 30 лет на одной кафедре! Мне о нем рассказывать не надо.

– Как возникла идея создать такое издательство? Вы – профессиональный полиграфист или журналист?

– Жрать нечего стало! Выгнали из преподавателей! Мой род 200 лет отработал в системе народного образования: бабушка, дедушка, отец, мать, я и братец. Двести лет! Мама была преподавателем физики в школе, отработала 60 лет.

И вдруг в перестройку я никому не стал нужен…

– А где вы работали, чем занимались? Ведь вузовских педагогов тогда вроде не сокращали…

– Чем я занимался? Был ответственным исполнителем авиационной и космической тематики. У нас в строительном институте была лаборатория Министерства авиационной промышленности. А вообще я инженер достаточно широкого профиля.

Иван Георгиевич Рябенков имеет два диплома о высшем образовании: высшее техническое: мехмат Казанского государственного университета - механик, высшее гуманитарное (Казанский химико-технологический институт - психолог.

– В строительном институте – такая лаборатория? Это же каёвский профиль!

– Такие серьезные лаборатории прятали куда-нибудь подальше. Мы работали на космос. Одна из наших двух групп занималась конструкцией минимального веса. Чтобы поднять в воздух бомбардировщик, нужно использовать многие килограммы серебра – на каждый килограмм веса килограмм серебра! А чтобы взлетел истребитель, положите на другую чашу золото.

– Это не военная тайна?

Сегодня это абсолютно открытая информация. То, что я сейчас рассказываю, – это 80-е годы. Когда в 1971 году выводили на орбиту научную станцию «Салют», там была часть оборудования, которое мы разрабатывали.

А потом начался бардак, с наукой пришлось завязывать. Это когда Горбачев пришел к власти. У меня такое впечатление, что его лет 20 растили как шпиона. Я смотрел на то, что делалось в партии, снизу – не был в КПСС никогда.

Каких людей потеряли?! В Израиль уехал замечательный человек – Боря Зархин, талантливейший программист, работал в нашей лаборатории программистом-системником. Фактически увез в голове идеологию расчета вертолетов. И сейчас модификацию МИ-8 проводит Израиль, а не Россия, конкретно Борис Зархин.

Когда меня выгнали из лаборатории, делать нечего было – занялся теоретической педагогикой.

– И как вы в теоретики педагогики попали? Гены сказались?

Волею судеб меня послали на шестимесячные курсы повышения квалификации. Это был, кажется, 80-й год. Факультет повышения квалификации находился в Куйбышевском авиационном институте.

Почему именно туда, спросите? Я в научном плане был близок к тематике кафедры конструкции и проектирования самолётов (ПЛА), которая была базовой на курсах. Моих научных работ в открытой публикации не было, только аспирантские, да и те под грифом ДСП (для служебного пользования).

Чем был интересен заведующий этой кафедрой Андрей Алексеевич Комаров? Не в научном плане. У него был огромный мешок денег. Его кафедра имела собственную гостиницу, собственный вычислительный центр величиной с пятое здание Казанского авиационного института. Одна кафедра!

Он был генерал, мы же – внизу.

И получилось следующее. На курсах было положено читать педагогику. И к нам пригласили доцента из педагогического института. Старушечку, которая, оказывается, была крупным педагогом. Она начала читать лекцию – мы посидели, послушали. А среди слушателей были профессиональные преподаватели – не погулять вышли. На семинаре мы ее так отбодали, что она больше к нам не пришла.

И пришел к нам читать лекции по педагогике доцент кафедры ПЛА Александр Васильевич Салавов, молодой парнишка, значительно моложе нас. И вот тогда я узнал, что такое педагогика.

Он читал для студентов теорию производства автоматизированных обучающих систем для технических наук и систем автоматизированного проектирования учебных систем. Вдумайтесь в слова: система автоматизированного проектирования! Сажают студента за стол, и он начинает самолет проектировать. Готовили генеральных конструкторов из каждого!

Комаров не жалел денег, посылал своих преподавателей на педагогические стажировки за границу. Не научные – педагогические! Как раз вернулись два его аспиранта, один – из Сорбонны, второй – из Германии. И они сделали для нас доклады.

Я пришел к Комарову, говорю:

«Знаете, я решил одну проблемку (в той области, которой он занимался),нигде не публиковал это решение. Я проведу по этой теме семинар для вашей лаборатории – и перестану этой проблемой заниматься. А вы мне позволите познакомиться со всем учебно-методическим материалом, который у вас есть».

Замечу: мне удалось решить математическую проблему, над которой математики достаточно долго бились. У меня ведь математическое образование.

Комаров вызывает Салавова и говорит: «Сначала пусть доложит, а потом… Что попросит, то ты ему покажешь».

В Казань я вернулся совершенно другим человеком. За полтора года сделал обучающую и контролирующую систему, которая называлась «Система «Кафедра». Аналога ей до сих пор нет. Она была внедрена в Самаре, в техническом университете, на нефте-технологическом факультете. И, по-моему, до сих пор там работает – как демонстрационная версия.

А я перестал этой темой заниматься, потерял интерес. Несколько раз предлагал систему Министерству образования, оно как раз вводило ЕГЭ. Помните, экзамен восприняли как красную тряпку для быка, хотя сам ЕГЭ абсолютно не виноват. В Советском Союзе такая проверка знаний уже была, мы эту систему автоматизированного контроля разрабатывали. Автоматизированного!

Такой контроль существовал для того, чтобы избавить преподавателя от идиотов, от обезьян. Если ты обезьяна, ничего не знаешь – иди, с компьютером разберись, а потом придешь ко мне, как к человеку, и я тебя на 4-й уровень знаний подниму. А компьютер тебя только до 2-го дотащит. Четвертый уровень усвоения материала – это уже специальные знания. Я вас, по-моему, совсем заболтал.

– Нет, нет. Мне это интересно. Я недолго работала заведующей лабораторией программированного обучения в Казанском ветеринарном институте...

– Ну, это не совсем то, чем занимались мы. Знаете, в принципе методики преподавания в настоящее время являются государственной или коммерческой тайной. В Японии работают два института, всего два в мире, готовящие специалистов по любому дидактическому плану, который задает заказчик. Вы приходите и говорите: «Мне нужен специалист, который на 4-м уровне усвоения материала…»

Вы не хотите мне задать вопрос – а что такое уровни?

– Я знаю – у нас три уровня образования.

– Четыре. Это вам обезьяны из Министерства образования обозначили три. Четвертый уровень – это уровень творчества.

Продолжу. Заказчику говорят – хорошо. Приходите через полгода, вы получите такого специалиста. Его цена – 200 тысяч долларов.

Самое интересное – приемные условия: первоначальных знаний не требуется. Вдумайтесь: первоначальные знания не требуются!

– Но серое-то вещество требуется?

– Нужен интеллект не ниже 160. Полгода казарменного режима, 200 тысяч долларов – получите специалиста.

– И он одинаково продуктивно творит во всех областях?

– Да!

– Фантастика!

– Фантастика. Повторяю – такие методики преподавания являются государственной или коммерческой тайной.

Я человек сумасшедший. Раз в семь лет схожу с ума.

– Шутите, конечно.

– Волею судеб случилось, что моим детям – дочери и зятю (физфак, теоретическая физика) – в России места не оказалось. Время от времени езжу к ним в Германию. Ходил там в школу, изучал немецкий язык. С нуля! Учеба общению на бытовом уровне занимает три месяца.

Замечу – татарский язык мы учим 10 лет, и никто ничего не знает! Когда-то мы впервые с моим сыном познакомились с очень интересным человеком, который написал учебник татарского языка, предложив методику обучения ему как иностранному.

– Его фамилия – Игорь Литвинов, заведующий кафедрой иностранных языков ветеринарного института ? Я читала его книгу.

– Нет, фамилия автора методики – Сафина. Мы ее учебник издали, выставили на конкурс. Как вы думаете, кто выиграл? Обезьяна какая-то грант получила, которая по-татарски даже говорить как следует не умеет!

Хочу рассказать о проекте, который в настоящее время пытаемся реализовать. Мы создали общественное объединение «Инженерно-техническое содружество по инновационной деятельности», в котором пытаемся собрать обломки инженерно-технического корпуса Советского Союза и Российской Федерации, под одной крышей. Под этот проект открыли специальный журнал – «Дело инженерное». Я его главным редактором надумал быть. Журнал зарегистрировали. Потом с соучредителями разругались…

– А кто был соучредителем?

– Люди, имеющие отношение к техническим делам Республики Татарстан. Более подробно не буду говорить.

– И что же не поделили?

– Разбранились мы по следующему поводу: я нашел источник существования для этой организации – путем проведения курсов повышения квалификации, которые брался организовать сам. Это были курсы повышения квалификации газовиков для сельской местности, которых надо было научить проверять счетчики. Небольшая оплата с каждого, а потребность сумасшедшая! Их же учиться сюда возят, в Казань. А я предполагал по районам ездить.

Ну, и что? Результат? «О, мы упустили это дело! Иди отсюда, мы сами будем делать». Я и пошел.

Мы, наверное, рановато стартовали с этим объединением. Почему? Потому что в то время российская власть не очень была заинтересована в инженерном образовании. А сейчас Путин объявил программу товарозамещения. А провести замещение импортной продукции без производства средств производства нельзя. А производство средств производства могут сделать только инженеры. Рабочие места обезьяны не могут создать. Нужны инженеры.

Сегодня хотим возродить это дело на несколько другой основе. Идут переговоры, очередные. Если не найдем партнеров в Казани, попробуем выйти на министра обороны России Шойгу с этим предложением. Он поддерживает инженерный корпус.

– А здесь, в Казани, кто может обратить на вас внимание?

– Мы никому здесь не нужны. Нужны торговцы.

Сударыня, в 2008 году Министерство образования совместно с Министерством труда и занятости провели очень интересную работу, реализуя постановление Кабинета министров: выясняли, почему так мала потребность в инженерно-технических кадрах?

Угадайте с трех раз сумму, которую они запросили для этого исследования.

– Мне сложно сказать.

– Ну, примерно?

– Навскидку – 5 миллионов.

– 156 с половиной миллионов рублей!

– Только на изучение проблемы?

– Так. Результат исследования: они выяснили, что все наши беды в инженерно-техническом деле потому, что в школах плохо проводят профориентационную работу. И что надо сделать, чтобы снять все проблемы? – ввести в школе должность штатного профориентатора.

После этого вы спрашиваете – кто обратит на наш проект внимание? Никто! И никогда.

– Все-таки хочу уточнить: вы ушли из лаборатории, потому что ваш труд стал не востребован или вам просто стало неинтересно дальше заниматься наукой?

– А я больше ничего не умел делать. Я был преподавателем, мне начали платить зарплату 600 рублей. Ни семья, ни я не могли существовать на эти деньги. Воровать я не умею. Ничего я не умел делать, кроме как заниматься наукой. Мне сказали – не надо, спутники нам не нужны. Преподавание строительной механики нам не нужно. Правда, потом дома посыпались….

Дальше что делать? Говорю близким: «Ребята, что мы умеем?». Андрей, сын мой, окончил КАИ, 707-я специальность, системник. Спрашиваю: «В компьютерах разбираешься?». Он: «Да запросто!». «Будешь у нас инженером».

«Галина Андреевна (это моя жена), умеешь с рукописями работать?». Она: «Я умею статьи писать, редактировать».

Познакомились с удивительным человеком – Раузой Сибгатовной, фамилию забыл. Она была директором Книжной палаты. Мы сразу в нее влюбились. Наверное, мы ей тоже понравились. Старушка была, ей 60-70 лет было. И она начала учить нас редакционно-издательскому делу. Зарегистрировали ЗАО «Новое Знание», купили первую лицензию.

– Оборудование полиграфическое – дорогое. Кредит брали или как?

– Человек, который желает покончить жизнь самоубийством, берет кредит.

– А где тогда взяли деньги?

– А мы начали с издательства, то есть с подготовки книг к печати. А потом собирали, копейка к копейке, деньги на оборудование, купили вот это помещение. Когда-то оно принадлежало заводу ЭВМ.

– Первая книжка, которую вы издали, какого была профиля – научная, популярная или художественная?

– Мы издали теоретическую механику на татарском языке. Никто этого не мог тогда сделать. Сын у меня прекрасный верстальщик, текстовик, оригинал-макеты, как говорят, – любой сложности.

Я очень охотно работаю с текстом, который является информацией, и не очень люблю работать с иллюстрацией.Мне иллюстрация и украшательства неинтересны.

С черно-белыми работаем, с цветными – не хочу. Сразу заказчика предупреждаю. Почему? Украшательства по тексту – это жутко дорогая вещь. Когда приходится делать графику, мы обычно стараемся ее свести в книге в одно место.

Хотя наши машины все позволяют делать. Графику мы делаем любую, вопросов нет.

– И обложку вы сами делаете?

– И обложку, и переплеты мы делаем. Печать офсетная. У нас однокрасочная офсетная машина.

– Давайте поговорим о том, ЧТО вы издаете.

– Я вам покажу то, чего больше ни у кого нет. Есть совершенно удивительный человек – Александр Аввакумов, бывший заместитель начальника уголовного розыска МВД Татарстана. Мы выпустили 9 томов этого автора. Целая серия – «Казанский детектив». Дело о васильевском людоеде он расследовал! Книга называется «Ликвидатор. Зачистка».

«Кровь на колесах» – камазовские дела, о том, как возвращали из города Аркалык Казахстана похищенную в Набережных Челнах большую партию грузовиков.

Книга «Судьба солдата» вышла в нашем издательстве в 2012 году. Автор – «афганец», и в книге очень много автобиографического о той войне.

У Аввакумова многие книги написаны на основе реальных фактов, хотя это все-таки художественные сочинения. Правда, в литературном плане – протокол мента. У меня жена рукописи Аввакумова редактировала. Как начала читать, так всё читала с большим интересом.

Александр Аввакумов родился в городе Казань 27 сентября 1951 года. В 1975 году закончил Казанский химико-технологический институт. После института служил в органах внутренних дел республики. Прошел путь от рядового оперуполномоченного до заместителя начальника Управления уголовного розыска МВД РТ. Закончил службу в 1997 году. Член Союза писателей Республики Татарстан. Лауреат премии МВД России «Доброе слово» (2013) и премии имени Эдуарда Хруцкого.

 – Вы наверняка издаете научно-популярную литературу.

– Вот «Суровые будни войны. КХТИ. 1941-1945. Очерки, воспоминания, документы». Еще очень интересная книга, художественно-мистическая, написал математик из КХТИ Вячеслав Алексеевич Курчатов – «Алексей и Мефистофель», издана в 2008 году. Речь идет о… математике.

Вот абсолютно редкостная книга, каёвская – «История авиации». Просто потрясающая: «Естественно-научные проблемы в авиастроении. Учебное пособие». Издали в 2013 году. Автор – Петрушенко Руслан Юрьевич.

Книга Владимира Михайловича Ланцова – это научная литература совершенно сумасшедшего плана. «Ростовщичество и лихва в кредитных договорах и финансовой политике». Конкретные арбитражные дела, ответ на вопрос «как бороться с кредитным рабством?». Это даже не советы. Если кто сумеет прочесть, он от банка просто так отобьется. Потому что в этом деле много нарушений законодательства.

– Соавторы – Т.М.Киреева, А.Э. Устинов, А.Г. Фаррахов и Р.Р. Фаизова. 2009 год.

– У Ланцова вот такая стопка книг! Любых! Вот, например, редкость – «Жилищно-коммунальное хозяйство. Основы теории и критический анализ российского опыта». Авторы – В.М. Ланцов, В.М. Шаймарданова, Т.М.Киреева, А.Э. Устинов. Вышла в 2008 году.

Я некоторое время работал на кафедре у Ланцова, в основном преподавал.

Хотел еще вам книжку одной старушки показать. Божий дар! Я просто от нее в восторге. Стихи – ну, чисто Лермонтов! Ей было 80 лет, когда книжка вышла!

В Казани имеется некоторое количество совершенно удивительных людей, о которых в вашей газетке стоило бы рассказать. Первый человек – профессор Павел Васильевич Семенихин. В 90 лет продолжал работать в Казанском авиационном институте. В КАИ – с 1938 года. Живая история не только этого вуза, но и всей нашей страны. Бывший военный представитель в Китае…

Мы выпустили его книжечку – это его, как сказать, автобиографический роман. Называется «Размышления о прошлом, войне и КАИ». Уже два издания вышло, в 2005 и 2006 годах.

Позволю себе процитировать:

«Итог жизни нашего поколения – это выигранная война, построенные города, заводы, электростанции, запущенные спутники, лучшее в мире оружие и военная техника. Все, сделанное нашим поколением, останется вам в наследство. Нам больше ничего не нужно. Так не топчите нас, не плюйте в наше время, дайте достойно дожить остаток дней».

Знаете, пробирает до глубины души.

Я назвал вам людей, о которых стоит рассказывать всем. Это люди, на которых держатся остатки нашего государства.

Я всегда говорю – я русский националист, и лучше всего работаю с татарскими националистами. Как ни пытаются затоптать слово национализм, это замечательная вещь. Националисты – это люди, которые хотят что-то для своего народа сделать. Мне, честно говоря, все равно, что с татарским народом будет, хотя у меня зять – татарин. Но когда я вижу человека типа Рашита Аглеевича Шакирзянова, слышу, как он говорит: «Я буду работать бесплатно в журнале «Фэн хэм тель»… я сделаю для развития татарского языка!», скажу в ответ: «Ладно. Полгода за тебя нагрузку в вузе поведу. Иди и развивай татарский язык».

Некоторое время назад мы выпустили книгу очень интересного человека. Филатов Женька, это мой приятель, объехал всю Европу на велосипеде. Если вашей газете будет интересно, то можно и о нем рассказать. Мы выпустили три его книги: «На велосипеде по Европе» – 2003, «По дорогам Европы» – 2007, «В Новом Свете» – 2012.

Третья книга – результат автомобильных путешествий по США. Кстати, Евгений Иванович по профессии механик, закончил Казанский государственный университет, кандидат физико-математических наук.

Мы в своих СМИ делали рубрику «Книжная полка». В ней мы рассказывали о книгах, которые стоит прочесть.

– У нас в «Казанских историях» тоже такая рубрика есть.

В каталоге издательства «Новое Знание» на вашем сайте я обратила внимание на вашу книгу «Сто лет русской истории». Думаю, многих заинтересует ее аннотация:

«Единственным защитником национальных интересов народа может быть только сильное и хорошо организованное государство. Сегодня резко усилились процессы сознательного разрушения общества и государственного механизма. В государственном механизме начались процессы самоуничтожения – элементы государственной системы начали войну друг с другом.

В данной работе делается попытка проанализировать нашу историю за сто лет. Я буду смотреть на историю нашей страны с точки зрения русского человека. Попробуем провести ревизию материальных и духовных ценностей русского народа».

Книга издана в 2011 году. Вы вообще, вижу, человек писучий: «Великодержавие» – 2012 год, «Генетическая безопасность» – 2014 год, «Русские, немцы и другие» – 2014 год, «Славяно-арийские сказы, были и небылицы» – 2014 год…

– Расскажу, как появилась брошюра «Реформомания в образовании», которая вышла в 2011 году. Желание высказаться по этому поводу появилось у меня после того, как я прослушал аналитическую программу шведского радио, посвященную проблемам европейского образования. В передаче было выражено удивление по поводу уничтожения Министерства высшего и среднего специального образования и реорганизации системы технического образования СССР в сторону его значительного ухудшения.

Реорганизация проводилась людьми далекими от специального технического образования, проекты реорганизации готовились в тайне от научной общественности и, естественно, без учета её мнения. Прогноза последствий вводимых новшеств, естественно, не производилось.

Максимальный ущерб новаторы-реформаторы наносят изучению русского языка – языка межнационального общения РФ, математики и физики – то есть развитию логического мышления и технической грамотности.

Я написал письмо министру образования и науки России, попытался опубликовать его в средствах печати. Письмо получилось такое длинное… Все СМИ сказали – «Иди!».

Я пошел. А потом издал книжку.

Более того, я объявил в Интернете: пожалуйста, помогите, не могу больше издать – всего штук 250. Мне пришло в виде спонсорской помощи от людей денег на две тысячи экземпляров. Осталось штук 50, держу для специального случая.

– А ваше издательство только книги выпускает? Вы сказали, что у вас есть СМИ…

– Нет, мы еще журналы выпускаем. Был такой журнал – «Школа: проблемы, поиски», выходил под эгидой одного из заместителей министра образования республики. Выпускали до тех пор, пока нам не сказали: «А пошли вы!».

Почему? Потому что решили сменить название журнала на «Виват, школа». После этого мы отказались с министерством работать.

В настоящее время патронируем два журнала. Первый журнал – научно-технический на татарском языке: «Фэн хэм тель» («Наука и язык»). Нет больше научного СМИ на татарском языке – он единственный в мире! Денег, понятно, не дают.

Решение об издании такого журнала было принято главой администрации Казани 15 февраля 1999 года по инициативе председателя Совета ректоров вузов Республики Татарстан, ректора Казанского финансово-экономического института Н.Г. Хайруллина и председателя научно-методического Совета Академии наук РТ по проблемам обучения на татарском языке В.Ш. Фаткуллина. Это был один из проектов в рамках городской Программы по сохранению, изучению и развитию языков народов, проживающих в г. Казани».

Учредителями журнала стали администрация г. Казани, КГАСУ, Академия наук РТ, Всемирный конгресс татар. Инициаторами и основными исполнителями издания являются ученые КГАСУ. Разработчиком идеи и концепции журнала, редактором первого номера, вышедшего в 1997 году, был доцент кафедры строительной механики Р.А. Шакирзянов. С 1999 года главным редактором стал профессор Ф.Г. Ахмадиев. С этого времени журнал начал выходить регулярно, один раз в квартал.

Муниципальное унитарное предприятие (МУП) «Журнал «Фэн хэм тел», созданное для выпуска журнала, было ликвидировано в октябре 2010 года.

Евгений Власович Жирков издает журнал «Лейтмотив» – для музыкальной общественности». Крутится, извините, издает на свои деньги.

Информационно-аналитический журнал музыкальной общественности Поволжья «Лейтмотив». Учредитель журнала – издательство ООО «Новое Знание». Главный редактор «Лейтмотива» – заслуженный работник культуры Республики Татарстан Евгений Власович Жирков.

– Увы, мне это знакомо. «Казанские истории» тоже существуют на мои личные деньги. Хорошо, что в Интернете денег надо не так много.

– В наших журналах я обычно выступаю заместителем главного редактора и веду раздел «Психологическая безопасность».

– А могут ли издать у вас книгу обычные казанцы, не ученые, не представители каких-то организаций?

– Могу назвать книгу «Зимние сны» Майи Ри, которую издали ееродители к 16-летию девочки. Ей было 16 лет в 2009 году. Подарили ей эту книжечку. Она и рисует, и замечательные стишата пишет. Это совершенно удивительная девочка! Вы посмотрите рисунки!

– Потрясающие рисунки! Она живет в Казани?

– Это казанская девочка.

– А если есть в Казани еще родственники, которые хотят своим детям такую книжку издать, вопрос коммерческий: во сколько может обойтись такой проект?

– Цены – в зависимости от тиража. Эта книжка очень дорогая была, потому что…

– Хорошая бумага?

– Бумага очень малую составляющую в цене делает. Был очень небольшой тираж – около 150 штук. Книга обошлась порядка 16-17 тысяч рублей.

– Если я люблю своего ребенка, почему бы не потратить такую сумму? Кстати,как вы живете в смысле прибыли? Она у вас есть?

– Предприятие почти нулевое. Оно умирает. Стагнирует и умирает.

– Нет заказов?

– Нет заказов. Мы живем только потому, что мы все – абсолютные универсалы. Я могу собой заменить всю типографию, так же, как и мой сын, один. То есть я все умею делать. Когда-то познакомился с американским книжным маркетингом. Выживают только те люди, которые – универсалы. Это история любого издательства.

У нас есть приходящие высококвалифицированные работники. Временные работники.

– А где заказчиков находите?

– За 18 лет ни разу не использовали рекламу. Из рук в руки, как говорят. К нам приходят по рекомендации. А потом отсюда и палкой не выгонишь.

– У вас издали книги два моих знакомых краеведа, которые до сих пор этого сделать не могли – Борис Ерунов и Ренат Бикбулатов. Думаю, что вы с них недорого взяли.

Выходит, вам нужны клиенты с деньгами…

– Наше издательство – государственный поставщик. Научная литература, учебники, словари… Если вы посмотрите наш сайт, увидите: время от времени к нам приходят или с очень сложной работой, которую нигде не могут выполнить, или когда нет денег. К примеру, пришел Бикбулатов, говорит: «У меня есть только вот столько денег…».

Что можно сделать?

Начинаю репу чесать, как начальник производства, как главный редактор…

– Будем надеяться, что заказчики у вас будут. Для читателей скажу, что на сайте издательства размещен каталог, в котором можно найти названия книг – и за небольшую сумму вы можете заказать их в электронном виде.

 

http://www.zaonz.ru/

 ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛНОГО ЦИКЛА

УВАЖАЕМЫЕ ПОСЕТИТЕЛИ!

«Новое Знание» предлагает вам широкий спектр издательско-оформительских, полиграфических и иных услуг. «Новое Знание» основано в 1998 году, и за это время у нас были выпущены несколько сотен самых различных книг и брошюр.

Мы издаём монографии, учебники, учебные и методические пособия, программы конференций, авторефераты, тематические сборники научных статей, конспекты лекций, поэтические и прозаические сборники. Мы поможем изготовить имидж-буклеты, театральные программки, либретто опер, бланки, визитки (по поводу визиток обращайтесь к нашим партнёрам в ООО «Стильная бумага» по телефону 295-10-97), афиши, каталоги товаров и многое другое.

Мы не издаём литературу порнографического, экстремистского и другого запрещённого законодательством характера. Кроме издательской деятельности «Новое Знание» оказывает разнообразные дополнительные услуги и осуществляет книжную торговлю.

ПАМЯТКА АВТОРУ

«Новое Знание» имеет собственный полиграфический участок, оснащённый офсетной и RISO-техникой. Мы принимаем Ваше произведение в виде рукописи или готового оригинал-макета.

Наш адрес: 420029, г.Казань, ул.Сибирский тракт, 34, корпус 10, офис 6, а/я 25

Отдел маркетинга: 247-35-84, 265-86-13, +79534076280, +79534078426

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить