Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Июнь 2024 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1970 – В Казани сданы в эксплуатацию высотная гостиница «Татарстан» и подземный переход через площадь Куйбышева (ныне пл.Тукая), первый в городе

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Татарстан – дом для всех народов

В основу художественного макета экспозиции Национального музея РТ, которую казанцы и гости столицы увидят в 2005 году, положена Концепция развития главного музейного хранилища республики, которая была утверждена на заседании ученого совета музея в ноябре 2000 года, а затем,  в марте 2001-го – Правительством РТ.

О том, как разрабатывался этот документ и что он собой представляет, мы попросили рассказать первого заместителя генерального директора Национального музея Татарстана, кандидата исторических наук Гульчачак НАЗИПОВУ.

– Прежде всего разработчикам концепции надо было определить статус музея. Напомню, что в то время он назывался Государственным объединенным музеем РТ.

Наличие огромного многофункционального культурологического потенциала в виде крупнейшего в России му­зейного фонда и высококвалифицированных опытных  кадров выдвигало острейшую необхо­димость использования его именно в виде национального музея.

Мнения высказывались самые разные.В ходе обсуждения было, например, немало сторонников того, чтобы создать музей истории и культуры только татарского народа.

Однако в основу научной концепции был положен другой принцип. Комплексный по своему профилю – исторический, литературный, естественнонаучный – наш му­зей не имеет себе равных в собирании и показе национальных ценностей татарского народа. Но разработчики концепции понимали  слово «национальный» не в смысле национального характера, то есть принадлежащего к определенному народу, а национальный в смысле его всенародного статуса.

Мы исходили из того, что экспозиция нашего музея должна быть центральной для всех других музеев республики. Здесь посетитель должен получить общую информацию, вынести общее впечатление о природе, истории, культуре, современном состоянии республики, которую будут существенно дополнять экспозиции других музеев, как существующих, так и тех, которые еще появятся, в частности, в Кремле.

Достоинство предшествующих поколений музейных сотрудников, ученых Казанского университета в том, что они собирали все имеющее хоть малейшую культурную ценность со всех концов света, помогая достичь тем самым достоверности представлений о всех временах жизни человека. Думаю, это в немалой степени обеспечило авторитет Казани как городу, соединяющему достижения Запада и Востока, городу, находящему общий язык для разных культур.

Нельзя забывать о том, что  наш музей имеет уникальные памятники, характеризующие культуру многих народов. История нашего края – это история их совместной жизни на протяжении веков. Несмотря на все сложности во взаимоотношениях народов и государств, Татарстан – этот дом для всех. И в наших фондах достаточно вещественных доказательств, чтобы показать все это полно и наглядно.

– Насколько мне известно, представленная на днях концепция развития музея в виде художественного макета – далеко не первая.

– Да. Сразу после пожара художественно-архитектурный проект новой экспозиции был заказан московской группе Евгения Абрамовича Розенблюма. Это очень известный мастер, который заставил музейщиков посмотреть на музейное строительство глазами художника. Но проект был заранее обречен на неудачу. Он опирался не на экспонаты, а на некую отвлеченную идею. Документ, который был подготовлен, назывался «сценарный замысел». Музей чисто финансово не мог потянуть такой проект, а потом мы поняли, что этот подход в принципе не оправдан.

Был еще проект 1985 года, разработанный специалистами из Ленинграда, который предполагал создание в центре Казани музейно-архитектурного заповедника. Проект был замечательный, но, к сожалению, так и остался в виде макета.

–  Приходилось писать об этом интересном проекте в «Вечерней Казани». Мы напомнили о нем и в «Казанских историях» (№6-7 за 2002 год).

– В 1990 году   был представлен документ «Музейный комплекс. Государственный музей Республики Татарстан»,  разработанный художником из той же московской творческой группы – кандидатом исторических наук Владимиром Юрьевичем Дукельским. Он предполагал превратить ГОМ РТ в своеобразный музейный город, отдельные части которого связаны друг с другом и в то же время достаточно автономны.

Согласно его концепции, планировалось создать 6 разнопрофильных музеев и выставочных залов: музей археологии, древней и средневековой истории; музей этнографии; музей истории XVII – начала XX веков; музей татарской книги; человек и природа; история Татарстана в XX веке.

Идеи Дукельского были весьма интересны, некоторые будут использованы в новой экспозиции. Однако с тех пор прошло уже более 10 лет. Пополнились фонды музея, изменилась общественно-политическая ситуация, другим стало само осмысление исторических фактов и событий. Поэтому возникла необходимость создания общей концепции музея с учетом новых реалий.

От идеи отдельных музеев в составе головного музея пришлось отказаться. Привязка к площади отдельных музеев принята быть не могла, так как довольно быстро стало ясно, что части бывшего Гостиного двора будут реконструироваться поэтапно. И на этот раз тоже речь пока идет о первой очереди постоянной экспозиции. Она расскажет об истории нашего края с древних времен до XX  века.

Над концепцией мы начали работать в 1999 году. При обсуждении ее проекта  услышали много мнений, порой  прямо противоположных. Много было и предложений. Наиболее ценные учтены, но в главном мы сохранили верность своей идее. А идея наша такова, что мы создаем краеведческий музей комплексного типа. На этом твердо стоим. А потому для нас основополагающие факторы – наши фонды.

Мы не можем показать в музее то, чего нет, того, чего не существует в природе. Имея в фондах прекрасный краеведческий материал, собираемый в течение более чем ста лет, мы просто обязаны показать его людям. Региональные музеи, бывшие губернские, теперь республиканские или областные, тем и интересны людям, что они – именно краеведческие. Показывая историю татар от появления тюркских этносов, мы не можем не   привлекать исторические материалы, связанные с Сибирью, Саянами, Алтаем, где зарождалась тюркская нация, или даже северным Китаем, Монголией, Манчжурией…

Но если это будет всего лишь стендовый показ, это будет не научный подход, поскольку информации такой в наших фондах нет.

Зато мы можем со всей полнотой рассказать об этом в электронной версии экспозиции, с помощью видеоматериалов. Предполагаем выехать в те места, где зарождались древние булгарские государства: на Северный Кавказ, в Приднестровье, Приднепровье, туда, где  зарождалась Монгольская империя.

Мы будем показывать историю Татарстана, ту территорию, которая исторически относилась к республике. Естественно, нам придется не раз выходить за пределы этой территории. Будущая экспозиция музея должна отразить особенности исторического развития Татарстана с древнейших времен до современности.

При этом последнюю предполагается представить в виде мо­бильной экспозиции, что связано с меняющимся отношением общества к происходящей на глазах одного поколения истории. Кстати, к 1000-летнему юбилею Казани мы планируем открыть большую выставку. Если, конечно, к этому времени будет завершена реконструкция корпуса на площади Первого мая.

– Кто работал над последней концепцией музея?

Практически весь коллектив музея. Когда вынесли ее проект на широкое обсуждение, получили много ценных предложений, например, от профессоров Г.Н.Вульфсона, И.Р.Тагирова, Р.Г.Хайрутдинова, М.А.Усманова и многих других известных ученых. Были интересные предложения и от специалистов из других городов: Москвы, Санкт-Петербурга, от доктора исторических наук из Удмуртии Т.И.Останиной.

Были и критические замечания. Некоторые из них еще более убедили нас в своей правоте. Я надеюсь, что и обсуждение художественного макета будет полезным.  

– Концепция  развития музея была принята в 2000 году. Сейчас 2003-й. Наверняка появились какие-то обстоятельства, которые заставляют вновь вносить изменения в планы. Были ли такие изменения и с чем они связаны?

– Изменения были, они учтены при разработке макета.Изменения связаны с тем, что появилось много новых материалов, архивных документов.  В  составлении новой экспозиции принимали участие  ученые, работающие во многих областях знаний – историки, этнографы, искусствоведы, археологи…

Научные разработки последних лет являются важной базой для показа истории нашего края. Но главные принципы концепции мы не изменили.  Хочу подчеркнуть, что экспозиция будет носить  гуманистический характер, т.е. мы стараемся как можно меньше концентрировать внимание на негативном. Это не значит, что мы не будем показывать, скажем, войны. О войнах будем  рассказывать прежде всего с точки зрения  героизма, который вынуждены проявлять в это время люди.

Мы будем строить экспозицию, стремясь показать поступательное движение истории нашего края.

А как будет выглядеть советская история?

– XX век в экспозиции, которая откроется в 2005 году, мы   показывать не будем, поскольку  это время требует, мы считаем, больше внимания, больших площадей.  Так что еще есть время продолжить научные дискуссии о том, какой предстанет в музее современная история Республики Татарстан.

Здесь нет проблем с экспонатами, еще живы участники многих исторических событий. Но противоречивость оценок как в целом советской эпохи, так и отдельных событий, роли действующих лиц на исторической арене требует поиска новых решений.

 – Вы уверены, что удастся создать экспозицию первой очереди к юбилею Казани?

– Да. Коллектив музея к этому готов. Были бы деньги. Обидно ведь: к тысячелетию Казани в городе нет главного музея. В перспективе – наш музей. В перспективе – музеи Кремля. А времени-то впереди очень мало.

Сейчас, слава Богу, у нас есть финансирование  – во многом благодаря настойчивости депутатов Государственного Совета (наш вопрос слушался на заседании комиссии по делам культуры), и были выделены средства для проектирования экспозиции и для продолжения реконструкции бывшего Гостиного двора.

Мы начали активную реставрацию – самая главная наша головная боль. В течение 108 лет истории нашего музея его фонды почти не реставрировались. Многие экспонаты устарели чисто  физически, ведь любая вещь, даже если ей не пользуешься, приходит в негодность. Конечно, я не говорю о фарфоре, который – в целости и сохранности, но бумага, ткань, металл, дерево – это все подвергается от времени порче. К тому же многие вещи поступали к нам в плохой сохранности.

Новая экспозиция будет строиться с учетом современных музейных технологий. Мы начали компьютеризацию фондов, и со временем благодаря специальным компьютерным программам посетители смогут увидеть наши фондовые коллекции в экспозиции. Достаточно будет нажать клавишу компьютера.

Мы не хотим отставать от других музеев,  и первые посетители в 2005 году увидят не только экспозицию, но и ее электронную версию. Мы хотим, чтобы наша экспозиция была интересна детям, даже самым маленьким. История предстанет для них в виде шарад, мульфильмов, компьютерных игр…

Наши идеи воплощал  в макете  Александр Александрович Смирнов, он работает в Петербурге. Мы пригласили его по рекомендации многих музейщиков  – из Москвы, Самары, Таганрога… Это мастер, который уже многие годы работает как музейный художник, а это специфическая отрасль. Он проявил большой интерес к истории Татарстана. Как-то пошутил, что хотел бы стать, как минимум, младшим научным сотрудником по истории Татарстана.

Мы думаем, что  Александр Александрович оправдает наши надежды.

 – Неужели не нашлось своих мастеров в Татарстане?

– У нас долго была надежда, что местные художники подключатся к этой работе, но… Художникам из мастерской Владимира Александровича Нестеренко или группе Александра Петровича Леухина вполне было бы по силам стать авторами нового художественного макета. Они с нашим музеем уже сотрудничали – представили художественные проекты музеев «Татарстан: ХХ век» и татарской книги.

Музеи планировалось открыть после реконструкции первой очереди Гостиного двора – на улице Ленина. Должно было это случиться еще в 1996 году. Не случилось, а потому и проекты осуществлены не были.

К сожалению, наши отношения с местными художниками прервались. Когда мы обратились к ним с предложением продолжить совместную работу, они были заняты, а  нас поджимали сроки. И тогда мы попробовали обратиться к санкт-петербургскому художнику. И он согласился.

Надеемся, что этот проект будет, наконец, осуществлен. Надоели нам проекты – нам хочется экспозицию строить!..

"Казанские истории", №17-18, 2003 год

 

Читайте в "Казанских историях":

Гостиный двор: история длиной в четыре века

От хранилища редкостей до Национального музея

Об истории – «скромно» и «нескромно»

 

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить